Главное:
За издевательство над солдатами (Сентябрь 26, 2018 9:21 дп)
У мэра Бишкека новый советник (Сентябрь 25, 2018 10:56 дп)

«Экзамен» — это звучит… издевательски

27.06.2018
198 просмотров

записки  бишкекской  учительницы

Сижу с утра до вечера в свой законный выходной — заполняю свидетельства  об  основном общем образовании. До аттестатов пока руки не дошли. Муж говорит:

— Брось. Всё равно наверняка придётся переписывать. Ещё и виноватой, как всегда, окажешься. Подожди, пока они там определятся.

Но  ждать-то  некогда! Вручение свидетельств  вчерашним девятиклассникам состоится  уже на днях.

Созваниваюсь с коллегами-подругами, учительницами из других школ. У всех то же самое: как заполнять — чёрт его знает. Особенно в тех случаях, когда надо ставить по две, а то и по три оценки…

Все, как и я, обращались  за  помощью  к  директорам школ. Директора  всех  отправили  в  Министерство образования.  А  тамошние «специалисты» и сами не в курсе, что делать с этими свидетельствами…

В  общем,  заполняю  на  свой  страх  и  риск.    Не исключено, что завтра-послезавтра позвонят  из  министерства и  дадут  наконец  какую-то директиву. Но могут  и  не  позвонить.   Просто  забракуют заполненные мною документы как «неправильные».

— А как правильно?

— Не знаем. Но точно не так.

Вполне возможный диалог.

Несколько  дней  назад мы с коллегами-подругами точно так же писали сочинение. То  самое  эссе,  которое  Министерство  образования и науки предложило вместо традиционного сочинения нынешним одиннадцатиклассникам…


как  лепили  отличников

За день до экзамена получаем из Минобраза запечатанный конверт с темой эссе. Аккуратно, как в шпионских фильмах, вскрываем. Запоминаем тему, приходим с нею домой и пишем. На оценку «отлично»!

По ходу созваниваемся с учителями других школ. Согласовываем предложения, обороты… Этот дурдом (простите, коллективное письменное учительское творчество) длится с 18:00 до двух часов ночи.

Трое-четверо учителей, профессиональных филологов, пишут детское сочинение и больше всего боятся, как бы министерские работники не «зарезали» пятёрочное эссе!

Маразм и мандраж крепчают… А всё почему?

Потому что проверяющие из министерства и Департамента образования, сами мало что смыслящие в написании подобного рода работ, запросто могут поставить «4».

И всё! Отличники не получат аттестаты особого образца, а значит — рухнет авторитет учителя, школы… Да и много ещё неприятностей ожидает всех в этом случае.

На следующий день везём эссе в департамент на проверку. У кого больше одного предполагаемого медалиста — везут на всякий случай конвертики. Вы, надеюсь, понимаете, о чём я. Строгих работников Департамента образования надо как следует задобрить.

В тот день, кстати, в департаменте почему-то сидели представители прокуратуры. Что они там делали? Может, просто заглянули на чай? А может… Хотя какая нам, простым учителям, разница?! Не нашего ума это дело.

Думаю вот о чём. Учителя скопом по восемь часов пишут эссе. Проверяют-перепроверяют, дрожат…

Как  же,  интересно,  это непонятное сочинение может  за  четыре  часа  написать  в  классе  обычный одиннадцатиклассник?

как  лепили  ударников

Есть ученики, у которых одна-две тройки. Из них, хочешь не хочешь, надо делать хорошистов. Иначе будешь иметь весьма неприятный разговор с директором. Как же так, мол? Такой-то или такая-то у тебя вполне могли хорошие аттестаты получить, отчего ж не постаралась?

Бывает так, что в последний момент чья-нибудь мамаша вдруг решает, что её чадо обязательно должно получить аттестат или свидетельство без троек. Идёт к директору…

* * *

— Пойдёмте со мной к директору, — зовёт меня ученица-выпускница.

— Зачем?

— Надо поговорить про аттестат. Я хочу без троек.

— И ты мне, своей учительнице, делаешь такое непристойное предложение?

— А что такого? Так все поступают. Я даже знаю, сколько это стоит. И в прошлом, и в позапрошлом году выпускники так делали.

— Никуда, — отвечаю, — я с тобой не пойду. И тебе не советую. А вообще — это касается взрослых людей. Если твои родители желают о чём-то договориться с директором школы — пусть сами идут и договариваются. Тебя-то, ребёнка, зачем в такие дела впутывать?

Ученица пожимает плечиками. Не хотите, дескать,  как хотите. Одна схожу.

Уж не знаю, ходила ли она к директору и о чём у них был разговор, только школу она окончила действительно без троек.

* * *

Тут, если позволите, — ремарка о воспитанности школьников-выпускников. Накрываю стол для экзаменационной комиссии. Фрукты, прохладительные напитки… Оглянуться не успеваю, как мальчики-ученики смели, сожрали со стола практически всё!

Прихожу в ужас: «Для вас же приготовлены пирожки, ещё что-то… Это же — для учителей и представителей министерства!»

Смотрят на меня непонимающе. Ну съели, дескать, и съели. Чего же так убиваться?

* * *

Девочка-ударница отвечает на три балла. Выходит из класса и звонит отцу:

— Я хорошо ответила, а мне поставили тройку!

Отец тут же звонит завучу. Завуч вызывает учительницу, поставившую справедливую тройку, и приказывает исправить её на «4». Никаких возражений, никаких доводов не слушает: исправляй — и всё.

— Давайте комиссию создадим, — просит учительница. — Если я, по-вашему, предвзято к ней отношусь, пусть её знания оценят другие педагоги.

Нет. Исправляй или «вали отсюда». Учительница со слезами уходит.

Девочка с папой торжествуют.

как  лепили  троечников

Экзаменационные работы проверяют учителя комиссионно. Двоечных работ, естественно, хватает. Таких работ, за которые тройку даже с натяжкой не поставишь. А надо. Что делать?

Вызываем детей-двоечников с мамами. Показываем работы. Берём дополнительные проштампованные листки и под диктовку переписываем. Некоторые мамы в благодарность тащат учителям коньяк или шампанское. Но в основном все воспринимают ситуацию как должное. Как нечто само собой разумеющееся.

Есть ещё и второй способ сделать из ничего тройку. Чтобы не заморачиваться, берём ручку с синей пастой (подбираем под цвет пасты, которой написана работа) и аккуратно исправляем слишком уж явные ошибки.

 

* * *

Экзамен по истории Кыргызстана. Сам учебник по этому предмету — это что-то… Вымысел, эпос, байки — это всё выдаётся за историю нашей страны. Но сейчас не об этом.

Пятеро учеников не знают абсолютно ничего. Члены экзаменационной комиссии у одного из них спрашивают:

— Ты учил билеты?

— Читал, — отвечает.

— Какой знаешь? Любой расскажи!

Пожимает плечами.

— Почему  же  ты  пришёл на  экзамен  совершенно   неподготовленный?

— Всё  равно  тройку  поcтавите.

Это он хорошо усвоил. Все годы обучения ему ставили положительные оценки просто так. Даже не за красивые глаза. А просто потому, что двойки ставить запрещено. И ещё потому, что у этого парня оказались влиятельные родители. И сейчас, здесь, на экзамене, как он понимает, напрягаться ему нет смысла. Всё равно получит три балла — а большего ему и не надо.

Учителя теряют терпение:

— Свободен! Подготовишься и придёшь на пересдачу.

— Пошли на х..! — выдаёт мальчик, выходя из класса.

Ничего, пришёл потом с родителями, пересдал. Получил заветную тройку.

* * *

Проверяющие из Департамента образования и соответствующего министерства во время экзаменов ездят по школам. И по плану, и по пути, бывает, заходят в школы, которые именно они проверять не обязаны.

Работают, в общем. Напоследок  обязательно  заходят  в  кабинет  директора — попрощаться. Прощаются долго и при закрытых дверях.

О чём там беседуют? Да кто ж их знает…

Параллельно с экзаменами в школах идёт набор детей в первые классы. Бесплатно? Вы в это верите? Действительно считаете, что в престижную столичную школу можно поступить даром, не заплатив «добровольный» взнос, размер которого тем больше, чем престижнее заведение?

Но школы-то государственные! И всяческие поборы в них запрещены законодательно! Думаете, это кого-то останавливает?

Наивные вы люди…

* * *

Наблюдаю ужасающую картину. Многие нынешние ученики не в состоянии не то что «эссе» написать, но и тупо переписать текст с компьютера или телефона. Идёшь на всё, на любые нарушения и ухищрения. Разрешаешь на экзамене пользоваться телефоном… Ну как пользоваться? Не явно, конечно, не вызывающе. Но можно положить его перед собой и тихонько списывать оттуда предварительно отредактированный и откорректированный, проверенный и одобренный учителем текст.

Не могут! Не умеют грамотно списывать! Обязательно насажают в свою работу столько ошибок, что тройка сама собой  отменяется.

Отправляешь на пересдачу. Предупреждаешь: текст будет тот же. Умоляешь: «Выучи его наизусть! Или хотя бы раз десять прочитай. Лучше — напиши дома на черновик. Придёшь в школу, перепишешь с черновика — и всё!»

И этого не могут!

Совсем скоро эти люди займут важные государственные посты. Будут командовать нами, руководить, издавать указы и учить нас жизни.

От одной этой мысли хочется удавиться.

учительские записки переписала и подкорректировала, местами смягчив и пригладив,

Ольга  НОВГОРОДЦЕВА

 

по следам нашей публикации

КРАХ  ОПЕРАЦИИ  «ИЗЛОЖЕНИЕ»

Под заголовком «Операция «Изложение» 13 июня 2018 года в нашей газете вышла статья о том, как проходил в школах Кыргызстана государственный экзамен на свидетельство об основном общем образовании.

Девятиклассники писали изложение по безграмотному тексту, присланному Министерством образования и науки.

18 июня наша редакция получила официальный ответ Кыргызской академии образования, подписанный её президентом А.М. Мамытовым.

«Кыргызская академия образования в ответ на публикацию сообщает, что данный экзаменационный материал был подготовлен сотрудником лаборатории госязыка и многоязычного образования с.н.с. М.Т. Иманкуловой. На заседании лаборатории статья была обсуждена, также выслушаны объяснения М.Т. Иманкуловой по поводу каждой ошибки.

Установлено, что ею были подготовлены варианты изложений, одно из которых было предложено заменить в последний момент ответственным работником Министерства образования и науки Кыргызской Республики К.Ж. Сыдыкназаровой. Подготовленный в спешке текст изложения был вычитан недостаточно внимательно (имеются две ошибки грамматического характера «из устА в уста» и «как онИ используЕтся»).

Материал для экзамена взят из опубликованной статьи «Язык народа» в энциклопедии «Моя земля — Кыргызстан» и перенесён в текст изложения дословно. На имеющиеся погрешности в тексте энциклопедии указал сам автор статьи.

М.Т. Иманкулова не отрицает своей ответственности за допущенные ошибки, и за некачественную подготовку экзаменационного изложения ей объявлено административное взыскание — выговор».

А не лукавите ли вы, дамы и господа, уверяя, что ошибки в текст изложения прокрались из-за «недостаточно внимательного вычитывания»? Тем более что и ошибок там гораздо больше (статью-то вы внимательно читали?).

И грамматика, и стилистика злополучного текста изложения просто кричат о том, что его или не вычитывали вообще, или вычитывал человек, плохо, на уровне школьника-троечника, владеющий русским языком.

Странные в Академии образования, однако, работают старшие научные сотрудники.

И очень странные ответственные работники трудятся в Министерстве образования. Работники скорее безответственные, если с их подачи школьники вынуждены писать экзаменационное изложение, опираясь на вопиюще безграмотный текст.

А что касается «подготовленного в спешке» текста изложения… Спешка, как известно, нужна только при ловле блох. Образование же — дело весьма серьёзное и глубокое.

Поспешили — вот и насмешили людей.

Оставьте комментарий