Новости

в Бишкеке прошла акция «Свеча памяти»

Подробнее...

НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

возбуждено в отношении бывшего мэра Бишкека Кубанычбека Кулматова.

Подробнее...

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

На минувшей неделе на допросах в ГКНБ побывали ещё два известных деятеля.

Подробнее...

ДТП в Москве

Глава МВД Кыргызстана Кашкар Джунушалиев навестил в больнице пострадавших.

Подробнее...

июль обещает быть жарким

Подробнее...

таксист-кыргызстанец в Москве совершил наезд на пешеходов

Подробнее...

$700,5 миллиона

перевели в Кыргызстан мигранты с начала года.

Подробнее...

С праздником Орозо айт!


Президент Сооронбай Жээнбеков поздравил соотечественников со священным праздником Орозо айт.

Подробнее...

Сооронбай Жээнбеков встретился в Москве с Владимиром Путиным

Подробнее...

Игорь Чудинов больше не депутат

Подробнее...

Жанторо Сатыбалдиева тоже вызывали на допрос в ГКНБ

 

Подробнее...

Албека Ибраимова вызвали на допрос в ГКНБ

Подробнее...

Темира Сариева допросили в ГКНБ

Подробнее...

Сапар Исаков останется под стражей до конца следствия

Бишкекский горсуд 13 июня оставил в силе решение Первомайского суда.

Подробнее...

Президент Жээнбеков едет на открытие чемпионата мира по футболу.

Подробнее...

"Вселенная Айтматова"

В Кыргызском национальном музее изобразительных искусств имени Гапара Айтиева открылись двери выставки-конкурса молодых художников "Вселенная Айтматова".

Подробнее...

в Кыргызстане откроется посольство Монголии

Подробнее...

Мы разные, но мы едины

Обращение президента С.Жээнбекова к народу Кыргызстана в связи с 8-й годовщиной трагических событий июня 2010 года.

Подробнее...

подписана Циндаоская декларация Совета глав государств-членов ШОС

Подробнее...

Кыргызстан принял председательство в Шанхайской Организации Сотрудничества

Подробнее...

НОВЫЕ ТАРИФЫ НА СВЕТ И ТЕПЛО: "СРУБИТЬ" ДЕНЬГИ, НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЯ!


Затея с повышением тарифов на свет и тепло трещит по швам…


Её авторы – чиновники Минэнерго – так и не сумели назвать народу ЦЕЛЬ этого повышения. В стратегии тарифной политики на 2014–2017 годы (которая и предусматривает повышение тарифов) говорится о чём угодно, но только не о цели. Дескать, повысим тарифы, а там куда кривая вывезет…


А если цель даже не обозначена, то как общество сможет проконтролировать – достигнута она или нет?
Таковы вкратце итоги первого общественного обсуждения тарифной стратегии, состоявшегося на минувшей неделе в Бишкеке. К такому выводу пришли участники круглого стола, организованного Наблюдательным советом по инициативе прозрачности топливно–энергетического комплекса Кыргызстана.


Между тем никакой велосипед изобретать не надо. Цель у реформирования энергетики должна быть одна. Чтобы потребители 24 часа в сутки получали качественную энергию в том количестве, в каком им нужно и какое смогут оплатить. И чтобы при этом потребители не заморачивались – откуда эта энергия берётся, есть ли вода в водохранилищах и уголь на ТЭЦ.


Самое интересное, что у других стран бывшего СССР достичь этой цели – просто фантастической для кыргызстанцев! – получилось. Почему же не получается у нас?

 


Две недели назад член Наблюдательного совета ИПТЭК, известный эксперт–энергетик Николай Лукьянович КРАВЦОВ, комментируя нашей газете обоснованность (точнее – необоснованность) новых тарифов, упомянул о своей недавней поездке в Армению и Грузию. Эти республики наши отечественные ревнители высоких тарифов очень любят приводить в пример – там, дескать, с энергосистемой всё хорошо потому, что тарифы высокие. "Врут! – так, познакомившись с опытом армянских и грузинских реформ, высказался Н. Кравцов. – Нам рассказывают про финал, но ничего не говорят про начало".


Пришло время рассказать, с чего – вместо задирания цен – следует начинать реформировать и кыргызскую энергетику. Чего не желают делать кыргызские энергочиновники.


– А начало было таким, – говорит Николай Лукьянович Кравцов. – В 90–х годах прошлого века в Грузии в результате гражданской войны и в Армении в результате пограничных конфликтов и почти 10–летней изоляции этой страны энергосистема была разграблена. Электростанции работали, но они могли обеспечить электроэнергией лишь небольшую часть населения – и всего по 2–3 часа в сутки. Почему? Потому, что доставки электроэнергии не было. Люди крушили линии электропередачи – срезали провода, спиливали опоры. Ведь кроме металлолома, продавать, чтобы выжить, было нечего. Инфраструктура в обеих этих республиках была разрушена процентов на шестьдесят.


– А ведь у нас в Кыргызстане такой катастрофы не было.


– Да, стартовые условия, если можно так выразиться, у Кыргызстана и у Армении с Грузией были абсолютно разными. Сравнение – в нашу пользу. Мы этот "металлоломный" бум тоже прошли в лихие девяностые. Где оборудование наших заводов? В Китае… И у нас срезали с линий электропередачи провода. Но спасибо и нашим энергетикам, и населению – мы не докатились до глобального разграбления инфраструктуры, как армяне и грузины.


Новые руководители и Армении, и Грузии, пришедшие к власти в первые годы 21 века, начали с того, что бросили клич: "Кто возьмётся восстановить энергосистему?". Откликнулась масса компаний, в том числе с иностранным капиталом. Среди них выбрали наиболее добросовестные. Чётко обговорили условия. Определили сроки. И только когда вся инфраструктура была восстановлена, установили тарифы. То есть власть послала чёткий сигнал народу: "Вот – цель, мы её достигли. Вас, сограждане, ожидают нелёгкие времена. Но мы вам гарантируем: проблем с энергоснабжением у вас больше не будет!".


– И как – сдержали слово?


– Сдержали. И в Армении, и в Грузии мы, члены наблюдательного совета, общались не только с высокопоставленными чиновниками и менеджерами компаний, но и с представителями гражданского общества, и просто с рядовыми гражданами – в гостиницах, на улице. И все подтверждали: да, уже лет шесть – никаких проблем. Тут все сравнения – уже не в нашу пользу.


И армяне, и грузины уже забыли, что такое отключения электроэнергии. И качество энергии великолепное – 220 вольт, и никак не меньше. Вот, кстати, очень наглядный пример. В Ереване минувшая зима выдалась очень холодной. А в Армении и Грузии, надо сказать, система централизованного теплоснабжения даже в столицах давно разрушена и восстановлению не подлежит – денег нет. Чем же отапливаются? В каждой квартире стоит обогреватель – либо электрический, либо газовый. Газ в этих республиках подведён к каждому селу – даже к самому отдалённому. К каждому дому, к каждой квартире. Восстанавливая энергосистему, армяне и грузины параллельно газифицировали свои республики, чтобы была альтернатива. А вот у нас такой альтернативы нет. Осталась половина Бишкека позапрошлой зимой без газа – и начались отключения электроэнергии.


Так вот, ереванцам прошлой зимой пришлось тяжко. Обогревались как могли, повтыкали в розетки всё, что можно было воткнуть. Но отключений не было! Не было и никаких ограничений, никаких запретов на использование электроэнергии на отопление. Энергосистема работала спокойно, без истерик.


– Для нас это – фантастика.


– Да. Лично я был ещё больше удивлён, когда спросил у руководителя частной компании, снабжающей электроэнергией город Ереван: "КАК именно вы исполняете свои гарантии перед потребителями, какую ответственность несёте?". Удивительным был ответ: максимальное время на устранение аварии в Ереване – любой аварии, хоть мелкой или глобальной – 4 часа. А за пределами Еревана – 6 часов. "Если же, – рассказал этот руководитель, – мы хотя бы на одну минуту превысим этот рубеж, то каждому потребителю, который попал в эту зону нарушения электроснабжения, платим неустойку". И гражданину для этого даже не надо обращаться в компанию. Работает автоматизированная система учёта – и на компьютерах видно всех потребителей, кто попал в зону отключения.


– Вот это я понимаю – настоящая  ответственность! А нам энергочиновники что–то подобное гарантируют за новые тарифы?


– В том–то и дело, что ничего не гарантируют. Звучат лишь какие–то смутные обещания улучшить ремонт, уменьшить количество аварий… Но мы должны покупать товар, а не обещания. Вы сначала восстановите надёжность и качество энергоснабжения.  Возьмите кредиты, займы, субсидии. И когда мы увидим, за что именно будем платить деньги, то, может, за новые тарифы никого и не надо будет агитировать. Как это было в Грузии и Армении. Если мы же пойдём по тому пути, по которому нас пытаются вести, то новый министр энергетики, который придёт на место нынешнего, может заявить: "Меня тогда не было, я ничего не обещал". Придёт новый руководитель компании: "Это всё было без меня". И мы опять вернёмся к тому, с чего начинали.


У армян с грузинами не было выбора. И они не проиграли. Согласились с тем, что блага цивилизации будут недёшевы, но зато сегодня у них проблем нет. Они даже не знают, откуда эта электроэнергия берётся. Их абсолютно не заботит, есть ли вода в реках или, скажем, в озере Севан.


– Это только мы каждый день со страхом заглядываем в Токтогулку – есть ли вода?


– И на ТЭЦ заглядываем – хватит ли угля? А ведь нас, потребителей, это не должно волновать! Как армян и грузин. Не хватает у них своей электроэнергии – энергокомпании купят у России. Не хватает российской энергии – рядом Азербайджан и Иран. Армянские и грузинские реформаторы, восстанавливая свои энергосистемы, параллельно наводили мосты с сопредельными странами в плане экспорта–импорта электроэнергии. И вопрос НЕХВАТКИ энергии в Армении и Грузии вообще не стоит.


Что мешает и нам пойти по этому же пути? Вот правительство Кыргызстана решило закупить 600 миллионов киловатт–часов у Таджикистана. Этого количества электроэнергии нашей республике хватит на 10 дней! И при чём тут правительство? Я с кем договор подписывал о поставке энергии? С компанией. Пусть она и шевелится. А где она энергию возьмёт – с кыргызских станций или из–за рубежа пригонит – её дело.


Многие возмущаются: докатились – у таджиков электричество покупаем! Но пора перестать тешить себя мыслью, что мы – экспортёры электроэнергии. И привыкать к тому, что в ближайшие годы её придётся импортировать. И я не понимаю, почему наши энергокомпании даже не пытаются искать электроэнергию у соседей – в Казахстане, в России.


– Скажите, а какие тарифы на электроэнергию в Грузии и Армении?


– В Армении тариф двухступенчатый: дневной – 9 центов (в нашей валюте – примерно 4,6 сома за киловатт–час) и ночной – 7 центов (3,6 сома). В Грузии до 100 киловатт–часов – одна цена, до 300 квт•ч – другая, после 300 и до бесконечности – третья. Разброс – от 4,7 цента до 8,8 цента (от 2,4 сома до 4,5 сома). И нет такого – за отопление платишь по–другому, за пищеприготовление – по–третьему... Все платят одинаково. И берут энергии столько, сколько нужно. И на сколько денег хватит. Заплати по счётчику, а на что будешь энергию тратить – никого не касается.


– По нашим меркам, тарифы – просто астрономические!


– Не забывайте, в эти тарифы включены издержки на восстановление разрушенной энергосистемы Армении и Грузии. В Кыргызстане же, как мы говорили, такого разграбления не было. Кроме того, армянские и грузинские тарифы чётко обоснованы и абсолютно прозрачны. В отличие от тех тарифов, которые пытаются навязать нам. Даже новый заместитель министра энергетики и промышленности Кыргызстана Кубанычбек Турдубаев (бывший гендиректор ОАО "Северэлектро", на днях назначенный на этот пост. – Примеч. авт.) на нашем круглом столе признал: сами энергетики не понимают, откуда взяты именно такие размеры тарифов.


И армяне, и грузины нам признавались: вначале платить по новым тарифам было тяжело. Но привыкли. Потому, что знают, ЗА ЧТО платят. Шаги, предпринятые руководством этих республик, вернули в нормальное русло не только экономику, но и психологию граждан. Удалось переломить сознание людей. "Мы сильно разболтались, – признавались наши собеседники, – мы считали, что если нам не нравятся политики, то имеем право не платить за энергию". Теперь в этих странах никому и в голову не приходит выходить на пикеты или митинги из–за высоких тарифов.


Ещё одно удивительное для нас явление. У нас в порядке вещей считается, что контролёр за мзду перематывает вам счётчик. А в Армении и Грузии, если будет выявлен факт сговора представителя энергокомпании с потребителем, то первое, что этому работнику грозит – он вылетит с работы сразу. А зарплаты в энергокомпаниях  весьма солидные. Второе – за сговор с потребителем с целью получения выгоды представителю компании гарантировано восемь лет тюрьмы. И этот сдерживающий фактор действует ещё как! Никому не хочется потерять хорошее рабочее место и угодить за решётку.


– А кто в Армении и Грузии устанавливает тарифы на электроэнергию?


– Хороший вопрос. И даже самый главный вопрос, я бы сказал. То, каким будет тариф, решают не правительство, не депутаты, не энергокомпании, а так называемый независимый регулятор. Это – действительно абсолютно независимый государственный орган, на который не может повлиять никто. Даже глава государства. В Армении этот институт называется Регулятором общественных услуг, в Грузии – Национальной комиссией по регулированию электро–и водоснабжения потребителей.


Независимый регулятор – это своего рода посредник между энергокомпаниями и потребителями. Это – Цербер, цепной пёс, охраняющий прежде всего интересы потребителей. В эти комиссии избирают людей с безупречной репутацией и большим опытом – например, энергетиков, бывших судей Верховного суда. В их распоряжении – большой штат экспертов. Высококвалифицированных, которых на мякине не проведёшь.


Хочет, скажем, энергокомпания изменить тариф – обращается к регулятору. Тот очень скрупулёзно проверяет издержки компании. И решает, какие затраты можно включить в тариф, а какие нет.


Как это выглядит, мне рассказывал глава одной из армянских распредкомпаний. В течение года, скажем, он съездил в Москву (там находится один из учредителей компании – российская "Интер РАО ЕС") десять раз. Решил эти затраты включить в тариф. А регулятор говорит: "Нет, тебе положено два раза в год ездить. Остальные восемь поездок – за счёт собственника". Купил, например, этот директор автомобиль "Лексус". "Для чего?" – спрашивает регулятор. "Людей возить по объектам", – говорит директор. Регулятор: "Для этого тебе достаточно "газика". Разницу в стоимости я выбрасываю. Не зачту тебе её, и всё". "И главное, – говорит директор, – я не могу никак "наехать" на регулятора. Он никому не подчинён, даже президенту страны. И купить его не могу – у него зарплата высокая и соцпакет”.  


Всё это очень важно потому, что эти затраты компаний в итоге закладываются в тариф.


– В Кыргызстане такого регулятора, разумеется, нет.


– Похожие функции должен выполнять департамент по регулированию топливно–энергетического комплекса при Минпромэнерго. Это – фактически подразделение министерства, правительственная структура. Понятное дело, что ни о какой её независимости не может быть и речи.


А от затрат наших энергокомпаний, уверен, армянские и грузинские регуляторы пришли бы в недоумение. Полагаю, что в прошлом году за казахский уголь для Бишкекской ТЭЦ переплатили по полтора доллара за тонну. Разница за 450 тысяч тонн составила почти 700 тысяч долларов. Местного, кыргызского угля купили почти 300 тысяч тонн. За каждую тонну (в пересчёте на качественный казахский уголь) переплатили по 25 долларов. Итого разница – 7 миллионов долларов. Сложите эту разницу в кучу – почти 8 миллионов долларов. В сомах сколько будет? Более 400 миллионов.


Из–за того, что на ту же Бишкекскую ТЭЦ приходил некачественный уголь из местных источников, станция в прошлом году, по моим подсчётам, перерасходовала где–то 100–120 миллионов киловатт–часов своей же электроэнергии. Потому, что для переработки некачественного угля больше приходится работать мельницам, насосам, прочему оборудованию. Себестоимость тэцовской электроэнергии чиновники называют сами – 2 сома за киловатт–час. Значит, только на собственные нужды ТЭЦ перерасходовала энергию почти на 200–240 миллионов сомов. Разве так можно?!


В Армении или Грузии регуляторы решили бы так. Вот – рыночная цена на уголь. Её в затраты принимаем. А вся эта многомиллионная разница – за ваш счёт. Впихнуть её в тариф не получится. Это – ваши убытки.


Вот тогда энергокомпании землю бы рыли, чтобы найти уголь дешевле и качественнее. И тогда не было бы этих бешеных затрат – буквально на всём. На складах "Северэлектро" валяются сейчас китайские счётчики. Их, как выяснилось, нельзя устанавливать в Кыргызстане, они не работают в наших условиях. А деньги за них китайцам заплатили – ещё при премьере Бабанове. Так вы либо деньги назад заберите, либо отвечайте за эти расходы сами. Но нечего пытаться их впихнуть в тариф.


– То есть новые тарифы складываются из этих, мягко говоря, странных закупок и затрат?


– Возможно. Заметьте, один из аргументов сторонников повышения тарифов – цены на ГСМ, дескать, растут. Ребята, а зачем вам столько ГСМ? Вы что – авиакомпания? Если со всеми закупками и затратами разобраться, знаете, сколько денег наберётся! Я уж не говорю о воровстве самой электроэнергии. Переплаты, ненужные приобретения, подставные фирмы… Не зря же эту цифру называют – где–то 4 миллиарда сомов из энергосистемы каждый год утекает, и концов найти никто не может. Вы вначале эти дырки перекройте, а потом о новых тарифах говорите.


В Армении у меня состоялся любопытный разговор. Весьма авторитетным специалистам я назвал предполагаемую мощность будущего Верхне–Нарынского каскада ГЭС – 237 мегаватт. И объявленную цену строительства – 727 миллионов долларов. И спросил: сколько, по их мнению, может стоить этот каскад? Уточнив детали, мои собеседники очень деликатно (хотя, видно было, что готовы рассмеяться мне в лицо) дали понять: цена завышена более чем в два раза. И настойчиво порекомендовали провести экспертизу проектного предложения.


Наши республики по своему ландшафту и прочим условиям очень похожи. Я поинтересовался: в Армении, если посчитать затраты на строительство электростанций, то стоимость каждого киловатта их мощности – тысяча–полторы долларов. А стоимость будущего Верхне–Нарынского каскада – 3 тысячи долларов на каждый киловатт. В два раза дороже…


И цифры эти, замечу, пока озвучиваются лишь устно. Никто пока не видел технико–экономического обоснования этого проекта. А строительство электростанций уже началось. Возникает много вопросов. Один из них – какими же на самом деле будут затраты этого строительства? И не придётся ли нам потом их оплачивать через тариф?


– Скажите, а возможно ли вообще в Кыргызстане провести реформы, подобные тем, что провели в Армении и Грузии?


– А почему нет? Чем мы хуже? Но вот, например, четыре года назад мы ездили в Индию, где уже давно в штате Махараджа действует такой же, как в Армении и Грузии, независимый регулятор. Ездили мы как раз знакомиться с его работой. В составе делегации были А.Султанкулова, тогдашний директор департамента регулирования топливно–энергетического комплекса, и Б.Баетов – заместитель министра энергетики (ныне – статс–секретарь Минпромэнерго). Они восхищались: ах как хорошо, ах как нам этот опыт пригодится! И что дальше? Ничего… Прошло четыре года, а ничего в системе управления кыргызской энергоотраслью не меняется.


И в Армении, и в Грузии у независимых регуляторов есть мощный инструмент – расчётный центр, который ведёт автоматизированный учёт всех потоков электроэнергии в режиме реального времени по всей стране. От него не скроешь ни один киловатт–час. Проще говоря, в компьютерах этого центра сразу видно, что где–то при перетоке энергии нарушается баланс. Посылается сигнал энергокомпании: либо у вас произошла авария и энергия утекает в землю, либо идёт воровство.


Так вот, в Кыргызстане о создании такого центра пока только мечтают. А без него бороться с коррупцией в энергоотрасли проблематично. Взять хотя бы даже нынешнюю идею двухуровневого тарифа: до 300 киловатт–часов платишь по 70 тыйынов, а свыше этой "социальной нормы" – по 1 сому 20 тыйынов. Наш наблюдательный совет заявил чётко: без автоматизированного учёта потребления энергии это – прямой путь к коррупции. Мы это уже проходили – до 2006 года, когда некоторое время действовали подобные правила. Приходит контролёр проверять счётчик: "Э, байке, норму превысили, придётся больше платить". Но получит на лапу пару денежных купюр – и в свою тетрадку запишет такие показания, какие надо.


Меня, честно говоря, просто поражают наши чиновники! Какой документ ни напишут, получается даже не коррупционная лазейка, а настоящее руководство для коррупционера! Поневоле задумаешься: а может, это всё делается намеренно? Никакой реформы энергосектора у нас не будет, пока в управлении отраслью нет нормальной логики. А есть лишь одна логика – ничего не делая и даже не обещая сделать, срубить деньги на ровном месте. А потом опять начать отключать свет: энергии не хватает, денег не хватает… Но мы ведь это уже проходили много раз.


– Есть ли реальный выход?


– Как ни банально звучит, но чтобы нам выйти из замкнутого круга, по которому мы ходим уже два десятка лет, нужна ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ. Этой воли лично я пока не вижу. Рабочая группа Совета обороны КР по противодействию коррупции, созданная указом президента, выявила коррупционные схемы в энергетике и ещё в начале марта передала материалы руководству страны. И где результат?


Думаю, прямое управление реформой отрасли пора взять в свои руки президенту страны. Хоть Кыргызстан и парламентская республика, но нашему парламенту до соответствующей степени ответственности нужно ещё созреть, как вызревает, скажем, яблоко или гроздь винограда. Ну а наше правительство – это продукт парламента. Поэтому в процесс пора активно вмешаться главе государства. Нужна, повторю, политическая воля. А инструменты уже есть. Велосипед, образно говоря, изобретать не придётся.


Вадим НОЧЁВКИН

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить