Новости

спикер парламента тоже намерен баллотироваться в президенты Кыргызстана

Об этом 30 июня на пресс-конференции сообщил сам Чыныбай Турсунбеков.

Подробнее...

президент Атамбаев:

"На водку граждане всегда деньги найдут, а на страхование 50 сомов нет".

Подробнее...

президент Атамбаев вручил ключи от квартир спасателям МЧС

Подробнее...

Что же вёз разбившийся Боинг?

Временная депутатская комиссия Жогорку Кенеша по определению принадлежности грузов, перевозимых на борту «Боинга-747», потерпевшего крушение 16 января 2017 года, завершила свою работу.

Подробнее...

президент Атамбаев встретился с председателем Госумы России В.Володиным

Подробнее...

председатель Госдумы России:

"Не на выгоде строятся отношения Кыргызстана и России, а на взаимовыручке".

Подробнее...

в Москве кыргызстанец изнасиловал соотечественницу

Ещё двое снимали это на видео и угрожали девушке выложить запись в Интернет.

Подробнее...

вынесен приговор делу о взрыве в Посольстве КНР в Бишкеке

Первомайский районный суд Бишкека признал всех подсудимых — Хасамидина Исмаилова, Хикматилло Абдулажанова и Куназим Мансирову — виновными в совершении теракта на территории дипломатическиой миссии.

Подробнее...

интерактивный Иссык-Куль

Запущена интерактивная карта с достопримечательностями Иссык-Кульской области.

Подробнее...

классика под небом


В Бишкеке 28 и 29 июня пройдёт III международный фестиваль классической  музыки под открытым небом TENGRI music 2017.

Подробнее...

в Бишкеке презентуют изданную в Москве книгу «Кыргызы»

Подробнее...

государственный визит президента Кыргызстана в Россию завершился

Алмазбек Атамбаев ответил на вопросы журналистов.

Подробнее...

священный праздник

Поздравление президента Алмазбека Атамбаева с праздником Орозо айт.

Подробнее...

президент Атамбаев встретился с президентом Татарстана

Подробнее...

президент Атамбаев прибыл в город Казань Республики Татарстан

Подробнее...

МИД КР прокомментировал возможное участие военнослужащих в Сирии

Участие кыргызских военных в боевых действиях в Сирии на переговорах в Москве во время государственного визита Алмазбека Атамбаева в Россию не обсуждалось.

Подробнее...

президент Атамбаев посетил музей археологии и этнографии Уфимского научного центра РАН

Подробнее...

в Кыргызстане запретили продажу энергетических напитков несовершеннолетним

Подробнее...

президент Атамбаев встретился с президентом Башкортостана

Подробнее...

Президент Атамбаев посетил Московскую Соборную мечеть и встретился с Председателем Совета муфтиев России

Подробнее...

в суде по делу Текебаева приступили к рассмотрению дела по существу

Гособвинитель зачитал своё заключение.

Подробнее...

в суд по делу О.Текебаева пришла Роза Отунбаева - на допрос

Подробнее...

Свеча памяти


В Бишкеке прошла акция «Свеча памяти 1941–1945», организованная общественным фондом «Ветераны 365».

Подробнее...

"Кыргызский язык — всемирное достояние, а английский подождет",

-  заявил на встрече с соотечественниками президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, находящийся с визитом в Москве.

Подробнее...

президент Атамбаев встретился с соотечественниками, проживающими в России

Подробнее...

Расследования

Авиакатастрофа: как людям жить дальше?

 

Тема страшной авиакатастрофы возле аэропорта "Манас" начинает отходить на второй план. Мёртвые похоронены. Скандалы, которые пытались раздуть вокруг трагедии некоторые политики, бесславно сдулись.

 

Но остались живые люди. Которых эта трагедия, натурально, подвесила в воздухе, ребром поставив перед ними вопрос: "Как жить дальше?". Все, включая власти, догадывались, что трагедия может случиться. Но никто ничего не сделал, чтобы её предотвратить.

 

Проблему мы изучили, что называется, с выездом на место - в посёлок, на который рухнул турецкий "Боинг". И уделяем ей сейчас так много газетной площади потому, что проблема-то для Кыргызстана очень типичная. Это так по-нашенски - вначале закрывать на проблему глаза, делая вид, что её не существует, а потом запоздало прилагать героические усилия и тратить огромные деньги, чтобы её решить.
 


Огромный жуткий пустырь - всё, что осталось от южной окраины посёлка, проутюженной рухнувшим самолётом.

 


КАК  ЖЕ  ВАС  НАЗЫВАТЬ?


Этот простой вопрос вводит жителей посёлка в лёгкий ступор.


О существовании этого населённого пункта в тот чёрный понедельник, 16 января, узнали ВПЕРВЫЕ не только миллионы людей за рубежом, но и… в самом Кыргызстане. В том числе - складывается такое впечатление - впервые узнали и кыргызские власти.


Об этом говорит, в частности, путаница в сообщениях о трагедии - в первые дни никто даже толком не знал, КАК ЖЕ МЕСТО ТРАГЕДИИ ОБОЗНАЧИТЬ.
Даже в официальных сводках этот населённый пункт сперва обозначали неопределённо - "в Чуйской области", "в Сокулукском районе", "вблизи Бишкека". Потом с чьей-то лёгкой руки родилось и пошло гулять по миру такое название - "село Дача-Суу". Затем выяснилось, что к воде ("суу" по-кыргызски - вода) настоящее название  не имеет никакого отношения и звучит оно так - "Дачи СУ", что всего лишь означает "дачи строительного управления". Так теперь этот населённый пункт и называют даже в официальных сообщениях - "село Дачи СУ".


Сами же обитатели "села Дачи СУ" это название, постоянно сейчас звучащее, воспринимают с недоумением. Поскольку и оно неточное.


Ну, во-первых, никакое это не село. А что же? Да непонятно! Прежде такие... м-м-м… места, где на земельных участках стоят дома,  в Кыргызстане, говорят юристы, имели правовой статус садово-дачных кооперативов - был на сей счёт принят закон в первые годы независимости республики. В парламенте прежнего, пятого созыва родился было законопроект о дачных обществах и товариществах, но депутаты так и не успели его принять. И статус этих посёлков теперь находится в подвешенном состоянии. По сути, они - ВНЕ ЗАКОНА.


По данным Министерства юстиции КР, этот дачный кооператив с 2012 года имеет статус… общественного объединения "Аэрофлот". Что вообще приравнивает его в правах к какой-то НПО.


Во-вторых, таких кооперативов или обществ здесь - ДЕВЯТЬ. То садовое общество, на которое, собственно, и рухнул "Боинг", сами его жители называют "аэропортовскими дачами", либо обществом "Авиатор" (вариант - "Аэрофлот").  Севернее располагается кооператив "Труд", затем - "Здоровье", затем - "Трикотаж" - свои дачные посёлки здесь  возводили разные ведомства и предприятия. И лишь самые крайние дачи, абсолютно авиакатастрофой не задетые - это и есть дачи СУ (Сокулукского строительного управления).


Поэтому речь, говоря об этой катастрофе, правильнее вести об объединении "Аэрофлот" или "аэропортовских дачах".


Между этими дачными посёлками есть почти неприступные границы - заборы из бетонных плит. Но взаимоотношения - вполне добрососедские. Скажем, "аэрофлотовцы" (будем называть их так) и "трудовики" ходят друг к другу в гости. Криминогенная обстановка, говорят местные жители, у них благополучная. Жили здесь всегда тихо и спокойно. Если кто когда и подворовывал, то лишь "квартиранты" с соседних кооперативов.


На третий день после авиакатастрофы, когда в посёлке восстановили электричество (турецкий "Боинг", утюжа дома, снёс и трансформаторную подстанцию) и местные жители смогли включить телевизоры, из некоторых репортажей они с изумлением узнали, что живут здесь, оказывается, "самозахватчики". "Это не так! - возмущаются они. - Никто здесь ничего не захватывал!".


Застройка этого дачного кооператива началась с 1986 года, когда здесь выделили садовые участки работникам соседнего аэропорта "Манас". Примерно с конца 90-х началась активная распродажа дачных участков - авиаторы (в основном славяне) их продавали, уезжая на историческую родину. Покупали участки ("Покупали, а не захватывали!" - это местные жители подчёркивают особо) так называемые внутренние мигранты - приезжие из других регионов Кыргызстана, стремившиеся перебраться поближе к столице.


И отнюдь не только южане (о чём написала в соцсетях небезызвестная аспирантка КГМА, нарвавшаяся на уголовную статью за разжигание межрегиональной розни). Живут здесь сейчас выходцы и, например, из Иссык-Атинского района Чуйской области, и с Иссык-Куля, и из Таласа, Баткена, Оша и Джалал-Абада - из всех семи областей республики. Живут, работают, рожают детей… И дети эти тоже, по сути, оказываются в подвешенном состоянии - ибо являются они жителями маловразумительного "общественного объединения".


Учиться "аэрофлотовские" дети ездят в школу посёлка Манас, что в нескольких километрах от аэропорта. Курсирующий по "манасовской" автотрассе небольшой школьный автобус всех детишек вместить не может, и многим приходится добираться "своим ходом" - рейсовыми автобусами или маршрутками. И на том спасибо - хоть есть где учиться.


С врачами сложнее. За медицинской помощью жителям "общественного объединения" приходится обращаться в больницу соседнего села Жаны Жер. Либо в первую городскую больницу, что в Бишкеке на ул. Фучика - "ближайшую" к аэропорту "Манас". До Чуйской областной больницы, к которой по территориальности относятся "аэрофлотовцы", далековато - два десятка километров.


В то страшное утро, 16 января, Гулайым Чомуева, находившаяся в Москве с мужем на заработках, потеряла беременную на восьмом месяце дочь, зятя и трёх внуков -11-летнего Айболота, 10-летнюю Аяну и 2-летнего Анарбека - все они заживо сгорели в доме, на который рухнула основная часть "Боинга". Эту чудовищную весть супруги Чомуевы узнали по телефону от соседа. На третий день после того, как они прилетели в Кыргызстан и похоронили своих близких, у Гулайым, убитой горем, артериальное давление зашкалило за 200. "Скорую" её близкие, по их словам, так вызвать и не смогли, пришлось заказывать такси и везти женщину в медпункт аэропорта "Манас". Как сказали сами медики, жизнь Гулайым решили какие-то две-три минуты…


Чьи же они - "аэрофлотовцы"? В административном плане земли этого дачного кооператива почему-то относятся к Новопавловской сельской управе Сокулукского района, чья территория расположена в двух десятках километров отсюда - западнее Бишкека. То есть дачный посёлок - это анклав, остров, оторванный от "материка": где аэропорт "Манас" - и где Новопавловка? Но именно туда приходится ездить "аэрофлотовцам", когда приспичит нужда оформлять какие-то документы.


Сколько же их - "аэрофлотовцев"? С этим тоже полная неразбериха.


К примеру, первый заместитель акима Сокулукского района  Абас Усенов после авиакатастрофы прессе сообщил, что в 80-х годах под садоводческое товарищество было выделено 420 участков земли, на сегодняшний день заселёнными считаются 265 участков из 315 застроенных.


По данным Госрегистра, в общественном объединении "Аэрофлот" зарегистрированы 443 участка, из которых лишь у 296 участков известны владельцы.
По данным главы Новопавловской сельской управы Улана Садалиева, в "селе" насчитывается 427 участков.


А вот Айнагуль Абакирова - жительница посёлка и добровольная активистка, занимающаяся и распределением гумпомощи, и составлением списков домов, где живут люди - за неделю работы насчитала 420 участков, из которых, по предварительным подсчётам, на 225 участках живут люди. Путаница, по её словам, вызвана тем, что на одном участке часто стоят по три дома с номерами, скажем, 1,1"а",1"б". Ну а живёт здесь сейчас, по прикидкам Абакировой, от тысячи до полутора тысяч человек.


Цифра эта примерно стыкуется с последними данными Новопавловской сельской управы, оценивающей численность этого села-не села в 1 тысячу 434 человека.


Полторы тысячи граждан Кыргызстана - подвешенные в воздухе, с непонятным "статусом".


И в таком же, кстати, положении в Кыргызстане находятся сейчас - внимание! - 70 тысяч семей. Столько, по давно известным данным, проживает в бывших дачных посёлках. Не все, к счастью, вблизи аэропортов.  


Был момент, когда "аэропортовские дачи" оказались в поле зрения правительства Кыргызстана. Произошло это в 2010 году, когда жители всех девяти садоводческих товариществ стали митинговать, требуя, чтобы их "дачам" присвоили наконец-то статус населённого пункта. Аильный кенеш (совет) жителей поддержал. Но правительственная межведомственная комиссия "дачникам" отказала.


По этой причине и улицы здесь до сих пор названий не имеют. Не положено! Словно (хоть сравнение и не вполне корректное) в концлагере. С востока на запад тянется одна улица, которую местные жители называют просто "центральной". Поперёк ей - с юга на север -  десять улочек, именуемых "линиями". Так их и называют - "Первая линия", "Вторая линия", "Десятая линия"…


Эти самые "линии" постоянно фигурируют в рассказах местных жителях о том кошмарном утре, когда на них с воздуха обрушился реальный ад.

Так  называемое  "село  Дачи  СУ"  выглядит  действительно как  самое  обычное  село.  Хотя  на  самом  деле  никакое оно  не  село.  А…  нечто  непонятное  по  статусу.
 

 

Есть  здесь  и  "особняки".

 


ТРЕТИЙ  ЗВОНОК


Могучий лайнер над нашими головами заходит на посадку… Зрелище жутковатое - кажется, своим брюхом он сейчас зацепит верхушки деревьев. Организм реагирует острым желанием присесть или даже упасть на землю - как под обстрелом.


- Так и живём здесь - кто по 5 лет, а кто и по 10-15-20 лет, - говорят "аэрофлотовцы". - К самолётам привыкли. Даже по звуку знаем, какой самолёт летит. Пассажирские - те тихо садятся. А грузовые - вроде того "Боинга" - ещё за несколько минут до того, как появятся, слышно. Боялись? Да нет, не боялись. Каждый день ведь летают - значит, знают, как садиться и взлетать. Если бы мы боялись, то здесь не жили бы…


Между тем до этой трагедии было уже два ЧП. Два тревожных звонка.


Октябрь 2002 года. При выполнении ночной посадки в аэропорту "Манас" российский грузовой самолёт Ил-62М, прилетевший из "Домодедово", выкатился за пределы взлётно-посадочной полосы, столкнулся с бетонным ограждением аэродрома и загорелся. Распадаясь на куски и сминая деревья, самолёт прокатился ещё сотню метров. Жертв, слава богу, не было, экипаж успел выпрыгнуть из кабины. А до дачного посёлка авиаторов самолёт докатиться не успел - так и сгорел в соседней лесопосадке.


Август 2008 года. Самолёт "Боинг-737" кыргызской авиакомпании "Итек Эйр", выполняя рейс Бишкек-Тегеран, взлетел с бетонки аэропорта "Манас"… Примерно через 6 минут полёта, удалившись от аэропорта на 37 километров, "Боинг" стал разворачиваться - экипаж из-за проблем с герметизацией кабины принял решение вернуться в "Манас". При выполнении экипажем манёвра для снижения при визуальном заходе на посадку самолёт столкнулся с землей, разрушился и сгорел.


Эта авария была трагичной - из 85 пассажиров 64 погибли, один умер позже, 21 пассажир получил серьёзные телесные повреждения. Члены экипажа уцелели.


И в тот раз дачному посёлку, можно сказать, повезло: самолёт рухнул совсем неподалёку - на поле соседнего села Жаны Жер.


Теперь "аэрофлотовцы" говорят об этих двух крушениях как о неких предупреждениях… Может быть, свыше… Третий "снаряд" - спустя восемь с половиной лет - попал уже в них.


- В то утро я проснулась от непонятного какого-то звука, - рассказывает Айнагуль Усенова (ещё одна местная активистка). - Страшный такой звук - аж уши заложило. Может, это "Боинг" так сигналил, когда падал, хотел нас предупредить? Хотя какой смысл предупреждать… Потом взрыв. Наш дом тряхнуло - как при землетрясении. Первая мысль - не дай бог, самолёт упал! Не дай бог, на кого-то из соседей! Выбегаем из дома - красное зарево!


- Я прибежала туда по восьмой линии, чтобы помочь соседям,  - при воспоминании о тех минутах женщина не может удержаться от слёз. - Пожар, на пять метров не приблизишься. Стояли, плакали, кричали… Вы вот про груз спрашиваете. Так нам, жителям, было не до груза - искали живых. Через какое время приехали пожарные, "скорые" - не считали. Для нас каждая минута вечностью казалась. Откапывали из-под обломков людей - они все в пыли, рот и глаза открывали - и умирали. Побежала я на пятую линию - лежат оторванные рука, нога… Все жертвы - с пятой линии по десятую. Целыми семьями погибли. Женщины - на восьмом-девятом месяце беременности…

 

"Вон  там,  где  маленький  фундамент,  четыре  человека  погибли,  здесь  -  шесть,  чуть  дальше  -  один…",  - перечисляет  местная  активистка  Айнагуль  Усенова. Словно  по  кладбищу  идёшь…

 


У жителей посёлка - свой счёт жертв крушения самолёта, несколько отличный от официального.


По официальным  данным, напомним, погибло 38 человек (включая четырёх членов турецкого экипажа), ещё один пострадавший - Сагынбек Рахманов, потерявший в этой катастрофе свою семью - скончался 22 января в больнице от многочисленных ожогов. Итого, значит, 39 погибших.


Но "аэрофлотовцы" говорят о 44 жертвах. Включая в эту цифру и трёх неродившихся детей, пребывавших в утробах матерей и погибших вместе с ними. И ещё одного мужчину, фигурировавшего в сообщениях как "проходящий мимо". На самом деле он жил в посёлке у своей сестры. Часа два помогал разгребать завалы и спасать людей. Потом, рассказывают, устало пошёл домой, по пути сказал группе местных жителей: "Как же вы будете жить дальше?!". И… упал замертво. Сердце не выдержало всего этого ужаса. Ещё одна жертва - отец 36-летней Гулжан Исаковой, погибшей вместе со своим младшим сыном. Узнав о случившемся, отец, житель Кочкорского района, тоже скончался. И тоже внесён жителями посёлка в скорбный список.


Вместе с Айнагуль, согласившейся выступить в роли провожатой, прохожу по "дороге смерти", повторяя путь падавшего "Боинга".


Грузовой турецкий самолёт, как известно, заходя на посадку с востока на запад, вместо того, чтобы сесть на взлётно-посадочную полосу, пролетел над ней и снёс бетонный забор аэропорта. Вот он, этот забор - уже восстановлен. По другую сторону дороги, отделяющей территорию "Манаса" от посёлка, - "дачный" забор. Он так и лежит поваленный.


Поверни падавший "Боинг" чуть-чуть левее, упал бы в лесопосадке, не причинив особого вреда посёлку. Но такие подвиги бывают, наверное, только в песнях про советских лётчиков: "Пускай мы погибнем - мы город спасём". Впрочем, может, у турок просто не было времени думать о том, куда они падают…


- Вот здесь, на третьей линии, отвалилось правое крыло и колесо, - комментирует Айнагуль. - Если бы крыло осталось, то сколько бы ещё домов оно зацепило, сколько бы ещё людей погибло! А если бы, не дай бог, самолёт в самую середину дач упал бы?!


Справа - дома, слева - лесопосадка. Левым крылом "Боинг", словно комбайн, покосил деревья лесопосадки. И, разваливаясь на куски, буквально пропахал, проутюжил всю южную окраину дачного посёлка. От дороги до дороги - до автотрассы, ведущей в село Жаны Жер.


От самолёта уже ничего не осталось - его обломки  вывезли до последнего винтика. На месте, где стояли разрушенные им дома и жили семьи, теперь жуткий пустырь. Остались лишь фундаменты. Руины разбирают жители местные и из соседних сёл - на стройматериалы, на дрова. Уцелевшие родственники погибших на этот пустырь, говорят, теперь даже не заглядывают - невыносимо.


Можно ли было строить дома здесь - практически сразу за взлётно-посадочной полосой? Ведь взлёт и посадка - это, как известно, самые опасные стадии полёта самолёта.


Аэропорт столицы Кыргызстана четыре десятка лет назад совсем не случайно перенесли с юго-западного района столицы сюда - за 23 километра от города. Да, за рубежом аэропорты порой располагаются среди городских массивов, но в нашей стране - несколько иные стандарты безопасности.

Из интервью президента Союза архитекторов Кыргызстана Алымбека Абдраимова: "На строительство дачных домиков разрешение никогда не давалось. Дачники могли строить помещения максимум 45-50 квадратных метров. Так как это считалось временным сооружением, в советское время на это закрывали глаза".


По словам А. Абдраимова, этот дачный посёлок находится как раз в так называемом "конусе вылета и прилёта самолётов". Эти конусы начинаются с западного и восточного концов взлётно-посадочной полосы и по мере удаления самолёта от аэропорта расширяются до 18-20 градусов. "Эта территория является самой опасной. В пределах конуса вылета и прилёта не должны располагаться даже дачные участки, в своё время эти участки были розданы неправильно", - считает глава Союза архитекторов.


По словам начальника отдела сертификации аэропортов Агентства гражданской авиации КР Канатбека Бейшеналиева, запрещается строительство домов возле международных аэропортов в радиусе 3 километров. Для воздушных узлов, обслуживающих внутренние рейсы, это расстояние чуть меньше - 2 километра.  "Но воздушные узлы в Баткене, Караколе и Джалал-Абаде расположены практически в центре города. В последнем случае аэродром вообще окружен домами", - сообщил журналистам чиновник, добавив, что снести эти дома по закону невозможно, так эти нормы вступили в силу только в 2015 году.


Кстати, ещё в 2010 году правительство именно по этой причине отказалось присвоить этому дачному жилмассиву статус населённого пункта - опасная зона, дома - в 900 метрах от взлётно-посадочной полосы, да ещё и воздействие радиолокационных излучений очень сильное. Отказалось - и успокоилось.
Итак, власти прекрасно знали, что здесь нельзя постоянно жить. Но закрывали глаза на то, что люди покупают здесь участки с домами, живут, рожают детей и строятся. "Разрешение на строительство никому не выдавалось", - эта формула сейчас из уст чиновников звучит как главное оправдание.


Что же касается обитателей пресловутого "конуса вылета и прилёта", то главный вопрос, который сейчас заботит их: А ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?!

Справа  -  уже  восстановленное  бетонное  ограждение аэропорта  "Манас",  откуда  налетел  на  дачный  посёлок турецкий  "Боинг".  Слева  -  поваленный  забор  посёлка.
 

На  заднем  плане  -  взлётно-посадочная  полоса  
аэропорта  "Манас".

"Путь  смерти"  начинается  отсюда  -  со  снесённого самолётом  забора  дачного  посёлка.

Обитатели  мазанки  (на  переднем  плане)  накануне  трагедии  пошли  в  гости,  заночевали  там.  Благодаря  чему  остались  живы.

 

 


ЖИТЬ  ЗДЕСЬ  НЕЛЬЗЯ.

 

УЕЗЖАТЬ  -  ТОЖЕ…


В такой вот странной ситуации оказались сегодня "аэрофлотовцы". И понять их можно и по первому, и по второму пунктам.


Почему нельзя жить?


Из монологов, услышанных в дачном посёлке:


"Сейчас самолёт ночью пролетает - дети вскрикивают, плачут. По нужде во двор боятся выходить - мы с ними выходим. Никаких психологов мы не видели, медики прошлись по домам - и всё".


"У меня соседи погибли. Я сам вытаскивал их детей - обгоревших. Не смогу здесь жить, мёртвые перед глазами стоять будут. Сейчас квартиру  в городе снял - дочек, внуков туда переселяю".


"Всё это может ведь ещё повториться! Правительство что - будет ждать, чтобы ещё один самолёт упал, чтобы понять, что жить здесь опасно?".


Почему нельзя уезжать?


Из монологов дачного посёлка:


"Куда ехать? Кто нас примет? Участок мы здесь купили только потому, что дешевле было, чем в городе. Богатые люди здесь участки не покупали. И жить здесь боимся, и уезжать не хотим".


"В городе квартиру снять - 10-15 тысяч сомов стоит. Где такие деньги найти? Или семью, детей кормить - или всё заработанное за квартиру отдавать".


"Говорят, могут дать жильё в Кемине, Токмаке. Ладно, мне терять нечего, я поеду. Но что там будут делать те, кто в аэропорту работает? Где они ТАМ работать будут, как семью содержать?".


Вот она - загвоздка… Часть жителей посёлка нанимаются на лето к зажиточным фермерам из села Жаны Жер - на полях работать или за скотом ухаживать. Тем и живут. Но очень многие работают в аэропорту "Манас" - мои собеседники насчитали таких примерно сотню человек, представителей сотни семей. Работают таксистами и поварами, в бухгалтерии и уборщицами. Две-три бригады грузчиков состоят целиком из жителей этого дачного посёлка.


- Политики всё виноватых искали, всё разбирались, откуда и куда тот "Боинг" летел и чей был груз, - говорят жительницы посёлка. - А мы уже минут через десять после крушения всё знали. Что самолёт из Гонконга в Стамбул летел. Что садился здесь на дозаправку. Что никакой разгрузки не должно было быть. Как не знать - у нас  сыновья и мужья в "Манасе" работают.


За эту работу "дачники" держатся мёртвой хваткой. Потому, что зарплаты хорошие - от 15 тысяч сомов и выше. Где они такую работу даже в Бишкеке найдут? Ни заводов, ни фабрик…


Из монологов дачного посёлка:


"Вот пооткрывали иностранцы - китайцы, турки - СЭЗ, свободные экономические зоны. Но нам туда и соваться нечего - не возьмут. А если и возьмут, то… Вы не подумайте, я национальный вопрос не поднимаю… Но наши там - на положении рабов. Моей сестрёнке, например, китайцы предлагали: "Будешь со мной "дружить" - будешь на хорошей работе работать". Ну вы поняли, что они имели в виду… А вот наше правительство это знает?!".


"А я ещё лет десять назад проработала один день у иранцев на чайной фабрике - знакомые позвали. Думала - с 8 до 17 часов, как у нас обычно по закону принято. А пришлось чай до десяти вечера упаковывать. В 10 часов утра открывают туалет: "Сходите". - "Я не хочу". - "До 12 часов больше не откроем". А если, извините, у меня понос начнётся? Да-да, самая настоящая тюрьма! Женщины, которые там по 5 лет работали, мне сказали: "Если ты сегодня первый и последний день работаешь - можешь всё, что угодно им говорить. А мы не можем. Больше такой работы не найдём". А зарплата тогда у них была - 1 тысяча сомов. Я начала домой собираться  - меня всю обыскивают. Что вы ищете, говорю, я упакованный чай, что ли, буду под одеждой выносить? И это я вам всего чуть-чуть рассказала…".


"Наше правительство знает, что иностранцы никаких трудовых договоров с нашими гражданами не составляют и что никто их не проверяет? Иностранцы что хотят, то и творят - они тут хозяева".


Знаете, какое сейчас самое популярное словосочетание в этом дачном посёлке? "Красная книга". То есть свидетельство о праве собственности на земельный участок. Люди из кожи вон лезут, чтобы эту вожделенную книгу заполучить. Особенно сейчас, когда судьба посёлка оказалась под вопросом. "Красная книга" даёт жителям посёлка надежду - в случае чего они могут рассчитывать хоть на какую-то компенсацию.


Сегодня "красная книга" есть у хозяев примерно 90 из 225 обитаемых дачных участков. У остальных - только так называемые "садовые книги", дающие право пользоваться дачными садами и огородами. "А садовая книга - это всё равно что туалетная бумага", - рассуждают дачные знатоки. Впрочем, знатоками здесь стали уже, кажется, все.

Вышеупомянутые супруги Чомуевы, потерявшие сразу шестерых близких людей - дочь, зятя и трёх внуков (сами они считают - четырёх, включая неродившегося ребёнка) - свои два участка вместе с трёхкомнатным домом купили в 2007 году за 10 тысяч 500 долларов. Пристроили двухкомнатную кухню, держали в сараях коров, баранов, кур - собирались здесь жить-поживать... Но пришлось уехать в Москву на заработки вместе с одной из дочерей. На "хозяйстве" оставили семью другой дочери. Нет теперь этой семьи, нет хозяйства, нет скотины. И документов на дом нет - сгорели.


Так вот, была у Чомуевых только лишь "садовая книга". А "красную книгу" получить они так и не смогли. "Не положено", - им сказали. А вот, к примеру, их сосед (тот, что обгоревшие тела из-под обломков дома вытаскивал) дачу купил, по его словам, у "русского генерала, а может, полковника". Тот, говорит, законы хорошо знал, "красную книгу" себе выправил - вот вместе с ней сосед дачу и купил.

 

Гулайым  Чомуева  (на  фото  слева),  потерявшая  в  катастрофе  беременную  дочь,  зятя  и  трёх  внуков,  и  её вторая  дочь  Самара.  О  трагедии  они  узнали  в  Москве, где  находились  на  заработках.
 

Есть  над  чем  сегодня  поломать  голову  жителям дачного  посёлка.

 


Обзавелись "красными книгами" и те, у кого были деньги. То ли на взятку, то ли… Трудно пока сказать, как именно эту "выплату" назвать - внутри посёлка давно уже пузырятся финансовые интриги, с которыми ещё разбираться и разбираться. Но все здесь знают таксу за "красную книгу" - 20 тысяч сомов. Некоторые из тех счастливчиков, которым удалось вожделенную книгу заполучить, сумели, говорят, даже взять в банках кредиты, оставив свои участки в залог. А кто-то оказался обманутым.


Одной женщине, например, председатель дачного "общественного объединения" посоветовал те самые 20 тысяч сомов заплатить некой сокулукской адвокатессе. Та их взяла - и несколько месяцев ни "красной книги", ни денег! Лишь когда местные активисты рассказали об этом двум министрам - чрезвычайных ситуаций и здравоохранения - и губернатору Чуйской области, посетившим на днях дачный посёлок, та адвокатесса вдруг быстренько эту женщину нашла и деньги вернула.


И таких - отдавших деньги, но ничего не получивших - говорят, немало. Значит, впереди - новые скандалы.


"Посмотрите, посмотрите, видите - и нас достало!" - хозяин дома, находящегося на довольно приличном расстоянии от места катастрофы, ловит меня на улице и просит обязательно сфотографировать небольшие трещины на штукатурке. "Компенсация" - ещё одно очень популярное слово в дачном посёлке. На неё рассчитывают все. Даже "квартиранты" - приезжие из глубинки, снимающие здесь жильё за полторы-две тысячи сомов в месяц (это в несколько раз дешевле, чем в Бишкеке). Откуда ни возьмись появляются дальние родственники пострадавших в катастрофе (которые прежде тех и не видели никогда) - и тоже претендуют на гумпомощь и компенсации.


До недавнего времени цена за одну сотку земли (а участки здесь - стандартные, "дачные" - в 4 сотки), по словам местных жителей, достигала 3 тысяч долларов. Теперь земля обесценилась - все понимают, что покупать здесь участки больше никто не будет. И в случае переезда их придётся просто бросать - вместе с домами. Кто же компенсирует эти потери? Турки? "Нам турки ничего не должны, - признают "дачники", которых не коснулась трагедия. - Тем, у кого родные погибли, чьи дома разрушены, они, может, и выплатят компенсацию. А мы можем только на своё правительство надеяться".


Может, выход из ситуации - построить для домовладельцев дачного посёлка многоквартирный дом и их туда переселить? Эту идею, родившуюся в стенах нашей редакции, местные жители, подумав, воспринимают с воодушевлением.


- Это было бы хорошо, - соглашаются они. - Ещё лучше - поближе к аэропорту. Он ведь многие наши семьи кормит. Мы ведь не говорим правительству - дайте нам всё и сразу. Мы же понимаем ситуацию. Пусть дадут нам долгосрочную ссуду, ипотеку. Мы будем потихоньку её возвращать.


Из монологов дачного посёлка:


"Чтобы страну поднять, надо с жилья начинать. Президент и правительство в первую очередь должны думать о том, чтобы молодёжь жильём обеспечить. Вся молодёжь у нас по квартирам болтается - чего от неё ждать? Будет у человека жильё - человек будет сильным, независимым, крепким. Тогда и вся страна крепкой будет. Почему у нас такой государственной программы нет? Один Бишкек только и строится, но строительные компании думают только о том, чтобы свои карманы набить. А разве смогут взять ссуду и платить большие проценты госслужащие, у которых зарплата - 4 тысячи сомов?".


"У каждого из нас сейчас в голове одна мысль - что дальше будет? Будущее пустое какое-то… Приходит молодёжь: "Что мы сидим? Давайте на митинги выходить!". И знаете, кто-нибудь  этим воспользуется. Мы тоже этого боимся. Молодых останавливаем: никого не слушайте, не надо паники! Всё будем делать законно. Молодёжь нас пока слушает, но…".


Есть информация, что некие политические силы, в самом деле, не прочь превратить повисший между небом и землёй дачный посёлок в очаг протеста - тлеющие угольки раздуть. А перед глазами у "дачников" маячит печальный пример товарищей по несчастью - пострадавших от крушения по соседству в 2008 году "Боинга", летевшего в Тегеран. Приходили в дачный посёлок родственницы пострадавших, советовали: "Добивайтесь компенсации сейчас, пока горячо". Сами они, оказывается, уже восемь лет (!) получить её не могут.

 

Дом,  где  живёт  семья  этого  "аэрофлотовского"  мальчугана,  не  зацепило  каким-то  чудом.
 

Последние  следы  докатастрофной  жизни.  
Эти  потрёпанные  книжки,  уцелевшие  в  аду,  люди,  разбиравшие  разрушенные  дома,  заботливо  оставили  
на  одном  из  фундаментов:  берите,  кому  нужно…

Теперь  уже  никто  не  купит…

 


КТО  И  КОГДА?


Кто и когда будет решать судьбу посёлка и его жителей?


Кто  и  когда  будет  выплачивать компенсации пострадавшим?


Ответы на эти два вопроса мы начали искать в правительстве Кыргызстана.


- Вопрос о судьбе посёлка пока остаётся открытым, - ответила заведующая отделом информационного обеспечения правительства КР Толгонай Стамалиева. - Все проблемы решаются поэтапно. И к решению этого  вопроса правительство придёт…


Когда, не сказала.


Глава МЧС КР Кубатбек Боронов, побывавший на днях в посёлке, тоже признался его жителям, что ответа о судьбе посёлка пока нет - этот вопрос, сказал он, рассматривается на уровне правительства. Первоочередная задача - дать пострадавшим крышу над головой. И 11 семьям за счёт государства уже предоставлены временные квартиры в Бишкеке и Чуйской области.


Между тем, как сообщил журналистам во время своего пребывания в Бишкеке председатель комиссии Международного авиационного комитета (МАК), проводящей расследование крушения "Боинга", Леонид Каширский, по итогам этого расследования МАК даст властям Кыргызстана рекомендации и по дальнейшей судьбе дачного посёлка. "Неправильно, что жилой посёлок практически примыкает к территории аэропорта", - сказал Л. Каширский. Значит, оставлять этот вопрос в "висячем" состоянии бесконечно не получится.


Что касается компенсаций, то кыргызстанское ОАО "Государственная страховая компания" открестилось от "дачников" ещё в день катастрофы. Как объяснил журналистам глава правления этой госкомпании Бакыт Жумашев, ситуация жителей дачного посёлка подпадает под "страховой случай", но на выплаты они могли бы рассчитывать лишь в том случае, если бы догадались застраховать свои дачи - в соответствии с законом об обязательном страховании жилья, вступившим в силу 1 февраля 2016 года. Но они не застраховали.


Уже известно, что компенсации пострадавшим жителям дачного посёлка будет выплачивать страховая компания, обслуживающая турецкую авиакомпанию "АСТ", которой принадлежал потерпевший крушение "Боинг". Кстати, если бы самолёт в самом деле перевозил контрабандный груз (что упорно пыталась доказать оппозиция во главе с О. Текебаевым), то ни о каких страховых выплатах не могло быть и речи. И оппозиционеры это прекрасно знали…


Но страховку будут платить по результатам расследования катастрофы, а оно может занять не один год. Между тем, насколько известно, на авиакомпанию "АСТ" усилилось давление в самой Турции - общественность требует, чтобы она компенсировала кыргызстанцам причинённый вред. И на днях в ходе встречи в Бишкеке с первым вице-премьером КР Мухамметкалыем Абулгазиевым гендиректор компании "АСТ" Желал Карабаш заявил о готовности оказать пострадавшим "братскую помощь". "Представители турецкой авиакомпании заявили о готовности оказать помощь по возмещению материального ущерба, оказать содействие в психологической помощи детям, оставшимся без попечения родителей, а также взять на себя ответственность по их дальнейшему обучению и другие расходы", - говорится в сообщении правительства КР об этой встрече.


О каких-то конкретных суммах ничего не сообщается.


Ответ на вопрос "Когда?" тоже повисает где-то между небом и землёй. Как и судьба жителей дачного посёлка.


Остаётся лишь надеяться, что четвёртого "звонка", о котором со страхом думают эти жители, не будет. И что "снаряд", согласно известному поверью, в одну и ту же воронку дважды не попадает. Хотя… Всякое может случиться.


И  кто  может  дать  железные гарантии того, что это  действительно не случится?


Вадим НОЧЁВКИН
 





ЦИФРЫ
 


66 миллионов 737 тысяч 224 сома 52 тыйына - столько денег по состоянию на 17 часов 3 февраля поступило на специальный банковский счёт, открытый МЧС Кыргызстана для финансовой помощи пострадавшим в авиакатастрофе. Это - чистая благотворительность: деньги перечисляют юридические и физические лица.


Деньги эти, насколько известно, пока никуда не тратятся.


186 миллионов 562 тысячи 290 сомов - во столько предварительно оценивает материальный ущерб от крушения "Боинга" Министерство чрезвычайных ситуаций КР.


По словам главы МЧС К. Боронова, в эту сумму входит стоимость 19-ти полностью разрушенных домов, 7-ми домов, разрушенных частично, но непригодных для проживания, 12-ти повреждённых домов, а также уничтоженных хозяйственных построек, погибшего скота, повреждённых автомобилей.
Но в эту сумму входит также и ущерб, причинённый  энергоструктуре посёлка и имуществу ГП "КыргызАэронавигация" и аэропорта "Манас". А также расходы на устранение последствий катастрофы. С учётом расходов государства, которые продолжают подсчитывать, эта сумма, по словам К. Боронова, может возрасти.


Чьи же материальные потери - свои или граждан - государство оценивает дороже, не сообщается.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить