Новости

Верховный суд КР оставил приговор Текебаеву в силе

Подробнее...

на церемонию инаугурации С.Жээнбекова приглашены 450 человек

Смета расходов утверждена в 8,4 млн сомов.

Подробнее...

состоялась итоговая пресс-конференция А.Атамбаева

Подробнее...

президент Атамбаев встретился с президентом России В.Путиным

Подробнее...

уволен вице-премьер-министр КР Дуйшенбек Зилалиев

Об этом 17 ноября сообщает отдел информационной политики аппарата президента КР.

Подробнее...

у фракции "Республика - Ата Журт" новый лидер

16 ноября в закрытом режиме избран новый лидер фракции "Республика - Ата Журт".

Подробнее...

в Бишкеке вспомнили о подвиге бойцов Панфиловской дивизии

Подробнее...

кыргызско-казахское соглашение о $100 млн денонсировано

Президент Кыргызстана подписал документы о денонсации соглашения с Казахстаном о $100 млн техпомощи Кыргызстану при вступлении в ЕАЭС.

Подробнее...

Жусупбек Шарипов

назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызской Республики в Украине.

Подробнее...

ЭТО КОШМАР, А НЕ ПАМЯТНИК!


В Бишкеке с помпой открыли памятник народному артисту СССР Суйменкулу Чокморову.

Подробнее...

лучше один раз увидеть

Гражданские активисты и чиновники посетили ледники в районе месторождения Кумтор.

Подробнее...

суд Самакова:

 Гособвинение запросило для подсудимых от 11 до 19 лет тюрьмы.

Подробнее...

в Бишкеке разграблен музей М.Фрунзе

Подробнее...

в Кыргызстане выпущена новая купюра

Подробнее...

шесть лет в истории Кыргызстана

Подробнее...

сообщайте о проблемах на границе

О проблемах на кыргызско-казахской границе можно сообщить на горячую линию.

Подробнее...

Бишкекский горсуд огласил приговор членам «Народного парламента»

Их вина признана полностью доказана.

Подробнее...

Омурбек Бабанов покинул пост главы фракции "Республика - Ата Журт"

Подробнее...

патрульную милицию в Кыргызстане расформировали

Главное управление патрульной милиции (ГУПМ) МВД упраздняется, заявил 10 ноября на экстренном совещании правительства по вопросам безопасности на дорогах премьер-министр Сапар Исаков.

Подробнее...

ИНАУГУРАЦИЯ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА КЫРГЫЗСТАНА:

КОГДА,  ГДЕ,  КАК?

Подробнее...

Расследования

КАК КЫРГЫЗЫ ДО БРИТАНСКОЙ ИНДИИ ДОШЛИ


Об этой войне сразу же после её окончания всем участникам приказали забыть. Прошло уже 80 лет, и нет уже Советского Союза, однако до нас до сих пор доходят только отрывочные сведения о ней. А между тем эта война может по праву считаться вторым походом кыргызов в Китай - после того, о котором сказано в эпосе "Манас".


Речь идёт о глубоком рейде 1937 года в Синьцзян так называемой "киргизской бригады", которую советское правительство направило туда в помощь дубаню (генерал-губернатору) этой провинции Шэн Шицаю. Против него к тому моменту в Синьцзяне началось восстание, грозившее перекинуться и на советскую территорию…



ПРИКЛАДНАЯ  ГЕОПОЛИТИКА


Чем был интересен для Советского Союза Восточный Туркестан? Самый главный интерес лежит буквально на поверхности. Синьцзян имел очень протяжённую границу с СССР - более двух тысяч километров. Вдобавок ко всему, оттуда открывался кратчайший путь к Казахстану и Средней Азии,  а также к Западной Сибири и Уралу. Южная часть региона напрямую примыкала к Британской Индии,  превращая,  таким образом,  Синьцзян в своего рода буфер между СССР и Британией. Последняя,  как мы знаем,  особой любви к Советскому Союзу не питала, как,  впрочем,  и к его предшественнице - Российской империи.


Вторая причина - через Синьцзян тогда проходил единственный доступный путь снабжения советскими боеприпасами и оружием гоминьдановского Китая, который  к  тому  времени  начал воевать  с  японцами. Поэтому для СССР,  кроме спокойствия на границах,  было крайне необходимо иметь безопасный маршрут переброски военной помощи.


Ну а третья причина - советское государство совсем не хотело,  чтобы,  кроме японской Квантунской армии, стоявшей тогда в северо-восточном Китае и центральной части Внутренней Монголии (в марионеточных прояпонских государствах Маньчжоу-го и Мэнцзян),  у него была ещё одна головная боль. Образовалась она внезапно - и представляла собой восстание против китайского генерал-губернатора Шэн Шицая,  которое вспыхнуло в Синьцзяне.


Собственно,  началось восстание ещё в середине 1936 года. Глава уйгурской общины Синьцзяна Мамут Сиджан к тому времени начал серьёзную агитацию в пользу создания независимого уйгурского государства. Потом к Сиджану присоединилась 6-я уйгурская дивизия Абдул Нияз Камала и Кичик Ахуна - одно из национальных формирований китайской армии. Людей к мятежникам примыкало всё больше,  а к апрелю 1937 года мятеж вступил в свою "горячую" фазу.
Здесь надо отметить,  что до этого было ещё одно восстание - Кумульское,  которое началось в 1931 году. Принято считать,  что оно стало ответом уйгуров на притеснения со стороны китайских властей. Не обошлось, как всегда,  и без внешних игроков.


"С первых дней восстания, - пишет российский историк Елена Наземцева, - со стороны некоторых зарубежных сил начались многочисленные попытки использовать его в своих целях. В основном это касается Англии, Японии, Турции и ряда арабских стран. В свою очередь вышеуказанное обстоятельство заставляло советскую сторону внимательно следить за развитием ситуации и разрабатывать ответные меры. Одной из таких мер являлась поддержка провинциального правительства, тем более что собственные военные возможности китайцев были весьма ограничены". Надо ли говорить,  что спецслужбы вышеназванных государств работали в этом регионе,  что называется,  на полную катушку?!


И с той поры,  к слову говоря,  мало что изменилось. Синьцзян по-прежнему остаётся неспокойным регионом - и не в последнюю очередь благодаря тому,  что разведывательные структуры вышеназванных государств (плюс ещё США) продолжают действовать в этом регионе, как и 80 лет назад. И сегодня Запад продолжает поддерживать уйгурский сепаратизм - в пику Китаю.


Тогда,  в 1931-м,  против правительственных войск выступили уйгурские повстанцы Ходжи Нияза и подразделения 36-й дунганской дивизии генерала Ма Чжунъина. Порядок китайские власти навели только в 1934 году - с помощью Алтайской добровольческой армии,  состоявшей из бойцов Красной армии и войск ОГПУ (тогда это ведомство ещё не переименовали в НКВД). "Алтайской" группа войск называлась  потому,  что вступила она в Синьцзян с территории Алтая. К слову,  в ликвидации Кумульского восстания принимал участие в качестве военного советника будущий маршал бронетанковых войск,  дважды Герой Советского Союза Павел Рыбалко. Его китайский псевдоним мы тут приводить не будем - по причине его нецензурного для нашего глаза и уха звучания-написания.


Шэн Шицай стал дубанем (генерал-губернатором) Синьцзяна в 1933 году. Как только восстание было ликвидировано, он начал проводить реформы. При нём в провинции провозгласили расовое и национальное равноправие,  а в местных органах власти впервые появились представители некитайских народов. Однако это не спасло его от нового восстания.


Сам Шэн Шицай называл себя коммунистом, однако резидентура советской военной разведки докладывала в Москву: "Коммунизм Шэн Шицая и его искренность сомнительны, скорее всего, они являются дипломатическим ходом".


В общем,  против дубаня вспыхнуло новое восстание. В котором приняла во второй раз участие… всё та же 36-я дунганская дивизия. Видя,  что совсем скоро он может потерять всё,  Шэн Шицай обратился за помощью к СССР.

 

Шэн Шицай. Генерал-губернатор (дубань) Синьцзяна в 1933-1944 годах. Имел партийный билет члена ВКП (б) №1859118,  полученный в августе 1938 года во время  визита Шэн Шицая в Москву. В 1942 году "коммунистический" дубань,  видимо,  решив,  что СССР войну проиграет,  встал на антисоветские и антикоммунистические позиции,  выслав советских советников и казнив много китайских коммунистов, включая Мао Цзэминя - брата Мао Цзэдуна.

 


“БРОНЯ  КРЕПКА, 

И  ТАНКИ  НАШИ  БЫСТРЫ”


Эти строки из "Марша советских танкистов" (написанного в те же годы) приведены здесь не случайно - именно танки сыграли в подавлении восстания главную роль.


Уже в июне 1937 года командующий Среднеазиатским военным округом комкор Иван Грязнов получил приказ от наркома обороны СССР маршала Климента Ворошилова сформировать из личного состава округа две особые группы. По местам дислокации они были названы Ошской и Нарынской. По штату в каждой группе было по горному кавалерийскому полку,  артиллерийской батарее,  роте сапёров и связистов,  а также по спецподразделению горной кавалерийской дивизии. Позднее к делу подключились и чекисты - Ошская группа получила кавалерийскую часть НКВД,  а Нарынская - мотомеханизированную. Позднее по всем документам именно Нарынская группа называлась "киргизской бригадой",  а её бойцы - "киргизами". Иногда - даже без кавычек.


Оперативные донесения свидетельствуют: "В начале октября было принято решение о ликвидации 36-й (дунганской) дивизии... Хотан (синьцзянский город - один из центров восстания) был подвергнут авиабомбардировке, а после двинуты 38-й китайский полк и сильный "киргизский" отряд с танками, которые 19 октября заняли Хотан... Жизнь входит в нормальное русло. Разгром восстания, ликвидированного в основном киргизскими частями, население восприняло с удовлетворением. Это не значит, что все были довольны появлением киргизов с танками и самолётами".


Зная,  каким жёстким был порядок в секретном делопроизводстве того времени, нетрудно сделать вывод, что бойцы-кыргызы были в этой бригаде едва ли не основной ударной силой. Кто знает,  может,  со временем станет известен ещё и списочный состав бригады,  где каждого бойца назовут поимённо.


Пока же - в июле 1937 года - командир Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения (ОМСДОН) имени Феликса Дзержинского войск НКВД комбриг Павел Торощин получил от начальника Главного управления пограничных и внутренних войск НКВД комдива Николая Кручинкина приказ: подготовить танковое подразделение для участия в "длительных учениях в условиях горного лагеря". Где и когда пройдут учения,  Торощину не сообщили. Секретность - строжайшая: воинам-чекистам срочной службы разрешалось указывать в письмах домой только район зимних квартир,  а никак не район учений. В состав отдельной танковой роты вошли три взвода по пять танков БТ-7А  с короткой 76-миллиметровой пушкой,  такой же командирский танк и взвод разведки - пять лёгких плавающих Т-38. Всего - 21 машина и 78 человек под командованием командира 1-го дивизиона капитана Ильи Хорькова.


4 июля 1937 года командующие Ошской и Нарынской групп  получили одинаковые по тексту телеграммы:


"Для частей группы войск в ваше распоряжение направляется обмундирование особого заказа. Указанное обмундирование выдаётся на руки распоряжением командующего войсками... Не брать с собой снаряжения со звездой и вообще не брать ничего форменного... Обмундирование особого заказа клейм и штампов не имеет, окрашено в разные цвета. Вам надлежит отдать распоряжение, чтобы каждая часть устранила клейма на сёдлах и сапогах, так как эти вещи не заменяются. На кожаных предметах клейма закрасить чернилами".


"Особое обмундирование" - это… халаты и шапки. Точно такие же,  какие носили и жители Синьцзяна. Только обувь была  своя  -  советская. Уже 1 августа 1937 года танкисты НКВД погрузились на подмосковной станции Реутово в эшелоны и отбыли… Куда? Тогда этого никто не знал до самого последнего момента - ни рядовые бойцы,  ни даже большинство командиров.  

 

Уйгурские  повстанцы  Синьцзяна. Примерно  так  же  были  одеты  во  время  своего  похода  и  бойцы  "киргизской  бригады".  Чьи  фото,  увы,  пока  найти  невозможно  -  советская  операция  была  совершенно секретной.

Железнодорожная  станция  "Кант",  современный  вид. Здесь  в  сентябре  1937  года  высадились  танкисты  НКВД  для  отправки  в  Синьцзян  в  составе  "киргизской  бригады"  полковника  Норейко.

Командир танкистов НКВД Илья Хорьков. Фото - конца 1930-х годов.

Здесь он уже майор. Орден Красной Звезды - за Синьцзянcкий поход.

 

 


ТОВАРИЩИ  ПОДПОРУЧИКИ


Конечной станцией для танкистов капитана Хорькова стал город Кант Киргизской ССР. Здесь прибывшим бойцам приказали переодеться в "особое обмундирование",  а потом объявили,  что они поступают в распоряжение полковника Николая Норейко - для того,  чтобы "оказать интернациональную помощь компартии Китая в провинции Синьцзян". Для Норейко это была уже вторая командировка в Синьцзян - он ходил туда четырьмя годами ранее в составе Алтайской добровольческой армии. После разгрузки машин танкисты в походном порядке отправились в поход по маршруту Кант - Рыбачье - Нарын - Торугарт - Синьцзян.

Добрались они до Синьцзяна достаточно быстро. Российский исследователь Николай Сысоев пишет: "Успеху прежде всего способствовала отличная подготовка механиков-водителей боевых машин. Они смогли провести по горным тропам танки, стальные гусеницы которых на гранитных камнях скользили, словно коньки на льду".

Николай Норейко. Командир Нарынской группы,  она же - "киргизская бригада". В Рабоче-Крестьянской Красной армии (РККА) - с августа 1919 года. В 1921 году - инспектор штаба войск ВЧК в Ферганской долине. Затем в погранвойсках ОГПУ-НКВД в Средней Азии. В 1933-1934 годах - командир 19-го Ферганского кавалерийского полка войск ОГПУ СССР,  проводившего спецоперацию в Синьцзяне в составе Алтайской добровольческой армии. Награждён за неё орденом Красного Знамени. В 1937 году награждён за второй поход в Синьцзян орденом Ленина. В 1941-1947 годах - помощник начальника Военной академии РККА  имени М. В. Фрунзе по строевой части. Ушёл в отставку в звании генерал-майора в 1954 году. Умер в 1980 году.

Танк  БТ-7А. На гусеничном ходу развивал скорость до 70 км в час, а на колёсном (там, где позволяла местность) - до 100 км в час. Так было и в Синьцзяне: едва завидев советские танки, повстанцы в панике бежали. Очевидцы вспоминали, что стрелять нашим бойцам практически не приходилось - исход каждого столкновения решали танковые атаки.

 


Здесь надо сказать несколько слов о танках,  которые были тогда на вооружении "киргизской бригады". Танк  БТ-7А  на гусеничном ходу развивал скорость до 70 километров в час,  а на колёсном (там,  где позволяла местность) - до 100 километров в час. В Синьцзяне,  едва на горизонте появлялись советские танки,  повстанцы в панике бежали. Очевидцы вспоминали,  что стрелять нашим бойцам практически не приходилось - исход каждого столкновения решали танковые атаки. Повстанцы думали,  что их спасут стены крепостей высотой до десяти и толщиной до пяти метров. Но все эти крепости имели и свои слабые места -  деревянные ворота,  которые танками легко пробивались.


Несмотря на технические проблемы,  в августе 1937 года правительственные китайские и советские войска начали широкое наступление. Уже через четыре месяца было убито и взято в плен почти 14 тысяч повстанцев и захвачено 20 орудий, 1 миномёт и более 7 тысяч винтовок. В конце командировки танки "киргизской бригады" дошли почти до границы с Британской Индией. Военный историк Евгений Белаш сообщает: "Там бойцы захватили огромный караван - порядка 25 тысяч верблюдов и ишаков с грузом драгоценных камней, золотых и серебряных изделий, прочих ценностей. Трофеи перебросили в СССР на самолётах - для их посадки танки специально укатывали грунтовые площадки".


Синьцзянская командировка закончилась для "киргизской бригады" 19 февраля 1938 года. Не без трудностей,  но люди,  лошади и машины вернулись в места постоянной дислокации. Капитан Хорьков и младший воентехник Штакалов получили ордена Красной Звезды,  а ещё несколько танкистов - медали "За отвагу" и "За боевые заслуги". Текст приказа о награждении звучал так: "За образцовое выполнение специальных заданий правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и за выдающиеся успехи и достижения в боевой, политической и технической подготовке соединений и частей Рабоче-Крестьянской Красной армии и войск НКВД".


И ни слова о том,  где именно солдаты и офицеры "киргизской бригады" выполняли эти спецзадания!


А  что же генерал-губернатор Шэн Шицай? Долгое время ему удавалось лавировать между Иосифом Сталиным и гоминьдановцем Чан Кайши,  которым он одинаково морочил головы. По договорённости между "коммунистическим" генерал-губернатором Синьцзяна и СССР,  в синьцзянском городе Хами был построен авиазавод,  который собирал истребители И-16 из доставленных из СССР деталей. Потом эти самолёты перегонялись в центр Китая. Завод охранял 171-й отдельный батальон войск НКВД,  обмундированный в форму... дореволюционного образца. Красноармейцы и командиры батальона носили звания, установленные в дореволюционной русской армии. Лейтенанты именовались подпоручиками,  а майоры - капитанами. Старорежимные чины присвоили даже политработникам. К примеру,  комиссар батальона, полковой комиссар Киселёв имел чин полковника.


Делалось это в целях прикрытия. Операция была совершенно секретной - официально советского присутствия в Синьцзяне не должно было быть. И сторонние наблюдатели должны были принять советских чекистов за… белогвардейцев. Дело в том,  что в то время в Синьцзяне в эмиграции проживало много русских эмигрантов - бойцов армий Бориса Анненкова,  Александра Дутова и Романа Унгерна фон Штернберга, которые даже на чужбине носили старую форму и знаки различия.


 "Некоторые приказы по батальону, - пишут исследователи, - звучат почти анекдотически: "На политических занятиях в роте групповод поручик Волков, проводя рассказ "Гражданская война и создание Красной армии", не подготовил карту, не указал всех направлений наступления белогвардейцев и интервентов на Советскую республику. Кроме того, поручик Волков недостаточно знал места основных побед Красной армии над белогвардейцами, не упомянул о зверином облике белого офицерства и их зверствах по отношению к рабочим и крестьянам".


В конце концов Шэн Шицай начал занимать всё более антисоветскую позицию,  а к 1943 году отношения между Синьцзянем и СССР и вовсе испортились. В 1944 году центральная китайская власть отозвала Шэн Шицая из Синьцзяна. Умер бывший дубань через 17 лет после Сталина - в 1970 году. Через 5 лет не стало и Чан Кайши.


Сейчас архивов раскрывается всё больше. Поэтому есть надежда,  что когда-нибудь о "киргизской бригаде" станет известна вся правда. Тогда мы,  быть может,  узнаем в подробностях,  как воевали кыргызские бойцы, защищая свою Родину на дальних подступах… Чтобы война не пришла уже в их дома. Как показало время,  это - самый лучший способ защиты от внешнего врага.


Кыргызстан же нынешний должен гордиться этими бойцами - наравне с теми,  кто сражался на фронтах Великой Отечественной,  в горах Афганистана и ещё в шестидесяти с лишним локальных конфликтах - тех самых "секретных войнах",  в которых СССР участвовал с 1921-го по 1991 год.


Дмитрий  ОРЛОВ

 

Карта  Синьцзяня  1931  года.  Нетрудно  по  ней  понять,  почему  этот  регион  был  
так  важен  для  безопасности  СССР.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить