Новости

в Бишкеке прошла акция «Свеча памяти»

Подробнее...

НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

возбуждено в отношении бывшего мэра Бишкека Кубанычбека Кулматова.

Подробнее...

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

На минувшей неделе на допросах в ГКНБ побывали ещё два известных деятеля.

Подробнее...

ДТП в Москве

Глава МВД Кыргызстана Кашкар Джунушалиев навестил в больнице пострадавших.

Подробнее...

июль обещает быть жарким

Подробнее...

таксист-кыргызстанец в Москве совершил наезд на пешеходов

Подробнее...

$700,5 миллиона

перевели в Кыргызстан мигранты с начала года.

Подробнее...

С праздником Орозо айт!


Президент Сооронбай Жээнбеков поздравил соотечественников со священным праздником Орозо айт.

Подробнее...

Сооронбай Жээнбеков встретился в Москве с Владимиром Путиным

Подробнее...

Игорь Чудинов больше не депутат

Подробнее...

Жанторо Сатыбалдиева тоже вызывали на допрос в ГКНБ

 

Подробнее...

Албека Ибраимова вызвали на допрос в ГКНБ

Подробнее...

Темира Сариева допросили в ГКНБ

Подробнее...

Сапар Исаков останется под стражей до конца следствия

Бишкекский горсуд 13 июня оставил в силе решение Первомайского суда.

Подробнее...

Президент Жээнбеков едет на открытие чемпионата мира по футболу.

Подробнее...

"Вселенная Айтматова"

В Кыргызском национальном музее изобразительных искусств имени Гапара Айтиева открылись двери выставки-конкурса молодых художников "Вселенная Айтматова".

Подробнее...

в Кыргызстане откроется посольство Монголии

Подробнее...

Мы разные, но мы едины

Обращение президента С.Жээнбекова к народу Кыргызстана в связи с 8-й годовщиной трагических событий июня 2010 года.

Подробнее...

подписана Циндаоская декларация Совета глав государств-членов ШОС

Подробнее...

Кыргызстан принял председательство в Шанхайской Организации Сотрудничества

Подробнее...

Расследования

КОГДА ВРАЧИ РЕШАЮТ УМЕРЕТЬ...


26-летняя Мария свела счёты с жизнью ночью на 1 ноября. Накануне девушка пребывала в крайне неуравновешенном душевном состоянии. То выглядела депрессивно-подавленной, то, наоборот, не в меру возбуждённой.


- Они  хотят,  чтобы я переписала объяснительную? Ну что ж, перепишу. И перепишу, и уволюсь - подумаешь!..


Храбрилась, рассказывают соседи. Делала вид, что ничего особенного не происходит и ей всё нипочём.


Объяснительную Мария переписать не успела. Уволиться тоже не успела. Под утро мать вытащила её из петли. И прочла оставленную дочерью предсмертную записку.


Никого конкретно в своём самоубийстве Мария не винила, ничьих фамилий не называла. Написала просто - устала, мол, нет больше сил ТАК жить.


Мать покойной и многие из её коллег тут же записку истолковали. Объявили в милиции: знают, о чём и о ком речь. А  когда дошла очередь и им писать объяснительные, напрямую обвинили Мариино руководство.


- На 90 процентов уверена, что это всё - из-за нашей заведующей, - подтверждает корреспонденту свои показания в милиции одна из коллег повесившейся девушки.


Работала Мария зубным врачом в центре семейной медицины.


Не  хватает  доброты…


Где именно находятся этот ЦСМ и стоматологическое отделение при нём, уточнять не хочется. Отчасти - из-за  того,  что  вся  эта  история, не отличающаяся, увы, медицинской стерильностью, бьёт в первую очередь по ни в чём не повинным пациентам.


К тому же история эта, при всей своей дикости, к сожалению, типична. И произойти она могла где угодно,  где есть "интеллигентный" женский коллектив, где недавно сменилось руководство, где сотрудники разбиты на противоборствующие группы. Где в ущерб основной работе и исполнению непосредственных обязанностей коллеги, подобно клубку змей, подкусывают, а то и, не давясь, пожирают друг друга…


Скажем так: место действия - Чуйская область. Городок в шестидесяти километрах от Бишкека.


Центр семейной медицины недавно пережил реорганизацию. Стоматологическая поликлиника перестала быть самостоятельной единицей и прилепилась к ЦСМ в качестве отделения. Сменилось и руководство - как ЦСМ в целом, так и отделения стоматологии.


А  проблемы  никуда  не делись.


- Только в октябре с нами проводила беседу директор ЦСМ, - вспоминает одна из сотрудниц стоматологического отделения (назовём её Гульмирой). - Не со мной лично, нас несколько человек при этом присутствовало. В том числе и наша новая завотделением. О чём беседовали? О том, как хрупка человеческая жизнь. Вот он, человек, только что был жив и здоров, о чём-то мечтал, строил какие-то планы… А через секунду его уже нет.


- Речь тогда зашла о разбившемся в аварии вице-премьер-министре Темире Джумакадырове, - продолжает доктор Гульмира. - Разве мог он представить, отправляясь в поездку, ЧТО его ждёт через несколько минут?! Вот и мы, врачи, сошлись на том, что беречь надо - и себя, и друг друга. Более человечно, что ли, друг к другу относиться…


С чего вдруг сотрудники центра семейной медицины завели такой разговор? Явно не на пустом месте он возник. Предшествовал ему ряд неприятных событий в виде интриг, "подсиживаний", подсматриваний друг за другом и жалоб друг на друга по всевозможным поводам со стороны представителей самой гуманной профессии.


Директор ЦСМ тогда настоятельно попросила коллег быть добрее и внимательнее. Не только к пациентам (что само собой разумеется), но и к тем, кто работает в соседних кабинетах.


Слова директора оказались пророческими. И месяца не прошло, как покончила с собой Мария. Предварительно несколько раз вызванная "на ковёр" и получившая от начальства  такой "заряд бодрости", что мало ей, как видно, не показалось.


"А  мы  живём  -  пока"…


Врач Гульмира вызывается обрисовать корреспонденту обстановку, сложившуюся в их сугубо медицинском коллективе:


- У меня ребёнок родился с патологией. Нет, я понимаю, конечно, что ничего сейчас не докажешь, да и не утверждаю, что именно начальство всему причиной. Могу сказать только, что и я, и муж полностью здоровы, и другие дети у меня здоровы. А эта беременность протекала очень тяжело - не с медицинской, а с психологической точки зрения.


Постоянные придирки… Постоянные нападки… Постоянные докладные… Каждый день еле-еле приходила домой с работы. Живот как каменный.


- А насчёт чего докладные? - спрашиваю Гульмиру. - Что вы делали не так, в чём провинились?


- Ну я вам для примера такой случай расскажу. Вызывают меня "на ковёр". Говорят - жалоба на меня поступила от медсестры одной из средних школ. Якобы я отказалась зубы детям проверять. Потом та медсестра, пожилая женщина, у меня один на один прощения просила. Говорит, её буквально в коридоре за руку поймали, стали расспрашивать про меня - а она меня знать не знает, как и я её. В общем, убедили медсестру что-то там про меня написать.


- Я сама была на грани самоубийства, - вступает в разговор бывшая коллега Гульмиры (пусть она будет Алтынай). - Точно так же, как бедная Мария. Наша новая завотделением, даже когда она ещё не занимала эту должность, человек такой… Сначала, как говорится, в душу влезла. А потом моими же откровениями стала меня травить. То есть не просто жаловалась вышестоящему начальству, что я плохо работаю, но и гадости всякие говорила и про меня, и про моего мужа…


- Был такой момент, - признаётся Алтынай, - когда мне  очень  захотелось  наложить  на себя руки. Показалось, что я полное ничтожество, что ничего хорошего в  моей  жизни никогда уже не будет.


У  Алтынай  муж и ребёнок. Семья, которая всегда её поддержит, в любой ситуации будет на её стороне. Поэтому,  когда  стало  совсем невмоготу, она просто уволилась. Сейчас, конечно, тяжеловато приходится: работу по специальности непросто найти, тем более в районе, но как-то с семьёй выживает.
А у Марии семьи как таковой не было. Жила она с матерью-учительницей. Отец, к которому Мария была очень привязана, умер год назад.


- Так может, - спрашиваю её коллег, - всё дело в этом? Девушка с неустроенной личной жизнью, похоронившая очень близкого человека, поневоле впадёт в депрессию. Тем более была она, как вы говорите, замкнутой - и вместе с тем очень эмоциональной, ранимой.


- Если  у  человека  депрессия, - дружно качают они головами, - надо к нему помягче отнестись. Поделикатнее. Зачем же в петлю его подталкивать?


По рассказам врачей-стоматологов, к суициду Марию подтолкнуло всё то же начальство. Конкретно - заведующая отделением.


- Чтобы вы лучше понимали, о чём речь, - вводят меня в курс дела бывшие Мариины сослуживицы, - вот, к примеру, час ночи. У одного из наших коллег - куча эсэмэсок в телефоне: "Возьми сейчас же трубку! Если  не  ответишь,  завтра буду на тебя докладную писать".


Разве обязан человек по  ночам переписываться и перезваниваться с начальницей?


Или вот Мария когда умерла, когда в отделение следователь приходил… Тоже всю ночь сотрудники не спали. Объяснялись по телефону с заведующей, кто заходил к следователю первым, о чём его расспрашивали и что он ответил.


"Чуть  человека  не  убила"…


С  Марией  же,  говорят, было так. "Терзало" её начальство  частенько.  Беседовало с ней на повышенных  тонах,  пеняло за малейшие  промахи.  То  у  неё в кабинете недостаточно чисто ("Хотя вполне нормально  было у неё в кабинете!" - комментирует врач по имени, допустим, Чинара). То Мария на работу опоздала ("А она пришла вовремя, к восьми, - комментирует Чинара, - и это проблема заведующей, что она её не видела").


- Мария сама, за свои деньги оборудование в кабинет  купила,  -  рассказывают стоматологи. - Взяла кредит…  Сами  посудите, если  бы  она  халатно  относилась к своим обязанностям, если бы не хотела работать, разве стала бы за свой счёт кабинет обставлять?! Чуть ли не каждый день  её  ругали.  Из  кабинета только и слышишь: "Эже, ну извините, пожалуйста, ну эже!"


Последней каплей стало происшествие, случившееся незадолго до Марииного самоубийства. Лечила она зуб одной пациентке. То ли недолечила до конца, то ли в чём-то ошиблась, то ли какие-то не зависящие от доктора  факторы роль сыграли - в общем, у пациентки начались осложнения.


После Марии пациентка обратилась к хирургу…


А для Марии настал настоящий конец света. Её вызвала к себе завотделением. Говорила ей много неприятных и страшных слов. Упрекала в недобросовестном отношении к обязанностям. "А если бы, - вопрошала, - из-за тебя человек умер?!" Грозила  комиссией,  которая  теперь  непременно придёт в отделение проверять его работу - и в особенности работу проштрафившейся Марии.


- Ну  вообще-то  вполне логично, - не совсем соглашаюсь  я  с  возмущением Марииных  коллег. - Если человек  обратился  за  медицинской  помощью,  а  ему её  не  оказали  или   оказали  кое-как, надо разобраться  и  виновному  надо  как минимум объяснить, что он не прав.


- Объяснить надо, - кивают они. - Наказать, наверное, надо, если подтвердится его оплошность. Но не кричать! Не унижать, тем более при пациентах!


По требованию заведующей Мария написала объяснительную. Написала с перепугу тоже как-то "не так". После этого заведующая, говорят, звонила матери своей подчинённой и ту тоже распекала за ошибки дочери. Настаивала, чтобы Мария приехала и переписала свою бумагу.


- Перепишу, - твердила Мария. - Всё перепишу, всё подпишу, уволюсь. Ну и что? Раз они так хотят - я уволюсь.


А ночью девушки не стало.


- После этого, - рассказывают сотрудники отделения стоматологии, - нас всех собрали на конференцию. Объявили о смерти нашей коллеги. Сказали, что она давно была в депрессии и ничьей вины в её самоубийстве нет.


"На труп", как положено, выезжал следователь. Взял объяснительные у всех, кто мог хоть как-то прояснить ситуацию. Мать Марии написала то, что считала нужным: в смерти дочери она винит заведующую отделением. И хочет теперь только одного - чтобы заведующая уволилась.


Впрочем, сейчас, через месяц с небольшим после трагедии, мать Марии вообще уже ничего не хочет. Женщина она верующая и решила целиком и полностью положиться на волю Аллаха. Аллах, дескать, всё видит - пусть он и рассудит и всё расставит по своим местам. Пусть Всевышний, дескать, сам накажет виновных. А  дочку  уже в любом случае не вернуть.

 

Люди  в  белых  халатах,  представители  самой  гуманной профессии,  иной  раз  ведут  себя  совсем  не  гуманно.

 


тайны  следствия


Первого следователя, которому поручено было разобраться в причинах суицида Марии, от дела вскоре отстранили. Почему?


Сам следователь на этот вопрос  отвечать  отказывается. Лишь подтверждает свою "отставку", а от каких бы то ни было комментариев воздерживается.
- Отстранили его потому, - делятся информацией стоматологи, - что заведующая написала на него жалобы - и его руководству, и в прокуратуру.


- Отчего же? Чем следователь так вашу начальницу не устроил?


- Мы слышали, будто он её запугивал, - по крайней мере она так говорила. И вообще почему-то начальнице очень не понравилось, что следователь по одному приглашает нас в кабинет и много о чём спрашивает.


- Он не самоубийство расследовал, - говорит по телефону та самая заведующая отделением (назовём её Мунарой Асанбековной), - а копался в том, что никакого отношения к происшествию не имеет. Про тендер расспрашивал - законно или с нарушениями он проведён. Сплетни собирал всякие.


Вообще-то работа следователя в том и заключается, чтобы "копать". Без "копания" в том, что, на первый взгляд, не имеет отношения к делу, без "собирания сплетен" (выяснения, кто что видел  и  слышал)  истину  не установить.


Больше всего Мунару Асанбековну, как мне показалось, волнует вопрос о тех, кто на неё пожаловался в газету. Фамилии обратившихся я ей, разумеется, не выдаю. Тогда она начинает сама строить догадки:


- Я знаю, кто это. Это моя предшественница, бывшая заведующая, которой не понравилось, что её уволили. Человеку семьдесят лет… Она, конечно, хороший специалист, и я многому у неё научилась, но почему бы в таком возрасте не смириться со своим увольнением?


Нет,  Мунара  Асанбековна. Ваша предшественница как раз никуда не обращалась. Обратились те, кому, по их словам, крайне некомфортно работать под вашим руководством.


Из разговора с заведующей я узнаю, что сейчас в коллективе ЦСМ (и конкретно отделения стоматологии) всё тихо и спокойно. Что если какие-то проблемы и недоразумения были, то это, дескать, при прежнем руководстве. А что касается самоубийства Марии…


- Если вы корреспондент, - наставляет меня заведующая стоматологическим отделением, - то должны обратиться в РОВД и там всё узнать.


Что я должна, а чего не должна - это я и сама знаю. И уже, кстати, в курсе, что мне ответят в РОВД: в возбуждении уголовного дела по факту суицида гражданки такой-то отказано.


- У этой девочки были личные мотивы, - говорит Мунара Асанбековна. - Мы здесь ни при чём.


Заведующая для чего-то рассказывает мне о том, как сразу после самоубийства молодой сотрудницы ЦСМ по местному радио объявили, что девушку до этого довели. И буквально на следующий день, по словам Мунары Асанбековны, радиоведущему пришлось выступать с опровержением. И на коллег, очерняющих её, заведующая, говорит, уже написала в прокуратуру.


твоя  душа -  твоя  беда


В Бишкеке недавно произошёл достаточно драматический случай, едва не переросший в трагедию. На сей раз речь идёт о школьных учителях - тоже, надо сказать, коллективе весьма специфическом. После педсовета один из учеников на три дня сбежал из дома. На педсовете вроде бы разбирали его плохую успеваемость и грозили отчислением из школы.


Парень нашёлся и вернулся домой. А его учительница, затравленная коллегами, родителями и сочувствующими сторонними наблюдателями, чуть не покончила с собой.


Думаете, кто-то её пожалел, кто-нибудь ей посочувствовал? Ничего подобного. Крики: "И поделом!" - раздавались ещё долго после того, как инцидент мог считаться исчерпанным.


Повесившуюся Марию, как мне показалось, тоже никто особо не жалеет - за редким исключением.


Кто-то говорит - "не надо было "косячить". Кто-то советует медикам быть твёрже духом и не хвататься за сердце после каждого нагоняя. Руководство, дескать, на то и руководство, чтобы кричать, оскорблять, грозить всяческими карами и санкциями.


Руководству, дескать, плевать на вашу тонкую душевную организацию. Поэтому или блестяще, чтоб комар носа не подточил, выполняйте свою работу, или сидите дома. Целее будете.


- Вы поймите, работу найти трудно, - оправдываются врачи. - Приходится изо всех сил держаться за то, что есть. Но, честное слово, многие из нас на грани. Деньги на всякие комиссии как собирались, так и собираются. Тряпки-салфетки как за свой счёт покупали, так и покупаем. А зарплаты у нас, медиков, сами знаете какие.


Так тут ещё и постоянная нервозность. Всё время что-то не так. И всё время за спиной стоит кто-то, кто ловит каждую твою ошибку, каждый промах - и моментально доносит их "наверх".


И мы ведь вовсе не против, чтобы нам указывали на ошибки, делали замечания, наказывали, в конце концов! Но без ругани, без унижений… И не при пациентах.


Пациентов лично мне, откровенно говоря, тоже очень жаль. Почему человек, идущий в поликлинику за медицинской помощью, должен быть втянут в какие-то внутренние разборки? Ему что, своих проблем не хватает? И почему он, сам того не желая (и сам того часто не ведая), должен превращаться в оружие сведения счётов кого-то с кем-то?!


У пациента жизнь такая же хрупкая. И оборваться тоже может совершенно неожиданно, в любую секунду.


Еду обратно в Бишкек. По трассе вне населённых пунктов километров сто в час - самая норма, даже если торопишься. Дорога неровная, ранние зимние сумерки, встречные автомобили слепят дальним светом…


Многие машины обгоняют меня так, будто я вообще не двигаюсь. На месте стою. Значит, гонят под двести.


Стоп. Авария. Три машины, три водителя, похоже, уже догонялись. Одному авто досталось особо. Одна передняя дверца оторвана, другая вдавлена так, что страшно представить, что случилось с сидевшим за ней человеком.


К  месту  дорожно-транспортного  происшествия  несутся скорые… Которые, как обычно, никто не попускает.


Берегите друг друга, люди!


Ирина  МАКСИМОВА

Надпись  на  стене  дома  как  раз  напротив  того  места,  где  мы  с  врачами разговариваем  о  человечности. "Опомнитесь, вы же люди!"

Комментарии   

 
+2 #1 RE: КОГДА ВРАЧИ РЕШАЮТ УМЕРЕТЬ...многоточие... 13.12.2017 07:27
говорю же: сводки с фронта, а не киргизия, а точнее выживание как на зоне - человек человеку - зверь! что ни статья, то шок! что ни событие, то потрясение! я вообще обалдеваю как в бишкеке какая-то драная администраторша в любом кафе-ресторане орет на официантов, как на рабов! культуры в стране - 0. на западе где я живу, начальство уважает себя и не хочет выглядеть бескультурным, а потому человеческое достоинство подчиненного не задевает. подчиненный проштрафился - получает выговор устный либо письменный, но только по делу, не переходя на личности. даже на полтона не повысят голос - а зачем? есть у них другие меры воздействия. 2 жалобы идут в личное дело. 3-я жалоба - все, досвидания - с работником расстаются. люди держатся за работу. культуру надо воспитывать у населения, граждане правители киргизии и новый президент!
Цитировать
 
 
0 #2 RE: КОГДА ВРАЧИ РЕШАЮТ УМЕРЕТЬ...Dumb 13.12.2017 14:03
Завотделением типичнейшая психопатка. Прогуглите "психопат"
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить