Новости

в Бишкеке прошла акция «Свеча памяти»

Подробнее...

НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

возбуждено в отношении бывшего мэра Бишкека Кубанычбека Кулматова.

Подробнее...

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

На минувшей неделе на допросах в ГКНБ побывали ещё два известных деятеля.

Подробнее...

ДТП в Москве

Глава МВД Кыргызстана Кашкар Джунушалиев навестил в больнице пострадавших.

Подробнее...

июль обещает быть жарким

Подробнее...

таксист-кыргызстанец в Москве совершил наезд на пешеходов

Подробнее...

$700,5 миллиона

перевели в Кыргызстан мигранты с начала года.

Подробнее...

С праздником Орозо айт!


Президент Сооронбай Жээнбеков поздравил соотечественников со священным праздником Орозо айт.

Подробнее...

Сооронбай Жээнбеков встретился в Москве с Владимиром Путиным

Подробнее...

Игорь Чудинов больше не депутат

Подробнее...

Жанторо Сатыбалдиева тоже вызывали на допрос в ГКНБ

 

Подробнее...

Албека Ибраимова вызвали на допрос в ГКНБ

Подробнее...

Темира Сариева допросили в ГКНБ

Подробнее...

Сапар Исаков останется под стражей до конца следствия

Бишкекский горсуд 13 июня оставил в силе решение Первомайского суда.

Подробнее...

Президент Жээнбеков едет на открытие чемпионата мира по футболу.

Подробнее...

"Вселенная Айтматова"

В Кыргызском национальном музее изобразительных искусств имени Гапара Айтиева открылись двери выставки-конкурса молодых художников "Вселенная Айтматова".

Подробнее...

в Кыргызстане откроется посольство Монголии

Подробнее...

Мы разные, но мы едины

Обращение президента С.Жээнбекова к народу Кыргызстана в связи с 8-й годовщиной трагических событий июня 2010 года.

Подробнее...

подписана Циндаоская декларация Совета глав государств-членов ШОС

Подробнее...

Кыргызстан принял председательство в Шанхайской Организации Сотрудничества

Подробнее...

Расследования

ПРОДАЮТСЯ ДЕТИ… НЕДЁШЕВО


Читаю заявление некой бишкекчанки, адресованное компетентным органам и случайно попавшее в журналистские руки.


Суть заявления такова. Решила эта женщина усыновить ребёнка-сироту. Весьма благородное решение! Вышла на некоего социального работника, который привёз её в центр реабилитации беспризорных детей.


В центре приглянулась заявительнице девочка. Захотелось познакомиться с ней поближе. Руководство центра не возражало: такие желания потенциальных усыновителей здесь всячески приветствуются. Женщине предложили взять ребёнка домой на выходные, только паспорт оставить в залог. Та с радостью согласилась.


Пошла к машине за документом… Следом выскочил на улицу упомянутый социальный работник. Не имеющий к ЦРБД прямого отношения. Мягко взял посетительницу под локоть и озвучил несколько иное требование. Паспорт, дескать, паспортом, а надо ещё и деньги заплатить. За то, чтобы пару дней провести с ребёнком, потенциальным усыновителям надо, оказывается, раскошелиться "всего"… на 3 тысячи долларов.


Шокированная женщина, разумеется, отказалась. Во-первых,  нет  у  неё  таких  денег. А во-вторых - ЗА ЧТО платить?!


- Меня ругают в разных мэриях-министерствах-администрациях за слово "товар", - рассказывает директор центра реабилитации беспризорников Алексей Петрушевский. - А я отвечаю, что не я этим словом детей назвал. Это они, органы, отвечающие за судьбы детей, своих подопечных товаром считают и соответственно к ним относятся!
 


долгая  дорога  домой


Неприятную историю, случившуюся с бишкекчанином Антоном Путилиным, решившим удочерить двух оставшихся без попечения родителей сестрёнок, не обошло вниманием ни одно, пожалуй, из наших СМИ. Но ведь дело даже не в ней, этой истории (которая, к счастью, закончилась благополучно). Дело в СИСТЕМЕ. В ТЕНДЕНЦИИ. Дело в том, что произошедшее с семьёй Антона - всего лишь вершина айсберга. Копать надо глубже и усерднее…


Впрочем, обо всём по порядку.


Антон и Ульяна Путилины - семья интересная. Хотя бы тем, что у молодых супругов, помимо родного сына, четыре приёмные дочки. До недавнего времени было две.


- А  зачем  вы, простите за бестактность, решили удочерить ещё и этих девочек? - спрашиваю Антона. - И почему именно этих?


- Именно этих, - отвечает, - наверное, потому, что фамилия у них знакомая. Они, конечно, не родственницы тем людям, которые носят такую же фамилию и с которыми у меня связаны самые тёплые воспоминания. Но что-то родное почувствовал, когда узнал, что есть такие сестрёнки в Чуйском интернате. Посоветовался с женой…


Поскольку Путилины в деле усыновления не новички, быстро собрали все необходимые документы. И не думали не гадали, что их благородный порыв натолкнётся на глухую стену непонимания со стороны людей, которые, казалось бы, должны быть заинтересованы в скорейшем определении в семью, пусть даже и приёмную, ТАКИХ детей.


Каких ТАКИХ? Едва речь заходит о детях-беспризорниках, тут же всплывают сугубо "товарные" термины вроде "нестатусный", "неликвидный"…  "Пристроить" (тоже слово некрасивое) в приёмную семью проще ребёнка маленького - это ни для кого не секрет. Чем дети старше, тем больше у них шансов до совершеннолетия остаться в интернате и выйти оттуда без кола и двора, без элементарных умений и навыков, сломленными морально и физически.
И ещё, чтобы иметь возможность быть усыновлённым, ребёнок должен обладать статусом сироты. Таких в Кыргызстане мало.


Вы удивлены, уважаемый читатель? Нам тоже удивительно. Столько кругом говорится и пишется о малышах, у которых родители умерли; о тех, у кого родители лишены родительских прав; о тех, наконец, чьи неизвестные матери просто подкинули новорождённое дитя к порогу какого-нибудь учреждения… Однако подавляющее большинство из них, как ни странно,  "нестатусные". Хоть и прозябают в детдомах - а могли бы обрести дом, семью и нормальные условия.


Вот такой парадокс.


Вика и Ангелина - "статусные". Но "неликвидные". Вышли из того возраста, когда приёмные родители охотнее всего разбирают детей. Одной девочке восемь, другой десять. Таких берут редко.


Путилины захотели взять.


- Очень долго я не мог понять, в чём, собственно, дело, - рассказывает Антон Путилин. - Почему вдруг возникли такие препятствия? Все справки мы собрали, наши жилищные условия комиссия обследовала, выдали нам заключение, что мы можем быть приёмными родителями. Про этих девочек мы тоже всё узнали: никто, кроме нас, на их удочерение не претендует. И тут началось…


Приезжаем в Чуйский интернат. Показываем документы. Администрация отвечает, что документы не в порядке. Почему не в порядке? Потому что "копии документов нотариально не заверены". Но ведь вместе с копиями мы подаём и оригиналы, какие могут быть сомнения?


И ещё… Вы будете смеяться, но нам, поверьте, было не до смеха. Говорят: у вас справка от кожвенеролога. А нужна, дескать, от дерматовенеролога.


Пришлось немного в латынь углубиться. Объяснить, что это одно и то же… В конце концов решили не спорить и просто попросили врача выписать справки "по всей форме". Именно от дерматолога-венеролога.


Потом нам с женой объявили, что знакомиться и общаться с девочками мы можем только в присутствии администрации интерната и социальных работников. Это нам тоже было удивительно. При удочерении первых дочек никто нам таких условий не ставил, да и в правилах ничего такого не написано. Но пришлось согласиться.


Так и сидели несколько дней в одной комнате. Геля с Викой, мы с женой, завуч интерната, соцработник… Разговаривали с девочками, играли. Я сразу заметил, что они какие-то напряжённые. Списал это на то, что интернатская жизнь не сахар. Отвыкли дети от внимания и ласки. И точно, потихоньку-понемногу стали оттаивать.


- Девчата, - спрашиваю, - хотите к нам жить поехать?


Показал фотографии нашего дома, наших детей. Сказал, что сестрёнки и братишка очень их ждут.


Вика (она постарше) угрюмо отвечает: "Нет, не поедем".


Вот так поворот…


- Почему? - спрашиваю. - Вы именно к нам не хотите или вообще не хотите уезжать из интерната?


- Вообще никуда не поедем, - говорит. - Здесь останемся.


Рассказывают девочки, что у них есть тётя и они боятся, что, переехав к нам, не смогут с ней видеться.


- А где живёт ваша тётя?


- В Бишкеке.


- Ну так и я вас зову в Бишкек! Там вам даже удобнее будет с ней общаться.


Потом оказалось, что Настя  никакая им не тётя. Она подруга их матери, лишённой родительских прав. Очень за них переживает, но взять к себе не может…


Так или иначе - девчонки ни в какую. Вика даже письменный отказ от нас написала. Пробовала моя супруга у них выведать, почему к нам такое отношение. Младшая, Геля, проговорилась: "Мы в Америку поедем".


А потом началось что-то вообще непонятное. Перед Новым годом Алексей Петрушевский в интернат поехал. Он обычно на праздники забирает в Бишкек тех ребят, которые через его центр реабилитации прошли. Хотел взять и Вику с Ангелиной - не получилось. Без объяснения причин ему сестрёнок не отдали.
В первых числах января в интернат наведалась та самая "тётя" Настя, с которой супруги Путилины уже успели познакомиться. Звонит оттуда Антону: "Девочки у вас?"


- Нет конечно, - отвечает удивлённый Антон. - Вы же знаете, что нам их не отдают, да они и сами не хотят почему-то.


- А мне сказали, - рассказывает Анастасия, - что Вика с Гелей уехали в гости в Бишкек. Вот я и подумала, что к вам, а куда ещё?


Слегка припёртая к стенке администрация интерната начала юлить и изворачиваться. Не в гости, дескать, девочки поехали, а в больницу. У Вики рука сломана, так вот какие-то осложнения возникли. Пришлось её госпитализировать, а чтоб не скучно и не страшно было Вике, в одну палату с ней положили сестрёнку.


- Скажите хотя бы, в какой они больнице! - требовали Настя и Путилины. Чёрт знает что в этом интернате творится - как бы  с  девчатами  чего-нибудь не  случилось.


А Вика с Гелей и не были ни в какой больнице. У Вики действительно проблема со сломанной рукой. Кость срослась неправильно, и её действительно необходимо было госпитализировать. Но администрации интерната оказалось не до этого. Главное - получше девочек спрятать и отвадить Путилиных. Всё это время, пока Анастасия и Антон Путилин трясли руководство интерната, сестрёнки находились там. На пару дней только отлучились - в какую-то гостиницу.


- Когда нам удалось наконец вывезти их за пределы интерната, - продолжает Антон, - посидеть в кафешке в Токмаке, тогда-то многое и прояснилось. Девочки рассказали, что им про нас говорили всякую ерунду. Что мы, дескать, - семья алкоголиков. Что мы их заберём и увезём в какую-то глушь, где никто никогда их не найдёт. Учили, как себя с нами вести: грубить, отворачиваться, на вопросы не отвечать…


А в гостиницу их возила пара иностранцев. Американцев.


Что примечательно, сестрёнки были с ними там, можно сказать, один на один. Это Антону Путилину, гражданину Кыргызстана, не разрешали наедине видеться с девочками. А заморским гостям это почему-то позволили. А если бы они оказались извращенцами? А если бы… Да мало ли что могло произойти?!


Отчего же иностранцам такое доверие? Не от толщины ли кошелька оно зависит?


- Когда наше заявление рассматривали на самых разных уровнях, - рассказывает Антон Путилин, - всех чиновников интересовал лишь один вопрос: вымогал ли кто-нибудь у меня взятку за удочерение? Всем я отвечал честно: нет, не вымогали. Напрямую не вымогали. Но само поведение официальных лиц наводит на размышления. Зачем-то ведь мне палки в колёса ставили на ровном месте? Чего-то ведь от меня хотели? Чего-то такого, что я не предложил. А американцы, видимо, предложили.


Никакие другие вопросы не интересуют чиновников, занимающихся заявлением Путилина, и по сей день. Их не волнует, почему Вике со сломанной и неправильно сросшейся рукой не была своевременно оказана медицинская помощь. Им всё равно, что девочек усиленно обрабатывали, запугивали и зомбировали, чтобы отвратить их от кыргызстанской семьи и повыгоднее пристроить в американскую. Чиновников не трогают детские слёзы и просьбы не отдавать их на чужбину, а оставить здесь, рядом с дядей Антоном и тётями Ульяной и Настей.


Сейчас сестрёнки в приёмной семье Путилиных. Вика лечится. Ангелина осваивается в новом доме и привыкает к новым сёстрам.


Только детские проблемы в Кыргызстане ведь на этом не закончились!


невесёлое  кино


Есть видеозапись, показывающая, как зажатых, испуганных детей привезли "на побывку" в гостиницу.


- Ну и что? - говорят представители Минсоцразвития, Минобразования и энпэошники. - Нет ведь видео, где девочек бы силой запихивали в самолёт, чтобы увезти в Америку! Остальное не считается.

 

Видео  из  гостиницы,  куда  американские  гости  возили Вику  с  Ангелиной. 

Оно  чиновников  не  впечатляет   и  ни  в  чём  не  убеждает.

 


У Алексея Петрушевского есть другая видеозапись.


Беловодский интернат. 8 января 2018 года. Две девочки подросткового возраста прямо во дворе, на снегу, моют головы.


- Я в тот день совершенно случайно со двора заехал, - комментирует директор ЦРБД. - И ужаснулся. Тем более что одну из этих девчонок я хорошо знаю, она раньше у нас жила. Остановился: "Вы что делаете?! Простудитесь же!" Ну и на видео это безобразие снял, чтобы показать потом, кому следует.


Показал. Думаете, кого-то из чиновников это "кино" Петрушевского так же, как его, взяло за душу? Как бы не так. Они разбираются, что он в тот день делал в Беловодском, зачем заехал в дом-интернат "не с той" стороны…


А на то, что дети в доме-интернате натуральным образом гробятся, чиновникам по большому счёту плевать. Потому что дети эти "нестатусные" и "неликвидные". Подороже продать их вряд ли получится.


- Я очень много общаюсь с семьями, которые хотели бы усыновить ребёнка, - признаётся Антон Путилин. - Все они сталкиваются с одной и той же проблемой. Им говорят: "статусных" нет. Заходите в другой раз. Заходят в другой и в третий… Пока в конце концов им открытым текстом не озвучивают сумму.


- Сколько? - спрашиваю Антона.


- По-разному. Потенциальный усыновитель ведь приносит кучу документов. Официальные лица их изучают и делают вывод, сколько именно с него можно стребовать.


- Ну хоть примерно?


- Самая большая сумма, о которой я слышал, - семь тысяч долларов.


Готов потенциальный родитель заплатить - ему тут же подыщут "статусного" ребёнка. И даже если такового в нужный момент под рукой не окажется - очень быстро оформят статус на любого мальчика, любую девочку. Как говорится - было бы желание…


И материальная заинтересованность.

 

Кто  из  этих  ребятишек,  временно  находящихся  
в  центре  реабилитации,  "ликвидный",  кто  "статусный", кому  какую  судьбу  уготовили  кыргызские  чиновники?

 

А виноват во всём, по мнению представителей "компетентных органов", как вы думаете, кто? Ни за что не догадаетесь. Директор центра реабилитации беспризорников.  Почему?! Этого "компетентные" не объясняют. Надо же  было кого-то назначить стрелочником!

 


чужие  дети  -  чужие  проблемы


И к своим-то собственным, родным детям многие родители, чего уж греха таить, относятся, как к неодушевлённым предметам. А  о  чужих и говорить не  приходится.


В неожиданные аномальные январские холода замерзала в Бишкеке мать с маленькими детьми. Знакомая женщина не прошла мимо. Чужих детишек пожалела. Договорилась, пристроила их на время в центр Алексея Петрушевского: у него тепло, светло и сытно.


- А получается, я правила нарушил, - разводит руками Алексей Владимирович. - Опять меня ругать будут. Порядок такой: она должна была обратиться в комиссию по делам детей. Комиссия заседает раз в неделю. Рассмотрела бы её заявление и - может быть - разрешила бы детям переждать морозы у нас. А что бы с детьми было за время этих бюрократических проволочек?..


Есть закон, по которому детский дом или интернат - самая крайняя мера. На случай, если в течение длительного времени не удалось вернуть детей в родную семью, найти их родственников или людей, желающих их усыновить или взять под опеку.


Соблюдается закон? Нет! В интернат - причём желательно подальше от столицы - отправляют детей, даже не потрудившись предварительно выяснить, есть ли у них кто-то из родственников.


Оттуда, из интерната, из глубинки, проще простого ребёнка переправить куда угодно, проще говоря - продать подороже. И затерять его следы…


Есть закон, не позволяющий разделять родных братьев и сестёр.


Соблюдается? Тоже нет. И разделяют, и отдают (продают?) поодиночке.


Одна бишкекчанка с двумя детьми мал мала меньше попала в кризисный центр для женщин, пострадавших от семейного насилия. Была избита мужем, отобравшим у неё квартиру и едва не покалечившим младшего сынишку.


Малыш оказался в больнице. Мать, естественно, рядом с ним. Старший ребёнок - вроде бы временно - отправлен в дальний детдом-интернат. Мать звонила туда, интересовалась его самочувствием. Пару раз съездила - больше и чаще просто не получается.


А к ребёнку уже присматриваются состоятельные люди, готовые его усыновить. При живой матери, не лишённой родительских прав. При родном младшем братишке.


Гудбай,  Америка?


Возможно, нас вслед за Антоном Путилиным сейчас обвинят в том, что хотим запретить в Кыргызстане "иностранное" усыновление. В его адрес такие упрёки уже сыплются.


Надо ли запрещать гражданам той же Америки усыновлять и удочерять маленьких кыргызстанцев? Сложный вопрос. Односложно, "да" или "нет", на него не ответить.


Если появляется приличная иностранная семья, готовая воспитывать ребёнка, у которого нет шансов попасть в семью соотечественников ("не тот" возраст или "не то" состояние здоровья), - почему бы и нет? В любом случае расти и воспитываться ребёнку лучше в семье, нежели в казённом доме. Другое дело, что желательно бы отслеживать, куда и зачем именно его увезут.


А если есть выбор между хорошей семьёй в Кыргызстане и заморским семейством, каким бы положительным оно ни было… Тут уж выбор должен делаться, по всей видимости, в пользу наших сограждан.


Даже если они не готовы платить чиновникам по 7 тысяч долларов - просто потому, что не считают детей живым товаром.


- Здравствуйте, - подходит ко мне в центре реабилитации беспризорников мальчик лет семи-восьми, пока я в коридоре дожидаюсь директора.  - Я хочу вам подарок подарить.


- Мне? Подарок? Какой?


- Вот, - он протягивает на ладошке маленького пластмассового зайчика почему-то ярко-оранжевого цвета. - Это игрушка.


- Спасибо.


Кладу в карман неожиданный подарок от совершенно незнакомого ребёнка. Хороший мальчишка. Добрый.


Неужели и с ним кто-нибудь поступит так же - как с товаром первого или второго сорта?


Ольга  НОВГОРОДЦЕВА

Комментарии   

 
+1 #1 RE: ПРОДАЮТСЯ ДЕТИ… НЕДЁШЕВОИванов 22.02.2018 21:16
На этой неделе показывали сюжет про российский детдом, там дети говорили что гости их насилуют, директор был в курсе
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить