Новости

Жанторо Сатыбалдиеву предъявлены обвинения

До конца следствия бывший премьер-министр Кыргызстана водворён в СИЗО ГКНБ.

Подробнее...

ДТП в Москве

Глава МВД Кыргызстана Кашкар Джунушалиев навестил в больнице пострадавших.

Подробнее...

ГКНБ задержал Жанторо Сатыбалдиева

Подробнее...

июль обещает быть жарким

Подробнее...

Кубанычбек Кулматов остается под арестом

В отношении экс-мэра столицы Кубанычбека Кулматова возбуждено еще одно уголовное дело.

Подробнее...

таксист-кыргызстанец в Москве совершил наезд на пешеходов

Подробнее...

$700,5 миллиона

перевели в Кыргызстан мигранты с начала года.

Подробнее...

С праздником Орозо айт!


Президент Сооронбай Жээнбеков поздравил соотечественников со священным праздником Орозо айт.

Подробнее...

Сооронбай Жээнбеков встретился в Москве с Владимиром Путиным

Подробнее...

Игорь Чудинов больше не депутат

Подробнее...

Жанторо Сатыбалдиева тоже вызывали на допрос в ГКНБ

 

Подробнее...

Албека Ибраимова вызвали на допрос в ГКНБ

Подробнее...

Темира Сариева допросили в ГКНБ

Подробнее...

Сапар Исаков останется под стражей до конца следствия

Бишкекский горсуд 13 июня оставил в силе решение Первомайского суда.

Подробнее...

Президент Жээнбеков едет на открытие чемпионата мира по футболу.

Подробнее...

"Вселенная Айтматова"

В Кыргызском национальном музее изобразительных искусств имени Гапара Айтиева открылись двери выставки-конкурса молодых художников "Вселенная Айтматова".

Подробнее...

в Кыргызстане откроется посольство Монголии

Подробнее...

Мы разные, но мы едины

Обращение президента С.Жээнбекова к народу Кыргызстана в связи с 8-й годовщиной трагических событий июня 2010 года.

Подробнее...

подписана Циндаоская декларация Совета глав государств-членов ШОС

Подробнее...

Кыргызстан принял председательство в Шанхайской Организации Сотрудничества

Подробнее...

Расследования

"ЖЕЛАЮ ВАМ ДОБРЫХ ДРУЗЕЙ В РАЮ..."


- Я тоже, может, хотела сдохнуть! Айдайка как-то смогла, а я нет. Значит, она смелее меня…


Эта диктофонная запись хранится в телефоне тёти недавно повесившейся Айдай, выпускницы Петровской средней школы. А "сдохнуть" хотела, если верить её словам, одна из двух старшеклассниц, проходящих по уголовному делу о доведении до самоубийства.


Проходящих или проходивших? Никто не знает, продолжается ли ещё в ОВД Московского района расследование этого уголовного дела. Никто никого не допрашивает, никто не ищет никаких доказательств, следователь трубку не берёт.


Чей это голос говорил про "сдохнуть"? Айсулу или Айзирек?



Айзирек


23 мая в Петровке хоронили ещё одну одиннадцатиклассницу. Отвезли на кладбище по той же дороге, по которой она каждое утро ходила в школу.


Школа, можно сказать, была позади. Осталось всего ничего: последний звонок, экзамены, выпускной вечер…


На днях девочка купила красивое платье и туфли для выпускного. Охотно помогала отцу в огороде. Умирать не собиралась - и вдруг…


- Айзирек?! Да вы что?! Не может быть, как же так?! - тётя Айдайки в ужасе хватается то за голову, то за сердце. - Мы же тогда говорили, просили…


Кому говорили, кого просили? О чём? Просили, рассказывает, слегка придя в себя, Айдайкина тётя, школьную администрацию, чтобы провели с девочками, на которых жаловалась Айдай, какую-нибудь работу. Наказывать не обязательно, но ведь у девчонок явно какие-то проблемы. Может, к психологу их сводить?


Айзирек ушла из жизни за пару дней до долгожданного последнего звонка.


- Вот здесь, - показывает отец девочки на потолок прямо над нами, - она и висела. Здесь табуретка была.


- А что случилось с вашей дочкой? Почему она ТАК?


- Загадка… - мужчина удручённо качает головой.


- Вы ничего не замечали? Не бывает ведь так, чтобы у человека всё было в полном порядке - и ни с того ни с сего он решился на суицид. Она что-нибудь говорила? Хотя бы вскользь? Как-то, может быть, вела себя не так последнее время?


- Нет, - пожимает отец плечами. - Всё было как всегда.


В это кошмарное утро родители Айзирек проснулись до рассвета, часа в три. Отец всегда в это время встаёт: работает в Бишкеке, едет в город на поезде. Жена пошла доить корову, а он позавтракал и уехал.


Не успел доехать до ближайшей станции - в истерике звонит жена: дочка повесилась!


Вернувшись, застал полный дом народу. Милиция, судмедэксперты


От вскрытия тела дочери родители отказались: "Зачем? И так ведь ясно, почему она умерла".


Вот это-то как раз и не ясно!


- Что же всё-таки случилось, как думаете? - осторожно расспрашиваю отца Айзирек.


Мужчина разводит руками. "Ну, может, игра какая-нибудь… Ну такая, знаете, в которую подростки сейчас играют. Когда одного заставляют утопиться, другого - в окно выпрыгнуть, третьего - повеситься". - "Считаете, пресловутый "Синий кит" виноват?" - "Не знаю".


Незадолго до смерти родители купили Айзирек дорогущий телефон. Сенсорный. Чтобы разблокировать, нужно провести по экрану пальцем. Её пальцем. Отец при следователе несколько раз подносил пальцы мёртвой дочери к экрану телефона - бесполезно.


Телефон сотрудники милиции увезли с собой. Теперь над ним "колдуют" специалисты, пытаясь вытащить из него хоть какую-то информацию: с кем Айзирек созванивалась и переписывалась в последние дни и часы, на какие интернет-сайты заходила…


Убитая горем мать тоже понятия не имеет, что такого страшного могло произойти в жизни её дочки. Волновалась по поводу ОРТ - но не до такой степени, чтобы не справиться с волнением. Переживала, что в готовящемся на выпускной бал танце осталась без пары - но из-за этого, как справедливо замечает завуч школы, не вешаются. Хотя подростковый внутренний мир слишком хрупок и никогда не знаешь, какая мелочь и в какой момент расколет его на части.


С одной из близких подруг пару недель назад Айзирек как будто попрощалась. Сказала, что скоро её не станет: "Как ты будешь без меня?" Подруга спросила: "А как же твои родители? Они так тебя любят!" Ничего, ответила Айзирек. Два дня поплачут - и всё.


А о причине такого решения подруга Айзирек не спросила… По крайней мере, она так говорит. Может, и спрашивала. Может, и знает что-то.


Людей на похоронах и поминках много. Кто-то плачет, кто-то вполголоса обсуждает насущные дела. Некий родственник девочки вроде бы соглашается поговорить. Рассказать, что он знает о предыстории этой трагедии. Садится рядом, набирает в лёгкие побольше воздуха - и идёт на попятную: "Я по-русски плохо говорю". - "Не беда. На крайний случай есть переводчик. Просто расскажите, если что-то знаете".


- Билбейм ("не знаю"), - отвечает родственник и удаляется.


Другой молодой мужчина готов съездить с нами к дому другой подружки Айзирек и попросить её поделиться информацией. Потом надолго исчезает за воротами дома и выходит уже совсем с другим настроением: "Мне сказали не лезть".


Кто сказал? Почему "не лезть"? Неужели родные Айзирек  не хотят докопаться до правды? Неужели им всё равно, что произошло с их девочкой, кто или что толкнуло её в петлю?


"Два дня поплачут…" Неужели Айзирек не ошиблась?


Подружку находим без посторонней помощи в соседнем селе Беловодском. Девушка, кажется, искренне переживает смерть подруги, но… Тоже, по её словам, абсолютно ничего не знает. Встречалась с Айзирек буквально накануне, та была, как обычно, "весела и позитивна".


Ещё одна девочка признаётся, что, несмотря на "позитив", Айзирек последнее время находилась в депрессии. Её переживания по поводу экзаменационных оценок, говорит подруга, незаметными ни для кого не оставались. Одноклассники успокаивали её: оценки, мол, в жизни не главное. Айзирек твердила, что для неё как раз главное: надо поступать в вуз, желательно на бюджет… И всё больше себя накручивала.


Айсулу, чья фамилия тоже фигурирует в материалах уголовного дела о доведении до суицида девушки по имени Айдай, в подругах у Айзирек вроде бы уже не числится.

 

На  похоронах  Айзирек никто  не  знал,  почему  она  покончила  с  собой. 

И никому  это,  видимо,  не интересно.

 


Айдай


Если Айзирек повесилась как будто беспричинно - у Айдайки причины на то были. И об этих причинах прекрасно знали окружавшие её взрослые. Всё знали, всё видели и слышали. Могли предотвратить трагедию. Для этого надо было лишь сделать чуть больше, чем ничего.


У Айдайки было слабое зрение и вообще шаткое здоровье. Родители её развелись, когда дочка была совсем маленькой. Разъехались, создали новые семьи. А Айдайку отдали бабушке. Отец, насколько известно, по мере сил принимал участие в воспитании дочери, после окончания школы собирался даже дом ей купить. Но к себе взять не мог: Айдай не ладила с мачехой.


Главные беды у девчонки начались в 10-м классе. Когда такой же малолетка, ученик той же школы, склонил её к половой близости. "Но я же мусульманка, - неуверенно отбивалась Айдай. - Как же я потом замуж буду выходить?" - "Ничего, - ответил парень. - Выйдешь за русского".


Где один раз - там и два. Где два - там система. Однажды "возлюбленный" пришёл на свидание не один, а с дружками. Айдайку насиловали втроём, безжалостно и извращённо.


Первой о случившемся узнала не бабушка. Не отец и не тёти (их у Айдайки две). Узнала совершенно посторонняя женщина Ольга Анатольевна. Бывшая учительница этой же школы, с некоторых пор занимающаяся репетиторством и сующая свой нос (как говорят о ней бывшие коллеги) "куда не следует".


В этой чужой женщине Айдай увидела вторую мать. Приходила к ней, плакала, делилась своими горестями и переживаниями. Ольга Анатольевна её и в кризисный центр возила, и пробовала к уголовной ответственности обидчиков Айдайки привлечь. Оказалось, что заявление в правоохранительные органы должны подавать близкие родственники несовершеннолетней. А бывшая учительница Айдайке никто…


Коллектив Петровской средней школы писал потом прокурору заявление на Ольгу Анатольевну: "В течение двух лет она общалась с девочкой в интернет-сети и лично проводила с ней беседы. Ей были известны все факты из жизни Айдай. Но она скрывала их от родителей погибшей девочки, от администрации школы и классного руководителя. Мы считаем, что она виновата в бездействии и умалчивании о фактах, приведших к трагедии".


- Ничего я не скрывала, - комментирует это заявление Ольга Анатольевна. - Наоборот, и я с тётей Айдай разговаривала, и отец девочки всё прекрасно знал, и даже школьному завучу Айдайка письменную жалобу отдавала. Всё там было подробно описано, кто и как над ней издевается. А реакции - никакой. И кто, спрашивается, виноват?


В 11-й класс Ольга Анатольевна откровенничавшей с ней Айдайке идти не советовала. Рекомендовала перевестись в другую школу: здесь ей после всего случившегося житья не будет. Айдай решила доучиваться здесь…


И через некоторое время подружилась ещё с одним мальчиком, о чём с восторгом и сообщила своей наставнице. Говорила, что Вадим из не совсем благополучной семьи, родители у него болеют и самого его очень жалко, но человек он хороший. Говорила, что они с Вадимом просто друзья, что он её понимает и поддерживает.


У Вадима вроде бы была и "не просто подруга" по имени Айсулу. Айсулу с Айзирек подкарауливали Айдайку около школы. Кричали "Вешайся!", другие обидные вещи. Несколько раз провоцировали на драку, но до драки, насколько известно, дело не дошло.


- Я лично звонила этой девочке, Айсулу, - рассказывает Ольга Анатольевна. - Разговаривала с ней по-хорошему. Просила не обижать Айдайку - той и так от жизни досталось. "Кто сирота?  Айдай сирота? - говорила Айсулу в телефонную трубку. - Да я, между прочим, тоже сирота, только настоящая. Это меня пожалеть надо!"


А тут и "друг" Вадим подлил масло в огонь. Завёл как-то с Айдайкой беседу на крайне неприятную для неё тему: что, как и с кем у неё "было". Заставил поведать во всех подробностях, как её насиловали… Записал эту беседу на диктофон и распространил запись среди одиннадцатиклассников.


По настоянию Ольги Анатольевны Айдай написала что-то вроде заявления руководству школы и отдала бумагу завучу. Вадим вскоре после этого вроде бы извинился, но ситуацию это уже не спасло: мёртвую Айдай родственники вытащили из петли.

 

Школа.

На  этом  кладбище неподалёку  от  школы покоятся  её  бывшие ученики.


Алексей


Одиннадцатиклассник всё той же Петровской средней школы Алёша повесился два года назад.


Парень хорошо учился, мечтал стать ветеринаром. И вдруг…


Оказалось, что тоже не совсем "вдруг". Матери мальчишка неоднократно жаловался на конфликты с одноклассниками. Конфликты случались в основном с мальчиками и в основном из-за того, что его дразнили "голубым". Почему так - никто объяснить не может.


Школьный тренер рассказывал, что Алёша и правда был больше похож на девочку, чем на мальчика. Что он даже переодевался отдельно от всех. А на танцах его не ставили в пару с девочкой. Одноклассники смеялись, что он сам, дескать, девчонка, зачем ему ещё партнёрша?


Тогда, два года назад, журналисты пытались поговорить с директором школы. Та разговаривать отказалась. Школа, мол, к самоубийству Алексея никакого отношения не имеет, все вопросы - к сотрудникам правоохранительных органов…


Страшно всё это. Как и в случае с Айдай, ВСЕ ВСЁ ВИДЕЛИ. О непростой, прямо скажем - напряжённой, взрывоопасной ситуации знали и родители, и одноклассники, и учителя, и школьная администрация. И НИКТО не счёл нужным вмешаться и как-то эту взрывоопасную ситуацию "разрулить"!


Всем всё равно. Всем наплевать. Как будто гибнут не подростки, живые люди, а просто ломаются неодушевлённые куклы. Которых теперь можно спокойно выбросить в мусорный контейнер…


Алёша не говорил друзьям, как Айзирек: "Скоро вы меня оплакивать будете". У него друзей просто не было.


До Алексея случилось в этой школе ещё два самоубийства. И ещё два, говорят, неудачных.


Просто какая-то аномальная зона.

 

Алексей.

Мать  Алёши,  говорит,  знала  о  его  конфликтах с  одноклассниками.

 


"Мы ждали министра…"


Родные Айдай - единственные, пожалуй, кто изо всех сил старается довести дело до логического конца. Даже не наказать виновных в доведении её до суицида, а просто добиться в школе и селе хоть какого-нибудь разбирательства.


Осаждали следователя - без особого результата. Ходили на приём к министру образования Гульмире Кудайбердиевой. Объясняли: даже если с учебным процессом в Петровской средней школе Московского района всё более-менее в порядке, надо разобраться, почему тут так много ученических самоубийств, и принять меры, чтобы больше трагедии не повторялись.


Министр образования, говорят, выслушала внимательно, со всем согласилась и пообещала в ближайшее время лично съездить в Петровку и лично всё выяснить.


Её ждали. Надеялись. Через несколько месяцев получили отписку: школа проверена, всё хорошо, нет оснований для беспокойства.


И вот - Айзирек.


"А кто, по-вашему, виновен?"


Этот вопрос мне запальчиво задают люди, пришедшие проводить девочку в последний путь:


- Вы думаете, в семье что-то не в порядке?


- Не думаю, - отвечаю. - В семье, по крайней мере на первый взгляд, всё хорошо.


- Тогда, значит, по-вашему, причина в школе?


- И этого утверждать не могу. Но ведь что-то с девочкой случилось! Надо ведь узнать, что и где именно!


- А зачем?


Вот это "зачем" окончательно сбивает с толку и вгоняет в жесточайшую депрессию - почти как у Айзирек накануне самоубийства.


- Вы трусы! - срывается на крик Ольга Анатольевна. - Вам, наверное, и не нужен был собственный ребёнок, раз вы так легко и безропотно смирились с его смертью! А если завтра повесится кто-нибудь ещё?!


Найти причину подростковых суицидов для этих людей, очевидно, не главное. Главное - чтобы кто-нибудь не оказался в чём-нибудь виноват. Этого боятся больше всего. Жертвуют (боже, какое ужасное слово!) родными детьми ради тишины и спокойствия…


Попрощавшись с последним из родственников Айзирек, ушедшим в дом со словами "не надо вмешиваться", стою на ветру около железнодорожной насыпи. Слева - зона с колючей проволокой. Прямо - кладбище. Чуть дальше - школа. Единственная на огромное село. Учителя, ученики и их родители живут здесь, на этой аномальной территории. Все друг у друга на виду. Всем друг на друга…


Выражаясь словами ученика этой же школы Вадима, "друга" Айдай, записавшего тайно от неё провокационный, позорный для неё разговор и разославшего запись по друзьям-товарищам, "если я вам не нравлюсь, то мне пох…" Это он написал у себя в "Инстаграме".


Не "пох…", кажется, только 9-летнему братишке Айдай по отцу. Восьмого марта он принёс цветы на её могилу и записку туда же положил: "Моя любимая сестра, поздравляю вас с праздником и желаю вам добрых и верных друзей в раю".


Ольга  НОВГОРОДЦЕВА
Московский район - Бишкек

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить