Новости

президентАтамбаев принял И.Карыпбекова

Президент КР Алмазбек Атамбаев сегодня, 28 марта, принял генерального директора Общественной телерадиовещательной корпорации страны Илима Карыпбекова.

Подробнее...

уголовное дело по фактам мародёрства в 2010 году передали в ГКНБ КР

Генеральная прокуратура Кыргызстана передала уголовное дело по фактам мародёрства в Бишкеке во время апрельских событий 2010 года в ГКНБ для дальнейшего расследования. Об этом сообщила ее пресс-служба.

Подробнее...

от двух до пяти суток ареста получили 48 митингующих 25 марта

Подробнее...

С 1 апреля паспорта граждан Кыргызстана образца 1994 года недействительны

Подробнее...

опять похолодает

По Кыргызстану 2-4 апреля ожидаются дожди, переходящие в снег, заморозки.

Подробнее...

предъявлено обвинение А. Шыкмаматову

Следствием избрана мера пресечения в отношении него в виде подписки о невыезде.

Подробнее...

возбуждены уголовные дела

в отношении 12 участников митинга возле ГКНБ КР.

Подробнее...

Бюст Чокморова установили в вузе Санкт-Петербурга

Подробнее...

в этом году набора в "суворовское училище" в Бишкеке не будет


В военном лицее имени Даира Асанова запланирована масштабная реформа.

Подробнее...

российские штурмовики Су-25СМ

перебазированы из авиабазы "Кант" на учение в Таджикистан.

Подробнее...

Илим Карыпбеков выписался из больницы

Главу Общественной телерадиокорпорации (КТРК) Илима Карыпбекова в субботу 24 марта выписали из больницы.

Подробнее...

105 человек задержаны в Бишкеке за нарушение общественного порядка на митинге

Подробнее...

Садыр Жапаров до конца срока следствия помещён в СИЗО-1

Избрана мера пресечения экс-депутату, оппозиционеру Садыру Жапарову. Об этом сообщает ГКНБ Кыргызстана.

Подробнее...

президент Кыргызстана в честь годовщины мартовской революции посадил клён

Подробнее...

в Кыргызстане выбрали 20 городов, развитие которых станет приоритетным

Правительство Кыргызстана сегодня представило концепцию развития регионов.

Подробнее...

Пусть над Кыргызстаном всегда будет мирное небо!

Обращение Президента Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева в связи с годовщиной Народной революции 24 марта 2005 года.

Подробнее...

Атамбаев и Лукашенко по телефону обсудили интеграцию в ЕАЭС

Подробнее...

в Кыргызстан прилетит легендарный шахматист Анатолий Карпов

Подробнее...

ГКНБ КР прокомментировал заявление партии "Ата Мекен":

"По уголовному делу в отношении О.Текебаева получены достаточные и неопровержимые  доказательства".

Подробнее...

арестованы банковские счета Zanoza.kg и "Азаттыка"

Судья Ленинского районного суда Бишкека Жылдыз Жумабаева вынесла определение суда об аресте счетов ОФ "ПроМедиа" (сайт Zanoza.kg) и учреждения "Азаттык медиа" (сайт azattyk.org) в банках Кыргызстана.

Подробнее...

оштрафована на 6,6 млн рублей

московская типография, в которой при пожаре погибли 12 кыргызстанок.

Подробнее...

Новые категории виз утвердили в Кыргызстане

Правительство Кыргызстана утвердило новую инструкцию о порядке оформления и выдачи виз, которая вступает в силу с 5 апреля 2017 года. Об этом сообщил МИД КР.

Подробнее...

у президента Кыргызстана родился внук

Дочь президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева Алия Шагиева родила сына.

Подробнее...

более $14,4 млн безвозмездно

предоставит Минобороны Китая Генштабу Вооруженных сил Кыргызстана.

Подробнее...

с праздником весны!

Президент Алмазбек Атамбаев: «Пусть светлый праздник Нооруз вселяет веру в лучшее и порождает в каждом из нас стремление к очищению и созиданию».

Подробнее...

"ОТДАМ ДАРОМ... НЕНУЖНОГО РЕБЁНКА"...



Сидим с Айкиной бабушкой и ещё одной взрослой родственницей в плохо протопленном доме и под чай при ней же, при девочке, рассуждаем, что с ней дальше делать. Говорим по-русски, но Айка, кажется, всё понимает.


- Из органов опеки приходили. Сказали, что будут её мать искать. А где её найдёшь?


- Нет, ну что вы… Матери ни в коем случае её отдавать нельзя, даже если отыщется. Хорошо бы какой-нибудь детский дом найти… Знаете, есть такие - семейные. Где мало детей и одна на всех приёмная мама.


- А где взять-то такой семейный? Кому она там нужна? Наверное, придётся в "нормальный" детдом определять.


- Может, какие-нибудь добрые люди захотят её удочерить или хотя бы опекунство оформить? Только ведь проблем с ней много…


Айка молча прислушивается, но даром времени не теряет. Сооружает на голове интересную причёску. Разноцветные резиночки, три хвостика…


Милый, симпатичный, хоть и ни разу за час с лишним  не улыбнувшийся ребёнок. Зачем, для чего она, спрашивается, на свет появилась?


уят


4 ноября Айкиного отца арестовали. Сначала доведённая до ручки его постоянными пьяными дебошами мать (она же Айкина бабушка) просто вызвала милицию. Мужика скрутили и увезли в РОВД. Через пару дней собрались выпускать.


Вот тут-то и полезло…


- Мне племянница позвонила, - рассказывает дальняя родственница Айки-Айбийке, живущая в Бишкеке и работающая в аптеке. - Ты же, говорит, в лекарствах разбираешься. Давай раздобудем какой-нибудь яд, чтобы Мелиса отравить.


- Зачем его травить? - не поняла такого "экстремизма"  родственница. - Ну пьёт, ну матерится, ну дерётся иногда… С кем не бывает? Что ж его, обязательно убивать за это?


Племянница, кстати, звонила и раньше. С такими же радикальными предложениями. Может, дескать, в водку ему отравы подмешать?


Бишкекская родственница в ответ только разводила руками. Откуда столько агрессии? Мелис, конечно, мужик беспутный, но всё-таки в одиночку детей растит. Не каждый отец на такое способен.


Арест Мелиса стал для бишкекской родственницы шоком. Ещё большим шоком стал звонок племянницы, кричавшей в трубку, что выпускать его на свободу нельзя ни за что! Он должен сгнить там, в тюрьме, чтобы никогда больше не причинил никому никакого вреда. Дело, по словам племянницы, не в том, что Мелис, систематически напиваясь, гоняет всю семью.


А  в  том,  что…  так  же     систематически развращает собственных дочек. Старшая из которых - пятиклассница.


Почему это вылезло только теперь? Почему взрослые члены семьи, зная, что дома творится, не забили тревогу после первого же такого кошмарного случая?


Потому что, говорят, уят. Стыдно. А вдруг соседи узнают? Что скажут? Пальцем станут показывать… Позор-то какой!


- Тебе что, больше всех надо? - укоряли родственницы бишкекчанку, решившуюся обратиться в нашу газету. - Ты хочешь всю родню против себя настроить? С тобой же никто общаться не будет после того, как ты их на весь мир опозоришь!


Она решила - пускай. Не будут общаться - и не надо. Но девочек жалко до слёз. А если их папашу из тюрьмы выпустят?!


- Не знаю, правильно ли я поступаю, что звоню вам, - взволнованно говорила женщина. - Может, и неправильно. Может, буду каяться потом. Но ведь нельзя же так! Это же дети маленькие! А представьте - он выйдет. Ко всему прочему, ещё и обозлённый на весь белый свет. Да он же не только изнасилует, но и поубивает всю семью!


"Стыдно"… Это - единственное, пожалуй, чувство, которое испытывает сейчас 70-летняя мать Мелиса. Получается, по её логике, всё бы ничего, но соседям неудобно в глаза смотреть.


А то, что маленькие внучки искалечены морально и физически, - это, выходит, пустяки?!


"Во  всём  виновата  водка"…


Мелис, говорят, был когда-то неплохим парнем. Беда, что вырос в глубинке, в захолустье, где нет ни работы, ни каких-нибудь приличных развлечений. Село километрах в ста пятидесяти от Бишкека, в горах. Ну какие там могут быть развлечения?


Первый раз Мелис женился на доброй, хозяйственной девушке. Прожили они недолго. Молодой муж как-то напился до беспамятства и сильно поколотил жену. Та собрала вещи и ушла от него, и не поддалась на извинения и просьбы вернуться.


Второй женой Мелиса стала некая Махабат. Уроженка Джалал-Абадской области, прославившаяся в Чуйской долине своим чересчур вольным поведением и образом жизни. Официальный брак Мелис с ней не заключал. Во-первых, не считал нужным: сошлись - и давай жить, какие ещё могут быть условности. Во-вторых, насколько известно, у Махабат и документов-то никогда не было.


Махабат одного за другим родила двоих детей. Старший сын сейчас учится в седьмом классе, девочка - в пятом.


А потом Махабат загремела в тюрьму. Сидела в кафе в сомнительной компании, с кем-то поругалась и спьяну ткнула вилкой в глаз.


В тюрьму отправилась беременной третьим ребёнком - Айкой. Там, в местах лишения свободы, её и родила.


Суд отмерил Махабат три года. Но отсидела она ровно половину срока. Мелис с матерью бегали по селу, собирали подписи соседей - у женщины, дескать, трое малолетних детей, оступилась она первый и последний раз в жизни и очень раскаивается.


Из тюрьмы Махабат вернулась к сожителю Мелису и детям. Правда, ненадолго. Всего пару месяцев длилось семейное счастье. Уехала Махабат, сбежала в Бишкек, прихватив с собой младшую дочку. И очень долго о ней не было ни слуху, ни духу. Старшими детьми ни разу не поинтересовалась. Да и они о ней редко вспоминали.


А Мелис тем временем пустился во все тяжкие.


Тогда был жив ещё его отец, хотя семь месяцев лежал полупарализованный после инсульта. Пьяный Мелис, говорят, заходил к нему в комнату, бросал на пол тряпку, на тряпку - дочку. Раздевал её и имитировал половой акт. Обездвиженный отец бессильно мычал, пока отпрыск издевался над маленькой внучкой… Может, это и ускорило его кончину.


Отец умер в 2013 году. И до, и после его смерти Мелис не оставлял попыток наладить личную жизнь. "Женился" ещё раз пять. И всякий раз на пару месяцев, не больше. Никакой махнувшей на себя рукой вдове или разведёнке из окрестных сёл не нравилось, что у него двое детей. А ещё меньше нравилось быть битой через день - через два, как только сожитель снова накачается водкой.


Мать без слёз говорить о сыне не может. Хороший, мол, был. Водка его сгубила. Если б поменьше пил - не было бы всего этого тщательно скрываемого ужаса.


И если б вовремя забили тревогу и изолировали его от дочки (тогда ещё старшей Айкиной сестрёнки), не обращая внимания на "уят" - ситуация сейчас не выглядела бы такой безнадёжной.


Последний раз отца-развратника за его грязным делом застал сын-подросток. Ворвался в комнату: "Папа, это же твоя дочка!". "Ничего, - ухмыльнулся родитель. - Не я, так всё равно какой-нибудь мужик это с ней сделает".


Хуже  гор…


Могут быть только люди. Да, горы здесь высоченные, величественные, но какие-то мрачные. Неприветливые. Тяжёлые, нависающие над землёй. Такое ощущение, что вот-вот обрушатся на эти корявые домики и похоронят под собой их обитателей.


Название села и даже района не пишу. "Уят" здесь сейчас действительно никому не нужен. Огласка навредит прежде всего бабушкиным внукам. Взрослых, известное дело, не так жалко. Они зачастую сами себе устраивают проблемы, от которых и страдают потом. А дети… Это дети.


Дорога до села когда-то была асфальтированной. Теперь она "убита" так же, как и многие её "подруги" по несчастью. Местами залатана-заштопана, что, впрочем, не делает её ровнее и удобнее для езды.


На сорок-пятьдесят километров пути - ни одной заправки.


- Как же они ездят? - недоумеваю, обратив внимание на редко, но всё же иногда попадающие встречные машины. - Где бензин берут?


- В райцентре, наверное, - отвечает моя попутчица. - Ближе я никаких АЗС не видела.


Едем в гости к бабушке и внукам мы вместе с их дальней бишкекской родственницей. Той самой, которая отважно решилась вынести сор из избы. Семья не поймёт, осудит… Ну и пусть.


- Что же мы за народ такой? - рассуждает она по дороге. - Ни стариков, ни детей своих не жалеем. То есть своих-то, может, жалеем, а когда речь заходит о том, что рядом кто-то "не свой" страдает - так сразу голову в песок прячем. Мне племянница говорит: "Какое тебе дело до Мелиса и его детей?"… Как это какое? Разве, если это не мои дети, я должна спокойно и равнодушно наблюдать, как над ними издеваются?


Знаете, я до сих пор не могу до конца в себя прийти. Как ведь было? Изредка позвоню сюда родне. "Ну как там у вас, всё в порядке?". - "Да, - отвечают, - всё нормально". - "А Мелис как? Пьёт?". - "Да пьёт потихоньку, что ж с ним делать. Его уже и кодировали - не помогает"…


И хоть бы кто-нибудь обмолвился, что здесь давно уже не всё в порядке и не всё нормально!


Вспоминаю, как ездила сюда, как разговаривала с Мелисом, за одним столом с ним сидела. Казалось, что приличный мужик, хоть и пьяница. И вообще казалось, что ни с кем из моих родственников ТАКОЕ случиться не может. ЭТО бывает где-то там, далеко, в другой жизни и с другими людьми.


А тут - вот оно. Совсем рядом. И мне говорят: "Не лезь"?!


Въезжаем в село. Мимо нашей машины вдоль дороги бредут мальчишки и девчонки с рюкзаками и ранцами. Школьники. Вот так они каждый день туда-сюда и бродят из села в село по нескольку километров. Городским, конечно, проще. Запрыгнул в маршрутку: "Байке, без денег довезёте?".


Здесь же - по грязи пешком.


Говорим мы с попутчицей и о том, что Мелиса, само собой, надо сажать пожизненно. Но не его одного. На одной скамье подсудимых с ним, рядышком, обязательно должна сидеть мать этих бедных девочек. И ещё все эти стыдливые тётки и дядьки - взрослые родственники, которые знали или, по крайней мере, догадывались, что дома происходит. И предпочитали молчать и не вмешиваться.


"Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишённого возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный мог оказать потерпевшему помощь и был обязан иметь о нём заботу либо сам поставил его в опасное для жизни состояние, - наказывается привлечением к общественным работам на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов либо штрафом в размере от пятидесяти до ста расчётных показателей, либо исправительными работами на срок до одного года".


Вот по этой 121-й статье Уголовного кодекса Кыргызской Республики и судить!


Впрочем, чтобы привлечь к уголовной ответственности Айкину мать, её сначала найти надо. Потом доказать, что она действительно родила Айку и старшего сына. Пока её фамилия написана только в метрике средней дочери.


Так она ведь и ей жизнь сломала!

Горы здесь какие-то мрачные. Недобрые.

 


Есть  внуки  как  внуки…


Старший внук матери Мелиса учится в седьмом классе. После того как отправили в СИЗО его отца, он в семье единственный мужчина. Печку протопить, воды натаскать - это теперь по его части. И учится, хвастается бабушка, хорошо. Первую четверть без троек окончил, и четвёрок мало. В основном отличные оценки по всем предметам.


Он, собственно говоря, и не внук ей вовсе. То есть фактически внук, а по документам - сын. Они с покойным дедом на себя мальчика записали. Он, сын-внук, с младенчества растёт здесь, в селе у бабушки. Он родной. Его никто никуда девать не собирается.


Старшая внучка - ученица пятого класса. Тоже, говорят, почти отличница. Тоненькая красивая девочка (бабушка утверждает, что она на ненавистную сноху похожа). Гостеприимно стелет на стол скатерть, ставит варенье.


Она - не дочка, а настоящая внучка. В смысле - по документам. В свидетельстве о рождении отцом у неё числится Мелис, матерью - Махабат. Она тоже родная, своя, всю жизнь прожившая под бабушкиным крылом.


Как только начала что-то подозревать, рассказывает бабушка, старалась дома внучку не оставлять. Особенно наедине с папашей. Везде, где можно и нельзя, за собой таскала.


Но огласки всё равно боялась сильнее, чем того, что творил с внучкой её сын.


Эти бабушкины внуки ведут себя дома как хозяева. Встречают и провожают гостей, иногда встревают во взрослые разговоры, задают вопросы, отвечают сами, если спросят. Они - СВОИ. И этим всё сказано.

 

Эти дети счастливее Айки. Они НУЖНЫЕ.

Айбийке прекрасно понимает, что никому она не нужна...

 


А  есть  Айбийке…


Младшая дочка Мелиса (у её бабушки, впрочем, есть сомнения насчёт того, его ли это ребёнок) несколько лет жила в Бишкеке со своей матерью. Махабат за это время обзавелась новым сожителем, родила мальчика, которому сейчас примерно полтора года. С сожителем благополучно рассталась, и сына он вроде бы забрал себе.


Соседи и бишкекские родственники неоднократно замечали, что Айка растёт как трава в огороде. Матери нет до неё никакого дела, даже покормить дочку иногда забывает. Предлагали сдать девочку в детдом, от чего Махабат с возмущением отказывалась. Как это так, дескать, при живых родителях ребёнок в казённом учреждении воспитываться будет?!


В конце мая этого года Махабат посадила дочку на рейсовый бусик и отправила сюда, в село. К отцу и бабушке. Отправила девочку, в чём та была, - в лёгкой футболке и шортиках.


Сейчас Айке семь лет. Должна тоже в школе учиться. Но - не учится. Более того: ей не сделана ни одна профилактическая прививка, её ни разу не осмотрел врач… Ну разве что судмедэксперт, который освидетельствовал её вместе с сестрой, когда в отношении их отца-педофила возбуждали уголовное дело.
Документов у Айбийке нет вовсе. Нет, соответственно, и фамилии, и отчества. Её самой как бы не существует. Ни одна бумажка не подтверждает, что уже семь лет живёт на земле такой неулыбчивый, хотя и светлый человечек.


- Но в роддоме-то, - говорю бабушке, - наверняка информация сохранилась. Если оттуда справку взять, можно на её основании свидетельство о рождении оформить.


Говорю - и тут же осекаюсь. О чём это я? Где родила Айку её мать-зэчка, в каком роддоме? Да и кто будет заниматься оформлением справок и свидетельств? Явно не бабушка. А больше у Айки никого нет. Никому она не нужна.


- А почему Махабат до сих пор не лишили родительских прав? - спрашиваю её неофициальную свекровь.


- Я не знаю, - отвечает. - Может, её и лишили. Может, у неё и справка из роддома есть, откуда мне знать?


- А родственники? У неё, Айкиной матери, есть же наверняка родители, братья-сёстры. Не могли бы они позаботиться о девочке?


И этого бабушка не знает. В курсе только, что мать у Махабат ещё достаточно молода, 1960-го года рождения. И вполне могла бы… Если бы захотела.
Тёплых, зимних вещей у девочки нет. На бабушкину пенсию вчетвером не разгуляешься.


Возможности посещать психолога (а это относительно обеих внучек после случившегося настоятельно рекомендовали бабушке врачи) тоже нет. Психолог в Бишкеке. А они здесь, в горах. Хорошо, если сыты.


Айка, несмотря на то, что маленькая ещё, прекрасно понимает, что она в этом доме лишняя. Серьёзно смотрит из-за стола, присев на корточки около стенки. Кашляет: слегка простыла в прохладном доме.


- На улице бегает, я её зову, а она не слушается, - объясняет Айкин кашель бабушка.


Глядя на девочку, очень трудно представить её бегающей и резвящейся на улице. И "не слушается" - тоже явно не про неё. Она как раз слушается, заглядывает в глаза, ведёт себя тихо, как мышка. Изо всех сил старается понравиться, заслужить внимание и одобрение.


Хотя бы чьё-нибудь!


Ольга  НОВГОРОДЦЕВА


P.S. Что в ближайшем будущем ожидает Айкиного родителя - предсказать нетрудно. Сейчас гораздо важнее, что будет с ней самой. Она ведь всё-таки есть. И ей очень-очень плохо.
 

Комментарии   

 
+4 #1 RE:mari 02.12.2016 00:55
Очень жаль ребеночка.А нельзя ее определить в деревню SOS по ул.Душанбинской ?
Цитировать
 
 
+5 #2 УсыновлениеUlai 03.12.2016 10:00
Можно как-то узнать бабушкины контакты, я готова удочерить девочку в Канаду и оформить все законно, я уверенна я могу дать ей достойнное будущее и образование, лишь бы девочка не подвергалась издевательствам , как мне ее жаль..
Цитировать
 
 
+2 #3 RE: "ОТДАМ ДАРОМ... НЕНУЖНОГО РЕБЁНКА"...Актан 06.12.2016 19:50
Люди хуже зверей, иногда убить хочется таких тварей!
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить