Новости

опознаны 32 погибших в авиакатастрофе кыргызстанцев

Министерство здравоохранения Кыргызстана опубликовало имена 32 погибших граждан Кыргызстана в результате катастрофы «Боинга-747».

Подробнее...

президенты России и Казахстана выразили соболезнования

в связи с крушением самолёта под Бишкеком.

Подробнее...

По факту крушения турецкого самолета в Бишкеке возбудили уголовное дело

В результате падения самолёта погибли, по предварительным данным, 37 человек, включая членов экипажа.

Подробнее...

в Кыргызстане 17 января - день траура

Подробнее...

Президент Атамбаев соболезнует...

Президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев выразил соболезнования семьям погибших в результате крушения грузового самолёта в районе аэропорта "Манас" и распорядился оказать им материальную помощь.

Подробнее...

Во время авиакатастрофы туман был в пределах нормы

Об этом сообщил журналистам министр чрезвычайных ситуаций Кыргызстана Кубатбек Боронов.

Подробнее...

на 10.00 стало известно о 32 погибших

В результате авиакатастрофы около аэропорта "Манас" 16 января погибло 32 человека, включая 4 пилотов.

Подробнее...

фото с места падения «Боинга-747»

16 января в 7.31 недалеко от международного аэропорта «Манас» потерпел крушение самолет авиакомпании Turkish Airlines.

Подробнее...

в результате падения самолёта погибли 15 человек из местных жителей

 Об этом сообщил заместитель главного врача станции скорой медицинской помощи Бишкека Егор Борисов.

Подробнее...

около аэропорта «Манас» разбился самолёт

При заходе на  посадку, примерно в 7.10 утра 16 января,  в районе дач, недалеко от аэропорта  «Манас» разбился  турецкий самолёт.

Подробнее...

В Кыргызстане школы переходят на пятидневку

Школы Кыргызстана переходят на пятидневное обучение со второго полугодия 2016/2017 учебного года.

Подробнее...

мигранты за год перевели в Кыргызстан почти $2 миллиарда

 По итогам 11 месяцев 2016 года объём денежных переводов в Кыргызстан составил $1 миллиард 834,74 миллиона.

Подробнее...

Мэром Бишкека остался Албек Ибраимов


Подробнее...

в Бишкеке выбирают мэра

Депутаты Бишкекского городского кенеша 11 января приступили к выборам мэра города Бишкек.

Подробнее...

Бишкек – Кашкар - Урумчи

Из Кыргызстана в Китай отправилась первая колонна грузовых автомобилей по маршруту Бишкек – Кашкар - Урумчи.

Подробнее...

Казахстанские провайдеры снизили цену на поставку Интернета в Кыргызстан

ОАО «Кыргызтелеком» договорилось с поставщиками Интернета на снижение цены.

Подробнее...

взрыв у посольства КНР в Бишкеке:

подозреваемые скрываются в Стамбуле.

Подробнее...

Шанс есть всегда!

На 17-м Фестивале снежной скульптуры (Новосибирск) команда из Кыргызстана стала третьей. Об этом сообщают российские СМИ.

Подробнее...

2017-й объявлен в Кыргызстане Годом нравственности, воспитания и культуры

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев подписал указ «Об объявлении 2017 года Годом нравственности, воспитания и культуры», сообщает его пресс-служба.

Подробнее...

Среди задержанных по подозрению в теракте в Измире граждан КР нет

Об этом сообщила на своей странице в Facebook пресс-секретарь МИД КР Айымкан Кулукеева.

Подробнее...

на свободу - по УДО

В Кыргызстане вышли на свободу осужденные ранее экс–руководитель аппарата президента, бывший генпрокурор и госсоветник.

Подробнее...

Как отразится на Кыргызстане ситуация в Сирии?

«Военные действия на территории Сирии будут влиять и на Кыргызстан», - сообщил на встрече с журналистами теолог Кадыр Маликов.

Подробнее...

Ремонт на Токтогульской ГЭС завершен

Второй гидроагрегат Токтогульской ГЭС вновь в работе.

Подробнее...

МИД Кыргызстана:

Информация о причастности кыргызстанца к теракту в Стамбуле не подтверждается.
Подробнее...

закон следует доработать

Президент Кыргызстана не подписал закон о защите лиц, сообщивших о коррупции.

ОТ ЖИЗНИ ТАКОЙ СВИХНУТЬСЯ МОЖНО…


     После того, как месяц назад президент Кыргызстана подарил трёхкомнатную квартиру семье маленького мальчика, спящего на картонке, чьё фото попало в Интернет и наделало много шума, в соцсетях прошла настоящая лавина откликов от кыргызстанцев, так же остро нуждающихся в жилье, но годами вынужденных сводить концы с концами, оставшись без внимания государства. Одна из откликнувшихся, кыргызстанка Мария Небога, написала президенту целое послание в стихах. Писала не за себя, а от лица всех родителей детей-инвалидов.


Мария Небога - мама восьмилетней Даши с синдромом ДЦП. Семья Марии родом из небольшого городка Ноокат Ошской области. Маша хорошо говорит по-кыргызски, имеет два высших образования. Последние несколько лет сидит без работы, так как ухаживает за дочкой, которая не может ни ходить, ни говорить, ни даже самостоятельно есть и пить.      


В сентябре этого года Маша переехала из Оша в Бишкек. Сейчас они с Дашей живут на территории частного детского садика в Нижней Ала-Арче. Им выделили небольшую комнату в полуподвальном этаже. Здесь темно, очень низкий потолок и места хватает только для кровати и шкафа для одежды. "Зато тепло", - радуется Маша.


Вниз на этаж ведёт железная лестница из восьми крутых ступеней. Этот путь с дочкой на руках Маша проходит дважды в день - утром и вечером. Днём Даша находится здесь же, на втором этаже, в Центре развития и социальной адаптации детей с ДЦП. Кроме неё, в центре ещё две девочки - пятилетняя Арууке и восьмилетняя Элиза. У обеих ДЦП в разной форме - Арууке может ползать и сидеть, но не говорит, Элиза только лежит без движения. Маша ухаживает за всеми троими. Зарплату она не получает, так как центр работает на благотворительных началах. Но здесь их кормят, и у Маши есть возможность постоянно находиться рядом с дочкой.  

 

Комната  в  полуподвальном  помещении,   где  живёт  Маша.
 

Спуск  в  комнату.  По  этим  ступеням  Маша  каждое  утро носит  дочку  наверх  в  центр  ДЦП,  а  вечером  вниз,  спать.

 


За день до меня в центр приезжали чиновники из отдела  социальной политики аппарата президента КР. Две женщины буквально на бегу осмотрели здание садика и ушли, толком не поговорив ни с Машей, ни с другими работниками центра.


- Они так торопились, что даже пяти минут здесь не пробыли, - говорит Маша. - Мы им начинали что-то рассказывать о нашем центре, о том, как мы живём, а они недослушивали, перескакивали на другое, всё быстрей-быстрей, так и ушли.


- После того, как я написала эти стихи, - рассказывает Маша о "прославившем" её обращении к президенту, - многие стали говорить, что я просто завидую, что той женщине с мальчиком квартиру дали. Дело не в зависти. У неё, возможно, трудная жизнь. Но таких, как она, в стране слишком много! По каким критериям идёт отбор на подобную помощь? Да ни по каким. Попалась на глаза - повезло. А всем остальным что делать?


Маша рассказывает мне свою историю, то улыбаясь, то плача, и постоянно прикасается к маленькому нательному крестику на груди.


- Мне "добрые" люди пишут, что я сама виновата, - говорит Маша, - что я знала, что ребёнок будет инвалидом. Как можно так говорить? Я вышла замуж в 24 года, мы с мужем хотели детей. Во время беременности выяснилось, что у меня отрицательный резус крови. Хотя я четыре раза ходила сдавать анализы! И в карточке у меня стоит положительный, и у мамы с папой положительный, и у всех родных третья положительная группа крови, и вдруг бац - у меня отрицательный резус!


По словам Маши, на 20-й неделе беременности УЗИ показало, что с ребёнком всё в порядке. Семья готовилась к родам, но у мужа Маши начались проблемы с работой.


- У меня был сильный токсикоз, - рассказывает Маша, - но приходилось ходить на работу, потому что нужны были деньги, а один день пропустишь - минус 300 сомов из зарплаты. На седьмом месяце беременности я перенесла какой-то вирус. Было похоже на грипп. На 28-й неделе снова сделали УЗИ, и оказалось, что у меня маловодие и размеры плода маленькие. Сделали анализы, и выяснилось, что у меня в крови токсоплазмоз и цитомегаловирус, у которых симптомы как у гриппа. Врачи сказали, что, возможно, мой ребёнок будет инвалидом или уродом. Когда сказали идти на аборт, срок был уже 32 недели. Ребёнок внутри толкался, я чувствовала движение, он был живой. У меня была истерика. Я просто не могла этого сделать - убить живого ребёнка.


Даша родилась весом 1160 граммов. Были проблемы с кормлением, случилось кровотечение, малышке кололи антибиотики.


- Врачи подходили к кювезу, где она лежала, - вспоминает Маша, - и постоянно говорили "она умрёт, она умрёт". Предлагали мне отказаться от ребёнка. Отказаться - это вообще первое, что предлагают наши врачи. Это практика такая. Ещё и запугивают мамочек ужасными перспективами, что "с таким ребёнком все от вас отвернутся". Как будто задача врачей - заставить отказаться, а не поддержать мамочку. Вместе того чтобы оказать психологическую помощь, нас добивают.


Маша с дочкой пробыли в больнице месяц. А дома начались нелады с мужем, денег не хватало, муж уехал на заработки в  Россию. И не вернулся. В 2010-м году Маша оформила развод.


Потом Даша заболела ветрянкой. Были судороги, высокая температура, но скорая в Ноокате отказалась её госпитализировать. У девочки начался отёк мозга, случились множественные микроинсульты. Дашу парализовало. После ветрянки её откинуло назад в развитии. Врачи поставили диагноз - ДЦП, спастический тетрапарез и эпилепсия.


- Врачи говорили "никаких перспектив, сдавайте ребёнка в интернат", - рассказывает Маша. - Я не могла её  сдать, искала по Интернету, куда обратиться. Собирала деньги, возила Дашу на лечение в Москву. Попадались разные врачи, кто-то говорил, чтобы я не бросала Дашу, другие подкидывали адресочки, где можно оставить ребёнка. Но мысли оставить её у меня не было. Возникала мысль, что если вообще не будет выхода, то возьму Дашу, пойду на водохранилище и вместе с ней сброшусь. Это лучше, чем оставить её умирать в каком-то чужом месте.


В одной московской клинике Маша познакомилась с женщиной, у которой была тринадцатилетняя дочка Кристина. В пять лет она упала с восьмого этажа на лестнице в подъезде. Её спасли, прооперировали, но  девочка стала инвалидом.


- Я видела, как эта хрупкая маленькая мама таскала на себе Кристину, всё для неё делала, - рассказывает Маша. - Она стала для меня примером. Было время, когда я стеснялась ходить гулять с Дашей, потому что все смотрят, пальцем показывают. Бывало, что мы месяцами не выходили на улицу, потому что люди к нам так относились… А я не хочу, чтобы с нами так было! Ни сейчас, ни в будущем с кем-то! Пусть люди меняются! Пусть мир меняется!


Именно с таким посылом Маша написала письмо президенту - в надежде, что всё изменится и в её жизни, и в жизни тысяч таких же мам в Кыргызстане, как она. В надежде, что государство о них наконец вспомнит и поможет.

Сейчас государство платит Марии Небоге пособие на ребёнка-инвалида: 3000 сомов в месяц - на всё про всё…

 

Сейчас  Мария  с  Дашей  живут  при  Центре   для  детей  с  ДЦП.

Мария  с  дочкой.  Недавно  у  Даши  был   День  рождения  -  8  лет.
 


- Мне не на кого рассчитывать, - говорит Маша. - Папа умер семь лет назад. Маме 63 года, она на пенсии, но ещё работает учителем в школе в Оше, живёт у сестры. Наша старая квартира в Ноокате без удобств, там нет канализации и отопления, нет горячей воды. Туалет во дворе, за водой нужно ходить далеко на колонку. Продать эту квартиру не получается. Хотели взять квартиру в ипотеку в Оше, но маме отказали, возраст не подходит. В сентябре я взяла Дашу и приехала сюда, в Бишкек. Здесь в центре я могу быть с Дашей весь день, могу жить и работать.


На днях Маше позвонила министр образования и науки КР Гульмира Кудайбердиева.


- Она спросила у меня, если они помогут получить государственную ипотеку, это нас устроит? - рассказывает Маша. - Я сказала, что да. Тогда она поинтересовалась, как мы сможем выплатить её. Я ответила, что раньше работала, что мама сейчас работает в школе, и что мы всё равно в Оше платили за квартиру. Тогда она спросила, может быть, нам лучше вернуться в Ош?


За несколько дней до этого Марию приглашали на  совещание у руководителя аппарата президента. Говорят, что президент прочитал стихотворное послание Марии.


- Я туда ходила не про свои нужды рассказать, а о том, сколько проблем у инвалидов в Кыргызстане, и как их решить, - говорит Маша. - Там были и министр образования, и министр здравоохранения, и министр труда, и тот, кто заведует программой ипотеки. Я составила для них целый список. Инвалидные коляски, например, детям выдают без учёта индивидуальных нужд. Они дают цифры - столько-то колясок мы выдали, мы молодцы. А то, что ребёнок не может сидеть в такой коляске, их не волнует! Они знают, что в Кыргызстане 4500 детей с диагнозом ДЦП, но не знают, сколько из них имеют тяжёлую форму, при которой ребёнок самостоятельно не сидит и коляской не пользуется. Им это не интересно! Я слышала, что у нас собирают коляски на ортопедическом заводе. Они неподъёмные! Ту, которую нам выдали, саму не поднимешь, а представьте, если человек живёт на четвёртом этаже, а лифта нет? А они ответили, и этому радуйтесь, потому что пять лет назад даже такие коляски не могли выдавать. Ну а что толку сейчас? Я знаю много семей с тяжёлыми детками, у которых такие коляски дома просто стоят. А ребёнок ведь должен иметь возможность гулять с мамой на улице…


На совещании в аппарате президента, куда пригласили Машу, чиновники обсудили проблемы семей с детьми-инвалидами. Согласились, что таким семьям нужна ипотека на льготных условиях. Пообещали разработать законопроект, чтобы матерям, ухаживающим за детьми с инвалидностью, начислялся трудовой стаж. Решили создать при правительстве рабочую группу по вопросам защиты прав детей-инвалидов. Слова, слова, слова… Превратятся ли они когда-нибудь в действия и конкретные результаты?    


- В Интернете пишут, что я приехала в Бишкек, чтобы  заполучить квартиру от президента, - говорит мне Маша напоследок. - Я и не надеюсь на это. Стихотворение написала на эмоциях. Я не знаю, чего ждать от завтрашнего дня. Мне тяжело и страшно думать о будущем. Что нас ждёт? Я понимаю, что Даша никогда не будет полноценным ребёнком. Я должна подготовить для нас с ней будущее, где нам будет не так тяжело жить. Но у меня нет возможности! Нет своего жилья и перспективы такие, что оно вряд ли когда-то будет. Хорошо, что сейчас есть мама, которая работает до сих пор и помогает мне. Но  меня всё время мучает осознание того, что у моей мамы нет спокойной старости, что из-за меня она должна работать, как лошадь, что я вынуждена сидеть у неё на шее и просить у чужих людей деньги на лечение своего ребёнка, что я сама не могу заработать на жильё для нас. И на фоне всего этого я вижу сообщение о том, что дали квартиру…


Все судят меня, говорят, что я завидую. Нет, я не завидую той женщине. У меня два высших образования, на многие вещи я смотрю иначе, чем она. Мне никогда в голову ни придёт взять картонку и положить Дашу на землю. Это ненормально. Поэтому, когда я увидела то фото и узнала про квартиру, у меня была такая реакция! Я сначала написала пост на Фэйсбуке, мол, может, мне тоже с Дашей где-нибудь на картонке посидеть, чтобы нас заметили? Потом написала стихи.


К кому я могла обратиться? Президент же раздаёт квартиры… А почему так несправедливо? Почему не создаются равные условия, чтобы мы все имели шанс на достойную, нормальную жизнь? Я знакома  с такими семьями, как моя, по всему Кыргызстану, и все живут очень тяжело. Я выживаю благодаря маме, и кто знает, как было бы, если бы её рядом не было. Мой ребёнок  не  может сам попить  воды, даже попросить об этом не может. Я должна всё время быть рядом с ней. И вот - мы выживаем… Ну почему про нас никто не думает и не вспоминает?


Евгения  МАРТЬЯНОВА
 



Отрывок из письма Марии Небоги президенту:

Господин Президент,
я пишу Вам письмо.
Я надеюсь, до Вас
доберётся оно.


Этим летом в соцсети
картинка попала,
И историй таких
в Кыргызстане не мало.


На картоне уснул чей-то
маленький сын...
Трое деток, несчастная
мать-одиночка,
Не с кем было оставить
малютку-сыночка...


И вот время прошло,
пишут вести по миру,
Что семья малыша
получила квартиру!


Это очень хорошее,
доброе дело!


Только вот почему меня
это задело:
В Кыргызстане семей
таких не сосчитать!


Почему Вы решили вот
так выбирать?
Чем же эта семья лучше
всех, обделённых?


Вы простите мне этот
вопрос мой нескромный!
Моей дочери восемь.
Она не сидит,
Не может ходить,
и не говорит.  


Таких, как она,
все зовут "инвалид".
Это слово пощёчиной
алой горит.


Я пытаюсь придумать,
как жить и работать,
Но никак не выходит
придумать хоть что-то!


Я о будущем даже
подумать боюсь!
И боюсь, что однажды я
просто свихнусь...

Комментарии   

 
+4 #1 RE: ОТ ЖИЗНИ ТАКОЙ СВИХНУТЬСЯ МОЖНО…Эля 09.12.2016 01:03
Я понимаю Марию т.к.ц меня самой сын инвалид. Это не зависть. Это ОТЧАЯНИЕ.
Цитировать
 
 
0 #2 RE: ОТ ЖИЗНИ ТАКОЙ СВИХНУТЬСЯ МОЖНО…Alik 10.12.2016 09:37
Господа власть имущие, помогите им, и таким же другим нуждающимся. Создайте программу и акцию помощи.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить