Новости

в Бишкеке открываются ёлочные базары

Подробнее...

сотрудников АКС ГКНБ оправдали

В Октябрьском районном суде Бишкека завершился процесс по делу сотрудников АКС ГКНБ, обвиняемых в халатности, повлекшей смерть руководителя аппарата Кыргызской государственной медицинской академии Абдикерима Гапаров.

Подробнее...

президенты Кыргызстана и Узбекистана сделали совместное заявление для прессы

Подробнее...

президент КР Жээнбеков вручил президенту Узбекистана Ш.Мирзиёеву орден «Данакер»

Подробнее...

С.Жээнбеков и Ш.Мирзиёев провели переговоры в расширенном составе

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков и президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев 13 декабря провели переговоры в расширенном составе.

Подробнее...

состоялась церемония подписания совместных документов

В  рамках официального визита президента Кыргызской Республики Сооронбая Жээнбекова в Республику Узбекистан 13 декабря состоялась церемония подписания совместных документов.

Подробнее...

президенты Кыргызстана и Узбекистана провели переговоры в узком составе

Подробнее...

президент Кыргызстана прибыл в Ташкент с официальным визитом

 Сооронбая Жээнбекова встретил премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов.

Подробнее...

Бишкек — Казань — Бишкек

Запущен железнодорожный маршрут Бишкек — Казань — Бишкек, сообщает сайт госпредприятия "Кыргыз темир жолу".

Подробнее...

более $2 миллиардов

перевели в Кыргызстан мигранты с начала года.

Подробнее...

новые назначения

Президент Кыргызстана подписал указы.

Подробнее...

Фарид Ниязов

назначен руководителем Аппарата Президента КР.

Подробнее...

Алмаз Кененбаев стал спикером Бишкекского горкенеша

Процедура тайного голосования состоялась 11 декабря на внеочередной сессии.

Подробнее...

президент Жээнбеков одобрил списание долга Кыргызстана перед Россией

Сооронбай Жээнбеков подписал закон о ратификации протокола к Соглашению об урегулировании задолженности Кыргызстана перед Россией по ранее предоставленным кредитам.

Подробнее...

огни на главной ёлке Кыргызстана зажгут 15 декабря

Подробнее...

бегунки содержатся в спецприёмнике


МИД Кыргызстана прокомментировал ситуацию, связанную с задержанием в США Э.Молдокадыровой и Р.Самудинова.

Подробнее...

Замирбек Карашев

назначен начальником таможни «Ош».

Подробнее...

кок-бору включён в Cписок культурного наследия ЮНЕСКО от Кыргызстана

Подробнее...

Аскарбек Шадиев назначен первым вице-премьер-министром КР

Подробнее...

президенты Кыргызстана и Казахстана поговорили по телефону

Подробнее...

ПИШПЕКСКИЙ САДОВОД ФЕТИСОВ

или О том, как ботаник чиновников перехитрил



история родного города
 


Согласно известной пословице, настоящий мужчина в своей жизни должен посадить хотя бы одно дерево. В истории Кыргызстана был уникальный человек, который побил все рекорды и посадил 200 тысяч деревьев! И сделал это, как говорится, не благодаря, а вопреки - не взирая на засушливый климат, скудные финансы и чиновничье безразличие. Имя ему - Алексей Михайлович Фетисов. Если бы не его старания сто с лишним лет назад, кто знает, каким был бы Бишкек сегодня.


Ботаник Алексей Фетисов приехал в Пишпек в 1878 году. Родом он был с Крыма, а точнее из Севастополя, там же окончил садоводческое училище. Сейчас о Фетисове вспоминают лишь как о садоводе, а ведь он, прежде всего, был учёным - до своей пишпекской жизни объехал чуть ли не весь Тянь-Шань и собрал уникальную ботаническую коллекцию. Ему поступали предложения о работе из самого Санкт-Петербургского научного общества (а по тем временам это была организация серьёзная и приглашения раздавала не каждому), но Фетисов выбрал Туркестан - уж слишком природа края была непохожа на российскую, такой простор для изучения, а что ещё нужно душе настоящего учёного?!


Итак, Фетисов приезжает в Пишпек и принимается за работу:  нужно озеленить новый город посреди полупустыни. Вот вы скажете: ой, ну подумаешь, велика премудрость - деревья сажать! А вы представьте себе Пишпек конца 19-го века и сразу поймёте масштаб поставленной задачи.


В 1878 году Пишпек только-только получил статус города.  Военный губернатор Семиреченской области, генерал-лейтенант Герасим Колпаковский (тот самый, под руководством которого в 1862 году была взята кокандская крепость на месте будущего Пишпека) утвердил "План проектного расположения вновь предполагаемого города" или, простыми словами, схему разбивки городских кварталов и площадей. По плану предполагалось сделать "базарную, гостиную и церковную площади, парадный плац, городской сад, место для кузниц, госпиталь и кладбище". О том, что же было на месте разрушенной крепости до появления всего вышеперечисленного, можно судить из описания путешественника, проезжавшего по тем местам в конце 19-го века:


"У полуразрушенной ханской крепости стал разрастаться городок. Жителями его были частью пришлые - русские чиновники и военные, частью узбеки - ремесленники, огородники, торговцы. Основные же обитатели края - киргизы продолжали кочевать со своими стадами в прилегающих степях и горах. В Пишпек они съезжались по базарным дням на мелкорослых тонконогих коньках и двугорбых верблюдах, в длинношёрстных овчинных шубах, не снимаемых даже летом - в горах всегда холодно. С конями, с сёдлами своими не расставались они и на базарной площади, между щебневатым мелкодонным руслом речки Аламединки и старым, ещё кокандцами построенным подворьем - караван-сараем, единственным двухэтажным зданием на весь городок. Почти все дома в Пишпеке были приземистые, глинобитные, крытые камышом и обнесённые глиняными же оградами - дувалами. Колодцев не было, воду брали прямо из арыков - канав, ответвлявшихся от горных ручьёв и потоков. Рядом с величавыми горами Алатау бурые мазанки Пишпека выглядели особенно маленькими и жалкими…".


Вот такая "весёлая" картина. Но это глазами проезжавшего мимо. А вот вам Пишпек глазами жившего в нём переселенца с берегов Оки:


"В городе шесть фонарей, но стёкол в них нет. Базар в грязи, дома-мазанки с подслеповатыми окнами, вокруг городишка - малярийные топи, беспробудное пьянство... Особенно тоскливо здесь ночью. Нет никаких, даже убогоньких развлечений. Каждый сидит в своей халупе и бессловесно сопит. Выйдешь на улицу, а над городом густая тьма. Брешут собаки, которых здесь страшно много. Тоска!".


Не будем заострять внимание на том, что местами это старинное описание очень напоминает сегодняшний Бишкек, а остановимся на упомянутых "малярийных топях". Какие ещё топи в здешних местах? Откуда?  


В те годы город был во много раз меньше нынешнего, а количество пишпекских улиц можно было по пальцам пересчитать. Восточной границей Пишпека был Верненский тракт - дорога на город Верный (так раньше назывался Алматы, потом эта дорога стала улицей Алматинской). Северной границей был Ташкентский тракт, ныне это улица Жибек Жолу.


По плану Колпаковского, разбивка городских кварталов пошла в южном направлении как раз от Ташкентского тракта. Улицы проходили под прямым углом, строго с севера на юг и с востока на запад. Это делалось не просто так, а для удобства арычного полива и обеспечения хорошей естественной вентиляции города.


Чтобы понять, где в то время находился городской центр, представьте квадрат нынешних улиц Фрунзе, Советская, Жибек Жолу и Раззакова - это и было самое сердце старого Пишпека. Здесь находился дом фельдшера Василия Фрунзе, отца знаменитого военачальника Михаила Фрунзе, в честь которого позже была названа наша столица. По соседству жили его друзья, военный врач Фёдор Поярков и садовод Алексей Фетисов. Друзья, бывало, собирались у кого-нибудь дома за чашкой чая или чего покрепче, а уличный квартал с их домами стал точкой отсчёта для столичного древонасаждения.

 

Алексей  Михайлович  Фетисов.  Ему  обязан  Бишкек своими  парками  и  бульваром.

Дом  Фетисова  в  начале  1900-х  годов.  Стоял  на  пересечении  нынешних  
Жибек Жолу  и  бульвара  Эркиндик,  сейчас  здесь  здание  ГКНБ.

 


Алексей Фетисов понимал, что для озеленения целого города нужен посадочный материал, поэтому начал с того, что разбил так называемый "Казённый сад". Он находился на месте нынешнего парка Панфилова и тянулся от Ташкенского тракта до проспекта Чуй, который в те годы назывался Купеческой улицей.


Фетисов приложил немало  усилий, чтобы достать саженцы. Семиреченский военный губернатор дал задание - озеленить, а денег на это давать совсем не спешил. Возможности закупить нужное количество саженцев для сада у Фетисова не было. Но тут ему помогла традиция, которая до сих пор существует во всех ботанических садах мира - обмениваться растениями. Фетисов обменивал семена туркестанской горной флоры на заграничные черенки, отводки и семена. Он переписывался и получал посылки отовсюду, даже от привередливых виноградарей из Франции. Казённый сад быстро расширялся, сортов фруктовых деревьев в нём становилось всё больше. К 1890-му году площадь сада составляла 20 десятин (чуть больше 20 гектаров).


Кстати говоря, остатки Казённого сада ныне составляют парк имени Панфилова. Но ведь там же совсем нет плодовых деревьев, какой же это сад, скажете вы?! Правильно, нет. Сто лет назад, в 1916 году, случилась очень суровая зима и Казённый сад почти весь вымерз. А потом в Пишпеке установилась советская власть и ещё неизвестно, что для сада было хуже. Сад начали восстанавливать лишь в 30-е годы, но фруктовые деревья больше не сажали, а сама площадь сада сильно сократилась и по форме стала напоминать пятиконечную звезду. Этим  воспользовался большевицкий исполком и переименовал фетисовский Казённый сад в "Парк Красной звезды". А ещё позже, в 40-е годы прошлого столетия он стал называться парком имени героя Великой Отечественной войны Панфилова.       


Садовод Фетисов, конечно же, не мог знать, что станет с его детищем много лет спустя, он просто делал своё дело - сажал и выращивал деревья. А ещё активно агитировал самих горожан заниматься озеленением, для чего регулярно и бесплатно выделял окрестным жителям самые разные саженцы.

Ну и показывал собственный пример, конечно. Именно Фетисов начал высаживать аллею из двух рядов серебристых тополей, которую мы сегодня знаем, как бульвар Эркиндик. Сам же автор назвал её просто - бульварная аллея. Впоследствии аллея пополнилась дубами, стала длиннее и гуще, в 30-е годы её замостили булыжником, а в 50-е заасфальтировали и поставили фонари. Особо наблюдательные бишкекчане знают, что и сегодня вдоль бульвара по одному его краю на участке от улицы Боконбаева до Киевской проходит очень глубокий арык, так вот этот арык видел ещё самого Фетисова.  


Но что-то я всё о посадках южнее Ташкентского тракта, а что же было севернее? Сейчас трудно представить, но в конце 19-го века ниже Жибек Жолу находились те самые "малярийные топи" - заболоченные места, заросшие камышом. Там водилась дичь, охотники ездили туда пострелять кабанов и фазанов. Сегодня такое уж совсем невероятно, но в архиве сохранился немой свидетель - старое фото начала прошлого века под названием "После удачной охоты в  окрестностях Пишпека", на котором охотник на фоне камышей держит в руках убитую птицу.


От заболоченной земли было мало пользы, но не для Фетисова. В 1881 году он решает осушить камышовое болото и создать там питомник. Семиреченское начальство, покрутив пальцем у виска, выделяет желанный пустырь этому, на их взгляд, сумасшедшему пишпекскому садоводу. И даже присылает два пуда семян карагача. Но денег, опять же, не даёт.

"После удачной охоты в окрестностях Пишпека". В конце 19-го века
в пишпекских топях охотились на фазанов. Сейчас на месте болот - Карагачёвая роща.


Фетисов принимается за дело, его цель - посадить карагачёвую рощу. Сегодня роща превратилась в настоящий лес, а вот с чего она начиналась (из письма Алексея Фетисова начальнику Токмакского уезда):


"Весьма много было положено труда для того, чтобы такой заросший массою корней, никогда не распахивавшийся луг в короткое весеннее время был надлежащим образом осушен, разработан и превращён в превосходный для лесоразведения участок. Подъём целины был произведён плугом на глубину 4-5 вершков. Затем по неимении подходящих орудий для дробления пластов распаханного слоя пришлось употребить киргизские сохи, которые для этой цели оказались весьма пригодными. Дробление производилось шесть раз и после каждого раза пускали зубчатые бороны и производили ручные очистки земли от корней. Участок занял около 8 десятин".  


Намучившись с расчисткой земли, Фетисов столкнулся с новой бедой - присланные семена карагача не проросли, оказались невсхожими. Что же делать, как раздобыть средства на закупку новых?


Достучаться до чиновников во все времена было трудной задачей, а уж убедить их в пользе древонасаждений так и подавно… Но учёный-садовод нашёл способ. Чиновники  ведь шевелятся, только когда слышат звон монет, поэтому Фетисов решил разговаривать с ними на их языке - языке доходов и прибылей.


"...Если оценить каждое десятилетнее дерево в 10 копеек", - писал Алексей Фетисов в записке на имя начальника уезда 9 января 1882 года, - "то с 15 десятин 150 тысяч деревьев дадут 15 000 рублей. Андижанский карагач в Пишпеке в течение десяти лет достигает роста, годного на телеграфный столб, и стоимость этого леса возрастёт на много большую сумму, чем я оценил...". В конце записки садовод просит в течение 8-9 лет ежегодно отпускать на увеличение карагачёвой плантации 400-500 рублей и снова убеждает чиновников в том, что через десять лет затраты окупятся и роща превратится в доходную для уезда статью.


Такие аргументы дошли до властей сразу же. По приказанию начальника уезда в Пишпек были доставлены целых 12 мешков андижанского карагача! Фетисов заложил питомник и уже через пять лет в нём было более 10 тысяч саженцев, а к 1904 году посадки занимали уже не 8, а 80 десятин и каждую весну по ближним и дальним районам Семиречья развозилось по нескольку сотен молодых карагачей и тополей. Только представьте себе - не удалось бы Фетисову тогда перехитрить чиновников, не было бы у бишкекчан сегодня Карагачёвой рощи.


В последующие годы, уже без Фетисова, в роще был устроен дендрарий, построена эстрада, танцплощадка, фонтан, проложены дорожки. В 40-е годы века 20-го в Карагачёвой роще  появились Комсомольское и Пионерское озёра и лодочная станция. Роща стала популярным местом отдыха горожан.


В советские времена площадь рощи составляла 215 гектаров. Сегодня - лишь 128 и цифра эта продолжает уменьшаться.  Начиная с 1997 года территория Карагачёвой рощи раздавалась разными бишкекскими мэрами под застройку. Но никаких застроек в плане-то не было - люди просто постепенно захватывают земли рощи, строят там дома, а потом требуют их узаконить. И ведь узаконивают! Видимо, срабатывает старый проверенный способ - звон монет…   


Сегодня "Карагачи" уже не такое прекрасное место, как раньше. Озёра сданы в аренду и замусорены, лодочная станция в упадке. Жители окрестных новостроек выпиливают деревья на дрова. Особо одарённые дебилы выбрасывают в роще мусор, приезжая на машинах и вываливая мешки прямо под деревьями. По праздникам молодёжь устраивает в роще пикники, паркуясь прямо на полянах и оставляя после себя горы мусорных отходов. Роща умирает, бишкекские городские власти делают вид, что ничего не происходит.


Что сказал бы им сегодня садовод Фетисов? Наверное, просто плюнул бы в их сторону.

 

Питомник  Фетисова,   он  же  Казённый  сад   в  Пишпеке. 1886  год.

 


Восточная мудрость гласит: хочешь, чтобы тебя помнили год - сажай цветы, чтобы помнили долго - сажай деревья, а чтобы помнили вечно - учи детей. В своё время Алексей Михайлович Фетисов вложил душу в кыргызскую столицу. С увеличением посадок требовалось всё больше умелых рук, поэтому в 1889 году садовод открыл сельскохозяйственную школу, в которой сам же преподавал. В первый год в школу были зачислены 4 русских и 15 кыргызских мальчиков. Курс обучения длился три года. В школе готовили земледельцев, садоводов, огородников и пчеловодов. Своего здания у школы не было, занятия проходили в доме одного пишпекского купца, а вот практиковались ученики в Казённом саду. Кстати говоря, там, где когда-то были парники с растениями для школы, сегодня возвышается наш Дом правительства.


В 1898 году ученики школы Фетисова заложили Дубовый парк (ещё один зелёный островок, без которого невозможно представить сегодняшний Бишкек) и продолжили засаживать Бульварную аллею. А в 1913-м началось строительство здания для сельскохозяйственной школы. Место было выбрано "далеко за городом", и вы удивитесь, но по тем временам это было  нынешнее пересечение улиц Медерова и Тыныстанова, там, где сейчас находится Кыргызский аграрный университет имени Скрябина. Этот вуз как раз и возник на базе фетисовской сельскохозяйственной школы.


Но всё это происходило уже без Алексея Михайловича Фетисова. Садовод умер в феврале 1894 года от рака гортани. Учёного не стало, но дело его продолжилось благодаря стараниям приехавшего в Пишпек Ильи Терентьева. Эти двое - садовод и купец ещё при жизни Фетисова нашли общий язык. Тот самый участок земли в районе нынешнего Дворца пионеров и футбольной базы "Дордой", на котором сегодня пока ещё стоят полуразрушенные остатки дома Терентьева, когда-то принадлежал Алексею Фетисову. Там садовод заложил хмелевую плантацию и весьма успешно выращивал хмель для варки пива.


В 1895 году, через год после смерти Фетисова, Терентьева избрали пишпекским старостой, что в переводе на современный язык означает "градоначальник", или мэр. Он выкупил участок Фетисова, расширил его и разбил там фруктовый сад. В советские годы это место так и называлось - Терентьевский сад, пока в 1963 году его не переименовали в парк имени Кычана Джакыпова. За последние 20 лет парк превратился в жалкое зрелище: деревья вырубили, большую часть территории отдали футболистам, некогда красивый, старинный, уникальный в своём роде терентьевский дом довели до полного разрушения.
Вот такое варварское отношение к тому, что досталось в наследство.


А ведь староста Терентьев делал всё возможное для превращения Пишпека в город-сад. Он издал распоряжение, по которому каждый приезжий купец был обязан выделить средства со своих доходов на озеленение города, а каждый горожанин должен был посадить рядом со своим домом не менее 25 деревьев (для этого бесплатно выделялись саженцы из фетисовского питомника). При Терентьеве в Пишпеке стали отмечать специальный день под названием "праздник древонасаждения", который приходился на 31 марта.  


Нынешнему бишкекскому мэру такой подход стоило бы взять на вооружение. Но увы и ах!


Смотришь сегодня на то, что происходит в Бишкеке, и непонятно - для кого старались предшественники? Деревья безжалостно вырубаются, зелёные зоны отдают под застройку многоэтажных домов.


На прошлой неделе мэрия преподнесла новый "сюрприз" - объявила о полной вырубке деревьев в квадрате улиц Панфилова-Чуй-Раззакова-Боконбаева. То есть как раз тех самых, посаженных руками садовода Фетисова! По словам агронома Первомайского района Бишкека Жумалиева, на их месте планируется построить парковки и тротуары. Ну что тут скажешь… Мэр Терентьев вошёл в историю города, как озеленитель, нынешний мэр Ибраимов, видимо, войдёт в историю, как мэр-дровосек.


Подход властей к озеленению столицы легко можно проследить во времени - по названиям должностей чиновников, которые за это отвечают. Сто лет назад человека, озеленявшего Пишпек, называли садоводом. Сегодня за озеленение Бишкека в "Зеленстрое" отвечает главный… агроном! Если вдуматься, чем занимается садовод? Правильно, сажает сады. А чем занимается агроном? Вырубает сады, чтобы сделать на их месте поле. Вот вам и ответ…


Страшно представить, во что же превратится наша столица с таким подходом через десять лет? Снова в полупустыню, как 120 лет назад?


Ну и чтобы не заканчивать на этой грустной ноте, вот вам напоследок интересный факт: Алексей Михайлович Фетисов оставил после себя не только город-сад. В Бишкеке, возможно, до сих пор живут его потомки. Лет десять назад на одном из бишкекских интернет-форумов состоялась любопытная переписка - пользователи выкладывали старинные фотографии и под фотографией садовода Фетисова женщина по имени Татьяна написала:


"Я праправнучка Алексея Михайловича Фетисова, родилась в селе Кара-Жигач. Родственники в Бишкеке остались, а я живу в России с 1979 года. Мой прадед, Иосиф Алексеевич Фетисов был купцом и имел сыроварню. Он умер в начале 50-х годов. Он был другом Михаила Фрунзе и спас его и его семью от раскулачивания - предупредил заранее, чтобы отдал всё нажитое добровольно и вывез семью из города. Моя бабушка Евгения Иосифовна Фетисова была одной из дочерей Иосифа Фетисова. А вот его сестру, прабабушку Марию выкрали кыргызы и пошла наша ветвь в кыргызскую сторону…".


Вот такой поворот! Что здесь правда, а что нет, сейчас сложно сказать. Но точно известно, что у Алексея Михайловича Фетисова действительно были сын Иосиф и дочь Мария, которые дружили с семьёй Фрунзе. И сыроварня у них тоже была.


Елена  ПЕРОВА
фото из Интернета

Комментарии   

 
+5 #1 RE: ПИШПЕКСКИЙ САДОВОД ФЕТИСОВда какая разница 30.03.2017 11:00
посмотрите архивы вечерки безинтернетной эры и найдете большущую статью о потомках фетисова подробно. его дочь вышла замуж за узбека, ее дети соответственно создавали семьи с узбеками - до сих пор его потомки живут в районе дома терентьева. интересное чтиво. рекомендую
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить