Новости

Досалы Эсеналиев назначен первым заместителем руководителя Аппарата Президента

Подробнее...

президент Жээнбеков подписал Указы о назначении членов Правительства КР

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков 20 апреля в соответствии с частью 5 статьи 84 Конституции Кыргызской Республики подписал Указы о назначении членов Правительства Кыргызской Республики.

Подробнее...

Мухаммедкалый Абылгазиев назначен премьер-министром Кыргызской Республики

Подробнее...

единство, доверие, созидание

Претендент на пост премьер-министра Кыргызстана Мухаммедкалый Абылгазиев призвал все политические силы объединиться.

Подробнее...

новый состав правительства

20 апреля парламент утверждает новый состав правительства Кыргызстана.

Подробнее...

звёзды мирового балета впервые дадут гала-концерт в Кыргызстане

Концерт состоится 28 апреля в Национальном театре оперы и балета имени А. Малдыбаева.

Подробнее...

Мухаммедкалый Абылгазиев - главный претендент на пост премьер-министра Кыргызстана

Подробнее...

начался суд по делу профессора, предлагавшего "фанатам совка валить в Рашку"

Подробнее...

Бишкек отмечает 140-летие

Подробнее...

президент Жээнбеков встретился с лидерами фракций парламентской коалиции большинства

Подробнее...

президент подписал указ об отставке правительства Кыргызстана

Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков 19 апреля подписал указ об отставке правительства Сапара Исакова.

Подробнее...

вотум недоверия премьер-министру

Депутаты парламента Кыргызстана большинством голосов поддержали вотум недоверия премьер-министру Кыргызстана Сапару Исакову.

Подробнее...

в России осудили за терроризм семерых кыргызстанцев

Они планировали взрывы в метро и торговых центрах.

Подробнее...

ГКНБ КР задержал Айбека Калиева

Подробнее...

РАСТУТ АППЕТИТЫ ВЗЯТОЧНИКОВ


200 тысяч долларов США - начальник управления Генеральной прокуратуры Кыргызстана побил все рекорды предшественников.

Подробнее...

скандал с коттеджами Максима Бакиева

НАЧАЛИСЬ  АРЕСТЫ

Подробнее...

беспорядки в Тогуз-Торо: задержаны 15 человек

По факту поджога китайского предприятия «Джи Эл Макмал Девелопинг» в Джалал-Абадской области Кыргызстана милиция задержала 15 жителей Тогуз-Тороуского района.

Подробнее...

Успей сказать спасибо!


Активисты призывают собрать подарки для ветеранов.

Подробнее...

Болот Суюмбаев назначен председателем ГСБЭП

Подробнее...

назначен руководитель аппарата правительства

Подробнее...

ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В СЕМИРЕЧЬЕ:

 

ПЧЁЛЫ  В  ПОИСКАХ  ВОЛИ

 

история родного края


- Откуда  в  Кыргызстане могла взяться фамилия Симиренко? - спросили меня на днях. - Это же сорт яблок, выведенных на Украине!


Так точно, ренет Симиренко - широко известный сорт домашней яблони, который обнаружил селекционер Лев Симиренко в садах одного из хуторов Киевской губернии Украины в 80-х годах 19 века и назвал в честь своего отца, или проще говоря - дал яблоку свою семейную фамилию.  


Примерно в то же время произошли события, благодаря которым представители семьи Симиренко и многих других исконно украинских и русских фамилий рассеялись по Средней Азии…


О том, как и почему это было, наш сегодняшний рассказ.

Для начала давайте ненадолго окунёмся в историю, ведь, судя по тому, что происходит сегодня в мире, именно она, а вовсе не математика, и есть царица всех наук.  


Итак, в середине 19 столетия привычная всем нам сегодня географическая карта мира выглядела совсем по-другому. Нравится это современным украинцам или нет, но в те далёкие времена нынешняя территория Украины была частью  Российской империи и состояла из нескольких губерний. Таково было административно-территориальное деление имперского государства - на губернии делились и Сибирь, и Кавказ, и Дальний Восток, и все остальные российские области.


На месте же современной Центральной Азии в те времена раскинулся Туркестан, в западной части которого располагались земли современных  Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. К 60-м годам 19 века большая часть Западного Туркестана вошла в состав Российской империи, превратившись в Туркестанское генерал-губернаторство.  


Велика была империя, необъятна, но странное дело - земли в ней на всех не хватало, потому что почти вся она  находилась в руках помещиков и дворян. После отмены крепостного права в 1861 году ставшие вдруг в один день вольными крестьяне оказались безземельниками: ни кола своего, ни двора, куда ни плюнь - всюду помещичьи наделы. Хочешь прокормиться - за гроши работай на того же помещика на его же земле. Разве это воля?


И потянулись тогда русские крестьяне в поисках, как им казалось, настоящей воли на новые, присоединённые к империи среднеазиатские земли. Вот как рассказывает об этом в своих воспоминаниях потомок одного из таких "самовольцев":


"Мой прадед Даниил Акименко переехал с семьёй из-под  Старого  Оскола  Воронежской губернии в Киргизию (тогдашнее Семиречье) в середине 1860-х годов после отмены крепостного права. В силу малоземельности решил искать "волю". Да это было не только с ним, но и со многими. Царём было предложено переселение под лозунгом воли. Ну и пошли многие, главным образом из Воронежской, Астраханской и ряда других губерний, искать светлой жизни. <…> Шли через Урал, мимо озера Балхаш и к Тянь-Шанскому хребту…"


Только представьте себе, чего стоило такое масштабное путешествие в те годы - преодолеть несколько тысяч километров на лошадях и телегах, с детьми и домашним скарбом?! Побывавший в то время в Туркестане путешественник так описывал свою встречу с караванами переселенцев:


"…Волы или низкорослые лошадки тянут телеги с нагруженным добром: мебель, жестяные вёдра и корыта, плуги и бороны, узлы с одеждой - люди везут с собой всё, что у них есть. На телеге лежат козы, в клетке кудахчут куры. За телегой бежит привязанный к ней пёс. В караване может быть три-четыре телеги, это значит, что едет одна семья, но может быть и полсотни телег: переселяется сразу часть деревни…"


Первые переселенцы в Семиречье ехали фактически в неизвестность. Это сегодня можно позвонить на другой край света, прислать фотографии и предупредить: сюда ехать не стоит, лучше - вот сюда. А в то время любое путешествие было на свой страх и риск. То, что встретило их на новом месте, можно представить из рассказа правнука Даниила Акименко:


"То место, куда они пришли, впоследствии названное селом Беловодским Пишпекского уезда Семиреченской области, представляло собой хоть какой-то оазис, хотя его так и нельзя назвать. Кругом неимоверные камыши, изредка лес, сухие места заполонили заросли курая. Водились различные звери. По рассказам, когда они пришли туда, там было всего 4-5 дворов. Примерно вёрст на двадцать-тридцать были селения, тоже небольшие. Заселение представлялось в виде хуторов…"

"Переселенцы",  
фото  конца  19  века.

Переселенцы  в  Константиновке  
(территория  современного  Казахстана)  на  пасеке  возле  пчелиного  улья.

"Переселенцы  в  селе  Кара-Балта".

"Переселенцы из  Поволжья".


На новом месте переселенцам приходилось начинать всё с нуля: строить дом, разводить скот, обрабатывать землю. Семьи у русского люда в те времена были немаленькие, бывало и по десять, и даже по пятнадцать детей. В условиях тяжкого ручного труда и постоянного недоедания выживали не все.


"Помню как сейчас плохонькую избёнку, стоящую в среде других, на бугорке, мизерного масштаба, с тремя маленькими окнами, большой деревянной трубой, очень малой кубатуры. И в ней жила семья моего отца, состоящая из 14 душ. Спали, как где кому придётся. Теснота невероятная. Здесь и едят, и испражняются, и спят, и родят, и всё что хочешь. Мало того, в зимнее время вносят родившихся ягнят, телят, даже иногда и поросят. Жизнь по всем направлениям была скверная. Из-за недостатка в хозяйстве, отец отдавал внаймы некоторых моих братьев…" - так вспоминал о тех временах семиреченский переселенец. В его семье из 14 детей дожить до взрослых лет смогли лишь семеро.


Основной заботой переселенцев стала земля. Болотистую местность нужно было осушать, засушливую, наоборот, обводнять, непаханую и каменистую - вспахать и разборонить. В ход как раз шли привезённые с собой в повозках плуги и бороны. Люди работали от зари до зари, трудились, как пчёлы.


Пчелу принято называть труженицей, и это упорное насекомое-трудоголик вполне может считаться символом тогдашних семиреченских переселенцев, тем более что до них одомашненных пчёл в тех краях никогда не видели. Как писал приехавший в Туркестан инженер-гидростроитель В. Васильев (в честь которого, между прочим, назвали посёлок Васильевка к северо-западу от Пишпека), "единственное новое, что привезли с собой переселенцы, кроме стальных лемехов, так это ещё и пасеки".


"Муха, которая делает сахар" отлично прижилась в новых краях, и уже к 1900 году мёд и воск стали основными продуктами вывоза из Пишпека. Пчела, вместе с лемехами, даже попала на утверждённый в 1908 году герб города Пишпека:


"Французский щит, обрамлённый двумя золотыми колосьями, обвитыми Александровской лентой. Вершина щита увенчана городской короной в виде башни с тремя зубцами - знаком уездного города в составе Российской империи. В правом верхнем углу щита изображён герб Семиреченской области. Щит рассечён серебряным поясом с тремя лемехами - символом земледелия и изображением золотых пчёл - символом трудолюбия - в верхней и нижней частях щита".

 

Герб  Пишпека  
с  лемехами  и  пчёлами,  утверждённый  в  марте 1908  года.


Как известно, если долго мучиться, что-нибудь получится, вот и тяжёлые труды русских переселенцев со временем начали приносить плоды. То, как в результате их стараний изменилась принявшая их земля, наглядно видно, к примеру, из заметок английского писателя и путешественника (и, как позже выяснилось, шпиона) Стивена Грэма. Он приезжал в Русский Туркестан в 1914 году.


- После Чимкента и далее к востоку начались земли, плотно заселённые русскими крестьянами, перебравшимися сюда из Центральной России и даже из Сибири, - писал Грэм. - Везде в деревнях, построенных примерно по одному и тому же плану, русскими инженерами-гидрологами проложены арыки, в которых плавают утки. Вдоль улиц густо посажены деревья, так что даже в полуденную жару по ним можно спокойно ходить. В каждой деревне - здание управы, церковь, школа, почтовая станция. Всё это строится за государственный счёт. Кроме того, государство оплачивает сооружение нескольких общественных колодцев. В деревнях много лавок, трактиров; в крупных поселениях есть свой кинотеатр.


Ко времени визита Грэма процесс переселения русских крестьян в Семиречье из бессистемного превратился в чётко контролируемый государством. В начале каждого года по всем уездным российским городам рассылались официальные списки областей, в которых отводились земли для переселенцев. До этого, заранее, в этих областях картографы и землемеры нарезали участки: от 25 до 50 десятин (десятина равняется 1,09 гектара) на хутор, а в деревнях - от 8 до 15 десятин на каждого мужчину в семье.


После получения списков в деревнях выбирали ходоков - тех, кто должен ехать выбирать землю. Ходоков посылали по одному от 3-5 семей, но не меньше, чем двоих от деревни. В уездной управе им делали специальные  документы, а чтобы неграмотные крестьяне могли в них разобраться, они печатались на цветной бумаге: паспорт ходока был жёлтым, паспорт переселенца - розовым, документы, дающие право на перевозку багажа по железной дороге по специальному тарифу, - зелёного цвета.


Миссия у ходоков была крайне ответственная - выбрать землю, на которой отныне придётся жить новым поколениям. При этом по закону отказаться от земельных участков, которые для них выбрали ходоки, будущие переселенцы не могли, то есть права на ошибку у ходоков не было. А потому их избирательское путешествие иногда затягивалось на месяцы и даже годы.


За преуспевшими ходоками в Семиречье тянулись караваны переселенцев. С одним из таких проехался британец Стивен Грэм, вот как он описывает увиденное:


"…Пересекли Сырдарьинскую область и направились далее, в Семиреченскую. Повозки плелись так медленно, что их можно было обогнать пешком. Среди путников довольно много женщин, которые едут без сопровождения мужчин. Это никого не удивляет, а к женщинам все относятся с большим уважением. Русские женщины, как правило, едут к своим мужьям или женихам, которые несколько лет работают в этих местах, обжились, обзавелись хозяйством и теперь готовы осесть здесь вместе со всей семьёй".


В окрестностях Пишпека Грэм увидел русские сёла, стоящие вперемешку с казачьими станицами. О казаках он писал, что "это в первую очередь воины, а уже во вторую или даже третью - крестьяне".


Помимо количества переселенцев, в начале 20 века изменилось и их качество - в новые земли ехали уже не простые крестьяне, а обладатели какой-либо ценной профессии. Особо поощрялся переезд ремесленников,  инженеров, врачей, ботаников, с которыми подписывался трудовой договор - государственный контракт о службе.


О том, что переселенческая кампания приносила результаты, можно судить по тому факту, что российское правительство было вынуждено каждый год издавать новые карты Семиреченской области, чтобы обозначить на них новые сёла.


И это при том, что далеко не все переселенцы добивались успеха на новом месте, - каждый год примерно десять процентов из них возвращались обратно в родные места. Иногда неудача была следствием неверно выбранного места для обустройства деревни, а иногда люди просто не приживались - срабатывала старая поговорка: "Родная сторона - мать, чужая - мачеха".


Оставшиеся же на новом месте переселенцы в Семиречье обустраивались, пускали корни, работали, строили, пахали, сеяли и утешались другой поговоркой: "Не та мать, что родила, а та, что вырастила". Сегодня, спустя почти 150 лет, можно увидеть, что из этого вышло.   


Елена  ПЕРОВА

 

 

"Дом  зажиточного  переселенца, Семиреченская  область".

"Переселенцы  в  Туркестане,  1910  год".

"Семья  русских  переселенцев в  Туркестане,  1911  год".

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить