Новости

С днём защитника отечества!

23 февраля в Кыргызстане - выходной.

Подробнее...

кыргызский фильм "Кентавр" получил приз Берлинского кинофестиваля

Подробнее...

двое детей погибли под снежной лавиной

Одиннадцать человек пострадали в результате схода снежной лавины в Кыргызстане, сообщает МЧС.

Подробнее...

Алмазбек Атамбаев наградил орденом Ангелу Меркель

Подробнее...

президент Алмазбек Атамбаев встретился с Джорджем Соросом

Подробнее...

нота МИД Кыргызстана вручена по ДТП с участием авто российского посольства

17 февраля в Министерство иностранных дел Кыргызстана был приглашён временный поверенный в делах Российской Федерации в КР Алексей Мзареулов.

Подробнее...

в отношении депутата А.Шыкмаматова возбуждено уголовное дело

Подробнее...

в ДТП с машиной российского посольства погиб водитель


Подробнее...

Золотые запасы за год выросли на 880 млн сомов

За 2016 год золотые запасы Национального банка КР выросли в сомовом эквиваленте на 879,4 миллиона, сообщается на сайте финансового регулятора.

Подробнее...

президент А.Атамбаев встретился с королём Бельгии Филиппом

Подробнее...

президент Кыргызстана провёл ряд встреч в Брюсселе

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев 16 февраля провёл ряд встреч в Брюсселе, которые состоялись в рамках его рабочей поездки в Бельгию.

Подробнее...

«Бессмертный полк» жив

«Бессмертный полк» пройдет по Бишкеку 9 мая, предварительная подготовка к параду уже началась.

Подробнее...

19 ноября 2017 года

состоятся выборы президента Кыргызстана.

Подробнее...

ПУТИН ПОСЕТИТ КЫРГЫЗСТАН

АТАМБАЕВ  -  ЕВРОПУ

Подробнее...

Эльдияр Кененсаров - лучший кавээнщик года!

Подробнее...

от 12 до 22 лет

грозит кыргызским оппозиционерам, обвиняемым в попытке госпереворота весной  прошлого  года,  а  также в  госизмене.

Подробнее...

уроженца Оша, воевавшего в Сирии, судят в Питере

Подробнее...

опубликован список террористических организаций

В Кыргызстане 20 организаций и движений признаны террористическими или экстремистскими. 

Подробнее...

Аферисты обманывали пенсионеров,

представляясь сотрудниками спецкомиссии Путина.

Подробнее...

страны ЕАЭС наладят прямое авиасообщение между всеми столицами государств союза

Об этом заявил в субботу, 11 февраля в Ереване министр транспорта России Максим Соколов на встрече с премьер-министром Армении Кареном Карапетяном.

Подробнее...

Гурбангулы Бердымухамедов остаётся президентом Туркменистана

Подробнее...

Т.Сарпашева временно отстранили от обязанностей председателя ГРС

Тайырбек Сарпашев отстранен от исполнения обязанностей председателя ГРС КРна период работы межведомственной рабочей комиссии.

Подробнее...

кадровые перестановки произошли в Вооружённых силах Кыргызстана

 Об этом сообщил отдел информационной политики аппарата президента.

Подробнее...

ведутся переговоры с турецкой стороной о возмещении ущерба от авиакатастрофы

Об этом сообщили в пресс-службе правительства КР.

Подробнее...

список террористических организаций предлагают обнародовать в Кыргызстане

Депутаты Жогорку Кенеша опасаются, что молодежь страны может быть вовлечена в деятельность радикальных группировок.

Подробнее...

РЕЛИГИОЗНОСТЬ РАСТЁТ, А ДУХОВНОСТИ НЕТ

АКТУАЛЬНЫЙ РАЗГОВОР

 

     В Кыргызстане представлены все религиозные верования, учения, течения и даже секты, которые существуют в мире, как традиционные, так и новые. На 1 января 2013 года  прошли учётную регистрацию в государственном органе по делам религий 2393 религиозных объединения и организации. Из них - 2005 исламской направленности, христианской 372, по одному иудейской и буддистской, плюс 14 новых религиозных течений и верований. Если посмотреть на список религиозных организаций, то диву даёшься их количеству и разнообразию! К примеру, в Кыргызстане действуют такие объединения христианского направления, которые были запрещены в советский период - свидетели Иеговы, адвентисты Седьмого дня, баптисты и даже неведомые доселе харизматы.
     О сегодняшнем состоянии религии в Кыргызстане мы решили поговорить с директором Госкомиссии по делам религий Абдилатифом Жумабаевым.

 

 

     - Абдилатиф Кудайкулович, до получения суверенитета в Кыргызстане действовали 39 мечетей и 3 церкви. Сейчас существуют более двух тысяч организаций исламского и 370 христианского направления. Почему за 20 лет независимости произошёл такой колоссальный рост количества религиозных организаций?
     - Все знают, что во времена Советского Союза был определённый запрет на свободу вероисповедания и, соответственно, не были развиты религиозные организации. С распадом Союза и крушением коммунистической идеи идеологический вакуум начал заполняться религией. Люди начали искать свою национальную идентичность… Кто-то нашёл её в исламе, кто-то в христианстве. В тот период закон о свободе вероисповедания был настолько либеральным, что религиозные организации создавались при объединении 10 человек и могли проходить учётную регистрацию. Вот и хлынули в Кыргызстан в тот период все существующие религии и течения… Эта ситуация продолжалась 17 лет. Только в 2008 году был принят закон с более жёсткими требованиями к религиозным организациям. И теперь они могут создаваться только при наличии 200 человек. И данное решение должно быть согласовано с органами местного самоуправления, то есть с городским или аильным кенешем. Теперь должны учитываться и интересы местного населения.
     - Кто-нибудь проверяет деятельность этого огромного количества религиозных организаций и их духовных лидеров?
     - 99 процентов прихожан этих религиозных организаций - местное население. Зачастую  духовными служителями в организациях являются иностранные граждане. Например, в исламских - граждане арабских стран, Турции, в христианского направления - граждане Кореи, России и других европейских государств. Граждане иностранных государств ежегодно проходят перерегистрацию. В силу того, что штат у нашей госкомиссии ограничен, всего 25 человек, мы не можем контролировать по всей республике. Поэтому мы тесно сотрудничаем с правоохранительными органами, проводим мониторинг. Но главное, согласно новому законодательству, мы можем создавать общественные комитеты, которые совместно с государственным органом по делам религий осуществляют государственную политику в религиозной сфере. К примеру, на юге почти во всех районах созданы эти местные комитеты по религиозной ситуации. И они уже работают.
     - А вы можете запретить деятельность той или иной религиозной организации?
     - Да, эти меры мы принимаем в целях стабилизации религиозной ситуации. Например, в прошлом году было отозвано свидетельство о регистрации саентологической церкви. Совместно с Генеральной прокуратурой мы добились запрета на деятельность Церкви Муна. Отказали мы в перерегистрации представительству миссии Ахмадийской мусульманской общины, так что деятельность её на территории республики является незаконной. Сами они себя относят к мусульманской религии, но эксперты признали их еретическим течением, деструктивной сектой, регистрация которой может привести к дестабилизации целостности ислама (суннитского направления) на территории Кыргызстана. Данная негативная оценка со стороны мусульман-суннитов в последующем может привести к появлению напряжённости в религиозной среде, а возможно, и к открытым конфликтам. То же самое касается такфиристско-джихадистского движения салафитской направленности "Жайшуль Махди", "Джун-уль-Халифат", "Ансаруллох", "Ат-Такфир Валь-Хиджра". Все они призывают убивать неверующих... В селе Арашан в начале прошлого года уже были жертвы  боевиков "Жайшуль Махди". Поэтому по решению Первомайского районного суда столицы их деятельность запрещена. Их последователи призывали к джихаду в Кыргызстане… А какой мусульманин может объявить джихад стране, где даже в здании парламента есть комната для намаза? Только террорист.
     - А как вы определяете наличие экстремизма у той или иной  религиозной организации?
     - Наши эксперты дают такую оценку. К примеру, за прошлый год они провели экспертизу 9193 изъятых религиозных материалов - это брошюры, книги, листовки, DVD и VCD-диски, ноутбуки, флэшкарты, аудио и видеокассеты. Из них только 2923 материала принадлежало религиозно-экстремистской партии "Хизб ут-Тахрир". Эксперты всё это изучали на наличие экстремизма.
     - Что относится к экстремистской литературе или информации?
     - В первую очередь - антиконституционные призывы и призывы смены власти. Другой момент - если насаждается мнение, что, кроме его религиозной организации, все остальные религии вражеские. Или  если звучат призывы к межнациональной, межрасовой розни… Пропагандируется вражда на социальном уровне - деление на богатых и бедных. Дело в том, что если религию неправильно толковать, то очень легко можно дойти до дестабилизации.
     - Почему?
     - Все религиозные организации стараются привлечь в свои ряды как можно больше сторонников. Часто у нас происходит процесс прозелитизма. В различные новые религиозные течения переходят и мусульмане, и христиане, и вчерашние атеисты. Но цели у различных религиозных организаций разные. Кто-то по-настоящему стремится распространить своё учение… Кто-то даёт шанс заблудшим душам на новую жизнь. Например, много примеров, когда религия спасала людей от алкоголизма, наркомании, игромании. Но есть и настоящие ловцы душ, которые решают свои финансовые вопросы за счёт верующих. А кто-то стремится к дестабилизации обстановки в стране. Через своих адептов некоторые внешние силы влияют на общественно-политическую обстановку в стране. На данный момент такая угроза тоже есть. Есть религиозные организации, которые напрямую направляются и контролируются из-за рубежа.

 

 

     - Какова в таком случае роль вашей госкомиссии?
     - Мы живём в поликонфессиональном обществе, и нам надо научиться жить в мире и согласии. В чём трудность нашей работы? Изначально все религии взаимоисключают друг друга, и унифицировать, объединить их невозможно. Но возможно призвать к толерантности, к взаимному уважению. Религиозность общества растёт, поэтому государство идёт навстречу. Наша задача - создать благоприятную почву, на которой они все могут мирно сосуществовать. Но есть ещё один важный момент: в обществе нашем существует разделение на людей, которые очень сильно придерживаются светских, атеистических взглядов, и тех, кто придерживается религиозных взглядов. Наша задача - не допустить каких-то напряжений, а опасность такая есть. То есть не должно быть не только религиозного, но и светского экстремизма.
     - Как можно сохранить баланс?
     - Только путём диалога, путём партнёрства. Мы все должны осознать, что живём в одном обществе, в одной стране. То есть никоим образом не делать изгоем человека за его мировоззрение, стараться принять его таким, какой он есть. Но только в том случае, если его мировоззрение, вероисповедание не несёт угрозу для общества и национальной безопасности. В противном случае свобода вероисповедания может быть ограничена.
     - Кыргызстан также лидирует среди центрально-азиатских стран по количеству религиозных учебных заведений. Их у нас 91. А кто проверяет качество образования, которое там дают? Чему там учат?
     - На данный момент каждая конфессия сама проверяет, чему там учат, и следит за качеством образования. Мы лишь проводим мониторинг на наличие у них необходимых разрешительных документов. У них там своя кадровая политика, мы в неё не вмешиваемся. Но всем понятно, что в нашей республике слишком много религиозных учебных заведений… И в качественном плане они очень сильно отстают. Это мы видим на улице, когда много бородатой молодёжи, но преступность не снижается. Сейчас совместно с парламентским комитетом по религии разрабатывается законопроект о религиозном образовании. Одни считают, что его нужно принимать в части закона об образовании, другие - в части закона о религии.
     - А вы как считаете?
     - Если будет возможность, то лучше принять как отдельный закон. Поскольку на постсоветском пространстве аналога такого закона нет. Да и во всём мире мало.
     - Речь идёт только о специальном религиозном образовании или о введении в обычной школе предмета о религии?
     - И о том, и о другом. То есть хорошо было бы введение в школьную программу предмета религиоведческого характера. Предмет будет содержать сведения обо всех мировых религиях. И в то же время в конфессиональном плане во всех религиозных заведениях будет внедрён светский компонент, чтобы по окончании этих учебных заведений наш гражданин имел на руках сертификат государственного образца о полученном образовании, который дал бы ему право получить работу.
     - Предмет “религиоведение”, безусловно, очень интересный и нужный для расширения кругозора наших детей. Но кто будет преподавать этот предмет, если у нас порой учителей по математике и кыргызскому языку не хватает в школах?
     - Мы можем начать с определённых школ, запустить в качестве пилотных проектов. У нас есть в небольшом количестве специалисты-религиоведы. Их готовят Кыргызско-Российский Славянский университет, Национальный университет и другие. В некоторых регионах, возможно, не будет необходимости введения этого предмета, потому что они остаются моноконфессиональным сообществом. Этот вопрос мы поднимаем для того, чтобы в поликонфессиональном обществе создать у наших детей иммунитет, духовную безопасность. Чтобы у них было понимание религий. Чтобы в период юношеского максимализма при первом же знакомстве с определённой сектой они не стали её фанатичными адептами.
     - А в целом религиозная ситуация в Кыргызстане у вас вызывает опасения?
     - Да, потому что идёт стихийное развитие религиозности. А вопрос религии очень близок к идеологии. Поэтому  было бы более положительным развитие религии с учётом нашей национальной идентичности. У нас есть свой хороший исторический фактор и были свои сильные учёные-исламисты Махмуд Кашгари, Юсуф Баласагун, Арабаев. Это вчерашний день нашей исламской истории. Нам не надо слепо копировать Пакистан, Турцию или Саудовскую Аравию, это опасно. У нас достаточно своих национальных ценностей, которые не противоречат исламу. В этой связи нас радует, что у нас появляется такая исламская интеллигенция, как Кадыр Маликов, Абдушукур Нурматов, другие учёные, которые учитывают национальную особенность и реалии сегодняшнего дня.
     - Вы констатируете рост религиозности населения. С чем это связано? И растёт ли в связи с этим духовность, нравственность кыргызстанцев?
     - Религиозность у нас растёт, и это видно по атрибутам. Например, в любом торговом центре у нас продают мусульманские атрибуты, молитвенные коврики, одежду для мусульманок.  На улице много женщины в платках, хиджабах, мужчин с бородами. Но, к сожалению, мы не видим, чтобы общество становилось духовным. Раньше, при Союзе,  религиозности не было, но люди придерживались моральных ценностей, были в духовном плане чистыми. А сейчас не всегда мусульмане, бьющие себя в грудь, отражают ислам. Как сказал один учёный-исламист, приехавший в Европу в начале прошлого столетия: "Я увидел там ислам на практике, но не увидел мусульман. Например, люди там пунктуальны, законопослушны, на улицах чистота и порядок. А в арабском мире я вижу огромное количество мусульман, но ислам у нас только на бумаге". То же самое мы можем сказать и о Кыргызстане: мы видим бороды, но не видим духовного ислама. Преступность в стране не уменьшается. Негативные тенденции увеличиваются. А религия могла бы внести свою лепту в борьбу со многими негативными явлениями общества. Но самое страшное, что некоторые духовные лидеры работают на разделение страны. Тому свидетельство июньские события, когда перед беспорядками некоторые священнослужители начали выкрикивать азан. Позже они были осуждены за это. Нельзя забывать и ноокатские события в 2008 году.
     - А вы сами не считаете, что религия - это опиум для народа?
     - Нет. Наоборот, религия может нести положительные моменты. Страна у нас молодая. Главное - выбрать относительно религии правильное направление. Можно пойти по конфликтному пути, а можно по бесконфликтному. И нам лучше учесть, что религиозность общества растёт, и с учётом этого строить отношения с религией. У нас пока нет более сильных ориентиров, которыми мы можем воздействовать на население, кроме религии. Поэтому если в армии проводить духовно-патриотическое воспитание, то можно поднять дух солдат и предотвратить суициды. Если бы духовные лидеры объясняли, что служба идёт во благо Родины, а сбегать из армии или унижать ближнего, то есть развивать дедовщину - это грех, совсем другая ситуация была бы в армии. К примеру, в европейских странах существует много религиозно-патриотических партий, и они активно направляют своих прихожан. Возможно, у нас тоже будет такая перспектива. В любом случае у нас сейчас в стране довольно взвешенная политика в отношении религии.
     - Какие положительные моменты религия даёт народу на сегодняшний день?
     - Их много в социальном плане. Ту нишу, которую не успевает заполнить государство, они успешно осваивают. Например, многие религиозные организации с целью благотворительности посещают нуждающиеся семьи, оказывают помощь домам престарелых, инвалидам, детским домам. Даже в тюрьмы ездят. Я бы хотел, чтобы они выросли до такого уровня, когда могли бы строить больницы, школы. И чтобы у них было такое сотрудничество, когда христиане могли бы заниматься проблемами мусульман. И мусульмане могли бы помогать и решать проблемы христиан. Если у нас на таком уровне будут межконфессиональные отношения, то стране не будет угрожать дестабилизация.
     - Можно сказать, что массовое мусульманство спасло наших мужчин от алкоголизма?
     - Да, особенно в постсоветский период. Когда после развала Союза у нас начали литрами спирт продавать и люди от безысходности и безыдейности начали спиваться.  Когда люди начали приходить в религию, началось некое очищение. Вообще сила религии очень мощна, и наша цель - использовать её в созидательном направлении на благо единства и мира страны.
     - Вы сами верующий или атеист?
     - Я верующий мусульманин. Но моя вера не мешает моей работе, из-за неё я не теряю нейтралитета.
     - А вы верите, чтобы потом в рай попасть, или на самом деле считаете, что Аллах существует?
     - Верить для того, чтобы попасть в рай, - это неправильно. Это уже показывает корысть человека. Я вырос в верующей семье. Мне моя вера даёт стимул к жизни, ответственное отношение к жизни. А Всевышний один. Точек соприкосновения у всех религий множество, например, общечеловеческие ценности для всех религий одни и те же. Заповеди для всех едины: не убий, не укради, не клевещи и т.д. Но я никогда и нигде не афиширую, что я верующий, это мой внутренний мир, и не приемлю, когда общественные или политические деятели афишируют свою религиозность, демонстрируют это показательно, стараясь заработать очки и сторонников. Я считаю это недопустимым.

Лейла САРАЛАЕВА

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить