Новости

Верховный суд КР оставил приговор Текебаеву в силе

Подробнее...

на церемонию инаугурации С.Жээнбекова приглашены 450 человек

Смета расходов утверждена в 8,4 млн сомов.

Подробнее...

состоялась итоговая пресс-конференция А.Атамбаева

Подробнее...

президент Атамбаев встретился с президентом России В.Путиным

Подробнее...

уволен вице-премьер-министр КР Дуйшенбек Зилалиев

Об этом 17 ноября сообщает отдел информационной политики аппарата президента КР.

Подробнее...

у фракции "Республика - Ата Журт" новый лидер

16 ноября в закрытом режиме избран новый лидер фракции "Республика - Ата Журт".

Подробнее...

в Бишкеке вспомнили о подвиге бойцов Панфиловской дивизии

Подробнее...

кыргызско-казахское соглашение о $100 млн денонсировано

Президент Кыргызстана подписал документы о денонсации соглашения с Казахстаном о $100 млн техпомощи Кыргызстану при вступлении в ЕАЭС.

Подробнее...

Жусупбек Шарипов

назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызской Республики в Украине.

Подробнее...

ЭТО КОШМАР, А НЕ ПАМЯТНИК!


В Бишкеке с помпой открыли памятник народному артисту СССР Суйменкулу Чокморову.

Подробнее...

лучше один раз увидеть

Гражданские активисты и чиновники посетили ледники в районе месторождения Кумтор.

Подробнее...

суд Самакова:

 Гособвинение запросило для подсудимых от 11 до 19 лет тюрьмы.

Подробнее...

в Бишкеке разграблен музей М.Фрунзе

Подробнее...

в Кыргызстане выпущена новая купюра

Подробнее...

шесть лет в истории Кыргызстана

Подробнее...

сообщайте о проблемах на границе

О проблемах на кыргызско-казахской границе можно сообщить на горячую линию.

Подробнее...

Бишкекский горсуд огласил приговор членам «Народного парламента»

Их вина признана полностью доказана.

Подробнее...

Омурбек Бабанов покинул пост главы фракции "Республика - Ата Журт"

Подробнее...

патрульную милицию в Кыргызстане расформировали

Главное управление патрульной милиции (ГУПМ) МВД упраздняется, заявил 10 ноября на экстренном совещании правительства по вопросам безопасности на дорогах премьер-министр Сапар Исаков.

Подробнее...

ИНАУГУРАЦИЯ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА КЫРГЫЗСТАНА:

КОГДА,  ГДЕ,  КАК?

Подробнее...

"У МЕНЯ БОЛИТ ДУША... Я ЗА ЭТО ВАС ВЗОРВУ!"


Не хотите ли, уважаемые читатели, послушать про мёртвого карлика, не дающего житья одному хорошему тридцатилетнему парню?


Или про сотрудников ГКНБ, бросающих в окна квартир шашки с ядовитым газом, а потом беспощадно насилующих одиноких бишкекчанок?


Или… Не хотите? А почему, собственно? Вас ведь не режут, за вами не гоняются с пистолетом. Просто крепко держат вас за руку, в ультимативной форме уговаривая выслушать и помочь. В противном случае угрожая "всё поджечь и взорвать, потому что другого выхода нет".


С точки зрения современной психиатрии такие люди опасности для общества не представляют. Так что лечить их можно только с их согласия. Которого они никогда не дадут, поскольку считают себя полностью умственно и душевно здоровыми.

- Я к тебе опять её отправил. Ну ту - помнишь? "Нашу". Не обижайся. Что мне с ней делать?


- А мне что? - задаю ответный вопрос знакомому следователю, который в очередной раз отфутболил ко мне нашу с ним общую знакомую.


Но следователь уже отключил телефон.


Значит, с минуты на минуту надо ожидать её появления здесь, в редакции. Значит, минимум час драгоценного рабочего времени опять потерян. От этой женщины так просто не отвяжешься. Она плачет, кричит, ругается, жалуется, угрожает взорвать всех, а потом и себя. Её выталкиваешь в дверь - она хватается за воротник блузки, умоляюще заглядывает в глаза: "Помогите! Или вы тоже с ними?".


На первый взгляд женщина производит впечатление благоприятное. Выше среднего роста, худощавая, лет пятидесяти. Взгляд осмысленный, речь правильная. Пока не начнёшь вслушиваться, что за бред она несёт.


Первый раз она появилась у нас полгода назад. Сказала, что у неё проблемы с сыном. Просила помощи. Проблемы её сына заключались в том, что… Впрочем, воспроизвести весь поток её сознания не представляется возможным.


Ничего особенного для человека её состояния женщина не говорит. Классика жанра. Откройте любой учебник по психиатрии - и наслаждайтесь. Заговор врачей, заговор милиционеров, заговор чекистов. Весь мир против неё. И против её сына. И против бывшего мужа. Но они - ни сын, ни муж - этого не осознают.


Лично я прекрасно понимаю бывшего мужа этой нездоровой женщины. Как только выяснилось, что у неё прогрессирует душевный недуг,  а  лечиться  она  не  хочет, муж с ней развёлся, забрал ребёнка и переехал. И его, мужа, волнует сейчас только один вопрос - как максимально оградить подростка-сына от общения с нездоровой матерью.


А  что  делать  остальным -  кому  она  надоедает своими    бредовыми   рассказами, истериками, жалобами и угрозами?


Она ходит в милицию. Пишет заявления на врачей, допустивших в отношении её ребёнка некую врачебную ошибку и теперь в сговоре с чекистами сживающими её со свету. Пишет на чекистов, которые якобы ежедневно травят её в её же квартире неким газом и пропитывают стены ядовитой жидкостью...


Она потрясает двумя большими пакетами, которые постоянно носит с собой, буквально не выпуская из рук: в пакетах - вся её одежда и постельное бельё. Дома, говорит, всё это оставить нельзя - сотрудники ГКНБ всё приведут в негодность, якобы закинув в окно очередную дымовую шашку.


Она приглашает милиционеров к себе домой, чтобы могли "удостовериться" в правдивости её "показаний".


А после отправляется в прокуратуру с жалобой на "ментов": они якобы пытались всем скопом её изнасиловать в её же собственной отравленной квартире.


От прокуроров она идёт к адвокатам…


И в конце концов оказывается в редакциях газет или на телевидении.


Откуда направляется прямиком в ГКНБ: "журналисты, дескать, все взяточники, они подкуплены некими тайными враждебными силами… И не желают освещать её горе".


Женщине этой действительно не позавидуешь. "Не дай мне бог сойти с ума…" - тысячу раз прав Пушкин. Ей бы подлечиться. Понаблюдаться у специалистов. Однако, услышав такой совет, женщина принимается истерить ещё больше. Вместо того, дескать, чтобы ей "реально" помочь, мы, журналисты, как и все прочие, стремимся "упечь её в сумасшедший дом" и "сделать невыездной по жёлтой карточке", а она, дескать, очень хочет уехать за границу.


Насильно её лечить никто не будет. По новому законодательству, объясняют в Республиканском центре психического здоровья, лечение страдающих душевными расстройствами производится только с их письменного согласия. В крайнем случае - с письменного согласия их законных представителей.


Исключение составляют лица, совершившие тяжкие преступления и направленные на принудительное психиатрическое лечение по решению суда. Или такие, которые пока ещё ничего страшного не совершили, но готовятся. Проявляют агрессию, набрасываются на ближнего своего с колюще-режущими предметами…


Наша постоянная посетительница пока ни на кого не набрасывается. Пока она пугает словесно. Журналистов, водителей маршруток (которые, как ей кажется, "не так" на неё смотрят). Врачей (которые, по её стойкому убеждению, запретили её сыну с ней общаться).


Вот подумайте: бродит целыми днями по городским улицам человек. С виду вполне нормальный, ничем не отличается от нас с вами. Но вдруг останавливает случайного прохожего, берёт его за руку и принимается вещать: "Скоро мы все взлетим на воздух! Они начали с меня, но и до вас тоже доберутся! Вы ещё не понимаете, в какой опасности находитесь!".


Человек будет идти за вами по пятам, то плача, то повышая голос в надежде, что вы к нему наконец прислушаетесь. Будет обвинять вас в чёрствости, в продажности, в пособничестве жестоким убийцам.


Что вам делать в таком случае? Прикрикнуть - отстань, дескать, отвяжись? Уверяю вас, не поможет. Проверено. В ответ получите новую порцию обвинений, предостережений и угроз.


Муж этой женщины мог бы письменно попросить врачей о её лечении. Он - родственник, ему можно. Но он предпочёл спрятаться от бывшей жены за дверью новой квартиры и просто не открывать, когда она приходит предупредить его о грядущей вселенской катастрофе.


Письменно попросить психиатров о её лечении могли бы, как мне объясняют в РЦПЗ, должностные лица. К примеру, те самые сотрудники милиции или прокуратуры, к которым она систематически обращается.


Они вместо этого лишь посмеиваются и отмахиваются от неё, гонят к журналистам. А журналист, увы, лицо не должностное…


карлик  и  компания


Ещё одна хорошо известная бишкекским милиционерам и журналистам пара - весьма приличного вида женщина и её тридцатилетний сын.


Молодой мужчина, рассказывают они, - до сих пор девственник. Почему? Потому что девушки не обращают на него внимания и категорически отказываются с ним даже знакомиться. Дело, по словам его матери, в том, что видят они не его - высокого и симпатичного, а злобного уродливого карлика. Да-да, смотрят на одного, а видят совсем другого. Этого карлика, говорят мать и сын уже хором, к нему "подселила" родная тётя, мамина сестра, занимающаяся на досуге чёрной магией.


На этом разговор в принципе можно и закончить. Эта пара - клиенты психиатров. Кроме специалистов, помочь им не сможет никто.


А  закончить-то разговор не получается. Ты их, образно говоря, в дверь - они в окно. Ты их не пускаешь на порог редакции - они ухитряются раздобыть твой номер телефона (подозреваю, что не без участия "сердобольных" милиционеров)…


И  поделать  с  ними  ничего нельзя. Они же "не представляют общественную угрозу". Они приходят без оружия.  Они "всего лишь" забрасывают  различные  инстанции заявлениями с просьбой наказать родственницу-ведьму и (цитирую) "обязать её снять своё страшное проклятие".


Звонок сестре (она же "жестокая тётя") не даёт результатов. В ответ на просьбу обратиться в РЦПЗ родственница раздражается и говорит, что не хочет сестру с племянником ни видеть, ни слышать. Мечтает забыть об их существовании - сколько крови они у неё выпили, сколько нервов попортили! А если, дескать, ещё и врачей на них "натравить" - они потом вообще не отстанут.


Милиция  не желает связываться  с  этой семейкой из-за  её  бесконечных  жалоб на "милицейский беспредел". Если верить заявителям (а кое-кто верит, они ведь не сразу начинают про карликов рассказывать), милиционеры против них тоже ополчились. То якобы их избиения организовывают, то запрещают из дома выходить, то не разрешили… поехать на "Битву экстрасенсов".


оккультная  болезнь


Этим психическим недугом в современном мире страдает гораздо больше людей, чем вы, уважаемый читатель, возможно, себе воображаете.
С представителями этой весьма обширной категории сотрудникам правоохранительных органов и журналистам приходится сталкиваться практически ежедневно.

Люди взахлёб смотрят популярную телепередачу "Битва экстрасенсов" (или её не менее популярные ответвления вроде "Экстрасенсы ведут расследование"). Живут, натурально, от серии до серии, от выпуска до выпуска. Больше ничего их в этой жизни не интересует и не "цепляет".


Что дальше? А дальше возможны два варианта развития событий. Или такой горе-зритель начинает полностью отождествлять себя с одним из персонажей любимой передачи. Берёт себе его имя, называет себя "кыргызским воплощением" оного и приступает к "пророчествам и исцелениям".


Это не про мошенников. Мошенники сознательно, целенаправленно дурят народ, прикидываясь великими ясновидцами, чтобы вытянуть из народа побольше денег. У мошенников, как правило, с рассудком полный порядок.


Сейчас речь о людях, которые действительно возомнили себя Александром Шепсом, Мэрилин Керро или Свами Даши. Денег с клиентов (находятся и такие) они не берут. Они просто ходят по Бишкеку и окрестностям и кликушествуют.


За последние полгода довелось повстречаться с двумя "Шепсами" и одним Зираддином Рзаевым (поклонникам "Битвы экстрасенсов" не надо объяснять, кто есть кто).


Рзаев, кстати, фигурирует ещё и в "деле мёртвого карлика". Он якобы, тайно посетив Бишкек, встретился с матерью нашего тридцатилетнего девственника, подтвердил якобы все её опасения и пригласил принять участие в передаче.


Это и есть второй вариант "оккультной болезни". Граждане рвутся в Москву, уверяя, что во сне к ним приходил кто-то из известных экстрасенсов и настойчиво звал на передачу: всё, дескать, очень плохо, и если не начать вас лечить в ближайшее время - вас окончательно поглотят тёмные силы".


Лечить  надо!


В 2015 году 33-летняя жительница новостройки "Арча Бешик" убила двоих маленьких детей. До этой трагедии, как выяснилось, она дважды (!) лежала в РЦПЗ. Второй раз  выписалась  незадолго до того, как снова услышала "голоса".


Как можно было выписать и не наблюдать человека, страдающего выраженным психическим расстройством, и отпустить её домой, к мужу и детям, да ещё и принять на работу в школу - учительницей английского языка?


Да, она не была агрессивной - до поры до времени. И не давала, как необходимо по новому законодательству, письменного согласия на продолжение лечения. А в какой-то момент её расстройство перешло в агрессивную форму. По её собственному признанию, она всего лишь хотела, чтобы дети улеглись спать. Хотела напоить их снотворным. Малыши отказались… Тогда ей якобы "пришлось" схватиться за нож.


У нашей постоянной посетительницы (той, которую якобы травят хлором, портя одежду), между прочим, тоже навязчивая идея: её единственному сыну-подростку угрожает серьёзная опасность! За ним охотятся спецслужбы и врачи-убийцы. Ему нужно сидеть дома и не высовываться, а он, вопреки уговорам матери, ходит в школу…


Где гарантия, что в один непрекрасный момент её тоже не "переклинит"? Что в её голове не зазвучит голос, призывающий убить сына, чтобы избавить его от дальнейших страданий?!


Где  гарантия,  что "злобный мёртвый карлик", периодически овладевающий телом высокого, физически крепкого молодого бишкекчанина, не натворит однажды дел, которые невозможно будет исправить?


По словам одного - пожелавшего остаться неизвестным - врача-психиатра, сегодня вся психиатрическая система направлена не столько на то, чтобы вылечить больного или хотя бы максимально облегчить его состояние, сколько на защиту его прав.


Доморощенные правозащитники (приложившие немало усилий к развалу отечественной психиатрии) на это с самого начала и напирали: душевнобольной человек, дескать, такой же гражданин, как любой другой, поэтому наделён всеми теми же правами. Какими правами? Может лечиться, а может и не лечиться. Может выбрать, что ему больше нравится: стационарное или амбулаторное лечение…


А то, что такая "правозащита" часто вредит прежде всего самому же пациенту (не говоря уже об окружающих), сегодня уже никому не интересно.


"В Кыргызстане мало по-настоящему квалифицированных врачей-психиатров, лечить они не умеют, над больными издеваются, в психбольницах условия невыносимые" - об этом члены хорошо известного НПО "Психическое здоровье и общество" кричали много и громко на этапе так называемой "реформы" в системе оказания психиатрической помощи.


Пусть так. Думаете, взамен они предложили что-то лучшее и более действенное?  Думаете,  кому-то чем-то реально помогли? Увы и ах. Развалили эту систему окончательно.


Глава этого НПО Бурул Макенбаева, кстати, только на первых порах создавала иллюзию бурной деятельности в системе психиатрии. Потом круг её интересов значительно расширился. Теперь ей, правозащитнице, есть дело до всего. До вырубки в Бишкеке деревьев, до вступления Кыргызстана в Таможенный союз, до политики Путина и недочётов в работе кыргызского президента Атамбаева.


Только про психическое здоровье  и общество активистка как-то забыла. Несмотря на то, что по-прежнему возглавляет НПО именно с таким названием.

А  правозащитники  всё  спорят,  как  ещё  лучше  поиздеваться  над  психиатрией…

 


Кто поможет им и нам?


А никто не поможет. В крайне редких случаях душевнобольной человек осознаёт свою болезнь и стремится лечиться. Почти всегда он считает себя здоровее всех здоровых и ни за что не даст ни устного, ни письменного согласия на то, чтобы его избавили от его опасного состояния.


И никто - даже из "должностных лиц" - не возьмёт на себя смелость обратиться в РЦПЗ с официальным заявлением: так, мол, и так, гражданин такой-то нуждается в психиатрическом освидетельствовании и лечении. Ни участковые врачи не решатся, ни милиционеры, ни сотрудники прокуратуры.


Потому что сейчас та же Б.Макенбаева занята другими, "глобальными" проблемами. Но стоит только кому-то из должностных лиц настоять на чьём-то принудительном лечении, стоит только психиатрам прислушаться к этому и лечение начать, - тут же набежит толпа правозащитников. Отбиться от которых ой как непросто!


Чьи права защищают? Больных, имеющих, между прочим, право быть вылеченными? Или здоровых, подвергающихся риску быть убитыми или покалеченными физически или морально, изо дня в день сталкиваясь с несостоявшимися пациентами центра психического здоровья?


Недавно 83-летний аксакал зарезал свою 79-летнюю жену. Признан невменяемым: не понимал, что делает. Померещилось что-то… Нести уголовную ответственность за убийство он не будет.


Молодая мать убила новорождённого ребёнка - и тоже, как определили психиатры, находилась в невменяемом состоянии.


А сколько случаев, когда покинувший стены "психушки" вроде бы "тихо помешанный", не буйный человек нападал на улице с ножом на случайных прохожих…


Они ни за что отвечать не будут. Только кому, скажите, от этого легче?


Ольга  НОВГОРОДЦЕВА

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить