Главное:
За издевательство над солдатами (Сентябрь 26, 2018 9:21 дп)
У мэра Бишкека новый советник (Сентябрь 25, 2018 10:56 дп)

По картинам художника Чуйкова в Китае учат разведчиков

29.08.2018
1 961 просмотров

Почему? Это вы поймёте, прочитав статью.

В 1902 году в Пишпеке у писаря местного лазарета Афанасия Чуйкова родился сын Семён. Через какое-то время семья Чуйковых переехала в город Верный (ныне — Алматы). Там Семён Чуйков окончил церковно-приходскую школу, потом — художественное училище. В 1934 году по инициативе Чуйкова во Фрунзе открылась картинная галерея (сейчас — Национальный музей изобразительных искусств). При участии Чуйкова также был создан Союз художников Киргизской ССР.

Что ещё мы знаем о Семёне Афанасьевиче Чуйкове? Учениками живописца считали себя известные кыргызские художники Гапар Айтиев и Суйменкул Чокморов. Чуйков также много путешествовал по миру, написал три книги путевых заметок: «Образы Индии», «Заметки художника» и «Итальянский дневник». Ну и, безусловно, большинство кыргызстанцев знают главную работу Семёна Чуйкова — полотно «Дочь Советской Киргизии», написанное 70 лет назад, в 1948 году.

Семён Чуйков за работой.

волшебная сила искусства

«Однажды, — пишут биографы Чуйкова, — отец маленького Семёна сказал, что они вдвоём идут на спектакль. Мальчик помнит длинную прокуренную и душную казарму, забитые солдатами ряды в ожидании прихода начальства. Вдруг его взгляд остановился на бархате летней ночи, скрывающей тополя, светлую дорогу, ведущую к реке, и белые украинские хатки, освещённые луной. Семён побежал к сцене, чем вызвал смех публики и недовольство отца. Каково же было его удивление, когда, подбежав, он увидел мешковину, изрисованную солдатом-самоучкой. Занавес снова по волшебству превратился в ночь, спектакль больше не интересовал его. Куиндживская «Украинская ночь» в бархатных тёмно-синих тонах — первое художническое потрясение Семёна Чуйкова. На этом занавесе всё было как «взаправду», всё, как ночью в Пишпеке: и светящаяся во тьме дорога, и белые стены под камышовыми крышами. Это было волшебно!»

И снова те же биографы: «Второе открытие Семён сделал, когда учился в школе. Он увидел в тетради своего одноклассника Саши Толоконникова тополя, гнущиеся под силой ветра, небо, песчаный берег и облака. Он не мог поверить, что это было нарисовано, что автором рисунка был его друг. «Неужели это можно просто нарисовать?!» — не верил ошарашенный Чуйков. «Значит, и я могу! — бесконечно радовался мальчишка. — Могу рисовать всё, что вижу!»

Но мало кто знает, что первоначально Семён Чуйков вовсе не собирался быть профессиональным художником. Свой путь он начинал как литератор — его первые повести вышли в свет ещё в начале 1920-х годов. Чуйков тогда был известен и как очеркист, а картины писал просто для души. Но всё же живопись одержала над ним, как сказали бы военные, тактическую победу: в 1924 году Чуйков поступил во ВХУТЕМАС — Высшие художественно-технические мастерские в Москве. Педагогом Чуйкова был известный художник Роберт Фальк. К слову, в год поступления Чуйкова в это учебное заведение в его стенах объединились Михаил Куприянов, Порфирий Крылов и Николай Соколов для работы над стенгазетой этого вуза. Их коллективный творческий псевдоним потом узнал весь мир — Кукрыниксы.

В 1930 году Чуйков окончил ВХУТЕМАС, который к тому времени уже четыре года назывался Высшим художественно-техническим институтом (ВХУТЕИН), и с тех пор мы больше знаем Чуйкова как художника. Впрочем, писать очерки он не забросил — умение публициста пригодилось художнику позже, когда он писал статьи в газеты, а также путевые заметки об Индии и Италии.

В Советскую Киргизию — на родину — Семён Чуйков вернулся в 1933 году. Художника здесь уже знали — ещё во время учёбы в 1927 году он представлял своими работами Киргизскую АССР на экспозиции «Искусство народов СССР» в Москве. Для изобразительного искусства республики это был дебют во всесоюзном масштабе, а для самого Чуйкова — первая большая выставка. Потом, как уже говорилось, последовало создание картинной галереи и Союза художников Киргизской ССР.

Правда, инициатором образования союза был вовсе не Чуйков, а другой художник — Владимир Образцов, умерший в 1934 году. Но Чуйков и Образцов являлись единомышленниками. «Мы прекрасно понимали, — вспоминал позднее Чуйков, — что на наших плечах лежит обязанность воспитывать национальные кадры художников, без этого не может развиваться художественная жизнь республики, о которой мы мечтали. Но мы должны не только мечтать, но и действовать».

В 1939 году Семён Чуйков начал работу над своим знаменитым триптихом «Киргизская колхозная сюита». Эта работа продолжалась 9 лет. В её разгар в 1943 году в статье для газеты «Советская Киргизия» Чуйков писал: «Можно ли не увлечься такой благородной и почётной задачей — воспеть Киргизию, страну Манаса, страну, которая воюет, как Шопоков и Тулебердиев, которая трудится, как Кайназарова и Алимов, которая поёт, как Муса и Атай? Можно ли без волнения созерцать ни с чем не сравнимые величественные хребты Тянь-Шаня или эпические лучезарные долины Киргизии?» Тогда эти имена знала вся республика. Сегодняшним читателям стоит напомнить, кого имел в виду Чуйков.

Речь шла о герое-панфиловце Дуйшенкуле Шопокове и о закрывшем в 1942 году грудью амбразуру фашистского дота Чолпонбае Тулебердиеве, о знатной свекловичнице Зууркан Кайназаровой и хлопкоробе Сали Алимове, об акынах Атае Огонбаеве и Мусе Баетове.

На выставке последнего выпуска факультета живописи ВХУТЕИН, 1930 год. Шестой справа в верхнем ряду — Семён Чуйков.

Автопортрет С.А. Чуйкова, 1945 год.

Сколько было «дочерей»?

В 1948 году триптих «Киргизская колхозная сюита» был закончен. Самая известная теперь «Дочь Советской Киргизии» — его заключительная часть. Мало кто знает, что персонаж этой картины Чуйков писал с трёх разных натурщиц. К примеру, моделью, с которой художник писал лицо девочки, была школьница из села Орто-Сай Айымжамал Огобаева. Рассказывают, что Чуйков неоднократно предлагал родителям девочки отправить её учиться в Москву, однако те не пустили. Потом Айымжамал Огобаева вышла замуж, родила и воспитала четырёх детей и умерла в возрасте 70 лет.

В 1949 году Чуйков за весь триптих получил Сталинскую премию II степени, а «Дочь Советской Киргизии» попала в Государственную Третьяковскую галерею, где экспонируется и по сей день. В доме-музее Семёна Чуйкова в Бишкеке — авторская копия картины, которую художник написал в 1950 году специально для местного Музея изобразительных искусств.

Слово критикам:

«Чуйков не наделяет свою героиню внешними приметами взволнованности, романтической приподнятости. Зритель не увидит здесь эффектных жестов. Напротив, художник строит образ на сдержанности, строгой простоте, внутренней сосредоточенности. Киргизские девочки нередко поражают утончённой восточной красотой. Но и здесь художник не поддаётся искушению восхитить, привлечь зрителя природной красотой черт лица.

Круглое, скуластенькое, с глубоко посаженными глазами лицо героини — самое обыкновенное, каких тысячи встретишь в аулах и кочевьях киргизского края. Но в этом лице явственно ощутима работа мысли, но плотно сжатые, неулыбчивые губы, твёрдый, прямой взгляд выдают характер целеустремлённый и цельный. Гладко зачёсанные волосы открывают высокий чистый лоб. Такое спокойное достоинство может нести в себе только человек, который обрёл право свободно выбирать дорогу своей жизни».

Собственно говоря, эта картина прославила на весь мир не только художника, но и всю Киргизскую ССР. На Всемирной выставке 1958 года в Брюсселе две картины Чуйкова — «Дочь Советской Киргизии» и «Дочь чабана» — получили золотые медали. Уже много позже — в январе 1965 года — немецкая газета «Зэхсише цайтунг» писала: «Чуйков исключительно живописец… он живо передаёт красоту своей родины, чувства и мысли изображаемых людей… Его люди полны покоя, их обаяние непосредственности так верно схвачено и воспроизведено, что, например, картина «Дочь Советской Киргизии» стала олицетворением советской молодёжи и её жизнеутверждения». В 1974 году в серии «Советская живопись» в СССР выпустили почтовую марку с репродукцией «Дочери Советской Киргизии».

Снова о картине вспомнили 12 лет назад. Тогда российская пресса решила, что обнародовала сенсацию, однако на поверку вышло, что никакой сенсации не предвидится. Что же тогда произошло?

В декабре 2006 года авторитетная российская газета «Коммерсантъ» написала, что на выставке «Полвека советского искусства» в Москве, которая по совместительству была ещё и аукционом, выставили на торги… картину «Дочь Советской Киргизии». До начала торгов цена на картину была установлена в 16-20 тысяч долларов. Но после долгого торга цена поднялась до 85 тысяч долларов. Покупатель картины, что любопытно, с аукционистом общался по телефону. Кто он, откуда — так и осталось тайной.

Так вот, картина, проданная на аукционе, вовсе не была той «Дочерью Советской Киргизии», которую мы знаем. Хотя в каталоге она числилась под этим названием.

Кроме той «Дочери» (которая на самом деле не «Дочь»), на московских аукционах было продано ещё 19 картин Чуйкова. Последний аукцион прошёл 22 мая этого года. Там была продана картина Чуйкова «Девушка из Джайпура», написанная им в 1970-х годах. За сколько — неизвестно, но стартовая цена была 10-15 тысяч долларов. Откуда взялись эти картины, как попали на аукцион — тоже тайна. Возможно, они — из коллекции сына Чуйкова Ивана, он тоже художник, живёт и работает в Германии. А возможно, за появлением этих картин на торгах кроется криминальная история…

Легендарная картина «Дочь Советской Киргизии» была написана в 1948 году. Эта картина прославила Киргизскую ССР на весь мир.

А это — картина, проданная за 85 тысяч долларов на аукционе в Москве в 2006 году, тоже под названием «Дочь Советской Киргизии». Принадлежит она тоже перу Чуйкова, но, как видим, с настоящей «Дочерью» у неё нет даже отдалённого сходства.

Картина Чуйкова «Девушка из Джайпура». Продана на аукционе 22 мая 2018 года при стартовой цене 10-15 тысяч долларов.

«Кыргызский парень» Семён Чуйков

Но вернёмся к самому живописцу. В 1951 году Семён Чуйков получил Сталинскую премию III степени за картины «На мирных полях моей Родины», «У подножья Тянь-Шаня» и «Утро в совхозе». Потом Чуйков напишет ещё много картин, но в истории он останется автором одной «Дочери Советской Киргизии». Для любого мастера холста и кисти быть художником одной картины так же унизительно, как для писателя быть автором одной книги, а для артиста — актёром одной роли. Впрочем, сам Семён Чуйков говорил: «Всё внимание и силы я отдал воспеванию колхозной Киргизии и ни на что другое не отвлекался. Только поэтому у меня стало что-то получаться. Меня называли однолюбом и вовсе за это не порицали, а, наоборот, видели в этом моём свойстве залог успеха… Киргизия, которую я изображаю, для меня не является экзотикой — здесь я родился и вырос».

В 1972 году Чуйков получил от Верховного Совета СССР орден Ленина, а от родной республики — Государственную премию Киргизской ССР имени Токтогула Сатылганова. Эту премию, к слову, он получил на 5 лет позже своего ученика Гапара Айтиева. Всего же у Чуйкова было по два ордена «Знак Почёта» и Трудового Красного Знамени, а также медаль «За трудовое отличие» и болгарский орден Кирилла и Мефодия I степени. В 1967 году он первым из советских художников получил индийскую премию имени Джавахарлала Неру — за цикл картин, которые Чуйков написал во время путешествия по Индии.

Умер живописец в Москве в 1980 году. Ныне в Бишкеке есть улица Чуйкова. Имя живописца носит и Бишкекский художественный колледж. И его никак нельзя считать художником одной картины. Работы Чуйкова сейчас находятся в музеях России, Италии и Индии, и посетители мимо них никогда не проходят. В конце 1970-х годов председатель Президиума Верховного Совета Киргизской ССР Торобай Кулатов сказал о Чуйкове: «Семён Чуйков — кыргыздын баласы» («Семён Чуйков — кыргызский парень»).

В 2014 году три бишкекских художника из арт-группы DOXA — Дмитрий Петровский, Сергей Келлер и Евгений Макшаков — осовременили картину «Дочь Советской Киргизии» и украсили её изображением торец бишкекской школы №12. Новая «Дочь» изображена там на фоне современного Бишкека в наушниках и с IPad в руке. Сергей Келлер на презентации картины рассказал: «Дочь Советской Киргизии» — это замечательный образ. Мы взяли и переделали его немного на современный лад. Изначально изобразили композицию на холсте, мысль воплотить её на плоскости четырёхэтажной стены появилась позже. Самым сложным было перенести эскиз с бумаги на стену с соблюдением всех пропорций».

Стрит-арт (так называется подобный стиль живописи) — это вопрос вкуса, однако замечено, что после появления на стене школы №12 осовремененной «Дочери Советской Киргизии» произошёл всплеск интереса к творчеству Чуйкова у молодёжи. Тогдашняя директор школы Елена Мундузбаева по этому поводу сказала: «Мы очень благодарны группе художников. Современная интерпретация очень нравится школьникам. То, что девушка тянется к знаниям через другие источники, — это очень интересно. У нас есть архитектурный кружок, и наши ученики, видя работы художников, тоже учатся реализовывать свои идеи через уличное искусство. Такой опыт, я считаю, очень интересен и полезен для нашей страны».

В 2014 году художники из арт-группы DOXA осовременили картину «Дочь Советской Киргизии» и украсили её изображением торец бишкекской школы №12. Новая «Дочь» изображена на фоне современного Бишкека в наушниках и с IPad в руке. На фото справа: у велосипеда — Сергей Келлер, сидят на строительных лесах Дмитрий Петровский и Евгений Макшаков.

Историки спецслужб рассказывают, что картины Семёна Чуйкова обязательны для изучения при подготовке спецагентов разведывательных органов… Китая. На занятиях по ознакомлению со странами бывшего СССР будущие китайские разведчики подвергают работы Чуйкова всестороннему анализу наряду с политикой и экономикой каждого государства постсоветского пространства. Почему? Китайцы считают, что особенности кыргызского национального характера на картинах Чуйкова показаны лучше всего.

Таким образом, очевидно, что творчество Семёна Афанасьевича Чуйкова никогда не будет забыто не только в мире, но и — что самое главное — в Кыргызстане, на родине живописца. И это, при в целом отвратительном отношении к исторической памяти в республике, — очень большой плюс нашим современникам.

Дмитрий ОРЛОВ

2 комментариев

  1. Поправка: не Муса Жангазиев, а Муса Баетов.

    • Благодарим за вашу внимательность. Поправили.

Оставьте комментарий