БЕСПОРЯДКИ. БЕСПРЕДЕЛ. БЕЗГРАНИЧЬЕ…

17.01.2013
Просмотров: 7

alt

      Так что же случилось в районе анклава Сох?

 

 

     Захватчики громили кыргызское село и уводили пленников. Были они не средневековыми завоевателями, а обычными жителями приграничья, для которых государственная граница не стала помехой.

 

 

Так что же случилось в районе анклава Сох?

 

     Захватчики громили кыргызское село и уводили пленников. Были они не средневековыми завоевателями, а обычными жителями приграничья, для которых государственная граница не стала помехой.
     Это вторжение по своей беспредельной дерзости превзошло все бесконечные, ставшие уже привычными кыргызско-узбекские пограничные инциденты. Что же и почему произошло в начале января возле анклава Сох? Ответ на этот вопрос будет искать межведомственная комиссия, созданная правительством Кыргызстана. По обе стороны границы между тем идёт расследование уголовных дел – каждая из сторон ищет виновников. Явно – в лице другой стороны. Поскольку кыргызская и узбекская версии происшедшего – прямо противоположны.

alt

alt

СПРАВКА

     Анклав Сох (Сохский район Ферганской области Узбекистана) окружён со всех сторон территорией Баткенской области КР. Общая протяжённость границы с Кыргызстаном – 135 километров. Площадь анклава – 352 кв. километра. В нём – 19 населённых пунктов.
     Население – около 60 тысяч человек. Подавляющее большинство (99 процентов) – таджики. Узбеки и кыргызы составляют менее 1 процента.
     Между анклавом и территорией Узбекистана находятся крупнейшее в регионе подземное газохранилище “Северный Сох” и одноимённое газонефтяное месторождение. Ими пользуется Узбекистан, хотя большая часть гигантского хранилища располагается под территорией Кыргызстана, из кыргызской же фактически земли Узбекистан качает нефть и газ. Однако попытки Кыргызстана вернуть эти объекты, начавшиеся после распада СССР, до сих пор успехом не увенчались.

ВЕРСИЯ КЫРГЫЗСКАЯ: СТОЛБЫ – ВСЕГО ЛИШЬ ПОВОД

     Ставшую камнем преткновения кыргызскую пограничную заставу “Чарбак” (что в одноимённом селе на границе с узбекским анклавом Сох) власти Кыргызстана строили долго. В начале мая 2011 года тогдашняя глава КР Роза Отунбаева торжественно заложила в её фундамент капсулу. В середине декабря ушедшего 2012 года премьер Жанторо Сатыбалдиев не менее торжественно заставу открыл. А через три недели заставу “Чарбак” атаковали жители пограничного сохского села Хушьяр.

alt
Май 2011 года. Президент Отунбаева закладывает капсулу
в фундамент будущей заставы “Чарбак”.

     Повод – линия электропередачи, которую кыргызские пограничники тянули на свою заставу, “заехав” при этом на территорию Узбекистана. Истинной же причиной конфликта в Государственной пограничной службе Кыргызстана считают само появление заставы: по мнению начальника Главного штаба ГПС Искендера Мамбеталиева, узбекским гражданам, которые беспрепятственно пользовались кыргызскими пастбищами, водой и дорогами, было не по душе усиление кыргызского пограничного контроля на этом участке границы.
     Подробности начала инцидента в разных сообщениях друг от друга несколько отличаются. Общая картина складывается примерно такая. Граница на этом участке идёт вдоль дороги, которой пользуются и кыргызстанцы, и узбекистанцы. Приезжие подрядчики из ошской частной энергокомпании “Эркин” этих тонкостей не знали и на узбекской территории поставили 5 железобетонных столбов, протянув 1 650 метров кабеля.

alt
На границе с анклавом Сох.

     Где-то в полдень 5 января к кыргызским пограничникам подошли с полсотни жителей сохского села Хушьяр и потребовали убрать уже вкопанные столбы и засыпать приготовленные лунки. Требование сопровождалось попыткой обезоружить пограничников, те ответили выстрелами в воздух. В сущности выполнить требование было несложно – для этого нужно было всего лишь перенести столбы на несколько метров в сторону. Что кыргызские пограничники и пообещали сделать. Но хушьярцев мирная развязка событий явно не устраивала.
     Утром 6 января к погранпосту “Чарбак” пришли уже около тысячи агрессивно настроенных жителей Хушьяра и начали крушить злополучные столбы. Их попытался остановить местный участковый инспектор, за что был избит. Милиционера спасли пограничники, открывшие предупредительный огонь. Толпа схлынула. Но прежде чем вернуться в Сох, вдруг ломанулась вглубь кыргызского села Чарбак и стала валить электрические столбы, стоящие уже много лет. Затем произошло нечто вообще из ряда вон выходящее – хушьярцы стали врываться в дома кыргызстанцев, хватать их и уводить в своё село. В заложниках оказались и кыргызстанцы, имевшие несчастье проезжать в тот день по транзитной дороге через анклав Сох. Разъярённые местные жители останавливали  машины, избивали и грабили водителей и пассажиров, уводили в плен и их.

alt
Село Чарбак после набега сохцев. (Фото “Азаттыка”.)
alt
С особой яростью атакующие набрасывались
на электрические столбы.

     Всего в сохском плену оказалось 34 кыргызстанца, в том числе женщины и дети. В результате переговоров все они в течение двух суток были освобождены.
     Население Баткенской области в это время тоже не сидело сложа руки. Кыргызстанцы стали собираться на стихийные митинги на границе с анклавом Сох, в областном центре Баткене, даже в Бишкеке несколько уроженцев области вышли к зданию парламента. В Баткене жители поймали и передали милиции шесть женщин из Соха (по официальной версии, задержала их сама милиция и передала узбекской стороне – в целях безопасности самих этих женщин). 

alt
Один из освобождённых заложников в Баткенской больнице.

     Одни заложники, вернувшиеся из плена, рассказали журналистам, что их держали в какой-то яме, другие сообщили, что содержались в больнице села Хушьяр – в самом здании, а также в гараже и на складе. Восьмерых из освобождённых пленников госпитализировали в Баткенскую областную больницу – в основном с сотрясением головного мозга и ушибами мягких тканей. В их числе – жестоко избитый прапорщик-пограничник заставы “Чарбак” Мырзамат Амирбеков.

ВЕРСИЯ УЗБЕКСКАЯ: КЫРГЫЗЫ ХОТЕЛИ ОТТЯПАТЬ ЗЕМЛЮ…

     Комитет по охране государственной границы Службы национальной безопасности Узбекистана всю ответственность за случившееся возложил на кыргызских пограничников, объявив их действия “необдуманными и противоправными”: ставить столбы на чужой территории те начали, дескать, даже не уведомив узбекскую сторону. Что примечательно, официальная реакция Узбекистана ограничилась лишь этим скупым заявлением – узбекский МИД добавлять что-либо не пожелал. Остальное дополнили узбекские СМИ и эксперты, откуда-то получившие подробную информацию и нарисовавшие весьма зловещую картину. “Произошедший инцидент, – говорилось в одной из публикаций, – не стал новостью на этом участке границы. Беззаконие и бесчинства кыргызских вояк здесь давно стали проблемой”.
     Никакой необходимости тянуть отдельную линию электропередачи на заставу “Чорбог” (так в узбекском варианте пишется “Чарбак”), утверждали они, не было – электричество есть рядом в селе. На самом деле, вкапывая столбы, кыргызские пограничники якобы преследовали другую цель – протянуть потом вдоль них колючую проволоку, застолбив за собой спорный приграничный участок. Электрические столбы появились возле гидрокрана, из которого берут воду жители обоих приграничных сёл – кыргызского Чарбака и узбекского Хушьяра. Потому, дескать, и всполошились хушьярцы, что испугались: к воде кыргызы их больше не пустят.
     5 января после взаимной словесной перепалки работа по установке столбов прекратилась – обе конфликтующие стороны договорились встретиться на другой день. Но утром 6 января работа закипела вновь. К назначенному месту встречи на границе прибыли представители пограничных войск Узбекистана, но их кыргызские коллеги не явились. А делегацию от населения Хушьяра вместо переговорщиков встретили кыргызские солдаты-пограничники “во всеоружии”, грубо и в ультимативной форме приказавшие хушьярцам разойтись. Последние, по выражению узбекских СМИ, вступили в “словесную перепалку” с пограничниками, а те в ответ без предупреждения открыли по жителям Хушьяра автоматный огонь. В результате пятеро граждан Узбекистана получили огнестрельные ранения.
     (Кыргызская сторона, заметим, по этому поводу вначале выражала недоумение, утверждая, что пограничники стреляли в воздух. Лишь 9 января председатель Государственной пограничной службы КР Закир Тиленов на заседании совета по обеспечению безопасности и правопорядка при правительстве признал: раненые с узбекской стороны действительно есть. Правда, где и при каких обстоятельствах получены эти ранения, доподлинно не известно.)
     Итак, именно в ответ на эти выстрелы, по узбекской версии, “возмущённые провокацией со стороны кыргызстанцев жители Хушьяра перекрыли транзитную автодорогу Баткен – Ош и начали закидывать камнями проезжающие автомашины. При этом благодаря своевременным действиям органов правопорядка Республики Узбекистан удалось избежать более тяжких последствий развития событий”. О захватах и избиении заложников в этой версии ни слова!
     Зато узбекская сторона не преминула подчеркнуть: губернатор Баткенской области Ж. Раззаков и пограничный представитель Погранслужбы Кыргызстана на баткенском участке границы полковник Н. Керимканов признали, что установка столбов осуществлялась в неустановленном месте и, обязуясь перенести столбы вглубь территории Кыргызстана, принесли свои извинения.

мнения экспертов

КОНФЛИКТЫ БУДУТ ВСЕГДА

     Кубаныч САРЫБАЕВ, потомственный пограничник, бывший начальник Главного штаба Пограничной службы КР:

     – Предотвратить подобные конфликты не так-то и сложно. Для этого пограничному уполномоченному по этому участку границы (а им является начальник пограничного отряда) нужно было всего лишь заблаговременно уведомить сопредельную сторону о намерении провести электрификацию пограничной заставы. Направить это уведомление непременно в письменном виде, передать его через кого угодно, хоть через прапорщика, хоть через рядового, и заставить расписаться. Узбекская сторона свои претензии тоже должна была высказать в письменном виде. Не отреагировала – её проблемы. Но вся вина за конфликт в этом случае легла бы на неё.
     Сделал ли всё это начальник Айдаркенского погранотряда полковник Керимканов? Это должна выяснить государственная комиссия. Но такие действия выбили бы почву из-под любых провокаций. Причиной конфликта, полагаю, стал слух (возможно, даже запущенный неумышленно каким-нибудь балбесом) – о том, что кыргызские пограничники вслед за столбами поставят забор и не будут никого пускать. Точно так же, как июньские события разгорелись из-за слуха об изнасилованных в общежитии девушках… И вот – пожинаем плоды.
     А пограничные конфликты будут продолжаться бесконечно – до тех пор, пока наши пограничники не будут знать точно: что же именно они охраняют? Государственная граница – это линия, имеющая силу закона. Таковой сегодня является лишь наша граница с Китаем и Казахстаном. Вся же граница с Узбекистаном и Таджикистаном, по большому счёту, остаётся спорной. Нет самого главного – межгосударственных договоров, закрепляющих линию границы. Есть лишь подписанные протоколы, закрыть глаза на которые найдут поводы обе стороны.
     Почему уже много лет мы не можем провести делимитацию и демаркацию границы с Узбекистаном и Таджикистаном? Потому, что никто не хочет этим заниматься. Ведь сразу вылезет целый блок экономических проблем, придётся, скажем, финансировать отселение наших граждан – ведь на юге граница сплошь и рядом проходит по улицам и огородам. С одной стороны не хотят, а с другой – и не могут: ведь для такой сложной работы нужны специалисты, а где их сейчас взять? Но пора уже понять: корень конфликтов – именно в этой неопределённости.

ИДЁТ ТОНКАЯ ИГРА – ПОЛИТИЧЕСКАЯ

     Марс САРИЕВ, политолог:

     – Видно, думаю, невооружённым глазом: этот пограничный конфликт – чистой воды провокация. Жителей Соха кто-то подтолкнул к столь бесцеремонным действиям, кто-то придал им уверенность. Кто же? В таких случаях нужно думать: кому это выгодно? Моя версия – конфликт очень выгоден спецслужбам Узбекистана.
     Подавляющая часть населения Соха – этнические таджики. И конфликт, как вы, наверное, заметили, приобрёл не кыргызско-узбекскую, а кыргызско-таджикскую окраску. Обратите внимание: что в конфликте, что в переговорах с кыргызскими властями участвовали население или власти Соха – официальные узбекские власти как бы остались в стороне. И с Кыргызстаном Узбекистан ведь не ссорится. Да, с одной стороны, Ташкент переложил всю ответственность за инцидент на кыргызских пограничников. Это – интересы внутренние: населению Узбекистана нужно показать, что рука у Каримова по-прежнему тверда в отстаивании национальных интересов.  С другой стороны, Ташкент делает крайними сохские власти – уговаривает их компенсировать кыргызам все потери – за поваленные столбы, разбитые автомашины, избитых заложников. Притом, что среди сохских таджиков тоже есть раненые. Что ещё существеннее, Узбекистан недавно продлил договор с Кыргызстаном по энергокольцу.
     Кыргызстан, входящий под “зонтик” России, и Узбекистан – уже не по разные стороны баррикад. Последние телодвижения Ташкента – в сторону Москвы. Перед декабрьским саммитом ОДКБ в Узбекистан слетал полномочный представитель России. После чего Ташкент объявил: он будет закупать российское вооружение и никогда не даст американцам построить военную базу на своей территории. “Газпром” начинает разработку второго по значению газоконденсатного месторождения в Узбекистане. Ташкент явно делает пророссийский крен, хотя и без участия в ОДКБ – играет тонко и сбалансированно.
     Кто реально мешает Узбекистану – так это Таджикистан. С этой страной у него отношения накалены так, как нам и не снилось. Строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане губительно для узбекских хлопковых полей. Мы, кыргызы, по Камбар-Ате занимаем более гибкую позицию, без консенсуса с узбеками её не будем строить. А таджики свой Рогун – будут. Вот почему Узбекистану очень нужно, чтобы не было единого кыргызско-таджикского “фронта”. Вот почему Ташкенту выгодно, чтобы кыргызы и таджики не объединились, а рассорились. Даже если Ташкент сам не спровоцировал сохский конфликт, то очень, считаю, искусно использовал ситуацию. А жители Соха, конечно же, даже не поняли, что стали пешками в большой и тонкой политической игре.

БУДТО СВОДКИ С ФРОНТА…

Хроника некоторых кыргызско-узбекских пограничных инцидентов последних лет.

     Конец мая 2010 года. Место действия – то же самое: граница с анклавом Сох. Жители того самого села Хушьяр – из-за того, что кыргызские власти перекрыли им доступ к пастбищам – вымещают своё недовольство на кыргызстанцах. По знакомому до боли сценарию – останавливают автомашины, следующие через Сох, избивают пассажиров, пытаются захватить их в заложники. Пытаются они втянуть в конфликт и кыргызских пограничников, но те на провокацию не поддаются.
     Противостояние выливается в диверсионно-партизанскую войну: хушьярцы разрушают дорогу и водопровод, идущие в кыргызстанское село Чарбак. Село остаётся без воды. В ответ жители Баткенской области, перекрыв дорогу, блокируют анклав Сох. Они требуют от узбекских властей гарантий безопасности для проезжающих через Сох кыргызстанских автомашин – нападения на них не прекращаются. В Баткене идут митинги возмущённых таксистов, требующих от властей области остановить хулиганство соседей. Власти Узбекистана вводят в Сох бронетехнику, спецназ и дополнительные милицейские силы.
     25 апреля 2012 года. Жители Соха вновь бунтуют – теперь уже против узбекских пограничников. Конфликт разгорается из-за 32-летнего местного жителя, который пытался продать на базаре в кыргызском селе один мешок фасоли. Узбекские пограничники, его перехватив, избили до смерти. Более тысячи разъярённых жителей сохского села Ленбург забросали камнями свой пограничный пост, узбекским пограничникам пришлось спасаться от своих граждан на кыргызской территории.
     27 апреля 2012 года. Тяжело ранена гражданка Кыргызстана Фатима Абдухакарова, пытавшаяся перейти в неположенном месте узбекско-кыргызскую границу. Уроженка Андижанской области, она вышла замуж за кыргызстанца, жителя Араванского района Ошской области, но время от времени навещала узбекских родственников. В тот день переход ею границы закончился драматически: несмотря на окрики и предупредительные выстрелы узбекских пограничников, женщина не остановилась и получила пулю.
     17 июля 2012 года. На кыргызско-узбекской границе в Алабукинском районе Джалал-Абадской области вспыхивает перестрелка между узбекскими и кыргызскими пограничниками, закончившаяся потерями с обеих сторон. Причиной конфликта стало строительство автодороги между кыргызскими сёлами Кок-Таш и Булак-Баши, которая шла через спорный участок границы.
     По официальной версии узбекской стороны (назвавшей инцидент не иначе, как “бандитским вооружённым нападением”), всё началось с того, что узбекские пограничники не пропустили грузовики, которые везли щебень на строительство. В ответ около КПП собралась толпа местных жителей-кыргызстанцев во главе с председателем сельской управы Усенбаевым, который якобы приказал водителям грузовиков давить пограничников и даже будто бы грозился взорвать находящееся поблизости Касансайское водохранилище. Пытаясь прорваться через толпу, узбекские пограничники якобы попали под обстрел кыргызских пограничников, оказавшихся на этом участке границы “по непонятным причинам”. В результате погиб один узбекский рядовой-пограничник и ранен сержант.
     По версии же кыргызской стороны, остановить строительство дороги вначале пытались кыргызские пограничники, но рабочие их не послушались. Тогда к ним прибыли узбекские пограничники, потребовали прекратить работу, на что жители села Булак-Баши отреагировали агрессивно. После чего узбекские пограничники первыми начали стрелять по сельчанам, а кыргызские пограничники открыли ответный огонь, чтобы защитить земляков. В перестрелке погиб 20-летний военнослужащий погранвойск Кыргызстана, двое граждан получили ранение, – о чём узбекская сторона умолчала.
     4 января 2013 года. За день до конфликта в Сохе на другом участке кыргызско-узбекской границы – на рубеже с Ошской областью – узбекскими пограничниками убит гражданин Кыргызстана, чьё имя не разглашается. Погранслужба Узбекистана утверждает, что он незаконно проник на его территорию для совершения контрабандной сделки и был обнаружен пограничным нарядом, который применил оружие. В тот же вечер тело убитого было передано его родственникам, с которых силовики Узбекистана взяли расписку, что те не имеют  к ним претензий.
     “Данный инцидент, – подчёркивает Государственная пограничная службы Кыргызстана, –  не первый случай применения огнестрельного оружия пограничниками Республики Узбекистан в отношении безоружных граждан Кыргызстана при отсутствии явной угрозы жизни и здоровью узбекских пограничников и в целом национальной безопасности Узбекистана”.

Оставьте комментарий