БИШКЕКСКИЙ ОБЛОМ НИДЕРЛАНДСКОГО ГЕЯ-РЕЖИССЁРА

04.10.2012
Просмотров: 2

alt

С МЕСТА СОБЫТИЯ

 

     Кинотеатр “Манас”, 28 сентября, 16 часов. Через десять минут должен по расписанию начаться показ фильма “Я – гей и мусульманин”. Но не начинается – запретили. В фойе непривычно многолюдно. И царит атмосфера всеобщей неразберихи.

С МЕСТА СОБЫТИЯ

     Кинотеатр “Манас”, 28 сентября, 16 часов. Через десять минут должен по расписанию начаться показ фильма “Я – гей и мусульманин”. Но не начинается – запретили. В фойе непривычно многолюдно. И царит атмосфера всеобщей неразберихи.
     В одном углу – кыргызстанские правозащитники с негодованием обсуждают запрет фильма. В другом – иностранцы: говорят, видимо, о том же. Между ними зрители, не знающие, куда себя деть. У входа в кинотеатр полтора десятка сотрудников милиции. Прибывшие сюда то ли для того, чтобы не допустить показа фильма, то ли затем, чтобы ограждать организаторов фестиваля от возмущённых мусульман (сами милиционеры говорят одно: “Мы здесь, чтобы следить за порядком”). Протестующих против фильма, кстати, не наблюдается – за исключением неких граждан с мегафоном, чьи до боли знакомые лица можно увидеть на любом митинге и массовом мероприятии.
     Среди иностранцев – сам режиссёр фильма Крис Беллони. Он в разговоре с прессой осторожен, хотя и с трудом скрывает свою обиду на кыргызские власти.
     – Я не знаю, почему суд принял такое решение, – говорит Крис Беллони. – В моём фильме нет и намёка на экстремизм. Но  в любом случае мы находимся в Кыргызстане  и должны уважать правила и законы этой страны.

alt
Крис Беллони недоумевает…

     – Зачем вы сняли этот фильм?
     – Я сам гей, но не мусульманин. Это документальная лента, рассказывающая о жизни геев в Марокко. О том, как тяжело быть одновременно мусульманином и геем. Этот фильм мы уже показывали в двенадцати странах, и никаких проблем не было.
     – В мусульманских странах?
     – Нет.
     – Запрет фильма в Кыргызстане, как считаете, связан с недавними событиями вокруг фильма “Невинность мусульман”? (Переводчик почему-то произносит “с другим фильмом”, не упомянув название.)
     – Возможно, но это сложный вопрос. У этих фильмов нет ничего общего, так что я не могу однозначно утверждать.
     – За свою жизнь и здоровье не опасаетесь?
     – Только не в Кыргызстане, – говорит. – Здесь очень добрый, толерантный и гостеприимный народ. Здесь мне точно ничего не угрожает.
     – Кстати, меня тут спрашивали, не являюсь ли я агентом американских спецслужб, – неожиданно продолжает разговор Крис Беллони, когда наш корреспондент уже, с ним попрощавшись, собирается уходить. – Я вообще не американец. Просто, наверное, мусульмане всё, что им не нравится, приписывают Америке. 
     Так и осталось непонятным: в самом ли деле этот гражданин Нидерландов так прост и не понимает, в какую страну приехал? Или притворяется…

Соб. инф.
“ГЕЯ…” ПЫТАЮТСЯ ЗАБЛОКИРОВАТЬ В ИНТЕРНЕТЕ

     Генеральная прокуратура Кыргызстана внесла в Государственное агентство связи предписание о принятии безотлагательных мер по недопущению распространения фильма “Я – гей и мусульманин” – путём блокирования доступа интернет-пользователей к просмотру этого видеофильма на территории республики.
     Такие меры, сообщает пресс-служба Генпрокуратуры, приняты в целях недопущения возбуждения или разжигания межрелигиозной вражды путём распространения и показа “Гея…”, в том числе в интернет-пространстве Кыргызстана. В соответствии с требованиями закона “О противодействии экстремистской деятельности”, запрещается использование сетей связи общего пользования для осуществления экстремистской деятельности, а также распространения аудиовизуальных и иных материалов, содержащих признаки пропаганды межрелигиозной вражды, отмечает пресс-служба надзорного органа.

Оставьте комментарий