Главное:

В ПЛЕНУ У ОТЦА-ИНОСТРАНЦА

13.09.2012
Просмотров: 1

alt

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕТЕКТИВ


      Истории о том, как после развода с мужем женщина лишается и детей и вынуждена долго и упорно (и не всегда успешно!) бороться за их возвращение, – давно уже не редкость.

     Так бывает, как правило, в двух случаях: если бывший супруг – олигарх с туго набитыми наличкой карманами или если он – гражданин другой страны, в которой действует убийственное для кыргызстанцев законодательство.

     Наш рассказ – как раз об этом втором случае. Впрочем, другое государство здесь, пожалуй, ни при чём. Бишкекчанка Нуржамал Темирова отчасти сама виновата, что семь лет назад связала свою жизнь с недостойным человеком.


“там вам не тут”

     Кыргызстанское посольство в Пакистане находится, как положено, в столице – Исламабаде. Там мирно, тихо и спокойно, там цивилизация… И кто из сотрудников посольства мог бы подумать, что придётся им выезжать в такие уголки Пакистана, где за каждым камнем подстерегает опасность, натуральным образом рисковать собственными жизнями!

     Чего ради? С одной стороны – по долгу дипломатической службы. С другой же (и это, пожалуй, даже на первом месте) – из чувства сострадания к молодой соотечественнице-кыргызстанке и двоим её маленьким сыновьям.
     Пешавар. Старинный город на северо-западе Пакистана со множеством достопримечательностей, который мог бы стать туристической Меккой… Если бы не постоянно возникающие вооружённые “недоразумения” с участием талибов из приграничного Афганистана. Взрывы, пожары, беженцы… Многие пакистанцы признаются, что сами, по доброй воле никогда бы туда не поехали. Это что-то вроде Чечни для россиян: кажется, та же Россия, но со своими собственными законами и “понятиями”.
     Провинция Хайбер-Пахтунхва. Тоже местность опасная в смысле терроризма и крайне плачевной экономической ситуации. А наиболее дурной славой у местного населения пользуются округи Сваби и Мардан этой провинции…
     Которые как раз таки вдоль и поперёк пришлось исколесить кыргызским дипломатам, пытавшимся самостоятельно разыскать двоих маленьких детей, рождённых в Бишкеке, и уговорить родственников их отца-пакистанца вернуть мальчиков на родину.
     Однажды, рассказывает посол Кыргызской Республики в Пакистане Алик Орозов, рядом с их дипломатической машиной прогремел взрыв. Чудом никто не пострадал, и даже разбираться не стали: это – очередной теракт ярых исламистов или происки неуловимого Шауката Али?
     Шаукат Али, за которого в 2005 году угораздило выйти замуж кыргызстанку Нуржамал Темирову, – родом из этих краёв. И здесь его родня прятала детей, незаконно вывезенных с территории Кыргызстана. На контакт с сотрудниками кыргызского посольства семья Шауката не шла и от мирного урегулирования всех споров и конфликтов наотрез отказывалась.
     Сошлись на том, что проблему надо решать через суд… “Шариатский”, – согласились родственники Шауката. “Нет уж, – парировали дипломаты. – Светский”.
     Связаться с судом шариата значило бы вполне вероятный проигрыш.

 

alt
Шаукат Али и Нуржамал когда-то любили друг друга…


alt
Нуржамал Темирова с сыновьями.

alt
Пешавар: ну очень неспокойный город!

“За развод грозился убить”…

     Нуржамал познакомилась с пакистанским гражданином Шаукатом в Бишкеке в 2005 году. Настолько, видимо, понравились друг другу, что очень скоро заключили брачный союз и стали родителями двоих сыновей. Старший, Ахмед Али, родился в 2006, младший, Судэс, – в 2007-м.
     У Нуржамал родители на юге, у Шауката – ещё дальше. Никто молодой семье не помогал, крутились сами, как могли. Снимали квартиру. Шаукат Али на жизнь зарабатывал тем, что гонял автомобили, привозил запчасти из Японии, а кроме того, вроде бы помогал с документами желающим выехать за рубеж.
     Вот этот “бизнес” здорово и сыграл ему на руку, когда пакистанец замыслил и сам отбыть на родину вместе с детьми.
     Если работа человека тесно связана с составлением, получением и оформлением разного рода официальных документов, у него, естественно, возникают такие же тесные связи в самых разных властных эшелонах. И в дальнейшем Али ничего не стоило кое с кем договориться, кое-кого кое о чём попросить… Словом, проблем с вывозом сыновей у него не возникло.
     Брак Нуржамал Темировой и Шауката Али просуществовал недолго. Фактически – до рождения детей. Потом, рассказывает она, отношения испортились, начались скандалы, доходящие до мужниного рукоприкладства. Сначала, как водится, терпела ради грудных детей, потом терпение иссякло. Нуржамал объявила супругу, что жить с ним больше не хочет.
     Шаукат воспринял эту новость, на удивление, спокойно. Наверное, тоже полностью “перегорел” к тому моменту, и жена его больше не интересовала. Интересовали только Ахмед и Судэс.
     – Оно и понятно, – комментирует посол Кыргызстана в Пакистане А.Орозов, принимавший во всей этой истории самое активное участие и знающий пакистанскую жизнь не понаслышке. – Пакистанские мужчины вообще очень чадолюбивы. И сами обычно занимаются воспитанием детей, не доверяя это важное дело никому, включая собственную жену и мать этих детей.
     Задача матери – сидеть дома и рожать. А отец приходит с работы и… превращается в воспитателя, гувернёра, даже няньку, если хотите. Ведёт детей на прогулку, книжки с ними читает…
     О том, что бывший муж ни за что не откажется от общения с детьми, Нуржамал отлично знала. И не собиралась ему в этом препятствовать. Шаукат регулярно забирал сыновей, возвращал всегда в целости и сохранности, а от Нуржамал требовал только одного. Вернее, даже не требовал – просил: чтоб она официально не подавала на развод. Ему был нужен юридически оформленный брак и для работы, и для дальнейшей легализации.
     Она не возражала: какая разница, кто они друг другу де-юре? Главное, де-факто Шаукат не имеет к ней больше никакого отношения. И по мусульманским канонам брак считался расторгнутым: Шаукат, как положено, трижды произнёс “талак”.
     “Просил” не разводиться Шаукат, впрочем, несколько своеобразно. Говорил примерно так: разведёшься – убью. Но эти угрозы бывшая жена всерьёз не воспринимала. Вот если бы пригрозил детей отобрать, она бы, наверное, насторожилась.

“А мы уже в Дубае”…

     7 января 2011 года Шаукат, как обычно, забрал детей. В мечеть решил сводить. Нуржамал отдала сыновей отцу с лёгким сердцем и совершенно ни о чём не волновалась… Пока не раздался первый телефонный звонок. Шаукат объявил, что задерживается. В душу Нуржамал закралась тревога. А вскоре – ещё один звонок. Бывший муж любезно сообщил, что он и мальчики уже в Объединённых Арабских Эмиратах и вот-вот вылетают в Пакистан.

alt
Мальчики в пакистанском приюте.

     – Если хочешь их увидеть – приезжай! – пригласил он остолбеневшую Нуржамал.
     Потом звонил ещё несколько раз, уже из Пакистана. С помощью мальчиков откровенно шантажировал, манипулировал, бил на жалость. Передавал трубку старшему сыну и шептал: “Скажи, что тебе здесь плохо, что тебя бьют. Попроси маму приехать”. Иногда вместо слов в телефонной трубке слышался детский плач, и у матери сжималось сердце.
     Каким образом ему удалось беспрепятственно вывезти за границу двоих маленьких граждан Кыргызстана? Как он обошёлся без её материнского согласия? Эти вопросы не давали покоя Нуржамал. Наряду, разумеется, с главным вопросом: как теперь быть и что делать?
     Кое-что прояснил сам Шаукат. По телефону признался, что прямо до трапа самолёта его сопровождали некие сотрудники ГКНБ, его хорошие знакомые. А что касается документов, то подделать их при его-то связях – сущий пустяк!
     23 декабря 2010 года Шаукат Али, как оказалось, тайно от бывшей жены обратился в посольство Пакистана для получения новых паспортов двоих его детей – Ахмеда, которому не было ещё и пяти лет, и трёхлетнего Судэса.
     Как написано в официальном письме диппредставительства, “им были представлены документы, включая один аффидавит на английском языке от господина Шауката Али и госпожи Темировой Нуржамал с переводом на русский язык, согласно установленному порядку”. От Нуржамал якобы имелась нотариальная доверенность, что она разрешает сыновьям получить пакистанское гражданство. И уже 28 декабря посольство выдало Ахмеду и Судэсу паспорта сроком действия на один год.
     10 января Нуржамал обратилась с заявлением в Октябрьское РУВД Бишкека. Оттуда – ни ответа, ни привета. Следующие заявления с просьбой помочь вернуть детей отправились в ГКНБ, МИД, Жогорку Кенеш. И даже к президенту. Вроде бы тоже без видимых результатов.
     Закавыка была в том, что доверенность от Темировой, где она якобы разрешает дать своим детям пакистанское гражданство, по крайней мере её оригинал, находится в посольстве Пакистана и на руки её не выдают.
     Следовательно, провести экспертизу и доказать, что документ этот поддельный и подпись Нуржамал Темировой сделана не её рукой, – практически невозможно. А возбудить уголовное дело в отношении Шауката Али и начать его преследовать лишь потому, что он увёз за границу РОДНЫХ сыновей, – вообще нереально. Он же им отец, а не чужой дядька! Да и с женой формально не разведён.

“подарки Аллаха”

     Именно ими, божественными подарками, в Пакистане считаются дети, поэтому в семьях к ним особое, трепетное отношение. Особенно к мальчикам. Насчёт девочек родителям понятно: рано или поздно большое приданое придётся готовить. И ни один отец никогда не отдаст детей – даже их родной матери. Даже если сам с ней давно уже не живёт и жить не собирается.

alt
Мама привезла одежду и наконец-то помыла детей.

     К женщинам в этой стране тоже отношение интересное. С одной стороны, Пакистан – одно из наиболее “европеизированных” государств исламского мира, и женщины здесь имеют самый широкий доступ к образованию, общественной жизни и политике. С другой стороны, в пределах семьи статус женщины определяется всё же традициями и ценностями ислама.
     В Пакистане, по словам сотрудников кыргызского посольства, живёт много наших соотечественниц, связавших жизнь и судьбу с пакистанскими мужчинами. И большинство из них вполне счастливы и довольны жизнью. Что до меньшинства… Да, оно тоже есть. Некоторые кыргызстанки сталкиваются с мужниной агрессией, жестокостью и самодурством.

alt
Посол Кыргызстана в Пакистане Алик Орозов
(справа, рядом с президентом Пакистана Асифом Али Зардари)
близко к сердцу принял драму Нуржамал и сделал всё возможное,
чтобы драма не переросла в трагедию.

     Эти некоторые, уставшие терпеть и подстраиваться, делают всё возможное, чтобы вырваться, сбежать, бросив всё, на родину, в Кыргызстан. И их не останавливает даже тот неоспоримый факт, что нажитые в таком международном браке дети навсегда останутся за тридевять земель – с отцом.
     Особенно если на родине беглянка вновь выйдет замуж: по пакистанским законам считается, что замужняя женщина имеет все шансы и возможности в любой момент обзавестись новыми детишками. Следовательно, “старые” ей вроде как не больно-то и нужны, они – национальное достояние Пакистана и должны остаться здесь.
     Кыргызские дипломаты между тем пробовали “дипломатично” уладить проблему Нуржамал. К ним, сотрудникам кыргызского посольства в Пакистане, обратилось наше Министерство иностранных дел с настоятельной просьбой оказать всяческое содействие гражданке Темировой.

alt
Воссоединённая семья с кыргызским консулом
в Пакистане Кубанычбеком Токторбаевым.

     Самого Шауката Али найти не удалось. И не только кыргызским дипломатам. Он, как выяснилось, привёз и “пристроил” детей, а сам подался в бега: сказались проблемы с законом. Занимаясь в Бишкеке чужими документами, он, оказывается, был замечен в мошенничестве. У кого-то взял 5 тысяч долларов, у кого-то – 15. Не вернул… Ну и ещё кое-какие грешки за ним водятся…
     Сейчас Шаукат Али разыскивается Интерполом. Только это обстоятельство, пожалуй, и помогло Нуржамал в конце концов выиграть дело. Иначе могло ничего и не получиться. Детей прятала и отказывалась даже показывать сестра Шауката, около месяца они вообще находились в приюте для несовершеннолетних в 15 километрах от Пешавара.
     Судебное разбирательство в пешаварском суде длилось около трёх месяцев. Нуржамал приехала в Пакистан примерно за месяц до оглашения решения суда. Предварительно дипломаты через Верховный суд Пешавара добились участия в поисках маленьких кыргызстанцев местного федерального агентства расследований.
     Мальчиков нашли в приюте. И мать наконец-то смогла их обнять, вымыть, причесать и переодеть…
     В конце июля 2012 года Ахмед и Судэс были возвращены матери. Нуржамал благополучно приехала с ними в Бишкек. Как решится вопрос с её бывшим мужем (Нуржамал наконец-то развелась с ним официально), а именно с его участием в воспитании наследников – станет ясно после того, как его найдёт полиция.
     В любом случае, матери сыновей отдали до достижения ими 14-летнего возраста. После этого вновь должен состояться суд, который и определит их дальнейшее место проживания. Уже с учётом их собственных пожеланий.
     – А вдруг, – спрашиваю Нуржамал, – подросшие мальчишки через несколько лет изъявят желание жить в Пакистане с отцом?
     – Вряд ли, – отвечает она с сомнением. – Мне кажется, они больше в Пакистан никогда и ни по какому поводу не поедут. Сейчас его как страшный сон вспоминают, особенно приют, плачут… Думаю, мои дети теперь всегда будут со мной.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий