Главное:

ЗВОНКА ОТ ТЕРРОРИСТА КОЖОНАЛИЕВ НЕ ПОМНИТ. НО, ВОЗМОЖНО, С НИМ ЗНАКОМ

08.11.2012
Просмотров: 2

alt
     Освобождённый из СИЗО ГКНБ Кыргызстана в связи с болезнью, генерал Кубатбек Кожоналиев на минувшей неделе появился перед журналистами. Прежде всего, чтобы прокомментировать своё участие в жапаровско-ташиевском митинге 3 октября (вылившемся, как известно, в попытку захвата власти) и предъявленные в связи с этим ему обвинения. Но догадываясь, ЧТО прессу сейчас интересует больше всего, Кожоналиев, не дожидаясь вопросов, сам завёл разговор о главном. О его подозрительных связях с террористическим подпольем – в частности, об одном телефонном звонке: после разгона упомянутого митинга Кожоналиеву, как выяснилось, звонил предполагаемый главарь террористической группы, схваченной недавно чекистами.


     Освобождённый из СИЗО ГКНБ в связи с болезнью, генерал Кубатбек Кожоналиев на минувшей неделе появился перед журналистами. Прежде всего, чтобы прокомментировать своё участие в жапаровско-ташиевском митинге 3 октября (вылившемся, как известно, в попытку захвата власти) и предъявленные в связи с этим ему обвинения. Но догадываясь, ЧТО прессу сейчас интересует больше всего, Кожоналиев, не дожидаясь вопросов, сам завёл разговор о главном. О его подозрительных связях с террористическим подпольем – в частности, об одном телефонном звонке: после разгона упомянутого митинга Кожоналиеву, как выяснилось, звонил предполагаемый главарь террористической группы, схваченной недавно чекистами.

alt
Кубатбек Кожоналиев: первое появление на публике после ареста.

     – Среди моих близких знакомых террористов нет! – объявил Кубатбек Кожоналиев  – Я не обязан отчитываться по своим звонкам. Они и так доказали, что слушали и слушают меня… Если честно, я пытался вспомнить тот звонок, но так и не вспомнил. Если бы мне сразу после митинга кто-нибудь незнакомый позвонил и предложил свою помощь, я бы мог расценить это как провокацию. Почему-то чекисты не говорят о том, что во время митинга мне звонили ещё и высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов, говорили мне, что может случиться провокация, предлагали уйти с митинга… 
     Изъяснялся Кожоналиев эмоционально и весьма сумбурно (сославшись на плохое самочувствие) и никакой ясности в ситуацию так и не внёс. Его объяснения по поводу участия в митинге тоже особой ясностью не отличались. “Я адвокат и эксперт, – сказал Кожоналиев. – Я оказываю консультативные услуги самым разным людям, в том числе и политикам. Консультировал я и Ташиева с Жапаровым”. По словам Кожоналиева, его, как адвоката, никто не имел права задерживать. По логике отставного генерала, и на митинге, обернувшемся беспорядками, он присутствовал в качестве… адвоката. В таком случае, почему по-адвокатски не остановил своего разбушевавшегося клиента Ташиева, не проконсультировал его, что попытка “взять власть” чревата большими неприятностями? Непонятно…
     Ещё Кубатбек Кожоналиев посетовал, что из всех правозащитников за него – тоже правозащитника – заступилась одна только Токтайым Уметалиева.
     – Ещё за меня вступились два генерала – Кулов и Исаков, – сказал Кожоналиев. – Наши отношения с одним из них дружескими назвать невозможно, но для этого человека закон превыше всего.
     Комплимент Кубатбек Кожоналиев сделал, конечно же, Феликсу Кулову. А упомянутые им “не совсем дружеские” отношения уходят корнями в 1999 год, когда Кожоналиев, работая заместителем министра национальной безопасности Кыргызстана, начал азартно раскручивать уголовное дело против своих же коллег – в частности, сотрудников спецподразделения “Калкан”, подкапываясь под своего бывшего шефа Кулова. В результате этой раскрутки через год угодил за решётку и Феликс Кулов. А Кубатбек Кожоналиев, ставший к тому времени заместителем генерального прокурора, продолжал надзирать за этим уголовным делом, обеспечивая его прохождение через суд. В итоге Кулов был приговорён к 7 годам лишения свободы с лишением генеральского звания. После мартовской революции 2005 года Верховный суд Кулова полностью реабилитировал, признав, что тот преследовался по политическим мотивам.
     Газета “Дело №…” за поддержку Кулова тоже тогда попала под мощный прессинг, в котором активно участвовал заместитель генпрокурора Кожоналиев – давал санкции на обыски в редакции и в домах  журналиста и руководства газеты и даже санкционировал их арест по сфабрикованному уголовному делу о “разглашении гостайны”. Поэтому рассуждения генерал-майора юстиции К. Кожоналиева о его “политическом преследовании” и “политическом заказе” сейчас слушать весьма забавно – сам он был большим докой в таких неправедных делах и беззакониях.
     Впрочем, мы немного отвлеклись. Кожоналиевский адвокат Искендер Джурабаев прессе сообщил уже нечто более существенное: предполагаемый главарь террористов мог познакомиться с его подзащитным не где-нибудь, а в… кабинете директора Государственного агентства по делам религий – куда были вхожи и Кожоналиев, и этот обвиняемый в терроризме. Последний, по словам адвоката Джурабаева, знакомился в госагентстве с другими посетителями,  участвовал в работе комитета по защите прав мусульман. “Если выяснится, что предполагаемый следствием главарь террористов был в списке комитета по защите прав мусульман, действовавшего легально и на законных основаниях с 11 апреля 2010 года, то налицо сама неэффективность профилактической работы ГКНБ. Если в ГКНБ знали о главаре террористов, то почему своевременно не пресекли его деятельность?” – задался вопросом адвокат Джурабаев.
     В пресс-службе ГКНБ нашей редакции подтвердили: загадочный кожоналиевский знакомец проходит по уголовному делу как лидер террористической группы. Другими сведениями о его личности чекисты пока делиться отказываются (как и вступать в полемику с адвокатами), обещая после окончания следствия дать общественности подробную информацию как о самой террористической группе, так и о её связях.

Вадим НОЧЁВКИН

Оставьте комментарий