Главное:

Кто же получил миллион за иранских шпионов?

18.10.2012
Просмотров: 16

alt

 

     В кыргызских спецслужбах грядёт большой скандал…

 

     Год назад наши чекисты арестовали нескольких граждан Ирана и одного гражданина Кыргызстана по подозрению в шпионаже. Однако вскоре после смены руководства ГКНБ “шпионов” отпустили.

     Недавно в ряде интернет-изданий появилась информация о том, что шпионы были вовсе не шпионами, а солидными учредителями “ФинанcКредитБанка”, а дело в отношении их было сфабриковано с целью вымогательства миллиона долларов. И сумму эту якобы распределили между собой  бывший завотделом по обороне и безопасности правительства Кыргызстана Кольбай Мусаев, экс-председатель ГКНБ Кенешбек Душебаев и прежний начальник контрразведки Аким Эшматов.

     Прокомментировать эту сенсационную информацию мы попросили самого экс-главу кыргызских спецслужб Кенешбека ДУШЕБАЕВА.

 

     – Товарищ генерал, вас обвиняют в том, что вы получили миллион долларов. Как это понимать?
     – Я очень заинтересован, чтобы этот скандал разразился. Почти месяц назад в Интернете появилась эта информация, и я ждал, какая реакция будет со стороны ГКНБ или Генеральной прокуратуры, потому что меня обвиняют в серьёзном преступлении международного характера. Но ни от Генеральной прокуратуры, ни от ГКНБ никакой реакции нет в то время как в стране идёт борьба с коррупционными проявлениями. А тут, пожалуйста, генералов ГКНБ, бывших руководителей силового ведомства обвиняют в коррупции, в тяжком преступлении… Поэтому, если разразится скандал, это будет повод для того, чтобы действительно разобраться в том, что на самом деле произошло. Я надеюсь, что соответствующие инстанции обратят на это внимание… И соответствующие органы наконец-то разберутся, кто и как замешан в этом деле.
     – Расскажите о подробностях этого дела…
     – У нас были серьёзные основания подозревать некоторых граждан Иранской Республики в осуществлении незаконной деятельности, а именно в шпионской или разведывательной деятельности на территории Кыргызстана. Собранные материалы оперативного характера позволяли делать такие выводы. Там были замешаны весьма высокопоставленные лица, причастные к иранской разведслужбе и занимающие серьёзные должности в “ФинансКредитБанке”. Мы собрали все необходимые данные, доказательства, о чём я письменно и устно докладывал высшему руководству страны – президенту того времени Розе Отунбаевой и премьер-министру Алмазбеку Атамбаеву. После получения соответствующих санкций, в ноябре 2011 года, мы осуществили операцию по задержанию граждан Ирана. В ходе допросов, обысков и изъятий были получены неопровержимые доказательства того, что ими велась незаконная деятельность. Были задержаны четыре гражданина Ирана и один Кыргызстана, и ещё несколько человек поспешно выехали из страны. В отношении последних вынесен запрет на въезд в нашу страну. В отношении же задержанных, с согласия Генеральной прокуратуры, в суде была получена санкция на арест, и их поместили в СИЗО ГКНБ.
     – В чём именно их подозревали?
     – У нас были данные о том, что эти граждане готовят теракты в Центре транзитных перевозок, а также нанесение ударов по объектам, принадлежащим США. Не исключали, что перед разведслужбой Ирана стояли соответствующие задачи по их подготовке. Поэтому они и приступили к таким действиям. Они осуществляли изучение контингента, который работает в ЦТП, изучали подъездные пути, режим работы, пытались достать схему расположения объектов. Собранные материалы позволили нам сделать вывод, что у них есть серьёзные намерения подготовить и совершить теракты. И, конечно же, мы не могли ждать, когда они осуществят эти мероприятия. Поэтому мы упредили и совершили такие превентивные меры.
     – А каким образом в этом деле фигурирует “ФинансКредитБанк”?
     – Иран давно занимается работой по обогащению урана. И ряд стран, в первую очередь Израиль, США, европейские страны очень озабочены тем, что обогащённый уран может быть использован для изготовления ядерного оружия. В июне 2010 года Совет безопасности ООН ввёл новые санкции в отношении Ирана, в частности в резолюции номер 1929 говорится о недопущении в экономике стран ООН участия физических и юридических лиц Ирана, связанных с иранской ядерной программой. Несмотря на эту санкцию, в мае 2011 года девяти иранским гражданам удалось приобрести контрольный пакет акций открытого акционерного общества “ФинансКредитБанк”. Раньше владельцами были казахи, а иранцы у них перекупили. Председателем совета директоров стал гражданин Ирана Гаффари Мухамад Хейботоллах. По данным серьезных западных источников, акции были приобретены на денежные средства из иранских банков, включённых резолюцией ООН в список тех, кто финансирует ядерную программу. По данным Нацбанка,  9 акционеров-резидентов  приобрели акции “ФинансКредитБанка” на средства, размещённые в банках “Меллат”, “Сепах”, Export Development Bank of Iran. Поэтому банковским учреждениям США и Евросоюза было предписано прекратить все финансовые операции с “ФинансКредитБанком”. Серьезные претензии были предъявлены и нашему Нацбанку. Поэтому дальнейшая работа этого банка серьёзно угрожала финансовым и экономическим интересам нашей республики. Служба нацбезопасности занимается и экономической безопасностью, по этой линии у нас тоже были данные соответствующего характера.
     – Когда арестовали граждан Ирана, какие доказательства их намерений вы изъяли?
     – Я не могу всё рассказывать, могу лишь заявить, что собранные материалы являются неопровержимыми доказательствами их планов. Там формы осуществления терактов были самые разные. По всем направлениям работа шла… И и это было нами задокументировано.
     – Выходит, “ФинансКредитБанк” был их прикрытием?
     – Доказать прямую связь мы не успели, так как я ушёл в отставку в начале декабря прошлого года, а за мной и Мусаев, и Эшматов. Но один из тех, кого мы арестовали, был председателем совета директоров “ФинансКредитБанка”. Его потом отпустили, в феврале уже этого года. Поэтому называть его шпионом я не могу. Если бы мы до конца расследовали дело, то он бы загремел на всю катушку.
     – По  каким  статьям были возбуждены уголовные дела?
     – Ст. 27 п.1 ч 2 и ст.ст. 226 и 293 УК КР – шпионаж и приготовление к терроризму группой лиц по предварительному сговору. Его отпустили, но в отношении его подельника Муради Али Акбара уголовное дело довели до конца, потому что другого выхода не было. Дело то возбуждено, есть доказательная база. В мае его осудили и дали 10 лет за шпионаж.
     – Вы полагаете, что за освобождение Гаффари кто-то получил миллион долларов?
     – В принципе об этом пишут СМИ. Хотя обвиняют меня и других лиц. Но я легко могу доказать, что мы ничего не получали и не собирались получать. На кону стояли не только честь нашего комитета, но международный авторитет страны, безопасность её. Я ушёл в отставку 5 декабря, его освобождают в феврале.
     Наверное, кто деньги взял, тот и выпустил.
     Кто работал в феврале, кто мог взять?
     И когда появилась такая сенсационная информация, почему все молчат?
     Я могу строить только предположения…
     Когда мы их арестовали и закрутили это дело, я доложил Розе Исаковне. Мы планировали сразу же дать информацию в СМИ, объявить общественности. Но на тот момент Отунбаева собиралась с визитом в США. А в этом деле были затронуты интересы этой державы, всё-таки объект ЦТП американский. Она предложила повременить до её поездки. Мы обеспечили её всеми материалами дела. По прибытии она сказала, что информировала американскую сторону и, чтобы мы по возможности держали их в курсе дела и даже работали вместе по расследованию. Но в начале декабря я был освобождён от занимаемой должности и на моё место был назначен Шамиль Атаханов. Его сотрудники и должны были закончить расследование того уголовного дела. Но расследование приняло другую направленность.
     – Почему именно сейчас появилась эта информация?
     – Я не исключаю, что США держали и держат это дело под контролем, и, когда дело приняло такой оборот, у них могли появиться вопросы. Сейчас Атаханов по линии службы находится в США, и у американцев могли возникнуть серьёзные вопросы по этому делу. Я думаю, что с ведома руководства ГКНБ появилась эта “утка”, которая всю ситуацию выворачивает наизнанку… Как говорится, с больной головы перекладывают на здоровую… Давая возможность кивать в мою сторону.
     – Вы Атаханова подозреваете в получении миллиона долларов?
     – В данном случае я не могу предъявить никаких обвинений в отношении ГКНБ или лично Атаханова. Но раз появилась информация, порочащая мои честь и достоинство, я должен среагировать и прокомментировать. Должен подчеркнуть ещё один факт: руководство “ФинансКредитБанка” имело очень обширные связи среди политиков Кыргызстана, руководителей отдельных ведомств и министерств… И многие из них лоббировали интересы этого банка. В ходе расследования ещё предстояло всё это доказать, но не успели начатое нами дело довести до конца. А люди, которые после нас пришли, по-своему его расследовали. Я не исключаю, что эти наши влиятельные политики могли по своим каналам повлиять на то, чтобы уголовное дело о шпионаже получило такой конец. Когда я работал, ко мне эти люди с намёками обращались, на что я им отвечал, что речь идёт о национальной безопасности нашей страны.
     – Ваша отставка могла быть спровоцирована именно этим делом?
     – Я не могу комментировать этот вопрос.
     – Если будет проверка этой информации, вы готовы доказать, что уголовное дело было возбуждено на законных основаниях?
     – Конечно.
     – Кому тогда выгодно вновь ворошить это дело и публиковать такую интерпретацию этого дела?
     – Откуда у СМИ информация о таком закрытом уголовном деле, о том, как проходили переговоры в Тегеране? (О чём подробно описывают в статьях интернет-издания. – Ред.) “Слив” информации мог быть по двум каналам. Во-первых, её мог дать наш ГКНБ. Во-вторых, иранская сторона. Почему ГКНБ? Руководство ГКНБ ездило в Иран в начале лета, но об этой поездке нигде информации не было. Делегация состояла из председателя Атаханова, его первого зама Сыдыгалиева и двух начальников управлений. Всего 4 человека. Утечку никто из них в СМИ не мог дать без санкции Атаханова.
     Второй вариант – иранская спецслужба могла сделать “вброс” такой информации. Но иранцы крайне не заинтересованы в разглашении этой информации. Наоборот, для них чем тише, тем лучше. Остаётся только ГКНБ. Думаю, как только они договорились по этому делу, между иранскими и нашими спецслужбами возникли какие-то доверительные отношения. Необходимо уточнить, что иранская сторона очень заинтересована в развитии связей в области спецслужб. И когда я был председателем ГКНБ, мне тоже поступали от иранской стороны приглашения посетить их. Но я отказывался. Полмира против Ирана настроено, нас бы неправильно поняли. Но после моего ухода у них возникло взаимопонимание, и они решили извлечь какую-то пользу типа оказания помощи или другого сотрудничества. Вот они и посчитали возможным совершить эту поездку, наверное. Когда я узнал об этом, был очень удивлён, так как она могла повлиять на уровень наших отношений с другими партнёрами, в первую очередь из европейских стран и США.
     – Почему факт поездки не афишировали?
     – По моим данным, когда наша делегация сидела за столом переговоров с иранскими спецслужбами, в числе делегатов от их стороны был и Гаффари, председатель совета директоров “ФинансКредитБанка, которого мы арестовывали по подозрению в шпионаже… И которого в феврале этого года освободили. Каким образом он мог попасть в эту официальную делегацию спецслужб Ирана? Сомнения в принадлежности его к спецслужбам Ирана отпадают сами собой.
     – Последствия это дела могут иметь международный скандал?
     – Так как одного гражданина осудили, остальных вывели из-под удара, то не знаю, как будут развиваться события. Но осуждённый до сих пор находится в СИЗО ГКНБ. По-моему, адвокат подал апелляцию, и дело скоро будет рассматривать суд.
     – На какое число были запланированы теракты в ЦТП?
     – Это всё увязывалось с текущей ситуацией. Скажем, если бы США и Израиль начали какие-то военные действия в отношении Ирана в связи с его ядерной программой, не исключено, что были бы попытки осуществления терактов. Всё шло к этому. Мы, как спецслужбы, защищающие интересы страны, должны были упредить, не допустить того. Мы справились с этой задачей.
     – Сейчас, по-вашему, угроза терактов в отношении ЦТП и прочих объектов США в Кыргызстане сохраняется?
     – Террористическая угроза в любой стране всегда реальна. Посмотрите, как ситуация развивается во всём мире… Активизировались радикальные религиозные, экстремистские и террористические движения. В современных условиях ни одна страна не застрахована от терактов.

Лейла САРАЛАЕВА

Оставьте комментарий