Главное:

ТАЙНЫ БАКИЕВСКОГО ИМУЩЕСТВА РАСКРЫВАЕТ ГЕНПРОКУРАТУРА

27.09.2012
Просмотров: 4

alt
     Скандал вокруг “революционного” захвата здания в центре Бишкека и продажи его Садыру Жапарову – это лишь верхушка айсберга, показавшаяся на поверхности.

     А о том, что скрыто под водой, – наш сегодняшний разговор с начальником отдела внутренних расследований Генеральной прокуратуры КР Каныбеком ТУРДУМАМБЕТОВЫМ. Он сегодня возглавляет следственную группу, которая выясняет: как скрывалось, выводилось и продавалось в течение двух послереволюционных лет бакиевское имущество. И под чьим покровительством…

     Узнать следователи успели многое.

 

     – Какая же часть имущества семьи Бакиевых была в Кыргызстане обнаружена, арестована, национализирована? А какая часть так и осталась в тени?
     – Сложный вопрос…
     – Ну хотя бы приблизительно?
     – Могу одно гарантировать – в Джалал-Абаде мы успели национализировать всё выявленное бакиевское имущество. (К. Турдумамбетов с апреля 2010 года по февраль 2011 г. работал прокурором Джалал-Абадской области. – Примеч. авт.) В целом же по Кыргызстану… Никто вам сейчас на этот вопрос не ответит. Ведь практически всё имущество семьи Бакиевых было оформлено на подставных лиц. И на подставные фирмы, которые фактически никакой предпринимательской деятельностью не занимались.
     – Что же стало с бакиевским имуществом, оставшимся в тени? Прежние хозяева по-прежнему его контролируют?
     – Часть – да, контролируют. Хотя эти объекты и считаются проданными, но фактически они просто переоформлены, опять же на подставных лиц.  Другую часть своего имущества Бакиевы и их приближённые смогли вывести из Кыргызстана. Третью часть сумели захватить аферисты всех мастей – Кыргызстан после апрельской революции из-за хаоса и неразберихи в этом плане стал для них просто Клондайком.
     Между тем всё это имущество должно было поступить в доход государства – для госбюджета оно лишним не стало бы. Но оно было укрыто. Не в последнюю очередь – благодаря покровительству чиновников. А также отдельных сотрудников правоохранительных органов – в том числе прокуратуры и Госкомитета национальной безопасности.
     – Есть примеры?
     – Мы плотно работаем в этом направлении с декабря прошлого года. Бакиевским имуществом наш отдел занялся потому, что мы располагали информацией: к выводу имущества, к его укрытию от национализации причастны прокурорские работники. И за это время мы узнали очень много. Самые резонансные сейчас уголовные дела – в отношении Эльдара Мадылбекова, прокурора отдела Бишкекской городской прокуратуры, и депутата Жогорку Кенеша Садыра Жапарова – это лишь ВЕРХУШКА АЙСБЕРГА. До этого мы направили в суд ещё два уголовных дела. А параллельно с “делом Мадылбекова” сейчас расследуем уголовное дело ещё по трём объектам недвижимости в Бишкеке, которые принадлежали приближённым семьи Бакиевых, находящимся в розыске. И везде фигурируют одни и те же люди!
     – Можно подробнее?
     – В июле 2010 года сотрудники ГКНБ задержали шесть очень дорогих автомашин представительского класса, принадлежавших приближённым Максима Бакиева, которые сбежали из Кыргызстана после революции. Все эти иномарки были оформлены на близких родственников приближённых Алексея Ширшова. Собственником джипа “Тойота Прадо” считался Юрий Ширшов – отец самого А. Ширшова. Джип “Лексус LX 570” числился за К. Козубековой – супругой Рустама Юнусбаева, подельника А. Ширшова, тоже объявленного в розыск. “Даймлер-Крайслер G 500” – за Сергеем Ивлевым, “Даймлер-Крайслер G 55” и “Даймлер-Крайслер E500” – за М. Абдурахмановой, родной сестрой  Ильяса Абдурахманова – и тот, и другой – тоже ширшовские приближённые. “БМВ 750i” был оформлен на Геннадия Валиева – отца Руслана Валиева.

alt
Начальник отдела внутренних расследований Генпрокуратуры
Каныбек Турдумамбетов.
alt
Бронированный “Даймлер-Крайслер”, который пытался продать
прокурор Чуйской области К. Джунушалиев (ныне – подсудимый),
сейчас хранится в гараже Генпрокуратуры в качестве вещдока.

     Справка “Дело №…”:
     Руслан Валиев в уголовных делах, возбуждённых в отношении его после апрельской революции, фигурировал как “доверенное лицо Максима Бакиева”. Как утверждали высокопоставленные сотрудники Генпрокуратуры, на него оформлялась вся собственность Бакиевых и их приближённых на Иссык-Куле: Р. Валиев, в частности, считался официальным собственником пансионата “Витязь”. А также – знаменитой яхты Алексея Ширшова, впоследствии национализированной.
     В июне 2010 года прокуратура Иссык-Кульского района возбудила в отношении Руслана Валиева уголовное дело по факту рейдерского захвата земельного участка на побережье озера. Он был объявлен в розыск. Однако минувшим летом уголовное дело было по неизвестным причинам прекращено. А Руслан Валиев, насколько известно, недавно открыто объявился в Кыргызстане.

     – Эти иномарки, – продолжает Каныбек Турдумамбетов, – собирался вывозить из Кыргызстана некто Сергей Пак, гражданин Казахстана, профессиональный перегонщик автомашин. Он дал показания: его нанял в Алматы Руслан Валиев. Тот передал доверенности от всех владельцев машин, заверил: “Мы – в бегах, но сами машины “чистые”, некриминальные”. Сергей Пак в Бишкеке собрал все эти машины – они хранились у наёмных водителей. И поскольку казахско-кыргызская граница была тогда закрыта, решил их перевезти по железной дороге. Загрузил машины на железнодорожную платформу, начал таможенное оформление. В последний момент иномарки задержали сотрудники ГКНБ и поставили их на ответственное хранение в свою войсковую часть.
     Сергей Пак через общих знакомых нашёл Бердикула Абдымомунова. Это бывший таможенник, полковник, человек с большими связями в правоохранительных органах, способный, как считалось, “всё развести”. Тот обратился к своему земляку – тогдашнему прокурору Чуйской области Кемелбеку Джунушалиеву: “Помоги вытащить машины”. Сам Джунушалиев на следствии не отрицал, что стал помогать Сергею Паку. Но, по его словам, лишь советами – и в рамках закона. Следствие же пришло к другому выводу – и предъявило Джунушалиеву обвинение в мошенничестве в особо крупном размере и коррупции.
     Джунушалиев, согласно обвинению, через Абдымомунова убедил Пака, что может повлиять на решение этого вопроса. И запросил за свои услуги 50 тысяч долларов. И их получил – в своём кабинете. Затем прокурор Чуйской области узнал от своих знакомых в ГКНБ, что автомашины Сергею Паку будут в любом случае возвращены – оснований для наложения на них ареста не имеется. И изменил условия – потребовал у Пака ещё и три машины из этих шести. В противном случае, пугал прокурор Джунушалиев, все машины будут конфискованы или национализированы. Пак согласился.
     Три машины, которые ему вернули, он перегнал в Казахстан. Две из тех, что у него забрали, пошли по рукам. Ещё одну машину – бронированный “Даймлер-Крайслер” – мы успели перехватить: Джунушалиев пытался его продать через фирму, торгующую машинами, за 100 тысяч долларов, но покупателей не нашлось – слишком дорого.
     А вот ещё эпизод, связанный с этими же фигурантами.
     Вокруг “Мегакома”, как вы знаете, крутилось много разных фирмочек, в том числе фиктивных. Учредителем одной из них – ОсОО “Комсвязь” – числился некто Денис Гладышев. Он работал всего лишь системным администратором, компьютерщиком в офисе Максима Бакиева, что располагался в здании “Манас Банка”. И был просто подставным лицом.
     После апрельской революции Гладышев скрылся, был объявлен в розыск. И попытался (возможно, по поручению Максима Бакиева) вывести из “Комсвязи” деньги. А 90 процентов уставной доли этой фирмы принадлежит ЗАО “25 кадр”, которое к тому времени было национализировано. Что делает Гладышев? Через знакомых выходит всё на того же “разводилу” Бердикула Абдымомунова. А тот опять же обращается к своему другу – прокурору  Чуйской  области К. Джунушалиеву. Как установило следствие, вместе они разработали следующую схему вывода денег.
     У “Комсвязи” был должник – оффшорная компания “Альтекс сервисес”. Она обеспечивала в “Мегакоме” внешний голосовой трафик – соединяла абонентов с зарубежными странами. Но напрямую с “Мегакомом” работать не могла – такие условия создал Максим Бакиев. Техническим компаниям, которые оказывали услуги пропуска трафика, приходилось иметь дело с его фирмой-посредником “Комсвязь”. Это был один из максимовских способов выкачивания денег из “Мегакома”.
     Так вот, “Альтекс сервисес” осталась должна “Комсвязи” почти 230 тысяч долларов. Этот долг у неё потребовал Абдымомунов, предъявив доверенность на ведение банковско-кассовых операций от находящегося в розыске Гладышева. Делать нечего – компания “Альтекс сервисес” перечислила первые 70 тысяч долларов на специально созданный личный счёт Абдымомунова. Он их обналичил и, как установило следствие, передал прокурору Джунушалиеву, который обещал с Абдымомуновым поделиться. Но обещания своего, к слову, не сдержал.
     Получить остальные деньги от компании “Альтекс сервисес” Абдымомунов и Джунушалиев не смогли – на них появился другой претендент, некто Тилек Чубаков (он, кстати, и написал заявление в прокуратуру на Абдымомунова). Очень интересный молодой человек. Грамотный, с хорошим образованием, представляется специалистом по IT-технологиям. Он сумел убедить новое руководство ЗАО “25 кадр”, что сможет поставить на ноги фирму “Комсвязь”. Но сам предусмотрительно занял в ней скромный пост советника директора. А на ключевые посты директора и его зама поставил (точнее сказать – подставил) двух своих друзей, совсем молодых парней, не шибко грамотных. Тот, что стал директором, до этого торговал запчастями на авторынке “Кудайберген”.
     Чубаков смог получил от компании “Альтекс сервисес” оставшиеся 159 тысяч долларов. На эти деньги он якобы закупил оборудование у фирмы, принадлежавшей… его сестре. Та же, в свою очередь, якобы купила оборудование у одной американской фирмы. Но, как установило следствие, подпись и печать американской стороны в договоре были подделаны. Хотя во всех документах подписывались подставные “руководители” фирмы “Комсвязь”, а Чубаков как бы оставался в стороне, его мы признали организатором преступления, мозговым центром. Чубаков был арестован, но Бишкекский городской суд его освободил.
     Расследуя эти уголовные дела, мы, кстати, и вышли на здание по улице Киевской, 74, в захвате и незаконной продаже которого обвинён Эльдар Мадылбеков. Всё тот же Бердикул Абдымомунов на допросе заявляет: “Я и по другим объектам работал”. – “Подожди-подожди, что за объекты?”. Начинаем с ними разбираться  и  приходим к выводу: а они-то после революции должны были попасть под национализацию! Но не попали, хотя по ним и уголовные дела расследовались, и гражданские дела в судах до сих пор идут. Всё это, считаю, стало возможным потому, что на эти объекты попросту закрыли глаза отдельные сотрудники ГКНБ и прокуратуры.
     – Что за объекты?
     – Кроме упомянутого здания на улице Киевской, это кафе по улице Байтик баатыра, 22, с крупным земельным участком. Оно было оформлено всё на того же Дениса Гладышева, компьютерщика Максима Бакиева. Недавно этот объект был продан. А продал его – кто бы вы думали? – уже упомянутый Тилек Чубаков, получивший от Гладышева доверенность.

alt
А это кафе на улице Байтик баатыра недавно
купили ни о чём не подозревавшие граждане – и жестоко поплатились:
здание арестовано.

     Имелось у Максима Бакиева ещё одно подставное лицо – Станислав Биряльмин, работавший в его офисе в “Манас Банке” обычным водителем. На него был оформлен объект по адресу: город Бишкек, ул. Льва Толстого, 2″А” – весь первый этаж многоэтажного жилого здания, в котором располагается офис “Ала-ТВ”. Ещё один биряльминский объект обнаружился прямо по соседству со зданием Генпрокуратуры – по бульвару Эркиндик, 43. Здесь, если помните, в своё время располагались компания “Ареопаг”, книжный магазин… У прежнего хозяина эту недвижимость отобрал Максим Бакиев. После революции по этому поводу было возбуждено уголовное дело, но следствие зашло в тупик. На все эти объекты Генпрокуратура наложила арест. Будем добиваться, чтобы они были обращены в доход государства. Что, конечно, очень не нравится людям, которые сейчас этой недвижимостью распоряжаются. Они ставят нам палки в колёса, поливают нас грязью, пишут жалобы о том, что мы чуть ли не рейдерством занимаемся. Мы знаем, что кое-кого из них “крышуют” очень высокопоставленные чиновники.

alt
Станислав Биряльмин, находящийся в розыске.
Работавший у Максима Бакиева обычным водителем, он, судя по документам,
владел имуществом, какому позавидуют мультимиллионеры.

alt
Первый этаж этого здания на улице Льва Толстого
до недавнего времени числился за водителем Максима Бакиева.

alt
А эту в недавнем прошлом бакиевскую недвижимость Генпрокуратура
обнаружила прямо у себя под носом – на углу ул. Киевской и бульвара Эркиндик
(первый этаж здания).

     – Кто?
     – Не буду сейчас называть их имена. Пока надеюсь на их благоразумие и здравый смысл.
     Кстати, в попытке продажи одного из этих объектов “засветился” уже упоминавшийся фигурант Абдымомунов – он получил доверенность от Биряльмина. Да и упомянутый Чубаков от него тоже доверенность получил.  Биряльмин, пытаясь вывести из Кыргызстана или продать имущество, раздал доверенности разным людям. Теперь они между собой судятся.
     – Так открыто и откровенно… Возникает ощущение, что Бакиевы и их приближённые никуда не ушли.
     – Вы правы: эта откровенность – самое поразительное. И она, считаю, невозможна без покровительства действующих чиновников.
     – Вернёмся к самому скандальному из этих объектов – к особняку на улице Киевской, тоже оформленному на максимовского водителя Биряльмина. Каким образом к нему попала государственная собственность?
     – Хороший вопрос. Рабочая группа Генпрокуратуры изучила в ходе проверки всю историю здания на ул. Киевской. И на этот вопрос ответила. Мнение этой группы: все сделки по отчуждению этого здания должны быть признаны ничтожными, поскольку изначально сама приватизация была проведена незаконно.
     До лета 2009 года это здание бывшего детского сада находилось на балансе государства. А потом перешло в частные руки – на основании договора обмена между Фондом госимущества и гражданином Алексеем Кимом. Это близкий друг Максима Бакиева. Ему принадлежало здание в Чолпон-Ате, прежде принадлежавшее Шампанвинкомбинату. Согласно этому договору, Алексею Киму переходило здание на ул. Киевской, а государству – чолпон-атинская недвижимость (там якобы планировалось разместить экологический центр гендирекции биосферной территории “Иссык-Куль”).
     Но самого Алексея Кима к тому времени уже два года не было в живых: в июле 2007 года он, если помните, погиб на Иссык-Куле от черепно-мозговой травмы: когда купался, на него налетел скутер. Договор подписывал человек, имевший от Кима доверенность. Уже нарушение: после смерти доверителя действие доверенности немедленно прекращается. Не исключено, что эта доверенность вообще была поддельной. И закон не предусматривает приватизацию госсобственности путём обмена. Большой вопрос – был ли это обмен равноценным? Так что в рамках этого уголовного дела будем давать оценку ещё и действиям бывшего главы Госкомимущества Турсуна Турдумамбетова и его подчинённых.

 
     – Турдумамбетов уже был в розыске после революции, затем вернулся, сдался властям и был полностью оправдан судами. Теперь, получается, его ждёт новый виток следствия?
     – Ждёт – и не только его… Все последующие сделки, считаю, тоже были фиктивными – здание переходило от одного подставного лица к другому. Включая Станислава Биряльмина. После революции Биряльмин сразу сбежал – понимал, что за него возьмутся одним из первых. На него много имущества было оформлено, и он много где поучаствовал. Розыск на него объявили и Генпрокуратура, и МВД, и финполиция. И по “Мегакому”, и другим экономическим преступлениям, и по мошенничеству, и по рейдерству.
     После его бегства здание оказалось в руках некоего Мукаша Байгельдиева – бывшего сокурсника и друга Эльдара Мадылбекова. У него на руках имелось соглашение о том, что Биряльмин якобы передал ему свою долю в ОсОО, владевшем зданием. Но экспертиза показала: подпись Биряльмина в этом документе была подделана.
     Первое уголовное дело по захвату здания Бишкекская горпрокуратура возбудила ещё в 2010 году. Потом у неё дело почему-то забрали и передали в ГКНБ. Там это в принципе несложное дело расследовали несколько месяцев – возможно, намеренно тянули. Вялотекущее расследование оказалось в результате очень поверхностным. Перед судом предстал один лишь Байгельдиев, получивший за подделку документов 3 года лишения свободы условно. А потерпевшей стороной в этом уголовном деле выступало, кстати, не государство, а… находящийся в розыске максимовский приближённый Биряльмин! И его интересы в суде представлял всё тот же Бердикул Абдымомунов! Одни и те же люди…
     Уже тогда в свидетельских показаниях фигурировал некий Эльдар (речь шла об Эльдаре Мадылбекове, считаем мы), но следствие почему-то его персоной не заинтересовалось. Зато выделило в отдельное производство материалы в отношении какого-то Кайрата, с которым, по словам Байгельдиева, он познакомился в маршрутке (!) и который якобы и предложил купить это здание.
     Словом, складывается впечатление, что следствие тогда намеренно вывело из-под удара некоторых фигурантов. В том числе  Эльдара Мадылбекова. Поэтому мы сейчас проверяем причастность к незаконным действиям сотрудников правоохранительных органов – в частности прокуратуры и ГКНБ.
     – А что стало в результате того расследования и суда со зданием на улице Киевской?
     – А здание так и осталось у купившего его у Байгельдиева Мирбека Букабаева. Который, что уже не секрет, являлся подставным лицом Садыра Жапарова, нынешнего депутата парламента.
     – Сегодня состоялось первое заседание специальной депутатской комиссии, которая рассматривает представление Генпрокуратуры о лишении Жапарова депутатской неприкосновенности. Сам Жапаров бьёт на то, что не знал, что это здание принадлежало Максиму Бакиеву и что было оно захвачено рейдерским путём. Сможете доказать обратное – знал?
     – Ещё до того, как следствие, усмотрев в действиях Садыра Жапарова состав преступления, выделило в отношении его материалы и направило генеральному прокурору, мы уже располагали доказательствами: знал! Об этом говорят многие свидетельские показания. Сам Садыр Жапаров сегодня подтвердил на заседании комиссии: в июле 2010 года, когда его бывший подчинённый по Национальному агентству по предупреждению коррупции Эльдар Мадылбеков предложил купить здание, он, Жапаров, наведался туда на смотрины со своим помощником. И видел своими глазами, что здание разгромлено, окна разбиты, замки взломаны. Видел он и надписи в фойе: Центральноазиатская фондовая биржа (проект Максима Бакиева), “АзияУниверсалБанк”… Почему бы не поинтересоваться, а что это за здание? Почему оно разгромлено?
     Мы считаем, что Садыр Жапаров лукавит. Если бы он оформил здание на себя или на кого-то из близких родственников, можно было бы предположить: да, не знал, что купил. Но он оформил здание на постороннего человека – Мирбека Букабаева. Садыр Жапаров говорит: “Он мой партнёр, компаньон,  у нас с ним были большие дела, хотели развивать бизнес”. Но какой партнёр из 25-летнего Букабаева? Он был у Жапарова обычным наёмным работником. Недавно вернулся из России, где трудился гастарбайтером. Тоже мне миллионер…
     – Садыр Жапаров утверждает, что 2 миллиона долларов (во столько вы оцениваете здание) – цена нереальная. И предлагает Генпрокуратуре попытаться по этой цене его продать. Попробуете?
     – Во-первых, Генпрокуратура не занимается продажей недвижимости, а принимает все меры в интересах государства по возврату его собственности. Во-вторых, эта цена нами не с потолка взята. Именно по такой цене это здание уже было выставлено на продажу одной риэлторской конторой, уже нашлись и покупатели из России. Мы остановили продажу в последний момент. И несколько других риелторских  компаний подтвердили, что цена здания – именно такая. Здание – добротное, с евроремонтом. Не случайно его арендовали даже международные организации, например “Кумтор”.
     Ещё Садыр Жапаров бьёт на то, что после революции даже двухкомнатная квартира стоимостью 40 тысяч долларов якобы стоила всего лишь 10 тысяч. Не знаю, было ли такое в действительности, но здесь один участок в самом центре Бишкека в 35 соток – он миллионы стоит! И был уже июль 2010 года – прошла уже и революция, и июньские события, ситуация в Бишкеке к тому времени стабилизировалась.
     Ещё Садыр Жапаров бьёт на то, что продал здание за то, за что и купил – за 500 тысяч долларов. Но эти 500 тысяч, когда он здание покупал, по курсу равнялись 19 с половиной миллионам сомов. А когда продал – уже 23 миллионам сомов. Он поймал разницу в курсе – 3,5 миллиона. А платил он именно сомами и продал за сомы.
     – Когда здание покупал, сам деньги отдавал?
     – Да, лично Эльдару Мадылбекову – в своём кабинете на шестом этаже здания на улице Ибраимова, где располагался ещё один офис партии “Ата-Журт”. Двое помощников Жапарова даже поехали провожать Мадылбекова до дома – сумка же с миллионами тяжёлая. Всё это мы уже знаем. Сам Садыр Жапаров (а он уже допрошен) довольно точно описывает все события с приобретением здания – правда, в том ракурсе, какой выгоден ему. Эльдар Мадылбеков при этом по-прежнему отрицает, что имел какое-либо отношение к этому зданию. Будем проводить очную ставку.
     Мы не обвиняем Садыра Жапарова в прямом мошенничестве. Следствие считает: он пособничал мошенничеству Эльдара Мадылбекова путём предоставления денежных средств и, возможно, советами. Другое обвинение – заранее не обещанное приобретение и сбыт имущества, добытого заведомо преступным путём.
     – Кто сегодня является собственником здания?
     – Некто Жаныбек уулу – сын родного брата депутата Камчыбека Ташиева, молодой совсем парень. На допросе он признался: “Я – подставной, у меня паспорт забрали и оформили”. Тут же появился некто Эралы Маматов, близкий друг, односельчанин и однопартиец Камчыбека Ташиева: “Это моё здание, я на этого парня оформил”.
     – Выводят ташиевского родственника из игры, видя, что дело серьёзно закручивается?
     – Возможно…
     – После  революции здание, получается,  фактически оказалось в руках Эльдара Мадылбекова. Каким образом?
    – Думаю, следствие на этот вопрос ответит. Интересно то, что сразу после революции вокруг этого здания была тишина – никаких скандалов, никакая группировка не нападала и не претендовала на него. 

alt
Эльдар Мадылбеков, сын депутата Т. Мадылбекова.

 
     – Отец Эльдара – Туратбек Мадылбеков – с апреля по май 2010 года был начальником ГУВД Бишкека. Мог ли он поспособствовать захвату и удержанию здания?
     – У следствия прямых данных на этот счёт нет, но не исключаем.
     – В тот период Эльдар чем занимался?
     – Выясняем.
     – С августа 2010 года Эльдар Мадылбеков стал работать в прокуратуре. Там он как-то участвовал в махинациях со зданием?
     – Есть один эпизод… В августе 2010 года в Бишкекскую горпрокуратуру поступило заявление от гражданина, у которого на руках имелась доверенность от всё того же Биряльмина – о том, что здание продаётся незаконно. Этим доверенным лицом максимовского водителя оказался, кстати, сотрудник ГКНБ, который и сейчас там работает! В связи с этим следователь прокуратуры в целях сохранности здания направил в Госрегистр запрет на совершение любых операций с ним. Вскоре приходит другое письмо – о снятии запрета. Экспертиза, которую мы назначили, установила: подпись следователя в этом письме поддельная – и подделана она предположительно Эльдаром Мадылбековым. А надпись на конверте однозначно выполнена рукой Э. Мадылбекова. Он к тому времени только приступил к работе в прокуратуре Ленинского района, но всю процедуру, как видно, уже понял, знал, какие письма куда нужно писать. А это подложное письмо позволило жапаровскому работнику Букабаеву продать здание якобы ташиевскому племяннику Жаныбеку уулу, точнее, эту сделку узаконить.
     – А как выглядит в истории с этим зданием роль Мадылбекова-старшего? В Интернете давно гуляет докладная записка о показаниях рядовых мародёров – о том, что Эльдар Мадылбеков якобы лично занимался переписыванием на подставных лиц имущества Ширшова, а его отец якобы даже поселился в ширшовском доме…
     – Депутата Туратбека Мадылбекова мы, естественно, допросим. Но вопрос, который вы затронули, не в нашей компетенции – уголовное дело по этим фактам расследует МВД.
     – Между прочим, в той же докладной записке утверждается, что в схемах “национализации имущества приспешников Бакиевых в личное пользование” якобы был замешан и сам нынешний министр внутренних дел Зарылбек Рысалиев. Может ли МВД расследовать это дело объективно?
     – Без комментариев…
     А в заключение замечу, что вы поднимаете правильный и большой вопрос. Я тоже согласен: все недомолвки вокруг имущества Бакиевых подрывают доверие общества к государству, правоохранительным органам в частности. Пора провести тотальную ревизию всех уголовных и гражданских дел. И наводить порядок в рамках действующего законодательства – незаконно нажитое имущество обращать в доход государства не путём национализации, а путём конфискации – через следствие и суд. Мы пережили переходный период. На днях легитимизировалась последняя ветвь власти – судебная. Пора наводить порядок…

интервью вёл Вадим НОЧЁВКИН
20 сентября
фотофакт

alt

     Это кадр из видеозаписи, появившейся в Интернете в августе 2010 года. Короткий видеоролик назывался: “Незаконное задержание члена партии “Ата-Журт” сотрудниками ГСНБ” (так тогда именовался нынешний Госкомитет национальной безопасности).
     Парень, которого запихивают в машину чекисты, – не кто иной, как Мирбек Букабаев, один из подставных владельцев скандального здания на ул. Киевской. С чем было связано это задержание – неизвестно. Но на днях депутат Садыр Жапаров рассказал на заседании парламента: когда летом 2010 года он стал покупать здание у Эльдара Мадылбекова, его помощника Мирбека Букабаева забрали в ГКНБ.
     “Позже он рассказал, – поведал Садыр Жапаров, – что там у него требовали сказать, кто истинный владелец здания, требовали дать показания, что здание принадлежит Арзыбеку Бурканову (бывшему губернатору Баткенской области. – Ред.). Когда он не согласился, стали выбивать показания, надев пакет на голову, и избивать до потери сознания. Мирбек не выдержал и дал нужные им показания. Сотрудники ГКНБ также просили свою долю в 100 тысяч долларов, ссылаясь на то, что здание было куплено дёшево”, – сообщил Садыр Жапаров.
     В данный момент всё это сказанное проверяется.

Оставьте комментарий