Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

3 с половиной года в СИЗО провела в ожидании судебного приговора 22–летняя девушка

05.06.2014
Просмотров: 3

За эти годы в тюрьме она разучилась самостоятельно передвигаться и нормально разговаривать. 29 мая она наконец вышла на свободу…

По словам журналистки Александры Ли, обвиняемая в соучастии в убийстве девушка более трёх лет дожидалась в следственном изоляторе решения суда. Годы в сырой камере и несправедливое отношение сделали своё дело: у Шахиды  подавленное психологическое состояние.

“Девочка самостоятельно передвигаться не может уже, только в сопровождении сокамерниц, – рассказывал правозащитник Рысбек Адамалиев. – И это притом, что, как она сама говорит, ей уже намного лучше”.

Ещё в прошлом году, когда сотрудники “Кылым Шамы” навещали Шахиду, она могла передвигаться без посторонней помощи и нормально разговаривать.

По словам Адамалиева, состояние обвиняемой резко ухудшилось за год из–за того, что 12 декабря прошлого года городской суд Токмака признал Шахиду невиновной, но когда у неё только появилась надежда на освобождение, прокуратура и потерпевшая сторона обжаловали оправдательный приговор в суде второй инстанции. Следующие полгода Шахида провела в ожидании следующего суда – рассмотрение её дела в Чуйском областном суде началось только 20 мая.

Шахиду Аманбаеву задержали 10 декабря 2010 года. Её обвиняли в сокрытии информации об убийстве, свидетелем которого она стала. По словам Шахиды, арестовали её обманным путём – сотрудники милиции сказали, что нашли пропавший телефон её убитой подруги Рабиги Джумабаевой, и попросили Аманбаеву проехать с ними в участок.

В кабинете начальника Главного управления уголовного розыска (ГУУР) на девушку, как она говорит, оказывали моральное давление и требовали признаться в убийстве Рабиги, но Шахида Аманбаева не соглашалась. Её отвели к следователю…

Что же всё–таки случилось? Как рассказывает Шахида, она стояла со своим другом Алишером, а некто Урмат, главный обвиняемый по уголовному делу об убийстве, разговаривал с Рабигой, находясь от Шахиды с Алишером  на некотором расстоянии. Шахида якобы пыталась подойти к ним, но Алишер не давал ей этого сделать.

Через некоторое время Аманбаева якобы услышала, как Рабига дважды выкрикнула её имя – и замолчала.

Когда Шахида приблизилась к месту, где только что стояли Урмат и Рабига, подруга якобы была уже мертва, а Урмат держал в руке камень. Он велел Аманбаевой никому не рассказывать о том, что видела, угрожая “испортить ей жизнь”:

“Насчёт этого ты ничего не знаешь. Если даже как–то подтянут, ты скажешь, что ты не при делах. Думай о себе и о своей маме, у меня есть братаны, которые тебе могут по полной программе жизнь испортить”, – цитирует Урмата Шахида Аманбаева.

После допроса у следователя подозреваемую отвезли в больницу на осмотр и  снова доставили в милицию, где посадили в изолятор временного содержания. Когда Шахиду зарегистрировали в журнале, привезший её следователь сказал, что сейчас заберет её, на что принимавший в ИВС заявил, что он не имеет права выпускать задержанную из изолятора.

“Он (следователь) позвонил своему начальнику, – рассказывает Шахида. – Этот начальник пришёл, и меня забрали. Когда выходили, через глазок смотрели: мама ушла или нет? Увидели, что мама стоит, дождались, пока она уйдёт, вывели меня из ИВС и повели в один кабинет”.

В кабинете, по словам Аманбаевой, следователь и другие милиционеры пытали её, добиваясь признательных показаний, до полуночи. На тот момент ей, кстати, было всего 18 лет.

Как только она вошла в кабинет, её сразу же несколько раз ударили по щеке. Потом якобы таскали за волосы по кабинету. Потом надели на голову целлофановый пакет.

“Когда надели пакет, – вспоминает девушка, – они меня ещё чем–то били по голове. Когда я не сознавалась и после пакета, они вытащили из сейфа дубинку, надели на неё презерватив и спросили: “Какой размер предпочитаешь?”

Оперативники угрожали подставить мать Аманбаевой, подкинув ей при обыске “то, что нужно”. Шахида не смогла больше выдерживать давления и написала признательные показания, от которых отказалась в дальнейшем, ещё во время следствия.

Уголовное дело по пыткам, на которые жаловалась Шахида Аманбаева, так и не было возбуждено.

Урмат Асакеев и Алишер Джумашов, проходившие по этому же убойному делу и тоже находившиеся в СИЗО, как и Шахида, в своё время заявляли, что подвергались пыткам…

Дело Шахиды Аманбаевой несколько раз отправлялось на доследование. За это время подсудимая успела заявить отвод судье и сменить адвоката. Постепенно она потеряла способность нормально говорить и передвигаться.

В зал судебных заседаний девушка уже не могла входить самостоятельно.

Страница из дневника Шахиды Аманбаевой, который она вела в СИЗО: “Больше не могу”…

Кумушбек Ыбыкеев, последний адвокат Аманбаевой,  утверждал, что дело так долго рассматривают, потому что “следствие не может доказать вину обвиняемой”.

“Почему за три года не дали срок? Потому что она невиновна: нет доказательств, нет свидетелей. Судья берёт дело, видит, что она невиновна, а оправдать боится, пытается от него избавиться и отправляет на доследование”, – комментировал происходящее адвокат.

А сама Шахида, совсем уже отчаявшись, просила вынести ей любой приговор, чтобы только не находиться в подвешенном состоянии и либо уже выйти на свободу, либо отсидеть срок в колонии.

“Я больше… не могу… просто здесь, в закрытой системе, сидеть устала. Это невозможно”, – с трудом произносила узница.

“Мы просили сотрудников СИЗО провести медицинское обследование, – плачет мать Шахиды. – Но они заявили, что моя дочь симулирует. Тогда я написала письмо на имя председателя ГСИН. Только после этого был определён курс лечения и назначены медикаменты.

При этом мне сообщили, что в учреждении нет лекарств и что купить их должна я. Позже узнала, что без рецепта невролога не могу их приобрести, но невролог её даже не смотрел. Где взять рецепт? В итоге курс лечения был начат после очередных жалоб руководству ГСИН”.

В зал, где проходили судебные слушания, конвоиры вводили подсудимую, держа её под руки. В связи с плохим состоянием здоровья одного из подсудимых судебные заседания должны были откладывать, но мать Шахиды, сама девушка и прокурор настаивали на том, чтобы не прерывать и продолжить процесс.

Отец убитой, признанный потерпевшим, тоже неоднократно заявлял отводы судьям. Однако и Чуйский областной, и Верховный суды оставили его прошения без удовлетворения. Сам же он, по словам правозащитников и адвокатов, порой даже не приходил на судебные слушания.

29 мая коллегия Чуйского областного суда вынесла решение (надо полагать, заключительное). Признала Шахиду Аманбаеву виновной в укрывательстве преступления и осудила на 4 года колонии–поселения. Учитывая, что время, проведённое девушкой в СИЗО (3 года), с лихвой этот срок покрывает, её освободили из–под стражи и отпустили из зала суда.

Виновными суд признал всех трёх фигурантов уголовного дела об убийстве Рабиги Джумабаевой. Кроме Шахиды Аманбаевой – и Урмата Асакеева (он признан виновным в убийстве), и Алишера Джумашова (в соучастии в убийстве). Первому назначено 9 лет лишения свободы, второму – 4 года колонии–поселения.

Оба осуждённых, впрочем, тоже в ближайшее время окажутся на свободе. В том числе и непосредственный убийца Асакеев. Судебная коллегия решила считать каждый день его пребывания в СИЗО за два, а кроме того, применила закон об амнистии.

Мать Шахиды Аманбаевой пока не решила, будет ли она обращаться в суд по поводу реабилитации так и не признавшей вину дочери, а главное – по поводу её основательно подорванного здоровья.

Вера ПАШУТИНА
фото knews.kg

Оставьте комментарий