Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

Апрельские события 2010 года: ПРИГОВОР ВЫНЕСЕН. ТАЙНЫ ОСТАЛИСЬ…

04.09.2014
Просмотров: 8


 

         Неизвестные подробности: что показал самый долгий и громкий в истории Кыргызстана судебный процесс.
 

Этого приговора страна ждала почти четыре года.

Уже казалось, что судебный процесс, начавшийся ещё в ноябре 2010-го, не окончится никогда.

Да, все от него уже устали. Но мало кто был равнодушен к его исходу.

С одной стороны, кто-то ведь должен был ответить за чудовищное побоище, устроенное 7 апреля 2010 года в самом центре Бишкека – в окрестностях Дома правительства…

С другой – очень уж опасную “бомбу” заложили в этот судебный процесс его организаторы, усадив на скамью подсудимых не только чиновников, но и бойцов спецназа, выполнявших приказ и свой воинский долг.

Всех кыргызстанских силовиков они поставили перед трудным выбором. Что же прикажете им делать, если, не дай бог, вновь придётся защищать теперь уже новую власть с оружием в руках? Исполнять свои обязанности? Или убегать в кусты, дабы не угодить за решётку, если власть сменится? Ведь и историю, и уголовные дела, как известно, пишут победители.

Любой исход “апрельского” уголовного дела вызвал бы недовольство в той или иной части кыргызского общества. И стал бы поводом для политических спекуляций.

И как будет выкручиваться из столь щекотливой ситуации власть, даже представить было трудно.
Военный суд Бишкекcкого гарнизона “выкрутился” так…

 

Огромный 230-страничный приговор судья Военного суда Бишкекского гарнизона Дамир Онолбеков оглашал пять дней – с 21 по 25 июля.

 

ПОЧЕМУ  ОПРАВДАНЫ  СПЕЦНАЗОВЦЫ

Первая кровь 7 апреля 2010 года на площади Ала-Тоо пролилась примерно в 13 часов. После того, как сюда пришли митингующие, которых до этого силовики безуспешно пытались разогнать возле здания “Форума”. Толпа быстро разрасталась. Люди съезжались на площадь со всех концов Бишкека. Кто-то – поддержать протестующих. Кто-то – из любопытства.

Что примечательно, по словам первых (а в суде за эти годы были допрошены сотни участников событий на площади), последней каплей, заставившей их тогда присоединиться к восстанию против бакиевского режима, стал не только арест лидеров оппозиции, случившийся накануне – это событие взбудоражило больше членов политических партий “Ата Мекен” и СДПК. Обычных же  граждан страны правящий режим окончательно “достал” тем, что взвинтил тарифы на коммунальные услуги, особенно на электроэнергию.

И простые граждане воспользовались первой же серьёзной заварухой, чтобы, образно говоря, рвануть на себе рубаху с криком: “Бакиев, кетсин!”.
Это – в порядке  напоминания нынешним правителям Кыргызстана.

Многочисленные показания очевидцев восстанавливают страшную картину того дня. Смерть витала повсюду. Пули настигали не только повстанцев, пытавшихся прорваться на территорию Дома правительства, но и обычных зевак, имевших, например, неосторожность достать сотовый телефон. На них, похоже, шла целенаправленная охота – снайперы зачем-то отстреливали тех, кто пытался сфотографировать происходящее или просто позвонить по телефону.

Так нелепо погиб, например, несовершеннолетний Илья Шиян, гражданин Казахстана. В Бишкек, где живут его родственники, он приехал поступать в институт. С утра 7 апреля Илья и его бабушка ездили по городу – выбирали учебное заведение. А потом он с двоюродным братом, выйдя за хлебом, оказался на площади Ала-Тоо – начавшаяся здесь стрельба притягивала юношей словно магнит. Пуля сразила Илью, когда он, достав мобильник (кто-то ему позвонил), всего чуть-чуть высунулся из-за колонны здания фабрики “Илбирс”, откуда братья наблюдали за происходящим.

Чтобы получить в тот день свинец, не обязательно было даже оказаться на площади. Потерпевшая Н. Садылко отправилась на учёбу, а оказалась в Нацгоспитале с тяжёлым ранением. Пуля попала ей в грудь в двух кварталах от Дома правительства – девушка, выйдя из подземного перехода на проспекте Чуй, шла в сторону ЦУМа.

Талант Сагындыков, заместитель прокурора Иссык-Атинского района, в тот день приехал в Бишкек по делам. Заодно решил постричься у своего постоянного мастера в салоне красоты “Адемия”, что тоже в двух кварталах от площади Ала-Тоо – на углу улиц Киевской и Логвиненко, возле здания Минобороны. Выйдя из парикмахерской, Сагындыков сразу же был смертельно ранен в голову. По словам парикмахерши, ставшей свидетельницей его гибели, стреляли явно не со стороны Дома правительства, куда как раз в тот момент смотрел Сагындыков – его лицо не было повреждено.

Кто же стрелял?

У следствия, которое вела Генеральная прокуратура КР, на  сей  счёт  сомнений не возникло.

Абсолютно одинаковые обвинения – в умышленном массовом убийстве и покушении на убийства – следствие скопом предъявило восьми сотрудникам спецназа Государственной службы национальной безопасности “Альфа” и семи офицерам и бойцам спецназа Службы государственной охраны “Арстан”.
В  уголовном  деле  фигурируют  77 человек, погибших 7  апреля  2010  года от пуль, и 306 человек, получивших пулевые ранения различной тяжести. И все эти жертвы следствие повесило на 15 спецназовцев.

И вот итог почти 4-летнего судебного разбирательства. По этому убийственному обвинению судья ОПРАВДАЛ начальника “Альфы” Алмазбека Джолдошалиева и его подчинённых Тимура Попова, Каната Кадырова, Талантбека Мамбетова, Медербека Исакова, Олега Ребенок, Сергея Цигельникова и Женишбека Бабараимова. Последний оправдан посмертно –  в январе 2011 года лейтенант Бабараимов, будучи подсудимым, геройски погиб в ходе спецоперации в окрестностях Бишкека по обезвреживанию террористов.

Судом также оправданы сотрудники “Арстана” Расул Байтоков, Максатбек Карикеев, Акылбек Ниязов, Урматбек Камчибеков, Султан Арбаев, Майрамбек Тентиев, Рафаэль Мадраимов.

Суд сделал оговорку – сам факт, что по людям в тот день велась прицельная стрельба (в т.ч. из ДП – Дома правительства), он не оспаривает. Но не видит неопровержимые доказательств того, что к этой стрельбе причастны эти конкретные подсудимые.

То есть само преступление было. Но его непосредственные исполнители по-прежнему неизвестны.

Бойцы “Альфы” (до этого жестоко избитые в схватке с митингующими возле “Форума”) прибыли охранять Дом правительства между четырьмя и пятью часами вечера. К тому времени, как отметил суд, на площади Ала-Тоо и в её окрестностях уже имелись десятки убитых и раненых.

По утверждению “арстановцев”, они не стреляли. А лишь (опасаясь лишний раз высунуться, дабы не нарваться на пули революционеров) вели наблюдение.

Их показания, кстати, подтвердила судебно-трассологическая экспертиза, заключившая, что “возможность прицельной стрельбы снайперской винтовкой из-за парапета крыши ДП КР в граждан, находившихся на проспекте Чуй, площади Ала-Тоо и прилегающих к ней улицах Панфилова и Логвиненко, ИСКЛЮЧАЕТСЯ”.

Ни в ходе предварительного следствия, – отметил суд, – ни в ходе судебного разбирательства суду не были представлены какие-либо доказательства, которые прямо либо даже косвенно подтверждали бы факт использования оперативными сотрудниками вверенного им оружия”.

Самое главное и самое поразительное – заключения судебно-баллистических экспертиз. Эксперты добросовестно проверили всё оружие, которое (за исключением утраченного) сдали в свои “оружейки” спецназовцы “Альфы” и “Арстана”. И установили: ни из одного из этих стволов не были выпущены пули, извлечённые из тел погибших и раненых.

На территории Дома правительства следователи собрали более 500 гильз разного калибра. Ни одна из них также не совпала с оружием “альфовцев”. Что означает – они не стреляли. Да и сами “альфовцы” в своих показаниях подтверждают: их командир Алмазбек Джолдошалиев первым делом приказал: “Оружие на поражение не применять!”.

Известен лишь один военнослужащий, который стрелял – и сам он этого не отрицает. Это – Сергей Цигельников, пулемётчик “Альфы”. Примерно в седьмом часу вечера возле Дома правительства появился БТР, захваченный повстанцами в ГСНБ. И стал поливать правительственное здание очередями из крупнокалиберного пулемёта. “Седьмой” – такой был позывной у председателя СГО Жаныша Бакиева, который командовал сотрудниками всех ведомств, брошенных на защиту Дома правительства, – дал по рации команду БТР остановить! Некие военные попытались подбить бронемашину из гранатомётов, но безуспешно. Одна их гранат вообще попала в крышу соседнего здания. “Мазилы!!!” – возмущённо проорал в рацию Жаныш Бакиев. Тогда полковник СГО приказал взять гранатомёт “Муха” оказавшемуся рядом Цигельникову. Тот приказ исполнил чётко. БТР заглох.

От его выстрела, по версии следствия, ранения получили четверо потерпевших. Суд, однако, и в этом усомнился. Один из этих потерпевших, как выяснилось, был ранен ещё пятью часами раньше, и ранен вовсе не осколком гранаты, а пулей. К тому же целился профессионал Цигельников  в мост ходовой части бронетранспортёра – там двойное дно. Специально чтобы не повредить людей, сидевших внутри машины.

Суд оправдал Цигельникова и по этому эпизоду. Учтя в числе прочего и то, что Устав Вооружённых сил КР требует выполнять приказ командира “точно и в срок”, а также разрешает применять оружие “для отражения вооружённого либо группового нападения на охраняемые государственные и военные объекты”. А то, что Дом правительства является объектом охраняемым, бесспорно.

 

Лейтенант Женишбек Бабараимов, убитый террористами вскоре после начала судебного процесса, оправдан посмертно.

 

Судебно-следственный эксперимент, проведённый на крыше Дома правительства с участием эксперта-баллиста, показал: вести прицельную стрельбу из-за парапета этой крыши было невозможно.

 

КТО  ЖЕ  ТОГДА  СТРЕЛЯЛ?

Из приговора суда: “В материалах уголовного дела какие-либо сведения о том, что производились оперативно-следственные мероприятия по проверке причастности к гибели и ранению людей и по факту использования оружия сотрудниками ДРУГИХ правоохранительных органов, ОТСУТСТВУЮТ”.

А ведь это более чем странно. В тот день на охрану Дома правительства согнали сотни, если не тысячи вооружённых силовиков. Включая сотрудников МВД и Минобороны. Но их оружие почему-то никому и в голову не пришло проверять: велась ли из этих стволов стрельба по живым мишеням?

О том, кто стрелял в людей, потерпевшие и свидетели давали на суде весьма противоречивые  показания.

“Военные стояли перед “Белым домом”, стреляли в людей, которые стояли спереди, а снайперы стреляли в людей, которые стояли сзади”.

“Стреляли те военные, которые стояли перед “Белым домом”. Они были в однотонной милицейской одежде”.

“Сотрудники милиции не стреляли. Стреляли снайперы”.

“Военные производили выстрелы. Первый ряд расступался, второй выходил, производил стрельбу и снова уходил”.

“На крыше “Белого дома” видел четверых снайперов, на крыше Исторического музея видел двух снайперов, они производили выстрелы”.

“Стреляли с 6-7 этажей “Белого дома” военнослужащие в масках, открыв окна”.

“На этажах Белого дома людей не видел. Видел людей на крыше здания “Илбирса”, заметил у них оружие. Некоторые из них прицеливались. Наёмники, они были в гражданской одежде, с крыши “Илбирса” стреляли”.

Здание “Илбирса” находится напротив Дома правительства. О каких-то вооружённых людях на его крыше, обнаруженных в ходе наблюдения, упоминали в своих показаниях и подсудимые “арстановцы”. Что это были за люди, так и осталось неразгаданной загадкой.

А вот показания на суде свидетеля Мирбека Касымкулова, начальника штаба 9-го главного управления ГКНБ, в апреле 2010 года возглавлявшего учебный центр: “Примерно в 14 часов к Дому правительства с северной стороны подошли люди в натовской форме. Их было 10-20 человек, они поднялись к восточным дверям, часть их осталась на южной стороне. Они были в масках. В Кыргызстане такой формы нет. Их оружие было зачехлено, скорее всего, это было длинноствольное оружие”. Как ни старались адвокаты подсудимых выяснить на судебном процессе, из какого же ведомства были эти таинственные солдаты, ничего не получилось.  Ещё одна неразгаданная загадка.

Ещё более интригующие показания дала свидетель Милованова, сотрудница риэлтерской фирмы, офис которой расположен напротив Дома профсоюзов (по соседству с Домом правительства). В то утро, рассказала она, примерно в 11 часов, ещё до начала стрельбы, по улице Логвиненко к проспекту Чуй подъехали милицейские машины. “Из первой вышли 6 человек в чёрной форме и касках, из второй машины – 7-8 человек с зачехлённым оружием в руках. Парни были азиатской внешности, а также скандинавской, был среди них и негр. Сотрудник милиции свёрнутой в руке газетой указал им в сторону “Белого дома”, и они туда пошли”.

А те, кто находился внутри Дома правительства, рассказывают о странных людях в гражданской одежде, тоже с оружием, шнырявших среди военных. Кто они – так и не выяснено.

Заключения баллистических экспертиз тоже изумляют. Из тел пострадавших были извлечены не только пули от автоматов Калашникова и снайперских винтовок, находящихся на вооружении у силовых структур Кыргызстана.  Но, к примеру, и пули от пистолета “Парабеллум”, от гладкоствольного карабина “Сайга”, от травматического пистолета и даже… охотничья дробь! Что усилило подозрения: отнюдь не все потерпевшие получили ранения на площади Ала-Тоо, протестуя против бакиевского режима. Кого-то подстрелили и в других концах города.

Каждая из сторон на судебном процессе, разумеется, старалась подкорректировать картину произошедшего 7 апреля 2010 г. в свою пользу. Большинство допрошенных потерпевших утверждало: у них, пришедших на площадь Ала-Тоо, никакого оружия не было.

Версию об апрельском “мирном митинге” отправило в своё время гулять по миру революционное временное правительство Кыргызстана. (Нет, чтобы сразу признать – в стране произошло вооружённое восстание, что делать, бывают в истории моменты, когда народу ничего больше не остаётся, как взяться за оружие!) Версия эта являлась официальной почти четыре года. И Военный суд Бишкекского гарнизона, по сути, её опроверг.

Самое, пожалуй, нелепое обвинение этого уголовного дела – обвинение бойцов спецназа в УТРАТЕ ОРУЖИЯ. Утром 7 апреля 2010 года после побоища возле здания АО “Форум” в руки митингующих перешёл такой вот внушительный арсенал одной только “Альфы”: 5 автоматов АК-74, 6 автоматов АКС, 3 автомата АКСУ, 5 автоматов АКСН, 13 пистолетов Макарова, 1 снайперская винтовка СВД, 100 гранатомётов РПГ-5, 8 гранатомётов РПГ-26 “Аглень”, 20 светошумовых гранат “Заря”, 1 гранатомёт РПГ-18 “Муха”, более 15 тысяч патронов разного калибра. А также военные грузовики “ЗИЛ-131” (кунг) и “Цзяньлинь” и “Мерседес Бенц-711 Д”.

Всё это, дотошно оценив (ущерб государству составил 1 миллион 831 тысячу 204 сома), следователи Генпрокуратуры повесили отнюдь не на митингующих, а на командира “Альфы” Алмазбека Джолдошалиева. Который, дескать, “не приняв мер по сохранности военного имущества”, вместе со своими подчинёнными бросил его и сбежал.

Суд такое обвинение отмёл, справедливо отметив: “Оружие и техника не были утрачены в результате, например, халатного отношения к своим обязанностям, а были отобраны участниками митинга с применением физической силы. При этом оружие военнослужащими “Альфы” для защиты военного имущества не применялось, поскольку могло привести к неоправданным человеческим жертвам”.

Оправдал суд по обвинению в утрате военного имущества и сотрудников “Арстана” Р. Байтокова, А. Ниязова, У. Камчибекова, Р. Мадраимова, М. Тентиева и С. Арбаева. Их вина, по мнению следствия, состояла в том, что когда Дом правительства пал, они, перед тем, как спуститься с его крыши, спрятали на чердаке снайперскую винтовку СВД. Во-первых, для своей личной безопасности, а во-вторых – для того, чтобы оружие не попало в руки митингующих, захвативших правительственное здание. Кто-то из революционеров, впрочем, добрался и до этой винтовки – с чердака она бесследно исчезла.

К слову говоря, вечером 7 апреля 2010 г. пропала со двора Дома правительства и целая автомашина с оружием, которое, разоружаясь, сдавали силовики. Этому любопытному факту, всплывшему на судебном процессе, суд почему-то оценку не дал.

Много, очень много тайн того трагического дня так и не приоткрыл даже почти 4-летний судебный процесс. Подсудимый “арстановец” Тентиев, например, рассказал на суде о том, что, пробираясь в “гражданке” в Дом правительства, он видел, как на углу улиц Киевской и Тоголока Молдо группа повстанцев с автоматами штурмовала здание центрального аппарата СГО (бывшее здание Нацгвардии), где хранилось много оружия и техники. Штурм сопровождался пальбой – повстанцы обстреливали войсковую часть из-за углов магазина “Военторг”. Кстати, примерно в тот промежуток времени совсем неподалёку получил свою шальную пулю вышедший из парикмахерской зампрокурора Иссык-Атинского района Т. Сагындыков.

Десятки жестко избитых возле здания “Форума” сотрудников “Альфы” и СГО выступали на суде в качестве всего лишь свидетелей. В списках потерпевших не оказались ни курсант Академии МВД Никита Кущ, который безоружным был убит толпой на площади Ала-Тоо, ни солдат Президентского полка Алтынбек Шамырбаев, охранявший Дом правительства лишь в каске и со щитом и получивший пулю в живот.

Так что в целом сенсационный судебный процесс не пошатнул древнюю формулу – историю и уголовные дела пишут победители. Они и решают, кого считать пострадавшими в схватке за власть, а кого не считать.

 

Репортёры запечатлели: 7 апреля 2010 года Дом правительства охраняли тысячи вооружённых силовиков из самых разных ведомств. В том числе и милиционеры, опять же выполняя приказ. К милиции у следствия вопросов не было. Потому, наверное, что революционные власти Кыргызстана тогда побоялись связываться с этой самой мощной силовой структурой страны… А виновниками назначили “альфовцев” и “арыстановцев”, за которых некому было заступиться.

Оружие  было  и  у  повстанцев.  И  оно  тоже  стреляло.

 

ПРИЗНАТЬ  ВИНОВНЫМИ  И  ПРИГОВОРИТЬ…

Курманбек Бакиев, экс-президент Кыргызстана, объявлен в розыск.

Военным судом Бишкекского гарнизона по совокупности всех преступлений заочно приговорён к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью сроком до 3 лет. Суд постановил обратить в доход государства земельный участок в с. Масадан Сузакского района Джалал-Абадской области – родовое гнездо Бакиевых. До этого, напомним, К. Бакиев по уголовному делу об убийстве М. Садыркулова был заочно приговорён к 24 годам лишения свободы. Затем по делу о покушении на британского инвестора Шона Дейли (из-за золотого месторождения Джеруй) заочно приговорён к пожизненному заключению.

Жаныбек Бакиев, бывший председатель Службы государственной охраны КР, брат экс-президента, объявлен в розыск.

Заочно Ж.С.Бакиев приговорён к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет. Лишён воинского звания “генерал-лейтенант”. До этого по “садыркуловскому” уголовному делу осуждён заочно также на пожизненное лишение свободы. Затем ещё раз к пожизненному заключению заочно приговорён за покушение на Шона Дейли.

Марат Бакиев, бывший помощник председателя Государственной службы национальной безопасности, старший сын экс-президента, объявлен в розыск. И заочно приговорён к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. В доход государства суд постановил обратить принадлежащие ему 1 миллион 896 тысяч 900 долларов, а также автомашину БМВ-750 Ц, находящиеся на ответственном хранении в Нацбанке КР. До этого Марат Бакиев за покушение на британца Шона Дейли заочно был приговорён к 20 годам заключения.

Так что реальных шансов возвращения Бакиевых в Кыргызстан нет. Кроме как заварить очередную кровавую бузу с благословения и поддержки американских “друзей-демократов”…

Данияр Усенов, бывший премьер-министр КР, объявлен в розыск. И заочно приговорён к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет. В доход государства суд постановил обратить принадлежащие ему автомашину марки “Кадиллак-Эскалейд”, квартиру в Бишкеке по ул. Баетова, дом на столичном бульваре Эркиндик, а также денежные средства в сумме 36 тысяч 648 сомов, 46 долларов и 133 доллара, находящиеся на личных счетах Д. Усенова. До этого Д. Усенов был заочно осуждён на 15 лет заключения по экономическому уголовному делу.

Каныбек Жороев, бывший руководитель Аппарата президента КР. Приговорён к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Взят под стражу в зале суда с содержанием в СИЗО ГКНБ до вступления приговора в законную силу. Суд постановил обратить в доход государства принадлежащую ему недвижимость в селе Акбулак Лейлекского района.

Оксана Малеваная, бывшия руководитель Секретариата президента КР, объявлена в розыск. Заочно приговорена к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Суд постановил обратить в доход государства принадлежащие ей квартиру в Бишкеке на ул. Раззакова и автомашину марки “Лексус RХ 300”.

Эльмурза Сатыбалдиев, бывший государственный советник президента КР по вопросам обороны, безопасности и правоохранительных органов приговорён к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. После оглашения приговора взят под стражу в зале суда. В доход государства суд постановил обратить принадлежащие Э. Сатыбалдиеву автомашину “Мерседес-Бенц 280 Б”, квартиру в Джалал-Абаде и турбазу в с. Салам-Алик Узгенского района Ошской области.

Нурлан Турсункулов, бывший генеральный прокурор КР, приговорён к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. До вступления приговора в законную силу взят под стражу в зале суда с содержанием в СИЗО ГКНБ.

Мурат Суталинов, бывший председатель Государственной службы национальной безопасности КР, приговорён к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет. Лишён воинского звания “генерал-лейтенант”. В связи с тяжёлой болезнью М. Суталинова мера пресечения до вступления приговора в законную силу ему оставлена прежняя – домашний арест.

Бактыбек Калыев, бывший министр обороны КР, признан виновным, но оставлен без наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. До вступления приговора в законную силу оставлен под домашним арестом.

Нурлан Темирбаев, бывший первый заместитель председателя СГО Ж. Бакиева, приговорён к 25 годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет. Лишён воинского звания “полковник”. Мера пресечения оставлена прежняя – содержание под стражей. Уже имеет срок в 14 лет лишения свободы – по “садыркуловскому” уголовному делу.

Данияр Дунганов, бывший заместитель председателя СГО, приговорён к 25 годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет. В связи с тяжёлой болезнью Д. Дунганова до вступления приговора в законную силу мера пресечения ему оставлена прежняя – домашний арест.

Эсенбай уулу Байыш, бывший начальник управления спецназначения СГО “Арстан”, объявлен в розыск. Заочно приговорён к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Алмазбек Джолдошалиев, бывший начальник управления спецопераций ГСНБ “Альфа”, приговорён к 6 годам лишения свободы без конфискации имущества. Взят под стражу в зале суда.

Жаныш  Бакиев, если  кто  уже  подзабыл, как  он  выглядит.

 

Марат Бакиев, оправданный по “апрельскому” делу почти по всем пунктам обвинения, живёт сейчас в Минске, как и его отец. На этом фото, появившемся недавно в Интернете, он запечатлён с сыном в ресторане Black Door, что на минской улице Веры Хоружей. По сообщениям СМИ, через кипрскую компанию своей второй жены Марат приобрёл загородный клуб в окрестностях белорусской столицы. Также сообщается, что офис Марата Бакиева располагается прямо в здании концерна “Белгоспищепром”. И что уже дважды приговорённый на родине старший сын экс-президента имеет непосредственное отношение к поставкам в Кыргызстан белорусского сахара.

 

Кадр оперативной телехроники, слева направо:
президент К.Бакиев, премьер Д.Усенов, глава секретариата О.Малеваная, глава президентского аппарата К.Жороев. Качество этих снимков неважное, т.к. взяты они с видеороликов.

 

Подсудимых, взятых по приговору под стражу в зале суда, конвойные солдаты сразу же помещали в клетку.

 

ЗА   ЧТО?

Вначале – о персонах в прошлом не высокопоставленных, а относительно скромных.

Боевого командира “Альфы” суд, оправдав по большинству пунктов обвинения, всё-таки признал виновным в превышении должностных полномочий. Заключалось, по мнению суда, оно в том, что Алмазбек Джолдошалиев, “исполняя заведомо незаконный приказ”,  утром 7 апреля 2010 года вместе с 53 подчинёнными выехал к месту проведения митинга возле здания “Форума”. Делать там чекистскому спецназу, посчитал суд, в те часы было нечего: “Каких-либо предпосылок для утверждения о наличии массовых беспорядков, чрезвычайных происшествий либо противоправных посягательств не было. Территория “Форума” не является объектом государственной охраны”.

По этой же причине получил свой заочный срок экс-начальник “Арстана” Эсенбай уулу Байыш, пригнавший к “Форуму” сотрудников СГО.

А вот участие “Альфы” и лично Джолдошалиева в охране уже Дома правительства суд посчитал законным (хотя следствие считало наоборот) и в этой части его оправдал.

Самое страшное преступление, в совершении которого суд признал виновными Курманбека и Жаныша Бакиевых – соучастие в организации массовых убийств.

Основную роль, согласно приговору, играл председатель СГО Ж. Бакиев. Он отдал команду разогнать митингующих, которые с утра 7 апреля 2010 г. стали собираться возле здания “Форума”, что (цитируем приговор) “разозлило толпу, которая вследствие этого отобрала оружие и боеприпасы у некоторых сотрудников и двинулась в сторону площади Ала-Тоо”. Он же, Жаныш Бакиев, отдал приказ стрелять на поражение, чему есть множество свидетелей.

Приказ же самому Жанышу Бакиеву о применении огнестрельного оружия против граждан, находившихся на площади Ала-Тоо, давал не кто иной, как президент Курманбек Бакиев, пришёл к выводу суд. “С целью придания законного вида своим преступным действиям, в т.ч. и незаконному использованию Вооружённых сил”, глава Кыргызстана издал в тот день Указ “О чрезвычайном положении”, который фактически не был утверждён парламентом.

Президент К. Бакиев, согласно показаниям свидетелей, находился в тот день в Доме правительства до 19 часов и, как отметил суд, “соответственно был в курсе всех событий, происходивших на площади Ала-Тоо, в т.ч. наличия раненых и убитых в результате применения оружия”.

Что примечательно, на этом судебном процессе Курманбеку Бакиеву припомнили и события 12-летней давности, тоже сопровождавшиеся человеческими жертвами (правда, не столь массовыми). Речь идёт об аксыйских событиях 2002 года, когда он занимал пост премьер-министра.

17 марта того года в Аксыйском районе возле села Боспиек в ходе столкновения с протестующими милиция незаконно открыла огонь, в результате чего погибли четверо местных жителей, ещё семеро получили ранения. Вечером премьер-министр К. Бакиев провёл совещание, на котором поручил МВД задействовать планы “Тайфун” (по локализации массовых беспорядков) и “Буран” (по защите административных зданий), разрешающие применять огнестрельное оружие, а также поручил направить в мятежный Аксы спецназ. Попытки следствия пристегнуть Бакиева к боспиекскому расстрелу суд отмёл. А вот тот факт, что после введения планов “Тайфун” и “Буран” в аксыйском райцентре Кербене было застрелено ещё два человека и несколько ранено (в т.ч. в результате пыток в милиции), уже пошло в “актив” Курманбеку Бакиеву. Суд пришёл к выводу, что решение принималось не правительством, а лично премьером, и признал К. Бакиева виновным в превышении полномочий.

Курманбек Бакиев также признан виновным в злоупотреблении должностным положением – в октябре 2007 года он, воспользовавшись досрочным роспуском Жогорку Кенеша, издал незаконный указ, имеющий силу закона, который освобождал от уплаты акцизного налога поставщиков реактивного топлива в Кыргызстан (интерес понятен – этим бизнесом занялся тогда сын президента Максим Бакиев).

Ещё одно преступление Курманбека Бакиева, признанное судом доказанным, – превышение им должностных полномочий при создании осенью 2009 года подчинённых лично ему структур и должностей, не предусмотренных конституцией. А именно – Института президента, куда вошли печально знаменитое ЦАРИИ (во главе с Максимом Бакиевым), а также должности госсоветника президента по вопросам обороны, безопасности и правопорядка (её занял Эльмурза Сатыбалдиев, ставший в итоге подсудимым) и государственного министра иностранных дел.

Из дел минувших лет нашлось что припомнить и Жанышу Бакиеву. А именно – матрёшку с героином, подброшенную в сентябре 2006 года в багаж депутату Омурбеку Текебаеву, вылетавшему из аэропорта “Манас” через Стамбул в Польшу. Провокация, напомним, отчасти сработала – Текебаев был задержан польской полицией, но вскоре освобождён и оправдан в Варшаве.

Суд признал доказанным, что эта акция организована Жанышем Бакиевым (занимавшим тогда должность заместителя председателя СНБ). Более того – он лично, не побрезговав, где-то раздобыл героин и вручил наркотик уже в упакованном в матрёшку виде исполнителям провокации. Вывод о виновности Ж. Бакиева Военный суд Бишкекского гарнизона сделал, основываясь на показаниях свидетелей, ставших после смены власти в Кыргызстане весьма откровенными, – бывшего вице-президента аэропорта “Манас” Н. Мамырова, начальника линейного пункта “Манаса” А. Каракучукова, экс-председателя СНБ Б Табалдиева (ныне вновь возглавляющего ГКНБ), а также аэропортовских милиционеров и таможенников.

Теперь – следующий слой высокопоставленных экс-чиновников.

Экс-премьер Данияр Усенов, пришёл к выводу суд, “имея возможности и обязанности по сохранению конституционного строя, не принял соответствующих мер по пресечению преступных действий”. И “в сговоре с Курманбеком и Жанышем Бакиевыми участвовал в даче приказа о применении огнестрельного оружия на поражение против митингующих, а также против мирных граждан, которые в момент митинга находились на площади Ала-Тоо”. Таким образом, Усенов тоже признан виновным в соучастии в массовом убийстве.

Кроме того, Данияр Усенов признан виновным в том, что в 2009 году, работая до своего премьерства руководителем администрации президента КР и злоупотребляя служебным положением, заставил тогдашнего премьер-министра Игоря Чудинова узаконить заведомо невыгодный контракт по продаже государственного пакета акций ОАО “Северэлектро” компании “Чакан ГЭС”. Стоимость акций была занижена на 13 миллионов 250 тысяч долларов. Одним из главных свидетелей обвинения по этому эпизоду выступил, кстати, Игорь Чудинов, ныне – глава кыргызско-российской ассоциации “Новые экономические инициативы”.

Бывшие чиновники, приближённые к президенту Бакиеву – глава его секретариата Оксана Малеваная, глава президентского аппарата Каныбек Жороев, госсоветник Эльмурза Сатыбалдиев, а также бывший генпрокурор Нурлан Турсункулов – по обвинению в причастности к массовым убийствам судом оправданы. В том числе потому, что у этих подсудимых сотрудники силовых структур, стрелявшие по людям, в прямом подчинении не находились.

Суд, однако, признал полностью доказанной их вину в злоупотреблении служебным положением. Поскольку, по мнению суда, все эти чиновники входили в штаб, который был создан 6 апреля 2010 года под руководством премьера Усенова. “Вопреки сложившейся в республике ситуации, – отметил суд, – они приняли участие в разработке предложений и проекта по незаконному подавлению народных масс, недовольных режимом К. Бакиева, создавая предпосылки для применения оружия против митингующих. Разработали указ президента КР о введении чрезвычайного положения в отдельных местностях. При этом, занимая высшие должности в стране, не приняли никаких мер по урегулированию конфликта, предотвращая кровопролитие”.

Вина же бывшего министра обороны Бактыбека Калыева (пожалуй, более всех из чиновников, приближённых к Курманбеку Бакиеву), по мнению суда, состояла лишь в том, что 7 апреля 2010 г. он отдал незаконный приказ о привлечении для охраны Дома правительства Вооружённых сил КР. А именно – прислал 100 бойцов спецназа Минобороны “Скорпион”. Правда, оружие, отметил суд, эти военнослужащие не применяли. Почему Калыев и избежал тюремного срока за соучастие в убийствах, отделавшись обвинением в превышении полномочий, да и то “списанном” по сроку давности.

А вот два бывших заместителя главы СГО – Нурлан Темирбаев и Данияр Дунганов – признаны соучастниками убийств, поскольку, как отметил суд, дублировали по рации приказы своего шефа Жаныша Бакиева о стрельбе на поражение (У Ж. Бакиева был позывной “седьмой”, у его первого зама Темирбаева – “восьмой”, у Дунганова – “десятый”).

Темирбаев, кроме того, отдал незаконный приказ о выезде сотрудников “Арстана” к зданию “Форума”, где, по мнению суда, спецназовцам СГО, исходя из функций этой службы, вообще нечего было делать.

Признал суд Нурлана Темирбаева виновным и в вымогательстве. В августе уже далёкого 2006 года Темирбаев, занимавший тогда должность начальника Джалал-Абадского УВД, согласно приговору суда, предложил свои услуги предпринимателю М. Сулейманову. Услуги весьма пикантного свойства. По показаниям Сулейманова, после мартовских событий 2005 года на него начались гонения со стороны приближённых семьи Бакиевых. Темирбаев, ссылаясь на свои связи с Жанышем Бакиевым, пообещал добиться благополучного окончания всех уголовных дел, возбуждённых против предпринимателя, – если тот будет сговорчивым. В противном же случае обещал тюремный срок… Сулейманов сдался, и по требованию Темирбаева за свой счёт построил ему новый дом на земельном участке в окрестностях Бишкека – Темирбаев готовился к свадьбе дочери.

Через четыре года, осенью 2009-го, Темирбаев, уже занимавший должность заместителя начальника ГУВД Бишкека, вновь, по показаниям Сулейманова, заявил о себе – потребовал 5 тысяч долларов, выразив недовольство качеством построенного дома. Предприниматель возмутился, Темирбаев, по его словам, стал угрожать уголовным преследованием. Сулейманов, опасаясь за свою семью, вывез её за пределы Кыргызстана, а деньги Темирбаеву всё-таки передал.

Темирбаев, разумеется, всё это отрицал, но суд поверил потерпевшему Сулейманову и свидетелям.

Бывшему председателю ГСНБ Мурату Суталинову тоже припомнили одну давнюю историю – уже упоминавшуюся историю приватизации госпакета акций “Северэлектро”, которую провернул премьер Данияр Усенов. Для придания этой сделке видимости законности вместе с ОАО “Чакан ГЭС” в конкурсе по приобретению акций участвовали две подставные фирмы – якутская и казахская. А главный чекист тут при чём? ГСНБ по своим каналам проверила обе фирмы и уведомила Мингосимущество КР, что репутация у них плохая. Что исключало их участие в конкурсе, и его пришлось бы признать несостоявшимся. Тогда, согласно обвинению, глава спецслужбы Суталинов дал своим подчинённым указание подготовить другое письмо в Мингосимущества (о том, что компромата на те две фирмы нет) – и сам же его подписал.

О том, что это указание исходило персонально от Суталинова, в суде рассказал его бывший подчинённый – начальник отдела А. Мазарипов. Сам Суталинов это отрицал, но суд предпочёл поверить свидетелю, признав бывшего главу ГСНБ виновным в пособничестве в заключении невыгодного контракта для государства и служебном подлоге.

Суд оправдал Мурата Суталинова по обвинению в незаконном переходе госграницы. По версии следствия, после апрельских событий он неизвестным путём сбежал в Казахстан, а в конце 2011 года так же незаконно вернулся в страну. Но все доказательства, представленные суду, говорили только в пользу подсудимого Суталинова. Оправдан Суталинов и по обвинению в самовольном оставлении места службы. В отличие от Жаныша и Марата Бакиевых и Нурлана Темирбаева (сбежавших после революции из страны и признанных виновными по этой статье УК) Мурат Суталинов никуда не сбегал, а вечером 7 апреля 2010 г. передал ключи, транспорт, кабинет и полномочия своему революционному преемнику К. Душебаеву, публично попрощался с личным составом, а через два дня был снят с должности официально -указом главы временного правительства Розы Отунбаевой.

А свой огромный – 20-летний – срок лишения свободы Суталинов получил за “соучастие в убийствах в преступном сговоре с президентом К. Бакиевым, премьер-министром Д. Усеновым, председателем СГО Ж. Бакиевым”. Главным доказательством этого “сговора”, как явствует из приговора суда, является тот факт, что 7 апреля 2010 года Мурат Суталинов находился в Доме правительства – в кабинете главы аппарата президента Жороева. Как, впрочем, и другие высокопоставленные чиновники, часть из которых почему-то на скамью подсудимых не попали. И вместе с другими чиновниками заходил в кабинет президента – докладывать о ситуации. “Не предпринял конкретных попыток разрешить в стране ситуацию мирным путём, не применяя оружия”, – так сформулировал вину Суталинова суд.

Ещё одно преступление – превышение должностных полномочий – Мурат Суталинов, по мнению суда, совершил, направив бойцов “Альфы” к зданию “Форума”, “не являющегося объектом государственной важности”. И поехал туда сам.

“Преступление” это выглядит весьма странным на фоне приговора Марату Бакиеву, занимавшему, напомним, должность помощника председателя ГСНБ – это по форме, а по сути, смело можно сказать, командиром всей спецслужбы страны.

Старший сын президента Марат Бакиев являлся куратором “Альфы”. И именно через него утром 7 апреля 2010 г. Суталинов передал приказ Джолдошалиеву выдвинуться к “Форуму”. Но вот командир “Альфы” Джолдошалиев, исполнивший этот приказ, наказан. А Марат Курманбекович Бакиев, его передавший, почему-то нет – суд в его действиях состава преступления не нашёл.

Оправдан Марат Бакиев и по обвинению в причастности к массовым убийствам. “Согласно материалам уголовного дела и показаниям подсудимых и свидетелей, Бакиев М.К. до начала и во время митинга граждан на площади Ала-Тоо отсутствовал в Доме правительства и не мог участвовать в сговоре о незаконном применении огнестрельного оружия против митингующих, так как покинул пределы Кыргызской Республики”, – отметил суд.  

Самое серьёзное преступление, которое обнаружил суд в действиях Марата Бакиева, – это легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путём. За это, собственно, он и получил львиную часть своего 10-летнего заочного срока.

1 января 2009 года Марат Бакиев заключил с “Бакай Банком” договор аренды депозитного сейфа, в котором после революции обнаружилась наличка в сумме 1 миллион 896 тысяч 900 долларов. Согласно справке о заработной плате за последние неполных 5 лет военнослужащий М. Бакиев получил законный доход лишь в сумме чуть более 785 тысяч сомов. Учитывая, что сведений о законности приобретения почти двух миллионов долларов нет, доказывать это преступление особо и не пришлось.

Приговор Военного суда Бишкекского гарнизона обжаловали, насколько известно, адвокаты всех осуждённых. Государственные обвинители в свою очередь внесли в вышестоящий суд представление об отмене оправдательного приговора в отношении сотрудников “Альфы” С. Цигельникова и О. Ребенка и сотрудника “Арстана” Р. Байтокова – прокуроры считают, что те всё-таки причастны к массовым убийствам. Потерпевшая сторона недовольна оправданием всех спецназовцев.

Это означает, что уголовное дело по событиям 7 апреля будет вновь рассматриваться в апелляционном порядке в Военном суде республики. И затянется это, судя по всему, опять надолго.

Вадим НОЧЁВКИН

Оставьте комментарий