Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Будет не просто чехарда. Будет катастрофа!

12.12.2018
Просмотров: 7 866

Власти Кыргызстана должны учесть мнение специалистов правоохранительной сферы хотя бы сейчас, чтобы катастрофу предотвратить…

“Чехарда, отложенная на год Свиньи” – так называлась публикация в предыдущем номере нашей газеты, посвящённая грядущему событию, которое пока мало волнует обывателей, но очень волнует многих юристов.

С 1 января 2019 года – уже через 19 дней – в Кыргызстане начнут действовать новые кодексы, которые полностью перевернут следственно-судебную систему страны. К чему эта система явно не готова.

После нашей публикации в редакцию продолжили обращаться специалисты, знакомые с работой правоохранительных органов не только по учебникам. Они разделяют нашу тревогу и подсказывают, где ещё в законодательных нововведениях кроются “мины”, способные подорвать правоохранительную систему, а значит, и стабильность в стране.


Новый Уголовно-процессуальный кодекс КР свяжет руки оперативникам всех силовых ведомств Кыргызстана.

В этом уверен один из наших экспертов, увидевший серьёзные противоречия между некоторыми положениями УПК, который начнёт действовать с 1 января 2019 года, и действующим Законом “Об оперативно-разыскной деятельности”.

Деятельность эта – секретная. Одна из её задач – выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших эти преступления.

Эти задачи оперативный работник может решать, лишь получая оперативную информацию. Из самых разных источников, в том числе от так называемых конфидентов – то есть граждан, оказывающих содействие правоохранительным органам на негласной основе. Имена конфидентов являются тайной и разглашению не подлежат. Полученная от них информация тоже засекречивается.

С введением в действие нового Уголовно-процессуального кодекса эта система существенно изменится, – считает наш эксперт. – Статья 149 УПК “Начало досудебного производства” определяет, что “уполномоченное должностное лицо органа дознания, следователь, прокурор безотлагательно, не позднее 24 часов с момента получения заявления, сообщения о совершённом преступлении либо проступке обязаны внести соответствующие сведения в Единый реестр преступлений и проступков”.

Сведения, полученные в ходе оперативно-разыскной деятельности при установлении признаков преступления или проступка, подлежат регистрации в журнале учёта информации. После чего не позднее 24 часов эти сведения должны быть внесены во всё тот же Единый реестр преступлений и проступков. Таким образом, вся поступающая к оперативникам секретная информация о готовящихся или совершённых преступлениях или о преступниках с 1 января окажется в этом реестре, вся база данных которого находится в руках Генеральной прокуратуры.

При этом никакой охраны источника оперативных сведений – то есть конфидента – новый Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает, – подчёркивает эксперт.

Чем же обернутся эти новшества на практике?

“Простой пример, – продолжает эксперт. – Конфидент сообщил оперативному работнику, что его сосед незаконно хранит взрывчатые вещества и оружие и, скорее всего, готовится к совершению террористического акта. В соответствии с Законом об оперативно-разыскной деятельности оперативный работник обязан зарегистрировать это сообщение в порядке секретного делопроизводства. А в соответствии с новым Уголовно-процессуальным кодексом он, игнорируя гриф секретности, должен зарегистрировать это сообщение в журнале учёта информации, откуда оно попадёт в Единый реестр преступлений и проступков.

При этом, кроме сообщения о преступлении, в этот реестр должны вноситься и такие сведения, как фамилии, имена, отчества заявителя и подозреваемого. То есть информация, которая сейчас является секретной, станет доступной широкому кругу лиц. Включая, что очень возможно, и подозреваемому, ведь сразу после регистрации сообщения должно начаться досудебное производство по уголовному делу. В данном случае – по факту подготовки террористического акта.

Как быть в таком случае? Уговорить конфидента стать свидетелем, чтобы можно было зарегистрировать его фамилию, имя, отчество? А если тот не согласится? Могу смело утверждать: НИКТО из конфидентов не хочет, чтобы его имя знал кто-нибудь, кроме оперативного работника, с которым он сотрудничает. Конфиденту, чтобы не рисковать, проще отказаться от взаимодействия с правоохранительными органами. Но тогда оперработники перестанут получать информацию, необходимую для предотвращения и раскрытия преступлений.

Может быть, оперработнику попросту стоит закрыть глаза на информацию, полученную от конфидента, и не оформлять её? А вдруг теракт в самом деле готовится? Можно и самому стать жертвой теракта, потерять своих родных, близких, сослуживцев“.


С 1 января 2019 года изменится и правовой статус органов дознания, то есть оперативников. Если сейчас они работают на пресечение преступлений, то, согласно новому УПК, будут лишь обслуживать следователей, собирая доказательства по совершённым преступлениям.

“То есть органы дознания лишаются прав самостоятельно, по своей инициативе, проводить оперативно-разыскные мероприятия и пресекать совершение преступлений, – подчёркивает эксперт. – Даже отобрать нож или топор у убийцы с 1 января 2019 года без разрешения следователя оперработник не сможет!”

“Для расследования так называемых очевидных преступлений (например, убийства) это изменение статуса оперативных работников, может быть, ещё не столь важно, – продолжает эксперт. – Но как быть с неочевидными преступлениями, такими как терроризм, коррупция, незаконный оборот наркотиков, торговля людьми? Как их раскрывать? Ждать поручений следователя? А следователь от кого узнает, что эти преступления совершены или готовятся? Узнать это он может только от органа дознания, от оперработников. Которые теперь не смогут дать ему никакой информации. Поскольку, во-первых, потеряют источники информации. Во-вторых, согласно новому УПК, теряют право самостоятельно проводить оперативно-разыскные мероприятия”, – заключает эксперт.

Благими намерениями, как известно, часто бывает вымощена дорога в ад. И хвалёная судебная реформа (в рамках которой приняты новые кодексы, включая Уголовный и Уголовно-процессуальный) может не усилить порядок и справедливость в Кыргызстане, а, наоборот, подрубить на корню борьбу с преступностью. “Будет не просто чехарда, будет настоящая катастрофа”, – говорят силовики, разделяющие с нашей редакцией тревогу за ситуацию, которая возникнет в правоохранительной системе страны в 2019 году в связи с началом действия новых кодексов.

Порой начинает казаться: а может, катастрофа была запрограммирована изначально? И кто-то, простите за каламбур, решил подложить Кыргызстану большую свинью как раз в год Свиньи?

В любом случае власти страны должны мнение специалистов учесть хотя бы сейчас, чтобы катастрофу предотвратить.

8 комментариев

  1. А что сейчас у нас с судебной системой и вообще с правоохранительными органами не катастрофа? Пытки, убийства, подставы как обыденность, люди заслуженно ненавидят и презирают всех причастных к милиции, прокурорам, судьям. А эти кодексы – это шаг вперед, их обсуждали больше года, можно было всем заинтересованным вносить свои предложения и замечания. Конечно на начальном этапе неизбежны накладки, притирки, проблемы, но хуже точно не будет, хуже уже невозможно.

  2. Чем хуже тем лучше?!

  3. Не нужно всё усугблять и наводить панику многое зависит от человека от кадров желающий работать и развиваться найдёт средства и и выход из любой ситуации

  4. сейчас никак никак никак не лучше, безграмотность и коррупция в правоохранительных органах практически поголовно.Суды это просто бизнес, в тюрьмах сидят люди, те которые не смогли заплатить, либо политические. Новые кодексы хоть приближены к европейским.С судебной системой мы сейчас в яме и очень глубокой. И хоть какая-то надежда нужна.

  5. Кодексы начали проходить общественные и экспертные обсуждения ещё до премьерства Жеенбекова а в бытность уже его премьером были утверждены.
    Где было общество и эксперты почему тогда не вносили свои предложения?
    Меня например тоже не устраивают некоторые статьи кодексов, например о проступках где смегчаеться мера ответственности за наркотики, торговлю органами, людьми, смерть пациента и другие преступления уголовного наказуемые в “старом УК.” в этом грозит штрафы по категориям.
    Ну и конечно новые процессуальные нормы дают лазейки и преступности и коррупции.

  6. Оххх ну да ну да! Сейчас то эта система работает как надо да? Полный беспредел в этом смысле и я не по наслышке говорю! Как воздух нужна эта реформа! И отбор в органы должен быть строжайшим! Порой задержаные юридически грамотнее следователей!

  7. 100% поддерживаю ДАМИР!!! Довелось в июне обратиться в одно из РОВД г.Бишкек, так до сих пор не возбуждено уголовное дело, несмотря на 40 чел.пострадавших и 3х. сменившихся следователей! Недавно умные люди объяснили, что без ….. они даже шевелиться не будут! И прокуратура отписалась…Реформы (продуманные!) просто необходимы!

  8. А сейчас вы думаете порядок, сейчас полный бардак! Реформа нужна, необходима. Менты расследуют только те дела, где сами заинтересованы или по указке сверху. А так протянув 2 мес прекращают дела. Вообще нам ещё надо милицию преобразовать в полицию.

Оставьте комментарий