Главное:

Был бы трезв – разбился бы насмерть

06.09.2012
Просмотров: 9

Но этот горе-водитель одной из бишкекских служб такси (!) был, по словам очевидцев, не просто нетрезв.

Степень его опьянения каждый определяет в меру собственного словарного запаса. Кто-то говорит – “в стельку”, кто-то – “в умат”, кто-то – “в зюзю”. Официального заключения судмедэкспертизы на этот счёт всё ещё (спустя почти месяц после происшествия) нет, но осматривавшие его врачи сильное опьянение подтверждают.
Как правило, даже совсем пьяный человек в стрессовой ситуации резко трезвеет. С нашим “героем” и этого не случилось. Его трое пассажиров (тоже, говорят, не вязавшие лыка), по крайней мере, сумели самостоятельно выбраться из машины, осмотреться, оценить обстановку и “сделать ноги”. Сам же водитель даже, кажется, не понял, где он, кто он, что с ним – и что он вообще только что натворил…
…и упёрся в пень

Фотографии в редакцию принёс постоянный читатель нашей газеты. Вот, мол, недавно стал невольным свидетелем автоаварии, которая до сих пор не даёт покоя жителям бишкекской улицы Тимура Фрунзе. И фотоаппарат как раз при себе оказался.
Рассматриваю снимки и тщетно пытаюсь вникнуть в суть проиcшедшего. Изрядно покорёженная машина с таксистской шашкой – в каких-то поломанных кустах, в зарослях, среди камней, кирпичей, черепицы и прочего строительного мусора. Как она вообще умудрилась сюда забраться?
– Лучше, конечно, на месте на всё это посмотреть, – комментирует читатель. – Там будет нагляднее. Вот между двумя этими столбами он проехал… И парня за собой протащил пару десятков метров.
На другой фотографии – та же машина, на том же месте, но в “профиль”. Рядом на корточках, уронив голову на руки, – местный “Шумахер”. Тот, кто был за рулём этого автомобиля. А вот и тот, кого он протащил между столбами, ломая ветки, царапая заборы и дробя кирпичи.

     На фото пострадавшего слабонервным лучше не смотреть. Особенно на его ноги. Сплошное месиво из мышц, кожи и костей. Над пострадавшим “колдуют” врачи.
– Самое страшное было, – расскажет мне потом в больнице Роман Демидов (так зовут искалеченного), – когда один молодой врач прямо при мне сказал: “Наверное, ноги уже не спасти, придётся ампутировать”.
Другой доктор, пожилой, опытный и многое повидавший, Рому успокоил. Не переживай, мол, парень, сохраним твои ноги. Всё будет хорошо!
Ему, этому врачу “скорой помощи”, Роман очень благодарен. И за профессионализм, и за поддержку.
– А ты, пока тут лежишь, – в шутку советует Роману сосед по палате, – медаль для него выточи.
Может, успеет и выточить. Лежать Роману в больнице ещё так долго, что уныние берёт.
Роман занимается (по крайней мере занимался до 8 августа) ремонтом автомобилей. И в тот момент, когда мимо со свистом, сметая всё на своём пути, пронеслась машина с таксистской шашкой, – он как раз выходил из рабочего бокса на обочине дороги. Ворота закрывал. Остальное помнит фрагментами.
Когда его уже перевели из реанимации в обычную палату, родные рассказали, как его зацепила странная машина, летящая по кустам, деревьям и шиферу. Если бы не препятствие в виде толстенного пня – кто знает, на какое бы ещё расстояние уволок автомобиль Романа с перемолотыми ногами. Даже здесь, на обочине, лавируя между заборами и деревьями, водитель никак не мог не то что остановиться – просто сбавить скорость.

“Со мной он не объяснялся”…

Сначала, признаюсь, это ДТП впечатлило меня как водителя. Ну о-о-очень захотелось разобраться, с какого перепугу профессионал (таксист всё-таки!) может вот так гонять по абсолютно не проезжей пересечённой местности; как он ухитрился втиснуться между двумя столбами; как он после всего этого себя чувствует – и ещё некоторые моменты прояснить.
Нахожу потерпевшего, свидетелей.
Однако чем больше “влезаю” в это дело, тем больше понимаю: КАК в данном случае – вопрос десятый. Гораздо важнее другое.
В палате костно-гнойного отделения 4-й горбольницы, где лежит 28-летний Роман, кроме него – ещё семеро пациентов. Всего получается восемь. И из восьми только двое оказались здесь из-за случаев, не связанных с дорожно-транспортными происшествиями.
Состояние у всех сбитых не дай бог никому. Хорошо ещё, что живы. Но их это мало утешает. Каждый перенёс по нескольку сложнейших операций, каждому предстоит ещё долгое и упорное лечение – в том числе и оперативное. Деньги, конечно, не главное, но в таких случаях они решают очень многое. А денег, естественно, катастрофически не хватает. Никто ведь заранее не готовился оказаться под колёсами машины!
Сколько пострадавших – столько и человеческих трагедий. Несчастны здесь все по-разному, однако кое-что всех объединяет: они – жертвы пьяных лихачей. Которым за их нетрезвые выходки, скорее всего, ничего не будет.
Молодожёны собирались отдохнуть на Иссык-Куле. По пути в такси, в котором они ехали, на всех парах врезалась иномарка с пьяным водителем. Муж и жена, к счастью, живы, хотя и здорово изувечены. Особенно досталось мужчине…
Бабушка с внуком переходили дорогу. Попали под машину, водитель которой, “заправившись” алкоголем, видимо, решил, что участвует в автогонках. Бабушка – насмерть, внук лежит в больнице…
Ещё один мужчина – жертва “несчастного случая” (а можно ли назвать закономерность случаем?) на дороге с участием опять же водителя в состоянии опьянения, сразу после наезда взял у водителя сколько-то денег на лечение. Взамен пообещал не писать заявление в милицию. Денег оказалось ничтожно мало, теперь и рад бы снова встретиться с лихачом. К которому в принципе и претензий не имеет, лишь бы помог на ноги встать. Встретиться и поговорить о своих материальных затруднениях…
Только водителя уже и след простыл. Попробуй разыщи его, и даже разыскав – попробуй взыщи с него сейчас хоть тыйын сверх уплаченного!
Остальные жертвы пьяных водителей – примерно в такой же ситуации. Одни по простоте и доброте душевной, получив пару тысяч сомов, написали встречное заявление. Другие, как, например, Демидов, его не писали и продолжают надеяться на совесть виновного и помощь правоохранительных органов. Но надеются совершенно напрасно.
– Следователь сказал так, – делится со мной старшая сестра Романа. – Не повезло, мол, водителю. Если бы насмерть Рому сбил – во всяком случае, заплатил бы энную сумму одномоментно. Тогда было бы проще. А когда непонятно, сколько и когда конкретно платить… Вероятно, вообще ничего не дождётесь.
– Но хоть как-то, – спрашиваю, – он с вами рассчитался? Прощения попросил, помощь предложил?
– Пока Рома был в реанимации, мне позвонила жена того водителя. Придите, говорит, заберите три тысячи сомов. Я, конечно, никуда не пошла, велела деньги занести в больницу.
– Приходили?
– Да, – Роман для своего более чем незавидного положения держится молодцом, хотя, говорят, вчера от бессилия плакал. – Меня уже в палату перевели. Пришёл, в глаза не смотрит, говорит: “Извини”.
– Рассказывал, что сподвигло его за руль сесть мертвецки пьяным?
– Он вообще со мной никак не объяснялся. Я до сих пор не знаю, как его зовут, а не то что…
Лично я слышала такую версию: в день ДТП водитель (почти ровесник Романа) поссорился с женой. Выпил с расстройства, взял троих попутчиков – и поехал. Не разбирая дороги.

повезло, что не один

В этом смысле Роману действительно повезло. У него огромная, по нынешним меркам, семья – восемь братьев и сестёр. У его постели всегда кто-то из них дежурит, ему всегда приносят горячую еду, бегают за лекарствами, обрабатывают пролежни.
Повезло ему и в том смысле, что  все его братья-сёстры, не смотря на то, что сироты, – работящие и порядочные люди. И кто-то из них сейчас занимает деньги у коллег, кто-то продаёт машину… Средства, предупредили врачи, потребуются ещё немалые. Притом, что на сегодняшний день на лечение Романа ушло уже больше тысячи долларов.
Ещё ему повезло, что во время первой операции докторам удалось вновь запустить его сердце, которое вдруг остановилось.
– Ваш брат в рубашке родился, – сказал старшей сестре Романа хирург.
Раз так – надо жить дальше. Рома борется с одолевающей депрессией: не привык сутками напролёт без дела в постели валяться. По ночам от боли не заснуть, температура повышена, к ногам страшно прикоснуться – кости торчат (врачи пока просто собрали их “в кучу” и ждут, пока у больного затянутся гнойные раны и поднимется гемоглобин). Потом – очередная операция. Вряд ли последняя.
Что дальше? Об этом ни Роман, ни его родственники стараются не думать. Его сосед по палате вот уже больше полутора лет лечится.
Водителю же, покалечившему Романа, “не повезло” только потому, что, как сказал следователь, потерпевший не умер. А в остальном он тоже родился в рубашке. Был бы трезвый, когда за рулём куролесил, – наверняка бы разбился. Будучи же пьяным, отделался царапиной на ноге и лёгким сотрясением мозга.
– Он ведь тоже сначала в эту же больницу попал, – рассказывает сестра Ромы. – Я сидела, ждала, пока брата прооперируют. А рядом, как оказалось, присела ЕГО жена. К ней потом ещё, по-моему, подруга подошла. Жестами её спрашивает: а он, мол, у тебя не “того”? Может, не только пьяный, но ещё и обкуренный? Ведёт-то себя больно уж неадекватно.
Жена водителя пожала плечами: откуда я знаю?
Она, жена, рассказывает сестра Романа, вообще производит впечатление уставшей от жизни женщины. Ей якобы совершенно всё равно, что будет с её проштрафившимся супругом. У неё – ребёнок, которого надо в школу собирать. Денег нет…
Следователь СУ ГУВД Бишкека Р.Абдылдаев 18 августа вынес постановление… об отказе в возбуждении уголовного дела. На том основании, что “по данному ДТП назначена судебно-медицинская экспертиза для установления степени тяжести телесных повреждений, заключение которой до настоящего времени не готово”.
И предложил, по словам сестры Романа, забрать со штрафстоянки разбитый и раскуроченный автомобиль виновника ДТП Константина Гринько. На что-то другое вам, дескать, вряд ли стоит рассчитывать.

“никак не меньше 150 километров в час”

Улица Тимура Фрунзе примечательна своим так называемым асфальтовым покрытием. Она – одна из многих бишкекских улиц, по которым редкий водитель рискнёт ехать быстрее сорока километров в час. Машину жалко!
Что произошло на этой улице напротив 67-го дома примерно в 16.30 8 августа? Молодой человек, живущий рядом, рассказывает с самого начала, КАК ЭТО БЫЛО.
Он как раз в это время ехал по направлению к своему дому. Справа, из проулка с ещё более сомнительным “покрытием”, выскочил красный “Ниссан”. Выскочил на такой скорости, что мой собеседник решил: конец! Сейчас столкнёмся!
Столкновения чудом удалось избежать (отнюдь не благодаря опытности водителя “Ниссана”). И, едва вырулив из-за поворота, “ниссановский наездник”, судя по всему, до отказа “утопил” газовую педаль.
– С такой скоростью нёсся, – качает головой свидетель, – минимум 150 километров в час! А может, и все 180!
Другие жильцы ближайших домов говорят: в это время, да ещё и летом, здесь постоянно дети играют. Много детей! Маленьких! Представьте, что было бы, если бы по счастливой случайности – буквально за 15 минут до происшествия – детей родители не развели по домам!
На такой вот бешеной скорости “Ниссан” наехал на бордюр, его резко швырнуло в сторону – и он всё в том же темпе помчался по кустам и деревьям. Одни ворота помял, другие поцарапал. Наехал на выходящего из бокса Романа, проехал по его ногам и, зацепив, ломанулся вместе с ним дальше.
Между столбами расстояние  метра полтора. Столбы, кажется, не задеты. Фантастика! Трезвый водитель застрял бы уже здесь, не доезжая до спасительного пня…
Впрочем, трезвый водитель здесь бы вообще не оказался.
Его, водителя, выписали из больницы  через три-четыре дня. Сейчас он ни с кем особо не контактирует, и будет, возможно, слегка наказан: в его  действиях, судя по следовательскому постановлению, “усматривается состав административного правонарушения”.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий