Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

Чекистов обвиняли в смерти чиновника…

ЧЕКИСТЫ  НЕ  ВИНОВАТЫ

Теперь это признал и суд.

     И очень хорошо, что признал. Что не пошёл на поводу у громкоголосых родственников покойного Абдыкерима Гапарова и не отбил окончательно руки тем, кто призван  бороться с коррупцией.

Сволочи! Бесстыжие! Позор судье! Ни одного доказательства нет, что он брал взятку! – такими воплями встретила оправдательный приговор в отношении троих сотрудников Антикоррупционной службы ГКНБ КР “группа борцов с чекистами”. Так для удобства я про себя назвала агрессивную компанию потерпевших.

Руководитель аппарата Медакадемии Абдыкерим Гапаров умер, напомним, 25 февраля 2016 года (почти два года назад) в собственном кабинете во время задержания его со взяткой.

Почти два года, прошедших со дня того трагического события, тянулись для следователя Замирбека Суваналиева и оперуполномоченных Алмаза Мусаева и Чынгыза Айманбаева, наверное, дольше пятилетки. Откровенно говоря, врагу не пожелаешь когда-нибудь столкнуться с тем, через что пришлось пройти этим троим акаэсникам.

Под давлением родственников покойного Военная прокуратура возбудила против них, выполнявших свои прямые обязанности и ничего не нарушивших, уголовное дело. Причём обвинялись они не только по традиционной для людей их рода занятий уголовной статье о превышении должностных полномочий. Вменялась им ещё и статья явно из другой оперы – “Халатность”.

По версии следствия (да и по версии родных Гапарова, которым это простительно, ибо не юристы), сотрудники АКС должны были со стопроцентной точностью знать диагноз  немолодого  чиновника. Обязаны были владеть информацией о лекарствах, которые тот принимает (в какие моменты и в каких дозах). И уж точно якобы обязаны были возить с собой на операции по задержанию медицинское оборудование и высококлассных специалистов – для того, чтобы оказать в случае чего кому-нибудь квалифицированную кардиологическую помощь…

Любому здравомыслящему человеку всё это покажется ерундой. Но на суде (пока уголовное дело чекистов рассматривал позже упразднённый Военный суд) прокурор на полном серьёзе задавал обвиняемым странные вопросы: “Какое лекарство принял Гапаров? Откуда он его вытащил? А проверили ли вы, убедились ли, что это именно тот препарат, который ему выписывали врачи?”

Вообще, подсудимых в чём только не упрекали и не обвиняли. И в том, что якобы не позволили задерживаемому вовремя выпить таблетку; и в том, что проводили задержание  при  закрытых  дверях, не пуская в кабинет никого из якобы рвавшихся туда сослуживцев Абдыкерима Гапарова; и даже в том, что якобы избивали пожилого человека, выкручивали ему руки – чем якобы и спровоцировали у него сердечный приступ.

Обо всём этом кричали родственники покойного. Шумели, свистели, оскорбляли подсудимых чекистов, кидались на них с кулаками, показывали неприличные жесты. Митинговали с плакатами “Вина сотрудников АКС доказана!”.

Кем, простите, доказана? Когда доказана, если не было ещё судебного решения? И почему же в таком случае не доказана, по вашему мнению, вина вашего родственника  во взяточничестве?

У гапаровских родственников  на это был один ответ: “Он не мог”.

А чекисты могли? Могли, по-вашему, втроём избивать беззащитного немолодого человека? Не приходилось, честно скажу вам, наблюдать у акаэсников подобных методов работы. Они, в отличие от многих ментов, действуют иначе. Предельно аккуратно и вежливо. Иезуитски вежливо иногда. Культурно загоняют подозреваемого в угол неопровержимыми уликами.

И бывает, увы, что в такой ситуации у человека, чувствующего за собой вину, отказывает сердце. Тем более если человек давно состоит на учёте у врача-кардиолога.

Вячеслав Епифанов – тот самый мелкий предприниматель, который в феврале 2016-го обратился в ГКНБ с заявлением о вымогательстве взятки, – тоже эти почти два года жил как на вулкане. Пока шло следствие, близкие Абдыкерима Гапаровича во всех инстанциях утверждали, что этого человека… не существует. Что Гапарова “подставили”, использовав для этого вымышленного персонажа.

– Вот он я, я существую! – пришёл тогда в нашу редакцию Епифанов.

Потом мы с ним встретились ещё раз – когда суд над чекистами  на некоторое время приостановили. Епифанов признался, что опасается. Что гражданский долг велит ему довести начатое до конца и дать показания в суде, но слишком уж воинственно ведёт себя “потерпевшая” сторона. Хорошо, говорил, если просто обматерят. Но ведь и избить, и покалечить могут!

И ведь действительно могли.  Толпа  родственников Гапарова (особенно женская её часть) в здании суда абсолютно не контролировала свои эмоции. Не следила ни за словами, ни за поступками. Такие на многое способны.

В ожидании судебного решения родственники А. Гапарова митингуют у здания Октябрьского суда Бишкека, требуя “справедливости” – как они её понимают.

В декабре 2015 года я пришёл в КГМА с намерением взять в аренду землю, – всё-таки дал в суде показания свидетель Епифанов. – Мне сказали идти к Гапарову. Я прошёл через охранников. Они спросили, кто я. Я пояснил, что иду поговорить относительно земельного участка. Меня пропустили. Когда я просил дать мне землю под аренду, Гапаров сказал, что акимиат ведёт проверки и мне нужно прийти позже.
В следующий раз я пришёл к Гапарову в конце января 2016-го.

Когда я пришёл вновь, он вспомнил меня. Сказал, что на участок очень много желающих. Просил 50 тысяч сомов. Я спросил: “Это деньги за аренду?” Он ответил, что это только за предоставление участка. Я понял, что это взятка. Не стал торговаться, сказал, что подумаю, и ушёл.

На третьей встрече с Гапаровым решил записать наш разговор на диктофон. В феврале Гапаров повторил: 50 тысяч сомов. Это записано на телефоне. Я расценил это как вымогательство.

24 февраля я пошёл в ГКНБ. Ко мне спустился сотрудник, прослушал запись. На следующий день я принёс 30 тысяч сомов, их обработали и отдали для передачи Гапарову. Когда я созвонился с Гапаровым, он мне сказал ехать на улицу Горького. Потом позвонил, сказал, что у него не получается, и попросил через пару часов просто приехать на работу. В кабинете я заговорил о составлении  договора. Гапаров сказал, что договора не будет, что буду каждый месяц отплачивать в кассу за аренду по 2-3 тысячи сомов. Я отдал ему 30 тысяч сомов…

Я должен был подать знак сотрудникам, сняв жилетку. Через некоторое время в кабинет зашли сотрудники ГКНБ.

И во время следствия, и в суде свидетелю Вячеславу Епифанову тоже пришлось выслушать про себя много неприятного. Но особенно досталось чекистам. Их поливали грязью со страниц газет и в Интернете. Их проклинали и грозили им самыми страшными карами. В здание суда они, пока ещё никем не признанные виновными, заходили, втянув головы в плечи. Проходили сквозь строй беснующихся и улюлюкающих “потерпевших”…

В суде же, как шелуха с луковицы, с подсудимых одно за другим сползали все обвинения. Свидетели говорили о том, что сотрудники АКС вовсе не закрывали дверь в кабинет Гапарова. Наоборот, кое-кого из работников Медакадемии приглашали присутствовать при задержании руководителя аппарата.

Говорили свидетели, что никто к почтенному Абдыкериму Гапаровичу силу не применял, а таблетку ему разрешили выпить по первой его просьбе. Что обработанные специальным средством 30 тысяч сомов, которые в качестве взятки принёс Гапарову Епифанов, действительно нашлись у Гапарова.

Говорилось  медиками  и  о том,  что  при  гапаровском заболевании сердце у него могло остановиться от чего угодно.  От  внезапной  радости, от любой мало-мальcкой тревоги, от небольшой неприятности.

Что же удивительного в том, что, получив деньги и будучи задержан с поличным, Абдыкерим Гапарович схватился за сердце?!

В суде (тогда ещё Военном, до передачи материалов уголовного дела в суд Октябрьского района Бишкека) родные Гапарова обмолвились: крови, дескать, они не хотят. Им, дескать, вовсе не интересно сажать чекистов в тюрьму. А этим скандальным судебным процессом они всего лишь хотят вынудить Суваналиева, Мусаева и Айманбаева сказать “правду”: Абдыкерим Гапаров не взяточник, его якобы подставили.

Уголовное дело о взятке, напомним, прекращено в связи со смертью подозреваемого. Но его родственники просили (нет, требовали) полной реабилитации. Скажите, дескать, что он невиновен, – и мы отстанем от вас.

Вот и вся цена этой “борьбы за справедливость”.

Могла Военная прокуратура не возбуждать по факту смерти Абдыкерима Гапарова уголовное дело, ограничившись в крайнем случае служебным расследованием относительно действий чекистов? Могла. И не должна была возбуждать! Прокурорские работники спасовали перед крикливыми “потерпевшими” – и это прокурорских совсем не красит.

Могли ли работники суда создать в судебном зале нормальную, цивилизованную  обстановку? Могли ли оградить подсудимых и их адвокатов  от  нападок “потерпевших”?  Могли  и  обязаны  были  это сделать! Орущие толпы, осаждающие здания судов и прокуратур, – бич Кыргызстана, с которым никто не хочет и не умеет бороться.

А пока прокуроры и судьи принимают решения под давлением, под крики: “Кетсин!”, решают серьёзные дела из страха быть оскорблёнными или избитыми, из жалости или просто от усталости (“Опять митингуют, пикетируют, дороги перекрывают? Ой, да гори оно всё синим пламенем, пусть получают что требуют!)… До тех пор Кыргызстан и будет жить так, как живёт. Утопая в несправедливости и беззаконии.

На сей раз судья Кымбат Архарова вынесла приговор в полном соответствии с законом. Сочла, что к смерти Гапарова привело трагическое стечение обстоятельств, а в действиях сотрудников АКС отсутствует состав преступления.

Экспертные  показания  в суде подтвердили, что смерть  Гапарова  наступила  от  сердечного  приступа. Любые события могли вызвать эмоциональный стресс. Действия сотрудников ГКНБ не могли вызвать сердечный приступ”, – зачитала 13 декабря приговор судья.

Все трое подсудимых оправданы  –  всё под те же эмоциональные выкрики недовольных “потерпевших”. Родственники Гапарова теперь ополчились на судью, рассказывая журналистам, что её “или подкупили, или запугали”. Приговор Октябрьского суда Бишкека они  намерены  обжаловать в вышестоящей инстанции.

Устоит ли оправдательный приговор? Надеемся, что да. Если его не отменят “наверху”, значит, не всё ещё  потеряно  в  нашем насквозь  прогнившем  обществе. Значит, кто-то будет продолжать бороться с коррупцией, не опасаясь попасть за это под суд по надуманным обвинениям.

Ольга  НОВГОРОДЦЕВА

Следователь Замирбек Суваналиев.

Судья К. Архарова читает приговор.

Оправдательным приговором “потерпевшие” очень недовольны.

 

 

2 комментариев

  1. Коррупционер не человек. Это паразит и враг народа.

  2. А че Вы думали что коррупционеров когда за руку берут они спасибо говорят да они проклинать начинают все и вся убл*дки. Расстреливать коррупционеров давно пора.

Оставьте комментарий