Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Чехарда, отложенная на год Свиньи

05.12.2018
Просмотров: 2 805

Как через месяц  может рвануть хвалёная судебная реформа…

Что произойдёт в январе 2019 года? Большинство кыргызстанцев уверены, что знают ответ на этот вопрос. После того как отгремят праздничные фейерверки, страна на несколько дней погрузится в беззаботно-полуобморочное состояние. После чего жизнь войдёт в прежнюю колею – только уже под новой цифрой на календаре.

А вот многие юристы ждут этого дня с опаской. И даже со страхом. Они предчувствуют: в следственно-судебной системе страны начнутся неразбериха и хаос. Всё это, разумеется, отразится на очень многих гражданах, которым предстоит с этой системой столкнуться.

А всё потому, что 1 января 2019 года начнёт реально ДЕЙСТВОВАТЬ судебная реформа, затеянная в период президентства Атамбаева. Ибо всё, что мы видели до сих пор, следственно-судебную систему так НЕ ПЕРЕВОРАЧИВАЛО.


МЕЖДУСОБОЙЧИК ТЕОРЕТИКОВ

Во сколько всего обошлась пресловутая судебная реформа, начатая в 2012 году, точно неизвестно. Но деньги на неё выделялись немалые.

Весной 2017 года, к примеру, Евросоюз дал Кыргызстану очередной грант – на “верховенство закона”, как пафосно обозначили его цель европейцы, – в размере 13 миллионов евро. То есть почти одного миллиарда сомов. До этого такую же сумму, выделенную тем же ЕС в 2013 году на ту же судебную реформу, Кыргызстан уже потратил. Вот вам уже 2 миллиарда сомов. Деньги на “укрепление судебной системы” текли в Кыргызстан и из США: американское правительственное агентство ЮСАИД дало 6 миллионов 605 тысяч долларов – почти полмиллиарда сомов.

Деньги эти в числе прочего тратились на иностранных консультантов (как же без них?), на ознакомительные поездки кыргызстанских судей в Европу, на проведение круглых столов в иссык-кульских пансионатах. Выхлоп от всей этой бурной деятельности в течение пяти лет как-то особо не ощущался. Ну поменяли в Кыргызстане часть судей разных уровней, ну подняли, как говорят, им зарплаты. Стали ли от этого судьи грамотнее, справедливее и бескорыстнее? Большой вопрос…

Ну переехал Верховный суд в новое здание. Ну поставили в залах судебных заседаний видеокамеры (записи с которых всё равно никому не дают). Всё это на реформирование судебной системы походило мало.

Самое главное случилось в начале 2017 года, когда было принято несколько новых кодексов – Уголовный кодекс, Кодекс о проступках, Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс. А вместо Кодекса об административной ответственности тогда же появился Кодекс о нарушениях. В отличие от сроков начала действия ещё одного нового, Гражданского процессуального кодекса (который вступил в силу с 1 июля 2017 года), срок начала действия этих кодексов отложили почти на два года – до 1 января 2019-го.

Кодексы эти разрабатывались в узком кругу, ни с кем их особо не обсуждали. Работа эта велась под руководством Индиры Джолдубаевой – будущего генерального прокурора, возглавлявшей в ту пору отдел судебной реформы и законности аппарата президента. Сама Джолдубаева (начинавшая свою карьеру юрисконсультом проекта “Сорос – Кыргызстан”) ни одного дня в своей жизни не работала следователем или судьёй. Из таких же теоретиков состояла и вся группа разработчиков кодексов, по которым предстоит теперь работать операм и следователям, судьям, прокурорам и адвокатам.

Что же эти теоретики сочинили? Мы посмотрели новшества с юристами-практиками, имеющими богатый опыт расследования уголовных дел.


НОВАЯ ЛИЦЕНЗИЯ НА УБИЙСТВО

Уголовный кодекс перелопатили капитально, не оставив от нынешнего (которому осталось действовать меньше месяца) камня на камне. Как и всякий закон, УК должен быть ПРОСТЫМ и ПОНЯТНЫМ не только следователю, судье, прокурору и адвокату, но и КАЖДОМУ ГРАЖДАНИНУ. Этот же кодекс его авторы словно нарочно постарались усложнить до предела.

Вместо привычных наказаний мы теперь в каждой статье нового УК видим КАТЕГОРИИ. Каждое преступление наказывается либо штрафом такой-то категории, либо исправительными работами такой-то категории, либо лишением свободы такой-то категории. Хочешь разобраться – ройся в таблицах, которые к кодексу прилагаются.

Зачем это было сделано? Говорили, что в нынешнем Уголовном кодексе слишком много коррупционных лазеек кроется именно в системе наказаний. За каждое преступление предусмотрен слишком широкий разброс наказаний – скажем, от 5 до 8 лет. Дашь судье взятку – он тебе даст по минимуму. Закрыть эти лазейки надобно!

И что же получилось? Вот лишение свободы, скажем, теперь будет разделяться на шесть категорий. Первая категория – до 2,5 года (а минимального срока нет вообще – чем не коррупционная лазейка?). Вторая категория – от 2,5 до 5 лет. Третья категория – от 5 до 7,5 лет… И так далее. Многое ли изменилось?

А сколько, к примеру, сейчас грозит убийцам? Статья 130 “Убийство”, часть 1: наказание – лишение свободы V категории. Смотрим в таблицу: это от 10 до 12,5 лет. А вот нынешний, пока ещё действующий УК, за то же убийство без отягчающих обстоятельств предусматривает лишение свободы на срок от 8 до 15 лет. Максимальное наказание, как видим, УМЕНЬШИЛОСЬ. Гуманизация, понимаешь!

А вот очень распространённые в Кыргызстане преступления – ДТП, калечащие и убивающие людей. В новом УК это статья 207. Звучит она так: “Умышленное или неосторожное нарушение правил безопасности движения и эксплуатации автомототранпортных средств лицом, управляющим транспортным средством, причинившее по неосторожности тяжкий вред”.

Тяжкий вред – это что? В новом УК под это определение подогнали всё – и ранения, и смерть одного человека, и смерть двух и более людей. Каково же наказание? Либо штраф VI категории (от 260 тысяч до 300 тысяч сомов), либо лишение свободы II категории (от 2,5 до 5 лет).

А вот нынешний УК за ДТП, повлёкшее гибель нескольких людей, предусматривает от 7 до 10 лет лишения свободы. Чётко и однозначно! Вот и дореформировались: теперь, независимо от того, отправил ли автолихач пострадавшего на больничную койку или угробил нескольких человек, грозит ему ЛИБО штраф, ЛИБО относительно небольшой срок – всё, получается, от судьи зависит. От того, скажем, какую он взятку получит. Что написано пером, не вырубишь топором – Уголовный кодекс позволяет!

Где же будет отбывать свой срок автолихач, покалечивший или угробивший людей? Сейчас все они сидят в колониях-поселениях. Точнее, не сидят, а преспокойно живут дома, лишь приходя в колонию отмечаться. Хотя за подобные преступления они должны отбывать наказания в колониях общего режима. Но подобных колоний в Кыргызстане нет, поэтому осуждённых отправляют в колонии-поселения.

В новом Уголовно-исполнительном кодексе тоже предусмотрены колонии общего режима. Которых в Кыргызстане по-прежнему нет. Значит, лихачи-убийцы будут по-прежнему гулять на свободе?

Гибель в ДТП в октябре прошлого года высокопоставленного чиновника – вице-премьер-министра Темира Джумакадырова (который, насколько известно, тоже участвовал в разработке новых кодексов) – стала, казалось, последней каплей.

Тогда заговорили о том, что пора положить конец дорожному беспределу ужесточением наказания за ДТП с летальным исходом до пожизненного лишения виновников водительских прав. И никакого примирения сторон!

И что же? Наказание за это преступление даже уменьшилось. Водительских прав, согласно новому УК, преступников будут лишать максимум на два года. Никуда не делось и примирение сторон: в новом Уголовно-процессуальном кодексе эту процедуру не только оставили, но даже подробно прописали – виновники и потерпевшие будут теперь даже специальное соглашение подписывать. Узаконены даже так называемые “разводящие”, которые станут посредниками между сторонами. Их назвали по-иностранному медиаторами.

Короче говоря, договориться с потерпевшей стороной у преступников стало больше возможностей. Договориться – и продолжать гонять на своих авто, калеча и убивая людей. Новый УК, по сути, выдаёт новую лицензию на продолжение убийств на дорогах.

Это мы только про один вид преступления говорим, других пока не касаемся.


НЕМНОГО О НЕВЕЖЕСТВЕ

На одном из семинаров, посвящённых новому УК, один из его разработчиков-теоретиков убеждал правоохранителей-практиков: “Мы отстали от мира! Надо догонять!”

Вот и догнали. Чего же в новом УК появилось такого, чего в “отсталом” Кыргызстане прежде не было?

Появилось, например, такое понятие – “невежественное лицо”. Это, разъясняет новый Уголовный кодекс, “малообразованный или несведущий в знаниях человек”. Такой человек не подвергается уголовному преследованию за приготовление к преступлению или покушение на него, “если ввиду невежества лица при помощи средства, использованного для совершения им деяния, не мог быть причинён вред”.

Это как понимать? Хотел кого-то убить или ограбить, да ума не хватило – значит, неподсуден? И кто, интересно, будет определять степень невежественности преступника? Ох, какая лазейка для ухода от ответственности: раньше преступнику нужно было доказывать, что он психически больной, теперь достаточно просто дураком прикинуться.

А как вам эта статья нового УК – 382-я, “Насильственное исчезновение”? Расшифровывается это странное понятие как похищение людей государством или политической организацией. Но исчезает-то сам похищенный человек, а не похитившие его преступники. Что же, получается, он и оказывается преступником – за то, что “насильственно исчез”?!

Ещё одна любопытная статья – 386-я, “Апартеид”. То есть “деяния, совершаемые в рамках широкомасштабного или систематического преследования расовой, религиозной, национальной, этнической, политической и иной социальной группы в целях установления и поддержания господства над такой группой и её членами“. Вообще-то словом “апартеид” до сих пор называли только вполне конкретный режим, царивший в своё время в Южно-Африканской Республике. Когда белые расисты ущемляли чернокожее коренное население. Может ли это преступление произойти в Кыргызстане? Кто, спрашивается, будет загонять здесь в резервации чернокожее население, которого в Кыргызстане просто нет?!

И таких заведомо мертворождённых статей – неграмотных как юридически, так и грамматически – в новом Уголовном кодексе масса! Вот где явно иностранные консультанты постарались! Вот где явные следы грантовых евро и долларов, за которые разработчики понапихали в новый УК КР все эти, мягко говоря, странности.

И всё это с 1 января 2019 года следователям и судьям придётся как-то применять.


ВРЕДИТЕЛЕЙ СОВЕСТЬ НЕ МУЧАЕТ?

Новый Уголовно-процессуальный кодекс КР, по мнению юристов-практиков, явно списан с украинского и казахстанского. Ну и, разумеется, западный почерк присутствует. Тем, кто будет по нему работать, предстоит забыть всё, что они знали прежде.

Предусматривает он, к примеру, введение в Кыргызстане суда присяжных. То есть судьбу подсудимых в некоторых случаях будут решать не судьи, а случайно отобранные граждане без всякого юридического образования. Для суда присяжных нужно отобрать девять таких граждан, не состоящих ни в родственных, ни в прочих связях ни с подсудимым, ни с потерпевшими, ни с адвокатом, ни с прокурором. Возможно ли такое в Кыргызстане, где чуть ли не все друг другу родственники и земляки?! Уж на что долго тянутся сейчас судебные процессы, но процедура отбора присяжных, прописанная в новом УПК, явно затянет их до бесконечности!

Впрочем, присяжные – тема отдельная. Вот как с 1 января 2019 года будет выглядеть расследование преступлений. ЛЮБОЕ заявление и сообщение, поступающее от граждан, милиция обязана регистрировать. И фиксировать его в так называемом Едином реестре преступлений и проступков. То есть забивать в компьютер информацию, к которой будет иметь доступ каждый заявитель и с помощью которой он сможет следить за тем, как его дело решается.

Это вроде бы хорошо. Но дальше-то что? Ежегодно по всей республике в правоохранительные органы поступает порядка 100 тысяч заявлений и сообщений. Из них только примерно по 30 тысячам возбуждаются уголовные дела. По остальным 70 тысячам в возбуждении уголовного дела силовики отказывают. В этом есть своя логика – мало ли кто на кого и о чём заявит, далеко не все доносы подтверждаются.

Есть, конечно, и укрывательство преступлений. Бороться с этим явлением решили так: отказывать в возбуждении уголовного дела теперь нельзя! Если речь идёт о проступке, то его расследованием занимаются дознаватели (то есть обычные оперативники). Проступок – это как бы не очень серьёзное преступление. Специально для них Кодекс о проступках и приняли.

Ну а если речь идёт о преступлении, то к расследованию подключаются следователи. О том, как возбуждать уголовное дело, авторы нового УПК ничего не написали. Само понятие “уголовное дело” в кодексе есть, а вот процедура его возбуждения осталась за кадром. Есть зато досудебное производство. В ходе которого следователь может объявить подследственному о подозрении. И в качестве подозреваемого посадить его в СИЗО. Так и будет тот оставаться подозреваемым до самого суда.

Много чего наворочено в новом УПК, что требует отдельного рассказа. Но первое, с чем явно придётся столкнуться гражданам, так это с чехардой в милиции, куда они понесут свои заявления. К примеру, в самом центровом УВД Бишкека – Первомайском – в производстве каждого следователя ежемесячно находится 30-40 уголовных дел. Теперь к ним добавятся ещё две сотни. Кодексы-то новые приняли, а следователей-то больше не стало. Какие-то дела, конечно, придётся прекратить, но до этого их надо расследовать. Милиция просто захлебнётся! И наверняка всё равно найдёт способ избавлять себя от лишней работы – только теперь по-новому.

Итак, после новогодних праздников оперативникам, следователям, прокурорам, судьям, адвокатам придётся работать так, как они прежде ещё не работали. И это при том, что многие исполнители законов и нынешние-то кодексы не вполне знают, а тут в самые настоящие дебри новых кодексов предстоит окунуться. Говорят, что ориентироваться в этих дебрях следователей и судей учили все эти два года. Но к чему это учение привело, граждане в новом, 2019 году ощутят на своей шкуре.

“Как работать, с какой стороны подступиться, не знаем”, – признаются правоохранители даже с большим стажем.

Чехарда в следственно-судебной системе неизбежно приведёт к несправедливости, а значит – к социальному взрыву. Порой начинает казаться, что атамбаевская команда из каких-то соображений намеренно отложила запуск принятых в начале 2017-го кодексов на два года, когда последствия придётся расхлёбывать уже новому президенту. Хотя объяснялась эта отсрочка, конечно же, самыми благими побуждениями: судебно-следственной системе к новым правилам игры надо подготовиться.

Как бы там ни было, но в команде действующего президента не осталось уже никого, кто, осваивая зарубежные гранты, готовил эти кодексы и закладывал, по сути, мину замедленного действия. И за оставшийся неполный месяц главе государства стоит, пожалуй, остановить этот тикающий механизм, собрать рабочую группу из специалистов-практиков и заново все эти кодексы пересмотреть, поискать в них слабые места. Пока правоохранительную и судебную системы не ввергло в хаос, выбраться из которого уже не удастся.

Артур ИСАЕВ


P. S.
о чём предупреждала газета “Дело №…”

“Судебная реформа в Кыргызстане: ну и как – остановили беспредел? – так называлась наша мартовская публикация 2017 года, в которой мы предоставили слово известным независимым юристам. Спросив у них: видят ли они какие-то плоды судебной реформы, ощутили ли какие-то изменения?

Из комментария доктора юридических наук, профессора Кайрата ОСМОНАЛИЕВА:

“Да, в итоге мы получили кодексы… Мало кому понятные. И с этими кодексами правоприменители – то есть те, кому по этим кодексам придётся работать, – сейчас не знают, что делать. Судопроизводство усложнили как только можно!

Вот, к примеру, пока ещё действующий Уголовный кодекс Кыргызстана принят был в 1997 году. Представьте: за 20 лет в него более 50 раз вносились изменения! И продолжают вноситься изменения – большей частью позитивные. Сколько на это было потрачено времени, денег, наконец, нервов в жарких дебатах в парламенте! Теперь мы от всего этого отказываемся. Только потому, что… доноры заплатили за новый кодекс. Любое государство, которое себя считает зрелым и независимым, должно, считаю, иметь консервативное законодательство. Которое не меняется по прихоти зарубежных доноров.

Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный и другие кодексы – это законодательный механизм, на котором держится государство. Они определяют внутреннюю политику и регулируют самые важные общественные отношения. И вдруг нам говорят: “Всё это устарело – забудьте. Вот вам всё новое”. А есть ли гарантия, что это новое будет работать хорошо? Очень в этом сомневаюсь.

Есть такое понятие – “правовые системы”, “правовая семья”. Мы много лет жили в одной правовой системе, которая не стыкуется с американской или немецкой. А теперь нас – словно родители ребёнка после развода – то сюда тягают, то туда тягают… Пока ещё действующие кыргызские кодексы построены на модельных кодексах СНГ. Мы модернизировали их так, как нужно нам. Эти кодексы в принципе хорошие, они работали, их понимали правоприменители – следователи, прокуроры, судьи. Зачем ломать то, что работает? Нет, нас потянуло на эксперименты. И вся 20-летняя работа по совершенствованию законодательства – коту под хвост!

Думаю, совершенно очевидно, что нами манипулируют. За большей частью изменений угадывается западный подход. Я здесь вижу продолжение геополитики. Нас явно хотят оторвать от традиционной правовой системы. А может, вообще разрушить государственные устои. Этими кодексами нас, считаю, обрекают на вечное попрошайничество. Потому, что придётся обращаться к донорам снова и снова. Понадобится, к примеру, новые тюрьмы строить, с новым режимом. Откуда деньги на это?!”

3 комментариев

  1. Вы бы почитали эти кодексы, это жесть. Теперь напрочь отсутствует рецидив. Ну вот хоть сто раз укради – ты не рецидивист. А кража до 10 тысяч сомов – это вообще не уголовная статья. Это проступок. И судимости за это не будет. И не посадять теперь за кражу в 10 000 сомов. Поэтому воровать теперь можно, главное чтобы в сумму 10 000 уложиться. А если ты пьяный в хлам сел за руль, то просто тупо откажись от освидетельствования. За отказ – штраф 2500. А вот если подтвердится, что ты пьяный – тут все 10 000 заплатишь. Поэтому смело отказывайся.
    А еще понятых не надо теперь. Теперь все просто снимай на камеру и монтируй.
    И пробацию ввели. Ну вот совершил человек преступление, а судья решает, что этот преступник может исправится. И отпускает его домой, под надзор психологов, чтобы они его психически исправляли. А сидеть этому преступнику не надо. Он на пробации.
    И нет возможности у действующего президента чехарду эту остановить. Реформа то на грантовые деньги проводилась, а условием этих грантов был мораторий на внесение изменений во весь этот кодексный бред.

  2. Вообще, можно считать что это к лучшему. Вся некомпетентщина во всех отраслях законотворчества уже должно дать результат в аиде ощутимого аврала.
    Иначе колхозников ничем не образумить.
    Думаю российское гражданство это нормальное решение и выход для любого разумного человека обитающего на данной территории.

  3. Читал новый кодекс и старый новый в пазы лучше все просто понятно и доступно для обывателя и других лиц в отличие от старого так что поддерживаю на все 100 новый а старый для коррупционеров. Интересно у автора статьи какие интересы.

Оставьте комментарий