Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

ДТП, похожее на убийство

22.05.2015
Просмотров: 9

В автокатастрофе погиб 17-летний сын подполковника финполиции Русланбека Умарова – известного борца с коррупцией. Погиб при весьма подозрительных обстоятельствах…

Трагедия произошла 11 мая в Бишкеке. Средь бела дня. На ровной и сухой дороге, где не было никаких препятствий.

В последний раз своего сына Азиза Русланбек Умаров и его супруга Эльмира в тот день видели живым, когда примерно в 2 часа дня он по их просьбе отправился за продуктами. Азиз сел в автомашину “Субару-Форестер”, взял с собой соседа-ровесника и поехал в магазин “Фрунзе”, что стоит на Южной магистрали. До него от дома Умаровых рукой подать – с полкилометра.

Минут через пятнадцать у Эльмиры Умаровой зазвонил телефон – вызов шёл с мобильника Азиза. Но в трубке послышался испуганный голос парня-соседа: “Мы попали в ДТП. Азиз лежит под машиной. Приезжайте…”.

К месту аварии супруги Умаровы мчались, объятые ужасом и… надеждой. Что значит “лежит”? Может, ничего страшного не случилось? Может, Азиз ждёт помощи? Остановив свою машину, Русланбек Умаров рванулся вперёд, его жена с 6-летней дочкой отстали. Милиция ещё не приехала. Азиз лежал, накрытый каким-то одеялом и обложенный камнями. “Не подходи, не подходи! Не открывай, не открывай!” – почти хором закричали собравшиеся люди.

Очевидцев страшной аварии было достаточно. “Субару”, двигавшаяся по Южной магистрали в западном направлении, по их словам, неожиданно резко подпрыгнула (перед этим раздался какой-то громкий звук), вылетела на обочину, перевернулась. И накрыла выпавшего из салона парня.  Подбежавшие люди попытались юношу из-под машины вытащить, но обнаружили, что у него раздроблена голова…

17-летний Азиз Умаров оканчивал 1-й курс Юридической академии. Решив подарить сыну автомобиль, подполковник Умаров ни на шаг не отступил от своих жизненных принципов. Никакой покупки водительских прав! Азиз аккуратно посещал каждое занятие в автошколе на улице Малдыбаева – одной из лучших в Бишкеке. И с блеском сдал экзамен, ответив на все 10 вопросов за четыре минуты вместо положенных тридцати.

Всё это – детали, имеющие к делу самое прямое отношение.

4 мая – за неделю до гибели сына – Русланбек Умаров купил для него автомашину. Подбирал её тщательно, учитывая каждую мелочь. “Субару-Форестер” 2003 года выпуска – машина не новая, но надёжная, в хорошем состоянии. Полноприводная, но не “турбо”, – чтобы юноша не поддался соблазну и на дорогах гонки не устраивал. Сперва Умаров-старший поездил на “субарике” сам, проверяя его исправность. Даже к молдо (священнослужителю) машину свозил – молитву прочитать, чтобы защитить транспортное средство от бед и неприятностей. Наконец, 5 мая Русланбек Умаров поставил в машину новенький видеорегистратор, прекрасно зная, что этот прибор – главный союзник водителя в случае каких-то дорожных разборок.

7 мая Азиз Умаров получил водительские права. Лишь после этого отец посадил его за руль. Всё-всё-всё, казалось бы, подполковник Умаров предусмотрел, чтобы уберечь сына. И вот ведь как вышло…

Хоронили Азиза 12 мая. Оглушённые горем родители плохо понимали, что происходит, организацию похорон взяли на себя друзья и коллеги.

Наутро 13 мая Умаровы взяли себя в руки и отправились к следователю Бишкекского ГУВД, затем вместе с экспертами поехали на стоянку, куда эвакуаторщик отвёз разбитую “Субару”. Сына уже не вернуть. Теперь родителей интересовало лишь одно – что же произошло, почему машина перевернулась на ровном месте? И почему даже не оставила тормозного пути на дороге?

Умаровых ждал новый шок. При осмотре машины обнаружилось, что заднее правое колесо вырвано буквально с “корнем”. Эксперт, вспоминает Русланбек Умаров, снял колпачок с этого колеса и не поверил своим глазам: “Ребята, не понял, а где гайка? Вы что – открывали колесо? Она должна была здесь остаться”. Речь шла о так называемой “крепительной гайке ступицы” – гайке, которая, проще говоря, держит колесо. Даже если бы колесо во время аварии отлетело, скажем, из-за удара, гайка должна была остаться в любом случае.

И ещё технический нюанс. “Субару”, хоть и была в хорошем состоянии, но досталась Умарову без колпачков на колёсах. Русланбек Умаров собирался эти колпачки купить, а пока, подобрав один колпачок, набил его именно на заднее правое колесо.

Вывод из всего этого следовал только один. Кто-то злополучную гайку с заднего правого колеса тайком снял. Воспользовавшись именно тем, что она была скрыта под колпачком. Исчезновение гайки на каждом из остальных трёх колёс сразу бросилось бы в глаза.

Снять эту гайку с помощью накидного ключа – дело одной минуты. Когда это могли успеть сделать? Когда угодно. В течение тех четырёх дней Азиз Умаров на своей “Субару” ездил на учёбу в юракадемию, там же парковал машину. Домой – дело молодое – возвращался, бывало, в десять-одиннадцать вечера. Расписать поминутно, где он ставил в те дни машину, теперь уже невозможно.

По мнению экспертов, которое они высказывали в приватных разговорах с Умаровыми, при обычной скорости, с какой ездят автолюбители в Бишкеке, и с качеством наших дорог машина без гайки могла поездить самое много – день-два. Затем авария была неизбежна.  

Шансов выжить у Азиза, получалось, практически не оставалось.

Как рассказал его напарник-сосед, авария произошла после того, как они, купив в магазине “Фрунзе” продукты, сели в машину и поехали домой. Сзади раздался какой-то стук. Машину стало бросать – резко вправо, затем влево, опять вправо, она ударилась о бордюр и стала переворачиваться.

В ходе экспертизы обнаружилось самое зловещее – отсутствие так называемой крепительной гайки ступицы колеса.

– Чтобы успокоить душу, я зашла поговорить с женщиной-экспертом, – рассказывает Эльмира Умарова. – У неё стаж работы – 40 лет. И как она мне призналась, в её богатой практике такого ещё не было, чтобы крепительная гайка ступицы после аварии отсутствовала: “Неординарный случай, я очень удивлена”, – сказала она. “Могло ли отсутствие этой гайки стать причиной ДТП?” – спросила я. – “Сто процентов, – ответила эксперт. – Колесо отлетает, машина теряет управление. Думаю, гайка была выкручена. Где, когда, кем – Бог им свидетель и судья”. Я спросила личное мнение эксперта – что же за этой странной аварией стоит? “Вы мать, мне тяжело вам это говорить, но моё мнение – это убийство”, – ответила эксперт.

– Затем, – продолжает Эльмира Умарова, – я приехала к следователю. Потребовала показать, какие вопросы он поставил, назначая экспертизу. Вопросы расплывчатые. А главный вопрос – могла ли стать причиной ДТП та гайка – он не поставил. В схеме ДТП следователь тоже не отразил главного – отлетевшего колеса. Нет замера расстояния от колеса до машины. Не отразил следователь ещё много моментов, которые могли бы повлиять на ход расследования. Ни одного очевидца не опросил, он даже не знает, кто очевидцы – они его не интересуют. Такое ощущение, что следствие хотят увести от того злополучного колеса. В постановлении о назначении экспертизы следователь написал – “не справился с управлением”. К этому, похоже, и хотят всё свести – не справился, погиб – и  дело закрыть.

Ещё одна странность. Сразу же на месте аварии Русланбек Умаров снял с разбитой автомашины видеорегистратор, который неделю назад сам поставил. Хотел посмотреть, какими были последние минуты Азиза. И обнаружил, что последняя запись была сделана 7 мая – за 4 дня до трагедии. Кто-то регистратор выключил. Кто? Зачем?

И ещё… В последнее время до Эльмиры Умаровой доходили угрозы. Точнее даже предостережения, которые ей передавали для мужа: “Он может лишиться единственного сына”. Сейчас Русланбек Умаров жалеет, что не внял тогда просьбам жены и не написал заявление на имя министра внутренних дел Турганбаева. Хотя что могла сделать в той ситуации милиция?

Собственно, из-за этих предостережений (и дружеских советов, которые не раз слышал сам подполковник Умаров: “Береги семью! За сыном смотри!”) он и решил посадить сына за руль. Чтобы тот пешком в тёмное время суток не ходил, не рисковал. Кто бы мог подумать, что именно машина станет убийцей Азиза?

– Хочу через вашу газету официально заявить: это было предумышленное убийство, – говорит Эльмира Умарова, адвокат по профессии. – Убийство, связанное с профессиональной деятельностью моего мужа. Требую, чтобы следствие велось объективно, чтобы было возбуждено уголовное дело – и именно по пункту 4 части 2 статьи 97 Уголовного кодекса: “Умышленное убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга”. О том, каким образом ко мне поступали угрозы и предостережения, я готова дать показания на следствии. Кругом подозреваемых прошу считать всех лиц, в отношении которых мой муж проводил работу, нужную нашему государству – боролся с коррупцией… Хотя сейчас я задаю себе вопрос – стоила ли эта борьба жизни моего ребёнка? Если это преступление не будет раскрыто, то во что верить? Как жить в этой стране? Семьи тех, кто выполняет свой долг перед государством, не защищены. Сейчас я опасаюсь и за своего мужа, и за другого ребёнка, и за себя, – горько заключает Эльмира Умарова.

Врагов у подполковника финполиции Русланбека Умарова действительно много. И очень похоже на то, что его травля (о которой наша газета рассказывала подробно) вышла на новый уровень… Уровень самого настоящего бандитского беспредела.

За тем, как будет идти расследование  этого ЧП, мы проследим.

Вадим НОЧЁВКИН

Оставьте комментарий