Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

ГБР: сила есть и – ничего не надо?

24.06.2015
Просмотров: 14

Ни ума, ни стыда, ни совести, ни здоровой психики, ни умения себя вести, ни “чистой” биографии…

“Требуется Сотрудник Службы Безопасности в Детективное Охранное Агенство.
Требование: Рост не ниже 180, Вес не менее 80 кг.
Зарплата обговаривается при собеседование”.

Такое объявление висит уже некоторое время в Интернете. Сотрудник требуется в бишкекское частное охранно-детективное агентство “IGI Security”. Возможно, взамен тем пятерым эсбэшникам, что сидят сейчас на скамье подсудимых Ленинского районного суда Бишкека, обвиняясь в хулиганстве и умышленном причинении вреда здоровью.

Не будем говорить о грамматической стороне вопроса. Хотя стоит, пожалуй, заметить: уважающая себя организация вряд ли допустит, объявляя о наборе сотрудников, такую ужасающую безграмотность.

Дело, собственно, даже не в этом. А в том, какие требования предъявляются к будущим охранникам (между прочим, вооружённым!): рост не ниже 180, вес не менее 80…

То есть, если ты, говоря по-русски, здоровый бугай, – этого вполне достаточно, чтобы дать тебе в руки оружие и отправить следить за общественным порядком?!

Сила есть – ума не надо?

И неважно, каков ты, скажем, с психической, да и с морально-этической точки зрения?

И неважно, были ли у тебя самого проблемы с законом (за соблюдением которого отныне тебе предстоит ревностно следить)?

И вообще ничего не важно?

Качайся, наращивай мускулатуру – и трудись себе охранником?

О том, что случилось новогодней ночью в бишкекском ресторане “Скай холл”, наша газета рассказала 23 января 2015 года. Несколько парней, отмечавших в ресторане наступление нового года, выпив лишнего, напомним, устроили драку с крушением мебели. Для усмирения дебоширов охрана заведения вызвала группу быстрого реагирования, бойцам которой оказалось абсолютно всё равно, кого и как “усмирять”.

Больше всего досталось почему-то тем посетителям ресторана, кто в драке не участвовал. Они, которые, что называется, ни сном, ни духом, попали под раздачу и оказались в больнице с травмами разной степени тяжести.

Нашему тогдашнему собеседнику Тимуру, студенту-будущему юристу, очень не повезло. Невысокий щуплый парнишка, судя по записи камеры видеонаблюдения, пытался выступить эдаким миротворцем. Ходил от одного человека к другому, о чём-то разговаривал с товарищами, о чём-то просил приехавших на разгон драки охранников (каждый из которых на пару голов выше и минимум в два раза шире Тимура). Потом вызвал лифт и попытался уехать, но был сбит с ног и подвергся жестокому избиению.

Парней – и драчунов, и ни в чём не виноватых – били прикладами. А потом добивали ногами…

Тогда, очень эмоционально, с обидой в голосе рассказывая журналисту об этой несправедливой и ничем не оправданной жестокости, Тимур ещё не знал, что его злоключения только начинаются. Что эти синяки под глазами – следствие сотрясения мозга – окажутся цветочками по сравнению с переломом лицевой кости под глазом (грозящей значительным падением зрения) и опухоли в носовой полости, которые выявятся гораздо позднее.

27 июня ему предстоит очередная серьёзная операция. А попутно с непрекращающимся лечением Тимур присутствует на судебных заседаниях в качестве одного из двоих потерпевших.

О потерпевших – разговор отдельный. На самом деле их должно быть больше. Если судить по приобщённой к материалам уголовного дела видеозаписи, били прикладами и тяжёлыми сапогами гэбээровцы не одного и не двоих посетителей ресторана. И даже если предположить, что кто-то из них, зверски избитых, в самом деле принимал участие в драке и ломал ресторанную мебель, – вряд ли это можно считать основанием для такого нечеловеческого обхождения. Сопротивления сотрудникам ГБР никто не оказывал, ничьей жизни или здоровью не угрожал…

Потерпевшими (то есть обратившимися в милицию с официальными заявлениями) следователь признал двоих. Тимура, настроенного тогда во что бы то ни стало добиться правды и наказания для тех, кто его ни за что покалечил, и его приятеля, у которого в результате стычки с громилами-охранниками началась отслойка сетчатки.

Куда подевались остальные избитые парни? Неизвестно. Кто-то, возможно, отделался не такими серьёзными увечьями, кто-то, поразмыслив, наверное, решил, что и сам отчасти виноват в том, что случилось. А кто-то просто не захотел связываться: всё равно, мол, ничего не добиться, напрасная трата сил и времени.

Нас, рядовых граждан, довели до того, что вполне обычное и нормальное явление мы стали воспринимать как нечто из ряда вон выходящее. Разговариваю с матерью и адвокатом Тимура и внутренне удивляюсь самой теме нашего разговора: почему это уголовное дело всё-таки дошло до суда?

То есть преступление совершено, преступники – вот они, потерпевшие тоже имеются, есть заключение судебно-медицинской экспертизы…

А потерпевшим кажется невероятным, что на них, двадцатилетних парней без связей и “элитной родословной”, кто-то вообще обратил внимание, и защитил их, и принял их сторону, и довёл дело до его логического завершения!

– Вы фотографии видели? – спрашивает прокурор.

Я видела. Фотографии действительно жуткие. Тимур и второй потерпевший, Билал, с лицами, напоминающими бесформенную кровавую массу.

Следователь и прокурор, стало быть, эти “картинки” тоже видели. Потому и не позволили делу заглохнуть на стадии предварительного расследования.

На скамье подсудимых – пятеро сотрудников агентства “IGI Security”: Мунарбек Кылычбеков, Азамат Шамбетов, Улугбек Токмергенов, Улукбек Рахатбеков и Расул Аппаев.

Под стражей никто из них не содержится. Хотя должны бы: статьи УК, по которым им предъявлены обвинения, предусматривают именно такую меру пресечения.

Все, как на подбор, – крепыши-здоровяки (рост не ниже 180 сантиметров, вес не менее 80 килограммов).

Признают ли свою вину? Об этом пока судить трудно. Судебный процесс только начался. После зачитывания подсудимым того, в чём они обвиняются, кое-кто их них ответил: “Вину признаю частично”.

Председательствовал на процессе судья Аман Сариев. И начал, как водится, с установления личностей обвиняемых. Фамилия, имя, отчество, дата рождения, место проживания…

– Ранее судимы?

– Нет, – не моргнув глазом, ответили все пятеро.

– Как это нет?! – возмущается судья. – Обмануть суд решили? Не выйдет!

И вот тут всплывает некая шокирующая “мелочь”. Трое подсудимых, оказывается, совсем недавно уже были под судом – за хулиганство. А один судим ещё и за разбой!

Все, как видим, не только на свободе, но ещё и неплохо устроились – сотрудниками охранно-детективного агентства.

“Охранное агентство “IGI Security” укомплектовано исключительно профессиональными кадрами – это спортсмены и специалисты,  имеющие значительный опыт работы в силовых структурах и охранных организациях.

Подбор сотрудников охраны осуществляется на конкурсной основе и постоянно проходят все виды подготовки.

Каждый сотрудник экипирован форменной одеждой, специальными оборонительными  средствами,  оружием  (пистолет  Макарова, винчестер “Spark”, пистолет “Streamer”), средствами связи и постоянно совершенствуют физическую подготовку.

Гарантируем!!!

Максимальную степень защиты в любых ситуациях!

Защитим Вас, Вашу семью, Недвижимость, Ваш  Бизнес  и  Ваши деньги!

Любое незаконное посягательство на Вас или Ваше имущество, будет мгновенно ликвидировано!” (Орфография, пунктуация и стилистика сохранены.)

Фото с интернет-сайта охранного агентства “IGI Security”.

Так “IGI Security” рекламирует себя на своём интернет-сайте. Какими же такими “исключительно профессиональными кадрами” оно укомплектовано?

Не совсем в тему, однако вспоминается в связи с этим недавняя беседа с сотрудником уголовного розыска, который сетовал на то, что страдающие от скотокрадства фермеры сами отчасти виноваты в своих бедах. Приходит в село новый человек, нанимается на работу чабаном, а хозяин и рад. Без лишних вопросов, и даже не проверяя паспорт, доверяет отару пастуху, ещё и сотовый телефон ему за свои деньги покупает. А чабан-то в 90 процентах случаев оказывается только что освободившимся из тюрьмы искателем лёгкой наживы.

Так то – чабаны! Им, по крайней мере, оружие в руки не дают и не бросают их в качестве “ликвидаторов” на защиту охраняемого объекта!

Охранно-детективное агентство, по сути, – такой же правоохранительный орган, как и милиция. В милиции, не секрет, у нас сейчас тоже кто только не служит. Но на наличие судимости каждый потенциальный милиционер всё-таки проверяется. Зачастую формально, для галочки, но проверяется.

А сотрудников частных охранных агентств (в особенности членов групп быстрого реагирования, которые “180 на 80”, спортивные и с оружием) вообще никто никак не контролирует!

Специалисты давно подметили, что в милицию часто приходят люди ущербные, надеющиеся при помощи формы, погон и оружия поднять свою самооценку и “отомстить” кому-то за их неполноценность и ущербность.

А кто идёт в ГБР? Не делаем выводов, касающихся всех охранников скопом. Но, принимая на работу накачанного спортивного парня и спросив у него только фамилию, – стоит ли удивляться потом такой необузданной жестокости, с какой он молотит подвернувшегося ему под горячую руку случайного человека?

До существа дела процесс по обвинению М.Кылычбекова, А.Шамбетова, У.Токмергенова, У.Рахатбекова и Р.Аппаева пока не дошёл. Только-только суровый судья Сариев должен был начать исследование доказательств и допрос подсудимых, потерпевших и свидетелей, – как очередное заседание пришлось отложить по причине неявки одного из обвиняемых. А тут подоспел и приказ о назначении нового состава Ленинского райсуда Бишкека.

Амана Сариева в новом списке судей нет.

Это значит, что судья будет новый, и процесс 3 июля начнётся с нуля.

Судья Аман Сариев начал процесс жёстко по отношению к подсудимым. Кто и как будет судить гэбээровцев дальше?

– Вы же мать, – улучив момент, пытаются “воздействовать” на мать Тимура подсудимые. – Ну не рассчитали мы силы, вы же должны нас понять и простить!

– Да, я мать, – отвечает она. – И именно поэтому вас ни понять, ни простить не могу! До сих пор перед глазами кадры видеосъёмки, где вы запинываете, добиваете лежащего на полу беспомощного моего сына!

Сам Тимур, к слову, насмотревшись на заметно притихших  и  присмиревших  гэбээровцев,  уже пожалел их и готов пойти на уступки  и  проявить снисхождение. Может, робко спрашивает совета у своего адвоката, не надо их сажать? Может, они уже всё осознали, раскаялись и больше не будут?

Эх, Тимур… Забыл ты, братец, что их уже судили – примерно за то же самое. И куда подевалось их раскаяние и осознание? И забыл, как во время следствия сыпались на тебя угрозы: не заберёшь, мол, заявление – горько пожалеешь?

За такое зверство – однозначно судить и наказывать. А ещё хорошо бы обязать органы, выдающие лицензии на право заниматься охранно-детективной деятельностью, озаботиться тем, КОГО и КАК принимают на работу эти частные (и никому, видимо, не подконтрольные) агентства.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

 

Оставьте комментарий