Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Глобальный распил

20.05.2015
Просмотров: 16

Наконец-то из бюрократических недр начала просачиваться информация о том, куда на самом деле тратят зарубежные гранты кыргызстанские чиновники и НПО.

Речь идёт именно о грантах – подарках, которые не нужно возвращать, по которым не нужно платить проценты. И судьба которых для общественности чаще всего остаётся тайной.

За все годы независимости Кыргызстан получил этих грантов немерено.

“Миллиарды для Кыргызстана: да куда же вы, правители, их деваете?” –  в статье под таким названием, опубликованной ровно два года назад, наша газета приводила совершенно потрясающие цифры. Из них следовало: на гранты и кредиты, полученные Кыргызстаном, страну можно было не то что развить, но, пожалуй, и отстроить заново.  

Так, с 2007 года (когда поток внешней финансовой помощи Кыргызстану достиг своего пика) и по 2012 год, т.е. за 5 лет, только в виде грантов (а были ещё и кредиты) страна получила 507 миллионов 544 тысячи долларов.

Из них на строительство и ремонт кыргызских дорог в страну пришло 107 миллионов 230 тысяч долларов.

Размер грантов на развитие сельского хозяйства Кыргызстана за этот же период составил 161 миллион 690 тысяч долларов.

В социальную сферу Кыргызстана зарубежные доноры за 6 лет вложили тоже внушительную денежную сумму – более 131 миллиона долларов. Эти деньги получили разные ведомства – Минобразования, Минздрав, Минфин, Минтруда и социальной защиты, МЧС…

На что эти огромные деньги были потрачены?

Тогда – в мае 2013 года – это впервые в истории республики решили проверить депутаты кыргызского парламента, создавшие комиссию во главе с лидером фракции “Республика” Максатом Сабировым. Результаты своей проверки депутаты обещали огласить на парламентских слушаниях уже осенью того же года. Но так и не огласили ПО СЕЙ ДЕНЬ. То ли “пороху” у депутатов не хватило довести начатое дело до конца… То ли результаты проверки оказались настолько скандальными и затрагивали интересы настолько влиятельных людей, что результаты эти решили попросту похоронить.

Неизвестно, долго ли ещё использование грантов оставалось бы тайной за семью печатями для общественности, если бы не грянувший на днях скандал.

Есть такая международная организация – Глобальный фонд. Она ставит своей целью победу над эпидемиями СПИДа, туберкулёза и малярии. Для чего выделяет странам мира огромные деньги.

С 2004 года Глобальный фонд начал финансировать борьбу с этими болезнями в Кыргызстане. Выделяя умопомрачительные суммы – в миллионы долларов.

В медицинских кругах Кыргызстана гуляет такая легенда. Когда пришедший к власти после мартовской революции 2005 года клан Бакиевых начал “осваивать” одну за другой отрасли  страны и добрался до системы здравоохранения, то был приятно изумлён: “Кто бы мог подумать, что в “нищей” кыргызской медицине крутится, оказывается, столько “бабла”?!  И оно проходит мимо нас! Непорядок…”. После чего Бакиевы присосались ко многим грантовым потокам.

В какой степени это семейство причастно и к “распилу” грантов Глобального фонда, доподлинно не известно – это должны выяснить следственные органы. Которые, заметим, до сих пор проявляют странную пассивность. Хотя скандал грянул уже давно.

Итак, с 1 марта 2004 года по 31 декабря 2009 года Глобальный фонд выделил Кыргызстану шесть грантов на общую сумму 47 миллионов долларов. Их основными реципиентами (то есть получателями) были три организации – Республиканский центр борьбы со СПИДом, Национальный центр фтизиатрии и Госсанэпидемнадзор (последний получал гранты для борьбы с малярией, которой в то время кыргызстанцы ещё заболевали).

А в конце 2009 года Глобальный фонд, решив проверить, на что эти деньги потрачены, начал аудиторскую проверку. В августе 2013 года был готов её окончательный отчёт. После чего на имя тогдашнего министра здравоохранения КР Динары Сагынбаевой пришло письмо от старшего менеджера Глобального фонда Сандры Ирбе, курирующей Восточную Европу и Центральную Азию.

Она от имени фонда потребовала от Минздрава КР вернуть 120 тысяч 974 доллара. Эта сумма – из 47 миллионов долларов – была, по выводам аудиторов, потрачена либо на то, на что тратить не полагалось, либо вообще непонятно на что.

Минздрав оказался в весьма дурацком положении. Ведь Глобальный фонд гранты давал не министерству, а напрямую центрам по борьбе со СПИДом и туберкулёзом. А требовать стал с Минздрава (мимо которого проходили все деньги) – на том основании, что эти организации подчиняются ему юридически.

Всё, что смогло предпринять Министерство здравоохранения, так это обратиться к тогдашнему генеральному прокурору Саляновой с просьбой провести расследование и найти виновников. Письмо к главе надзорного ведомства ведомство медицинское направило ещё 30 декабря 2013 года. Результат неизвестен по сей день.

Глобальный фонд ждал полтора года. И вот сейчас решил вновь попытаться “выбить” долг, теперь уже взяв кыргызских чиновников за горло. Благо появился инструмент для давления – сейчас решается вопрос о выделении Кыргызстану очередных грантов на 2016-2017 годы. В размере 44 миллионов 300 тысяч долларов. Если Кыргызстан долг не вернёт, то из этой суммы будет удержано вдвое больше – почти 241 тысяча долларов. А помощь Кыргызстану может быть сокращена на 50 процентов.

Об этом Глобальный фонд официально предупредил кыргызских медицинских чиновников.

Итак, надежды (которые наверняка кто-то питал) на то, что щедрые доноры махнут рукой, всё спишут и дадут ещё денежек, не оправдались. Отвечать Кыргызстану всё равно придётся. Поэтому сегодня есть смысл вернуться к тем “делам давно минувших дней”. Хотя бы потому, что они дают возможность заглянуть на грантовую “кухню” и посмотреть, на что тратят гранты их получатели.

После того, как Республиканский центр борьбы со СПИДом стал финансироваться Глобальным фондом, порядка  30 процентов получаемых им грантов он тратил на лабораторное оборудование, тестовые системы, препараты, обучал специалистов.

Львиная же доля грантов – 70 процентов – уходила во всевозможные НПО. Их было около трёх сотен. На эти деньги энпэошники должны были покупать презервативы – для бесплатной раздачи желающим заняться сексом, одноразовые шприцы – для потребителей наркотиков, а также содержать специальные центры, где наркоманы и секс-работницы, то бишь проститутки могли бы переночевать и привести себя в порядок. На эти деньги НПО содержали и сами себя – арендовали помещения, платили своим сотрудникам зарплату.

То, как на самом деле тратили эти деньги НПО, показал аудит, проведённый Глобальным фондом.

Скажем, 157 тысяч 751 доллар США Республиканский центр борьбы со СПИДом выплатил НПО под названием “Родители против наркотиков”. Этот частный благотворительный фонд, судя по базе данных Минюста КР, был зарегистрирован в Оше в 2000 году, его учредителем выступал некто Аллаберди Муслимов, а руководителем – Мамасобир Бурханов.  

Так вот, в рамках проекта “Профилактика ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков” этот благотворительный фонд тратил деньги весьма странным образом. Например, как утверждается в материалах Глобального фонда, приобретал и ежеквартально выдавал каждому из своих 20 (!) сотрудников спортивные сумки стоимостью… 787 долларов.

У любого из наших читателей наверняка не хватит фантазии представить себе, КАКИМИ должны быть спортивные сумки за такие-то деньги. Изготовленными из кожи крокодила? Да и на кой чёрт они энпэошникам? В виде награды за хорошую работу? Ту прорву денег, что выделял Глобальный фонд, энпэошники, похоже, уже не знали, куда девать…

Аудит, впрочем, выявил, что некоторые из подписей сотрудников фонда “Родители против наркотиков” – якобы за получение этих драгоценных сумок – были подделаны. Что явно означает – деньги таким образом попросту воровались.

Ещё одна НПО – частный общественный фонд “Мастер радости”. По данным Минюста, учреждён он там же, в Оше братом и сестрой Мамановыми – Камчыбеком и Эльмирой, а руководит им Химия Суеркулова. Вид деятельности – “поддержка инвалидов”. Этому фонду Республиканский центр борьбы со СПИДом выплатил почти 60 тысяч долларов. Почти шестую часть этого гранта – в нацвалюте 411 с половиной тысяч сомов – фонд спустил непонятно куда, так и не сумев представить аудитору документов, подтверждающих расходы этих денег.

Ещё один контракт Республиканский фонд борьбы со СПИДом подписал с таинственной организацией под названием “Matrix 2005” (в базе данных Минюста никаких данных о ней не имеется). Она получила 1500 долларов на продовольственные пакеты для выдачи так называемым ЛЖВС – “лицам, живущим с ВИЧ-СПИДом”. В каждый из таких пакетов входят по килограмму макарон и риса, по литру растительного масла. Словом, то, чем благотворители обычно подкармливают пенсионеров. Зачем эти пакеты ВИЧ-инфицированным? Они, оказывается, служат “заманухой” для наркоманов, проституток и гомосексуалистов – чтобы те, приходя за халявными продуктами, заодно получали препараты, продлевающие им жизнь.

“Распил” коснулся даже этих несчастных пакетов. Аудиторы Глобального фонда обнаружили, что фамилии в ведомостях на получение продовольственных пакетов стоят одни и те же, а подписи – разные. И пришли к выводу: “Есть риск того, что товары, предназначенные для затронутых эпидемией сообществ, не выдаются лицам, которым они адресованы”.

Всего Республиканский центр борьбы со СПИДом должен теперь вернуть Глобальному фонду 41 тысячу 629 долларов – как потраченные незаконно.

К слову говоря, несмотря на огромные деньги, вбуханные в борьбу со СПИДом, Кыргызстан к концу 2012 года (когда Глобальный фонд заканчивал “подбивать бабки”) вошёл в первую семёрку стран мира с наиболее высоким темпом распространения ВИЧ-инфекции.

Всего же с 2004-го по 2014 год центр “СПИД” только от Глобального фонда получил 52 миллиона 765 тысяч 903 доллара.

Кстати, а кто же возглавлял Республиканский центр борьбы со СПИДом в период, когда тратились эти гранты? Вначале известный медик Борис Шапиро (ныне покойный), основавший этот центр. А в 2006 году его сменил Сагыналы Маматов, до этого работавший в детском реабилитационном комплексе “Алтын-Балалык”, который построила на Иссык-Куле жена бывшего президента страны Майрам Акаева.

Центром “СПИД” С. Маматов рулил до 2011 года. В январе 2013-го премьер Ж. Сатыбалдиев назначил его директором Центра медико-социальной экспертизы при Минсоцразвития (организации, которая, в частности, присваивает инвалидность). Буквально на днях – 6 мая – новый премьер-министр Т. Сариев снял его с этой должности. Сам Сагыналы Маматов прессе заявил, что причин своего увольнения он “абсолютно не понял”.

Что примечательно, эта отставка последовала после очередного скандала с Глобальным фондом. Есть ли между этими событиями связь – пока непонятно.

Львиную же долю долга перед Глобальным фондом – без малого 80 тысяч долларов – составили более чем подозрительные траты Национального центра фтизиатрии (НЦФ). Вначале аудиторы выявили нарушения почти на 26 тысяч долларов. После чего Глобальный фонд, насторожившись, провёл целое расследование деятельности этой организации. Вылезли ещё 53 с половиной тысячи долларов – и весьма скандальные схемы махинаций с грантами.

Учреждения, занимающиеся в Кыргызстане борьбой с туберкулёзом, уже не впервые, заметим, оказываются в эпицентре финансовых скандалов. Чего стоит нашумевшее уголовное дело бывшего депутата Урмат Аманбаевой. Она, напомним, обвиняется в том, что, работая главбухом  Ошского областного центра борьбы с туберкулёзом, “пилила” бюджетные деньги, якобы поставляя в больницу через подставную фирму несуществующие лекарства.

На другой финансовый поток – гранты Глобального фонда – коррупционеры не покушались, поскольку, как объясняли нашей редакции следователи, “живыми” деньгами там не пахло – гранты поступали в виде медикаментов. Такое новшество, между тем, появилось именно из-за вакханалии с “распилом” грантов в центре “СПИД” и Национальном центре фтизиатрии. В июне 2010 года член временного правительства Эльмира Ибраимова, курировавшая социальный блок, была вынуждена обратиться в ПРООН, попросив эту организацию взять на себя управление грантами Глобального фонда. С тех пор кыргызстанские госучреждения оказались оторванными от кормушки – ПРООН на гранты Глобального фонда сама закупает необходимые товары и доставляет их в регионы страны.

А до этого в Национальном центре фтизиатрии, судя по выводам Глобального фонда, творилось вот что…

Кстати, возглавлял это центр долгие годы Автандил Алишеров. До тех пор, пока в июне 2012 года коллегия Минздрава КР не постановила: “Необходимо решить вопрос о соответствии занимаемой должности директора НЦФ А. Алишерова” – в связи с высоким уровнем заболеваемости туберкулёзом в стране и нерациональным использованием финансовых вливаний.

Алишеров, кстати, до сих пор судится с Минздравом, доказывая незаконность своего увольнения. Любопытно, что незадолго до увольнения он на пресс-конференции категорично заявил: “Без иностранных доноров нам с туберкулёзом не справиться”, – добавив, что Кыргызстану предстоит зависеть от доноров ещё лет десять.

Так вот, о донорах и о том, как тратились их деньги. Отчёт аудиторов Глобального фонда пестрит фактами, которые иначе как “распилом” не назовёшь.

Некий начальник департамента социального развития администрации президента Кыргызстана (так эта должность обозначена в отчёте ГФ) получил от Национального центра фтизиатрии аванс в размере 31 с половиной тысячи сомов (748 долларов) для участия в региональном совещании Глобального фонда. При проверке же выяснилось, что в списках участников совещания этого чиновника не было. И никаких отчётных документов о трате этих денег НЦФ аудиторам не предоставил. То ли сам чиновник деньги “скрысил”, то ли центр фтизиатрии использовал его имя для отмывания этой суммы.

А вот пример позабористей. Некое “ответственное должностное лицо” Национального центра фтизиатрии за счёт грантов Глобального фонда приобрело автомобиль у… своей же супруги. На стареньком,1996 года выпуска, “Митсубиси” супруга “лица” заработала весьма кругленькую по тем временам сумму (за которую и сегодня можно купить приличное авто) – 5 тысяч 589 долларов. Аудиторам Глобального фонда “лицо” горячо доказывало, что “приобретение данного автомобиля не несло прямой выгоды члену его семьи, так как продавцом на момент покупки выступала уже его бывшая супруга”. Сама же супруга аудиторам призналась, что она фактически была замужем за “ответственным должностным лицом”. К этому остаётся добавить, что старенький автомобиль, хотя и был куплен якобы для центра фтизиатрии, но на баланс в бухгалтерии его почему-то не поставили. Решили и деньги “срубить”, и машинёшку себе оставить?

В своём отчёте Глобальный фонд ничьих фамилий деликатно не называет. Нам, однако, в приватном порядке удалось выяснить, что же это за “ответственное лицо”. Хм… В медицинских кругах сей господин известен, как очень богатый человек, своим существованием напрочь опровергающий миф о бедности медицинских работников. У него есть огромный дом в пригородном жилмассиве Чон-Арык, огромная вилла на Иссык-Куле (и даже не одна). Когда он эту виллу собирается посетить, туда отправляют медсестёр, которые её отдраивают и обслуживают хозяина. Ни дать ни взять – помещик!

Называть фамилию этого господина, впрочем, пока не будем – пусть вначале с ним разберутся правоохранительные органы.

А вот пример ещё интереснее. Некое, опять же, “ответственное должностное лицо руководило созданием нескольких НПО в области борьбы с туберкулёзом и устроило туда своих родственников”. Члены семьи этого лица были назначены в три из четырёх НПО, которым Национальный центр фтизиатрии присудил 60 процентов грантовых средств Глобального фонда.

Одним из получателей грантов, говорится в отчёте ГФ, стала “Ассоциация обществ борьбы с туберкулёзом“. Эта НПО была открыта неким врачом – пенсионером, бывшим главой тюремной больницы – по просьбе всё того же “ответственного должностного лица”. И получила от Национального центра фтизиатрии гранты на 8 проектов на сумму более 98 тысяч долларов.

Здесь уже появляется кое-какая зацепка. Находим в базе данных Минюста эту частную организацию. И с удивлением обнаруживаем в графе “сведения о руководителе”… кого бы вы думали? Алишерова Автандила Шерматовича – бывшего директора Национального центра фтизиатрии! Так вот кто оно такое – это “ответственное лицо”.

Автандил Алишеров, бывший директор Национального центра фтизиатрии – основного получателя и распределителя грантов.

Из отчёта Глобального фонда: и адреса, и даже бланки НЦФ и НПО, получавшего самые крупные гранты, любопытным образом совпадали.

 

А до этого, как явствует из отчёта Глобального фонда, этой НПО руководил племянник супруги А. Алишерова. Хотя не имел никакого опыта борьбы с туберкулёзом, ибо получил образование юриста и биолога.

В другой НПО – частном общественном фонде “Эл Мед Плюс” – стала работать лектором сестра А. Алишерова, врач-педиатр по специальности. Эта НПО, кстати, получила от НЦФ (возглавляемого всё тем же А. Алишеровым) грант по одному проекту в размере 6 тысяч 780 долларов. Что любопытно, одно из просто “должностных лиц” Национального центра фтизиатрии призналось следователям Глобального фонда, что “ответственное должностное лицо” (читай – Алишеров) инструктировало его, чтобы имя сестры не фигурировало ни в каких документах.

(Для справки: в базе данных Минюста КР учредителем фонда “Эл Мед Плюс” числятся некто Турсун Мамырбаева и Эльвира Кабылова, последняя одновременно является руководителем этой НПО.)

В третьей НПО – общественном объединении “Кыргызское общество за безопасное и рациональное использование лекарств” – работала лектором супруга “ответственного должностного лица”, то бишь А. Алишерова. Эта НПО получила гранты по двум проектам – на общую сумму 14 тысяч 173 доллара.

Чем же занимались эти НПО на деньги Глобального фонда, щедро выделяемые им Алишеровым? Упомянутая “Ассоциация обществ борьбы с туберкулёзом” (которую сейчас возглавляет сам Алишеров), например, занялась… разведением карповых рыб и коров. Зачем?! Якобы – для обеспечения туберкулёзных больных дополнительным питанием и натуральным молоком. Как выяснил в ходе расследования Глобальный фонд, и свежую рыбу, и молоко (притом что научного обоснования их ценности для больных нет) можно было купить на местном рынке гораздо дешевле. Между тем в рыбное хозяйство было вбухано почти 12 тысяч долларов, в молочное хозяйство – 8 с половиной тысяч долларов. Велико было подозрение, что под предлогом “обеспечения больных питанием” глава НЦФ Алишеров за счёт Глобального фонда решил попросту создать собственные сельхозпредприятия. Но доказать этого аудиторам не удалось. Тем не менее “рыбно-молочную” авантюру Глобальный фонд забраковал, признав эти траты “не соответствующими критериям”.

Много ещё чего вылезло при расследовании деятельности Национального центра фтизиатрии. Например, явный  сговор его руководства с подрядчиками, выполнявшими строительные работы. Или поставлявшими мебель. Так, сразу три контракта – на изготовление мебели для Бишкекской туберкулёзной больницы, для загородной клинической базы в селе Воронцовка и для Республиканского реабилитационного центра “Жеты-Огуз” (южный берег Иссык-Куля) – на общую сумму 63 тысячи долларов – выиграл некий Абдыкеримов, полукустарь. В то время как его соперниками на тендерах выступали солидные фирмы, предлагавшие куда более низкие цены. Абдыкеримовская мебель в больницах стояла недолго – быстро разваливалась.

Слово “откат” в ходе расследования всплыло само собой. Но прояснение этого вопроса Глобальный фонд оставил уже правоохранительным органам Кыргызстана.

Не будем, впрочем, больше утомлять читателей описанием всевозможных махинаций – их в отчёте ГФ приводится много. Но вот что хочется заметить. Когда речь заходит о принятии в Кыргызстане закона об иностранных агентах (то есть, по сути, о повышении прозрачности движения грантов, получаемых из-за рубежа),  со стороны так называемого “гражданского общества” сразу раздаётся крик: “Да вы на кого руку поднимаете?!”. На благотворителей, дескать, поднимаете, на НПО, помогающих людям – в том числе в сфере здравоохранения… После всей всплывшей мути с грантами Глобального фонда этот довод выглядит ещё более сомнительным, чем раньше.

И этот скандал, как считают знающие люди, всего лишь верхушка айсберга. Многие НПО для того и создаются, чтобы отмывать грантовые деньги. И за многими стоят именно чиновники.

А дальше-то что? Лафа заканчивается. Тот же Глобальный фонд недавно перевёл Кыргызстан из категории бедных стран в более высокую категорию стран развивающихся. Это означает, что деньги республике будут теперь выделять лишь на самые жизненно важные нужды.

Прекращение сотрудничества страны с Глобальным фондом, говорят в Минздраве, будет означать катастрофу. Только на препараты, поддерживающие жизнь ВИЧ-инфицированным, в год нужно полмиллиона долларов, на тестирование ВИЧ-инфекции – 800 тысяч долларов, на препараты для туберкулёзников – около 3 миллионов долларов. А весь бюджет Минздрава КР при этом составляет в среднем 20 с половиной миллионов долларов.

Кто же вернёт Глобальному фонду 121 тысячу долларов?

– Считаю, это должны делать бывшие руководители организаций, получавшие гранты – Сагыналы Маматов и Автандил Алишеров, – говорит министр здравоохранения Талантбек Батыралиев. – Мы не можем рисковать будущими грантами, когда у нас такие дыры в бюджете и такое трудное положение – в этом году вот внезапная вспышка кори обрушилась. Я уже написал во все правоохранительные органы, надо будет – поставлю вопрос и перед президентом. Других рычагов у меня нет. Пока я нахожусь на этом посту, буду добиваться полной прозрачности движения всех денежных средств, закупок в режиме онлайн. Чтобы общественность всё видела, чтобы налево ничего не могло уйти. Знаете, какое давление на меня началось со всех сторон после того, как мы обнародовали эту историю с грантами Глобального фонда? Анонимки пошли… Заинтересованных – очень много. Но обратного хода нет, – заключает министр.

В конце апреля Минздрав обратился уже к новому генпрокурору Индире Джолдубаевой с просьбой дать правовую оценку разоблачениям Глобального фонда. Чем ответит надзорный орган?

Артур ИСАЕВ

Оставьте комментарий