Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Исламом прикрывают натуральный бандитизм

Прокомментировать ситуацию мы попросили специалиста по шариатскому праву Кадыра МАЛИКОВА.

– Джихадисты совершают в Кыргызстане преступления, прикрываясь такими понятиями, как “амалият”, “ганимат”. Скажите, эти термины в исламе действительно существуют?

– “Амалият” – такого понятия в шариате вообще не существует. С арабского “амалия” переводится как “операция”, “акция”. А также – это операция хирургическая. А тот смысл, который сейчас в это слово вкладывают – якобы легитимное разрешение на завладение чужой собственностью – с исламом ничего общего не имеет.

Это, можно сказать, сленг, который с недавнего времени используется внутри подпольных джихадистских группировок. Точнее говоря – среди такфиристских групп. Мы с вами уже объясняли читателям суть такфиристской идеологии – разрешение достижения цели любыми средствами, обвинение в неверии тех, кто не согласен с этой идеологией. Большинство исламских учёных объявили такфиристскую идеологию вне ислама. Яркий её пример – идеология ИГИЛ.

“Ганимат” – термин действительно исламский. “Ганима” в переводе с арабского означает военную добычу, трофей. То есть материальные ценности, попавшие в руки мусульман в ходе священной войны. Когда есть фронт, есть объявленный джихад, есть противник. Но и здесь современные джихадисты подменяют понятия. У какого противника они забирают трофеи? У обычных граждан? С кем они ведут войну – со своим же народом?!

Использование этих терминов с точки зрения шариата абсолютно нелегитимно! Ими прикрываются обыкновенный разбой и бандитизм.

– От кого “спящие” джихадистские ячейки ждут сигнала к выступлению?

– Неизвестно…

– Каким может быть этот сигнал? Таким, например, как сигнал к мятежу испанских фашистов в 30-х годах прошлого века, когда в обычной радиопередаче прозвучал пароль – “Над всей Испанией безоблачное небо”?

– Такое трудно представить. Единого сигнала обычно не бывает. У каждой группировки, как правило, есть связной, который и передаёт сигнал к действию – джихаду.

–  Джихадистам, побывавшим в Сирии, на родине в Кыргызстане стали давать большие тюремные сроки – по статье УК “Наёмничество”. Это – выход из ситуации?

– Одновременно с этим нужно предусмотреть и программу реабилитации этих людей, возвращения их в общество. Многие из этих парней поехали на войну чисто из идейных соображений – причём по незнанию. Никто не может дать гарантии, что таким же образом не будет завербован сын или брат кого угодно – даже любого представителя правоохранительных структур.

Нужна, считаю, специальная амнистия для тех, кто оказался на войне в Сирии или Ираке. В том числе для тех, кто ещё не вернулся. Кто этой амнистией воспользуется? Те, у кого руки не запачканы кровью. Те, кто, попав на эту войну, увидев её своими глазами, понял, что его обманули, и разочаровался в этих идеях. Таким людям нужно гарантировать, что по возвращении на родину они не будут привлечены к уголовной ответственности. При этом, конечно, их нужно подвергнуть самой тщательной проверке. И они должны пройти курс реабилитации.

– А такая реабилитация возможна?

– Конечно. Можно разработать методологию программы совместно с грамотными имамами мечетей. Я лично в Оше беседовал с арестованными “сирийцами” и увидел, что некоторые из них реально раскаиваются. Не только потому, что боятся тюрьмы – они ещё боятся ответственности перед Богом за искажение шариата. Есть в исламе такое понятие – “тавба”. Это – очень серьёзный ритуал покаяния, когда верующий искренне сожалеет о содеянном грехе и даёт Всевышнему клятву больше подобный грех не совершать, стремиться делать добрые дела ради прощения. Некоторые молодые ребята, вернувшиеся из Сирии, я знаю, совершают покаяние перед Аллахом в тюрьме.

Так вот, после прохождения курса реабилитации у таких ребят надо брать какую-то расписку, обязательство, что больше они не встанут на этот путь. А если встанут, то теперь уже получат двойной тюремный срок. И не надо спешить всем подряд отмерять огромные тюремные сроки. Надо, считаю, всё-таки понять, что это за человек – и не ломать без необходимости ему жизнь.

– Но можно понять и представителей государства – силовиков, судей. Никто ведь не знает, чего ждать от этих людей, вернувшихся с войны. Эти “бомбы” замедленного действия нужно обезвредить. Как? Единственный способ – изолировать их от общества. Разве нет?

– Не думаю, что это единственно правильный подход. Во-первых, изоляции всё равно не получится – у нас нет специальной тюрьмы для отдельного содержания террористов и экстремистов. Наши исправительные колонии – лагерного типа, эти осуждённые будут общаться с другими заключёнными и заражать их своей идеологией. Что давно уже и происходит…  Во-вторых, тюрьма всё равно никого не остановит – эти молодые люди будут приезжать и приезжать. Только по официальным данным, за три года на Ближний Восток уехало порядка 170 кыргызстанцев, а сколько фактически?! Намного больше…

Должна быть прочерчена некая красная черта. Тот, на чьих руках кровь, убийства, зверства под флагом религии, должен отвечать по всей строгости – я даже за то, чтобы применять к таким смертную казнь. Тот, кто успел совершить на территории Кыргызстана другие преступления, тоже должен нести ответственность. Но к тем, кто был введён в заблуждение лжемиссионерами, одумался, ужаснулся и раскаялся, не надо, повторяю, спешить слепо применять букву закона. Сила государства – в справедливости. И эту силу государство должно показать. Надо вырвать этих людей из рук лже-миссионеров и вернуть их в общество. А для этого противостоять радикальной идеологии нужно прежде всего идейно – просвещением.

Вадим НОЧЁВКИН

Оставьте комментарий