Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

Как нам выучить кыргызский?

16.10.2014
Просмотров: 40

Вопрос тем более актуален, чем скорее Кыргызстан планируется целиком и полностью “перевести” на государственный язык. По последним данным, случится это не позднее 2017 года.

 – Ничего не получится, – уверена Джанет Кадыровна Узенова, логопед-дефектолог. – До тех пор, пока в корне не изменится сама система преподавания кыргызского языка.

больной  вопрос

    С ней, руководителем кружка “Развитие речи”  в  детском центре “Шайыр”, мы встретились  после  её  звонка в нашу редакцию. То, о чём она хотела поговорить и что обсудить с корреспондентом, – разговор явно не телефонный.

– Часто слышу, – делится наболевшим Джанет Кадыровна, – что большинство русскоговорящих не хотят учить кыргызский язык. Я бы возразила: господа, не НЕ ХОТЯТ, а НЕ МОГУТ! Поверьте мне, учителю со стажем: ко мне часто приходят родители учеников и буквально плачут – их дети, да и они сами никак не могут овладеть кыргызским. Очень хотят, но не получается. По вполне объективным причинам.

Кто в этом виноват? Советский Союз? Русскоязычные люди? На мой взгляд, дело совсем в другом. Виной всему – веками складывавшийся менталитет “эптеп-септеп” (тяп-ляп) и “боло берет” (сойдёт и так).

Что я имею в виду? У нас слишком мало профессионалов кыргызской филологии. Таких учителей, которые могут доступно объяснить учебный материал, не срываясь и не позволяя себе унизительных реплик в адрес учащихся.

Чему лично я была свидетельницей? Русскоязычному ученику не так-то просто выговорить кыргызское слово “тєрт”. Просто потому, что артикуляции этого специфического звука его никто не научил. Вот и получается – то “торт”, то “тёрт”. В ответ – “садись, два”. Безапелляционно, без лишних разговоров.

Ученица 8 класса путается в окончаниях множественного числа и вместо “мектептер” написала “мектеплер”. Итог тот же: “садись, два”. Этот закон сингармонизма  с трудом доступен  даже взрослому человеку. Его объяснять и объяснять  –  а такого правила даже нет в учебнике! Парадокс: тема есть, а правила нет. Получается, кто уловил  на  слух  и  запомнил – у того хоть что-то получается. А кто на слух не воспринял?

“Эже, – обращается ученик   к   учительнице  кыргызского  языка, – я  не понял  это  правило,  объясните ещё раз”. – “Не понял – значит дурак!” – парирует педагог.

“Кыргызча билбесеў – кет!”  (“Не знаешь кыргызcкого – уезжай!”).  Даже  у меня, взрослого человека, владеющего  кыргызким языком,  такие высказывания вызывают негатив и протест. Что же говорить о подростках?!


Попробуйте провести в любой школе опрос среди учеников: какой у вас самый любимый предмет? Уверяю вас, кыргызского языка среди названных предметов не будет. Его школьники не любят, как ни горько и ни обидно в этом признаваться. Не любят – потому что не понимают, потому что неинтересно, потому что слишком уж много агрессии со стороны преподавателей.

Недавно по телевизору передачу смотрела. Там один депутат (не буду называть фамилию) приводил в пример соседний Узбекистан. Там, мол, с узбеком кто-то заговорил по-русски – и узбек сделал вид, что не слышит. Говорилось это как бы в назидание. Если бы, мол, у нас в Кыргызстане сложилась такая ситуация, когда никто с русскоязычным на русском языке общаться не будет, – вот тогда бы, дескать, дело пошло, и все бы быстренько выучили кыргызский.

Люди, вы забываете, что язык должен быть объединяющим  фактором,  а  не наоборот!

Я сама по себе человек-космополит. Люблю всех, нравится слушать других, прислушиваться к говорящим на незнакомом языке. Знаю русский, турецкий, кыргызский, казахский, немного английский. Не чувствую себя в Кыргызстане чужим человеком, но и своим, извините, – тоже. Особенно когда то и дело слышу – пусть и не в свой адрес: “Мен силерди кыргызча сайратам” (“Я заставлю вас заливаться соловьём по-кыргызски”). Ну нельзя – да и невозможно, и не нужно – никого в этом смысле заставить!

Обратили бы лучше внимание на методику преподавания кыргызского языка. Многие наши депутаты удивляются, что молодёжь лучше знает английский, чем родной кыргызский. А это ведь совсем не удивительно. Для изучающих английский  язык есть масса методически грамотно составленной литературы – начиная со словарей, где есть  транскрипция (!) любого звука, и заканчивая “правильными”  разговорниками и самоучителями. Есть профессиональные, высококвалифицированные преподаватели.


А что у нас? Хороших современных орфографических  или толковых словарей НЕТ. Как-то понадобилось  мне  найти  примеры кыргызских антонимов. Свой старенький словарь перерыла – вроде бы нашла.  А  оказалось, что многих  слов  никто  из  кыргызов  давно уже не знает, они устарели и в речи не употребляются.

Искали синонимы к слову “айкол” (великодушный). В словаре – только “ак коўул”, но в русском языке у него совсем другое значение – “душевный”.

Пыталась найти учебник кыргызского языка для дошкольников – НЕТ его! А ведь язык должен изучаться с самого раннего детства. И учебное пособие для малышей не просто должно быть. Оно должно быть ярким, красочным, интересным!

Как говорится, комментарии излишни.

Ещё одна загадка: кто знает, как произносятся буквы кыргызского алфавита? Алфавит-то, за исключением нескольких букв, совпадает с русским. Но по-русски произносим “бэ”, “вэ”… А ко мне приходят заниматься дети из кыргызских школ и уверяют, что их учили произносить “бы”, “вы”…

Нигде в литературе я этих нюансов не нашла. Спрашивала у всех знакомых учителей кыргызского языка. Все в ответ пожимают плечами: мы, мол, об этом как-то не задумывались.

Да как же не задумываться, если изучение любого языка начинается с алфавита?!

Вот  здесь  мы  подходим к  ещё  одному   непонятному лично мне моменту. Вот учебник кыргызского языка для  1  класса  школ  с  русским  языком  обучения.        1 класс!  То  есть  предполагается,  что ребёнок не умеет  ещё  ни читать, ни писать. На уроках русского языка  он начинает учить буквы.  А  первый урок кыргызского по этому учебнику…  приветствие.

“Салам”, “саламатсызбы”, “саламатчылык”. В том числе и “саламатсыўарбы” – с буквой и звуком, которых в русском языке нет! И которые поди разберись, как читаются и произносятся – особенно учитывая, что ученик вообще ещё читать не умеет!

Кыргызский алфавит (без транскрипции) по какой-то непонятной мне причине даётся лишь к 36-му уроку.

Кыргызский алфавит первоклассники начинают изучать только после 30 с лишним уроков!

Или вот учебник кыргызской литературы для 8 класса. Тоже, между прочим, для русскоязычных. Откройте буквально первую страницу. Огромные сложнейшие тексты на кыргызском языке. Без перевода, без каких бы то ни было сносок и комментариев. Реально ли, как думаете, русскоговорящему подростку всё это правильно прочитать и не просто понять суть, а перевести?!

Результат всё тот же: “садись, два”. Разве после этого у школьника возникнет желание учить язык?

То же самое – со стихами. Задают на дом выучить стихотворение на кыргызском. Не разобрав его предварительно, не переведя, не выписав новые слова и не объяснив их значения. Как можно что-то учить наизусть, не понимая смысла того, что ты учишь? Не имея ни малейшего представления, о чём вообще идёт речь?

Самое интересное, что мало кто из ребят-кыргызов имеет в школе пятёрку по родному языку. Даже среди тех, кто дома с родителями разговаривает на кыргызcком, процент отличников или даже ударников невелик. О чём это говорит? Всё о том же: о низком качестве кыргызских учебников и учебных программ, о недостатке профессионализма учителей, о неинтересных уроках…

– У кого-нибудь из вашего класса есть пятёрка по-кыргызскому? – спрашиваю учеников, которые приходят ко мне на занятия.

Сейчас, говорят, нет. Была у такого-то… Но он уже уехал с родителями в Россию.

Такие большие и сложные тексты на кыргызском языке предлагается читать и переводить русскоговорящим восьмиклассникам.

А ещё очень хотелось бы обратиться к молодым людям-кыргызам. Ребята, когда вы через слово вставляете в свою речь ненормативную лексику, – подумайте, как окружающие реагируют на это. Насколько сильно вы лично заинтересованы в том, чтобы некыргызы полюбили кыргызский язык, и насколько сильно любите его вы сами?

Иногда в маршрутке или подземном переходе возле ЦУМа мои дети спрашивают меня: “А что он сказал?”. Отвечаю, что лучше им этого не знать. А сама в глубине души в такие минуты даже радуюсь (!), что дети пока ещё хуже меня владеют кыргызским языком. Что пока не воспринимают на слух всю эту словесную мерзость.

Соблюдение культуры речи – ещё один стимул для изучения языка. Без этого – никак.

Для детей и подростков в обучении чему-нибудь – да и вообще во всём – важна мотивация. Чем она, мотивация, мощнее, тем быстрее и легче запоминается материал. А теперь, после всего сказанного, подумайте, какая может быть мотивация у наших школьников учить кыргызский язык?! И кто виноват, что обучение “не идёт”, что много лет мы топчемся на одном месте, хотя и говорим очень горячо и эмоционально о необходимости всеобщего знания государственного языка?

ЗОЛОТЫЕ СЛОВА!

Кыргызстан столкнулся с тотальной безграмотностью молодёжи, которая не знает ни государственного, ни русского языков.


Об этом на пресс-конференции в ИА “24.kg” сообщила лидер Коммунистической партии КР Клара Ажыбекова.

Интеллектуальный потенциал студентов падает. Они плохо знают и русский, и кыргызский языки. “Мы сталкиваемся с тотальной безграмотностью. Статус госязыка поднимался все эти годы… Веление времени, чтобы граждане знали его. Но любой язык является катализатором научно-технического прогресса. Мы планируем вступить в Таможенный союз, поэтому нам нужно поднимать статус русского языка. Если мы хотим перспективного развития, необходимо владеть  официальным. К тому же исторически он уже стал языком межгосударственного общения. Кыргызский язык всегда развивался за счёт русского. Научный язык практически не был развит – через русский язык он обогащался”, – говорит умудрённая жизненным опытом Клара Ажыбекова.

Правозащитник Игорь Трофимов добавил, что кыргызский язык нужно развивать, не выдавливая русский, не противопоставляя их. “90 процентов средств в КР поступает из России от мигрантов. Они должны знать русский язык, чтобы трудоустроиться. Однако в бюджете закладываются средства только на развитие госязыка”, – справедливо заметил он.

Оставьте комментарий