Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Как распознать ИГИЛовца

ИГИЛ для кыргызстанцев перестал быть отдалённой территорией на географической карте и шокирующей картинкой в телерепортажах. Он – рядом с нами.

Он не только пожирает наших мужчин и женщин, бросающих свои семьи и уезжающих на далёкую войну. Он не только остаётся в воспоминаниях тех счастливчиков, которым удалось вернуться живыми в Кыргызстан, посмотрев ИГИЛ вблизи.

За июльской перестрелкой в центре Бишкека, как объявлено, тоже стоит ИГИЛ.

ИГИЛ живёт в умах уже многих кыргызстанцев – как единственно возможный путь для “истинного мусульманина”.

И эту публикацию мы адресуем в первую очередь мусульманам республики.

Постоянный эксперт нашей газеты, глава исследовательского центра “Религия. Право. Политика” Кадыр МАЛИКОВ сегодня выступает в роли не политолога, а исламского учёного и верующего мусульманина.

“КОГДА УВИДИТЕ ЧЁРНЫЕ ФЛАГИ…”

– Давайте вначале определимся в терминах, – предлагает Кадыр Маликов. – Что такое ИГИЛ? Бренд, к которому привыкли журналисты. На самом деле эта аббревиатура (означающая “Исламское государство Ирака и Леванта”) устарела и отменена самими игиловцами. Они себя сейчас  называют просто ИГ – “Исламское государство” (по-арабски – ад-Дауля аль-Исламийя).

Но во всём мире (в первую очередь в Саудовской Аравии) исламские учёные запретили использовать слово “исламский” в этом названии. И в арабском мире сейчас говорят просто “дауля” – “государство”.

– То есть исламские теологи отказали ИГИЛу (будем привычнее уже называть его так) в праве называться исламским?

– Да. Потому, что допущены очень большие нарушения как при создании “государства”, назвавшего себя “халифатом”, так и в действиях его “граждан”. Жестокость, массовые зачистки, казни, вандализм, разрушение памятников культуры – это всё не имеет ничего общего с исламом!

Сейчас я скажу нечто очень важное. Обо всём этом мусульман в своё время предупреждал ещё Пророк Мухаммад (мир ему). В одном из своих хадисов он дал описание  внутренних врагов ислама. Перед концом света, предсказывал Пророк, “появятся люди молодые в годах и бестолковые в умах, которые станут произносить слова лучшего из созданий (Пророка), однако они отойдут от ислама подобно выпущенной из лука стреле. Вера этих людей не пройдёт ниже их глоток…”. То есть слова Корана останутся только на их языке.

А вот что говорил Али ибн Абу Талиб – четвёртый праведный халиф, двоюродный брат, зять и сподвижник Пророка Мухаммеда. И учёные пришли к выводу, что всё это относится именно к сегодняшнему ИГИЛу.

Когда вы увидите чёрные флаги, – говорил халиф, – припадите к земле и не шевелите ни руками, ни ногами”. Флаги так называемого “Исламского государства” действительно, как все мы знаем, чёрные. Завидев их, мусульмане должны оставаться на своих местах, не должны присоединяться к ним, не должны помогать этим людям ни действиями, ни финансово – так толкуют эти цитаты исламские учёные.

“Потом, – предупреждал халиф, – появится слабый и незначительный народ. Их сердца будут подобны кускам железа. И у них будет государство”. “Слабый” и “незначительный” – с точки зрения понимания религии, морали и религиозной практики. Этот народ будет безжалостно убивать военнопленных, будет подвергать людей жестоким пыткам (железные сердца). Что же касается государства, то на протяжении целого века никто не заявлял об учреждении халифата – ИГИЛ стал первым.

“Они, – продолжал халиф Али ибн Абу Талиб, – не будут держать данного ими слова и соблюдать договоры”. Факт из совсем недавней истории – суннитское племя Шаетат в Сирии присягнуло в верности игиловцам. Те в ответ, нарушив соглашение с этим племенем, стали убивать сотнями его мужчин и женщин. Теперь племя ИГИЛу мстит. Там же в Сирии игиловцы вероломно убили журналистов и сотрудников миссии гуманитарной помощи.

“Они будут призывать к истине, но сами не будут людьми истины”.

Люди истины милосердны – согласно высказыванию Пророка: “Прощайте, и вам простится”.

Они будут давать себе прозвища по названиям городов и стран”.

Посмотрите на имена-прозвища лидеров ИГИЛ – аль-Багдади, аль-Заркави, аль-Туниси!

“Их волосы будут длинными, как у женщин”.

Многие боевики ИГИЛ действительно носят длинные волосы.

И так будет продолжаться, пока они не впадут в разногласия между собой, и тогда Аллах явит истину тому, кому пожелает”.

Разногласия уже идут. Один год противостояния ИГИЛа и его же “родителя” – террористической организации “Фронт аль-Нусра” (сирийский филиал “Аль-Каиды”) – уже привёл к тысячам смертей!

Всё это было предсказано ещё полторы тысячи лет назад!

– Потрясающе!

– А вот к чему призывал Пророк (мир ему), имея в виду тех “бестолковых в умах”, кто взял в руки оружие и убивает мусульман: “А потому, где бы вы их ни встретили, убивайте их, ибо, поистине, убивший их получит в День воскресенья за это награду. Они наихудшие из созданий…”.

– Как же называть боевиков этого, мягкого говоря, странного государства?

– Лучше всего старым названием из истории мусульман – хариджитами. Это слово можно перевести как “вышедший с оружием в руках против мусульман и власти”. Именно их имел в виду и Пророк, и четвёртый праведный халиф.

Учёные Саудовской Аравии, придерживающиеся наиболее жёсткой позиции, этих людей вообще не считают мусульманами и объявляют их кафирами, вышедшими из ислама.

Остальная часть суннитских учёных (включая нас) считает, что хариджиты – пока ещё всё-таки мусульмане. Но стоят они между верой и неверием, то есть являются заблудшими. Но они не имеют права считаться суннитами. То есть это – СЕКТА.

Не поверите, но ВСЕ учёные суннитского ислама из множества стран вынесли однозначное решение. Тех, кто попал в эту секту, надо мирным путём призывать вернуться в ислам. Но с теми из них, кто взял в руки оружие, надо воевать – это обязанность каждого мусульманина. И их разрешено уничтожать физически.

В появлении ИГИЛа учёные ничего нового не увидели. Похожие случаи были во времена третьего и четвёртого праведных халифов. Эти халифы погибли как раз от рук хариджитов, один из них – прямо во время чтения намаза в мечети. Хариджиты убили и одного из сподвижников Пророка. Отрезали ему голову, а его беременной жене вспороли живот, вытащили младенца и разрубили его. Всё это описано в хадисах. И сегодняшние хариджиты, как видите, от древних недалеко ушли.

СЛОВАРИК  НЕНАВИСТИ

– Не секрет, что в Кыргызстане уже немало поклонников ИГИЛа. Это – тоже хариджиты?

– Здесь пока уместнее употреблять другой термин – такфириты. Слово “такфир” означает “обвинять другого верующего мусульманина в неверии”. Согласно всем общепринятым правилам, мусульманина никто не имеет права обвинять в неверии, пока он сам – либо своими делами, либо своим языком – не подтвердит отречение от ислама.

Мы, сунниты, человека, совершающего грехи, считаем нечестивцем, но не отказываем ему в праве считаться мусульманином. Такфириты же объявляют его вне ислама, вне закона – и тем самым открывают дорогу для его убийства, захвата его имущества и т.д. По сути, они забирают у Всевышнего право судить, кто есть верующий, а кто неверующий. Чем сами совершают большой ширк – великий грех. В этом – главная особенность такфиритов. Имеются все признаки того, что такфириты – это СЕКТА. И секта самая опасная для ислама.

– В чём разница между такфиритами и хариджитами?

– Хариджиты – те же самые такфириты, но взявшие в руки оружие и начавшие убивать. Перешедшие, можно сказать, от теории к практике.

– Скажите, какие религиозные группировки в Кыргызстане можно считать такфиристскими? Ваххабиты или “Хизб ут-Тахрир” относятся к их числу?

– Нет. Такфиристскими являются ультрарадикальные группировки, вышедшие за рамки ваххабизма (салафизма). Сами такфириты даже ваххабитов не считают мусульманами, называют их прислужниками власти. Не случайно в Саудовской Аравии, где государственной идеологией является ваххабизм, столь жёстко относятся к такфиритам, к ИГИЛу. Даже “Аль-Каида” (чья идеология, по сути, такфиристская) – более умеренная группировка по сравнению с ИГИЛом. “Аль-Каида” придерживалась каких-то канонов шариата, она никогда не отрезала головы перед видеокамерой, она не принуждала представителей других религий принимать ислам, не преследовала людей по религиозному признаку, не устраивала массовых зачисток. И не убивала исламских учёных – даже тех, кто не разделял её взглядов. А ИГИЛ их убивает в первую очередь! Его агрессия в первую очередь направлена против мусульман.

Ярко выраженной такфиристской группировкой можно теперь считать хорошо знакомое кыргызстанцам Исламское движение Узбекистана. ИДУ как такового уже нет, оно почти полностью ушло под ИГИЛ, дало ему присягу. В лице этой подпольной группировки мы, можно сказать, имеем у себя филиал ИГИЛ.

– Сколько примерно носителей такфиристской идеологии в Кыргызстане?

– Этого не знает никто. Но если учесть, что уже порядка 300 кыргызстанцев решили перейти от теории к практике и присоединились к ИГИЛ, уехали в Сирию, то число носителей идеологии весьма, думаю, значительно. Не все готовы сейчас взяться за оружие. Есть просто симпатизирующие этой идеологии. Они ведут мирный образ жизни, но в нужный момент – в случае дестабилизации обстановки в стране – эти спящие ячейки могут активизироваться. Как это было во время “арабской весны”, как это было в Сирии.

– Можно ли как-то распознать, что перед тобой – такфирит? Могут ли, скажем, родители определить, что их сын или дочь попали под влияние такфиризма?

– Это не трудно. Есть ряд очень характерных признаков.

– Мужчины, отрастившие бороды, щеголяющие в “кальсонах” (их в последнее время можно увидеть часто) – это такфириты?

– Ни в коем случае не надо смотреть на внешний вид! И тем более кого-то ущемлять и преследовать из-за внешнего вида. Мусульмане сегодня носят разную одежду. Кто-то джинсы, кто-то костюм, кто-то “пакистанку”, кто-то арабскую одежду. Такфириты в мирных условиях, наоборот, стремятся не выделяться внешним видом, носят светскую одежду. Даже готовясь к боевым действиям, к терактам, они сбривают бороды.

Смотреть надо не на внешний вид, а на идеологию. На разговоры, которые ведут такфириты. И ещё… Может, этот совет покажется вам странным, но смотрите человеку в глаза.

Что мы там увидим?

– У обычного мусульманина (особенно после намаза) из глаз исходит свет, доброта. А у такфиритов и хариджитов в глазах – постоянная агрессия. Её мы можем почувствовать прямо-таки кожей. У этих людей нет братского чувства к другим мусульманам (не говоря уж о представителях других религий), они не признают ни шейхов, ни амиров – авторитетов для них нет. Для нас, говорят они, авторитет – только Аллах. То же самое было при Пророке Муххамаде. Такие люди, впадающие в крайний фанатизм, были в каждом веке. Аяты, ниспосланные Аллахом в Коране, касающиеся язычников и лицемеров, они переворачивают и направляют против мусульман.

– Как можно выявить такфирита в разговоре?

– По терминам, которые они употребляют. Например, по слову “джихад”. Можно составить целых словарик типичного такфирита. “Амалият”, “ганимат” – военная операция, военная добыча. Этими терминами подпольные джихадистские группировки прикрывают насильственный отбор денег, разбой, рэкет. “Муртад” – мусульманин, вышедший из ислама, ставший кафиром. Этим термином такфириты обозначают работников правоохранительных органов, людей, поддерживающих светские законы и власть. А также учёных, экспертов, выступающих против их идеологии. Принцип такфиритов таков – тот, кто не считает кафирами того, кого мы считаем кафирами, он сам кафир.

Таких терминов много. “Мушрик” – многобожник. Всех мусульман нашего ханафитского мазхаба (школы) и суфиев такфириты считают мушриками. “Тагут” – “кафирская” власть, т.е. светское государство. “Мухаджир” – переселение с “территории неверия” в исламскую страну. Наш Кыргызстан такфириты считают “страной неверия”. И убеждены, что долг мусульманина – её бросить, переселиться в “халифат”. То есть присоединиться к ИГИЛ.

– Словом,  лексикон   ненависти…

– Ненависти, крайней нетерпимости! Должен сказать, что даже использование этих терминов всуе запрещено, нельзя ими разбрасываться кому попало. Потому, что это – термины шариата. И они должны строго регламентироваться знатоками шариата, специалистами по исламскому праву. Только они могут решать, когда можно употреблять эти термины, а когда нельзя. Не могут собраться пять-шесть человек и решить, что этот человек – кафир. Это – право только Аллаха. В Коране Аллах говорит: “Я наказываю, кого хочу. И прощаю, кого хочу. Веду по прямому пути, кого хочу. И сбиваю с пути, кого хочу”. Мы можем назвать неверующим человека, только когда он сам отрекается от ислама – словами или действиями. Например, сжигает  Коран. Но даже в этом случае признать, что мусульманин вышел из ислама, могут только лишь исламские правоведы.

Что характерно, этой нетерпимостью грешат в первую очередь неофиты. То есть люди, которые ещё вчера вели совсем другой образ жизни (в том числе разгульный или криминальный), а тут вдруг явились в роли самых что ни на есть “правильных” мусульман. Арабского языка они не знают, носят с собой Коран на русском языке, спорят, интерпретируют по-своему аяты. От других мусульман отгораживаются, даже с ними не здороваются, на приветствие “Салам аллейкум” не отвечают. Считая нас заблудшими.

Словом, такфиризм – типичная сектантская идеология.

В исламе приветствуются дискуссии. Нельзя называть кафиром учёного, который критикует идеологию вашей группировки. Найдите такого же учёного, пусть начнётся диспут. Но заметьте – игиловцы ни одного признанного учёного, который выступил бы на весь мир и защитил их идеологию, до сих пор не привели. Зато 126 суннитских учёных с мировым именем обратились с открытым посланием к “халифу” ИГИЛ аль-Багдади, в котором по пунктам привели доказательства несостоятельности этого “халифата” и призвали аль-Багдади покаяться. А в ответ – тишина. Такфириты и хариджиты не выходят на диалог – они просто убивают, вынося решение, что такой-то учёный – кафир. И это тоже говорит о том, что мы имеем дело с опасной СЕКТОЙ, признаки которой называл ещё наш Пророк (мир ему).

– Какие ещё есть признаки того, что чей-то сын (муж, брат, сват) попал под влияние такфиритов?

– Если он, скажем, по вечерам стал часто уходить на дарс (уроки, лекции в группе, изучающей ислам), а возвращается оттуда несдержанным, агрессивным – это верный признак того, что он становится жертвой такфиритской идеологии. Если сын называет кафирами даже родителей за то, что они, скажем, не совершают пятикратный намаз; если он не садится с ними за стол – из-за того, что они кушают “неправильные” блюда…

Как и всякие сектанты, такфириты считают только себя спасшейся общиной, они готовы перешагнуть даже через родителей. Ну а если в лексиконе вашего сына, мужа, брата, а также дочери, жены, сестры (всё чаще в этот сектантский омут попадают и женщины) начинают мелькать такие, например, термины, как “муаскар” (военный лагерь для подготовки молодого бойца) – пора бить тревогу! Это уже может означать, что он готов отправиться в Сирию.

– И что же делать в таких случаях родным новообращённого такфирита?

– Это – самый сложный вопрос. У нас до сих пор нет “горячей линии”, нет какой-нибудь службы, куда могли бы обратиться родные жертв такфиризма. В таких случаях нужны не репрессивные меры – нужны психологи, нужны алымы (учёные-теологи), которые могли бы очень профессионально работать с теми, кто попал в секту. До сих пор нет программы каких-то анонимных реабилитационных курсов. С такфиритами, пока они не взяли оружие, нужно говорить, говорить и говорить! Они – заблудшие жертвы. Кстати, во времена праведных халифов – полтора десятка веков назад – главными бойцами против сектантства в исламе были именно учёные. Борьба с такфиритами шла через призыв, через просвещение.

– В случае с молодой жительницей Аламединского района, подавшейся в Сирию, чтобы стать шахидкой (о чём мы рассказали в прошлом номере газеты), всё так и произошло. Одного дня работы с ней профессиональных психологов в Москве хватило, чтобы женщина раззомбировалась, очнулась и ужаснулась: “Как я могла на это пойти? Что со мной было?”.

 – Да, таких специалистов нам не хватает. Нет у нас и самого главного – мотивации для самих учёных. Если вы заметили, мало кто из учёных выступает у нас с критикой такфиризма, ИГИЛа. Почему? Потому, что нет гарантий… Мы уже пятый год поднимаем этот вопрос, но государство до сих пор не разработало национальную программу защиты безопасности имамов, исламских учёных, которые ИДЕЙНО противостоят экстремизму и терроризму, такфиритской и хариджитской идеологии. Ведь, не дай Бог, что случится с таким имамом или учёным – никто не даёт гарантий, что государство хотя бы позаботится о будущем его семьи, детей (как это делает по отношению к семьям силовиков).

Кстати о силовиках… Настал тот момент, когда государство должно в самом спешном порядке позаботиться о религиозном просвещении в Вооружённых силах, в силовых структурах Кыргызстана. Недавние события в соседнем Таджикистане в этом плане преподали нам очень наглядный урок. Впрочем, это отдельная тема, – заключает Кадыр Маликов.

И тема эта, заметим, необъятна. И мы к ней вернёмся в одном из ближайших номеров газеты.

Вадим НОЧЁВКИН

 

ИГИЛ не приходит откуда-то из-за синих гор. Он начинается в головах – с сектантской такфиристской идеологии.

 


ИЗ  СИРИИ  –  ИНВАЛИДОМ

вернулся домой юный джалалабадец,

уехавший на войну ради 5 тысяч долларов в месяц.

20-летнего жителя Джалал-Абада Хожакбара удалось вернуть на родину благодаря совместной работе спецслужб Турции и Кыргызстана. В Турцию из Сирии, по словам юноши, его доставили полуживым. В Кыргызстане в отношении Хожакбара правоохранительные органы возбудили уголовное дело по статье 375 УК (“Наёмничество”), но из-за состояния его здоровья под стражу брать не стали. Его судьбу будет решать суд.

История того, как юноша оказался в Сирии, абсолютно типичная.

“В 2014 году, – рассказал Хожакбар корреспонденту Turmush, – я отправился на работу в город Грозный (Чеченская Республика). Там я работал поваром, отсылал деньги домой, но вскоре скончался владелец кафе. Мой коллега по имени Ислам, который стал мне другом, до этого много говорил о джихаде. И мы с ним отправились в Турцию. В Стамбуле нас встретил гражданин Узбекистана по имени Мусаб, который начал нам рассказывать о Сирии. Он нам сообщил, что если мы отправимся на войну, то нам будут платить по 5000 долларов в месяц. Через три дня он посадил нас в машину и отправил в Сирию. По дороге к нам добавились ещё два парня – таджик и чеченец. На границе нас встретил мужчина арабской национальности. С наступлением темноты он сказал нам, чтобы мы шли по полю около 2 километров. Мы пошли. Затем вновь сели в машину и отправились в город Риф. Нас разместили в холодном доме, где не было света. Телефоны и паспорта наши они забрали”.

“Дней через 19, – продолжает Хожакбар, – нашей группе, где было около 20 человек, сказали, чтобы мы готовились к отправке на “джихад”. Затем нас привезли в город Лероман. Мы чистили дома, которые были разрушены после авиаударов. Никаких денег нам не платили, обучали, как правильно держать оружие. В один день, когда я отправился в магазин, в меня попала пуля. У меня было шоковое состояние, потерял сознание. Когда открыл глаза, то мне сказали, что я нахожусь в одной из больниц в Турции. Я более недели был без сознания. В больнице на лечении находился около 2 месяцев. Врачи три раза делали мне операции, в результате которых я лишился половины легкого. Став инвалидом, я решил вернуться домой”.

Хожакбар призывает кыргызстанскую молодёжь не поддаваться вербовке и не уезжать на войну. “Там воюют мусульмане с мусульманами. Вербовщики обманывают, обещая платить деньги за участие в войне. По приезде сразу же отбирают паспорта. Я прошу молодёжь не идти у них на поводу”, – говорит юный джалалабадец.

Кстати, по данным Джалал-Абадского областного управления ГКНБ, с начала этого года на войну в Сирию выехали 84 жителя области, 14 из них в ходе боевых действий погибли. “Но ни одно тело не было доставлено в Кыргызстан для захоронения, – говорит начальник управления Канжарбек Бокоев. – Нам в рамках проведённых оперативных мероприятий при содействии родственников и друзей удалось предотвратить отправку в Сирию 15 граждан. Ещё 6 человек удалось вернуть из зоны боевых действий”.

Соб. инф.

Оставьте комментарий