Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

“Как я мог оказаться в этой компании – ума не приложу!”

Так отреагировал на нашу публикацию “Подъём с переворотом…” депутат парламента от фракции СДПК Данияр Тербишалиев.

Его фамилия, напомним, прозвучала среди тех, кого  в числе своих сторонников называл депутат Равшан Жээнбеков во время своей встречи в сентябре прошлого года с представителями посольства США в Кыргызстане.

После выхода публикации Данияр Тербишалиев позвонил в редакцию и выразил недоумение тем, что вообще был упомянут в этом ряду. Мы решили дать ему слово.

– И с кем из этого списка вам особенно не хотелось бы оказаться в одной компании?

– Не то что не хотелось бы – я вообще не имею к ним никакого отношения! Я никогда ни с кем из них не встречался – ни с Бекназаровым, ни с другими из перечисленных. Может, разве что, по работе пересекались…. А с некоторыми из них я сам в своё время воевал. Келдибеков – я первым поднял вопрос о его нарушениях, ещё до Текебаева. Садыр Жапаров – с ним мы воевали, когда в 2010 году формировался совет по отбору судей. Команда некоторых личностей, куда входил и Жапаров, тогда пыталась подмять совет под себя, протаскивала туда своих людей.

И меня постоянно к кому-то приписывают… Когда я с Келдибековым воевал, меня приписывали к Нарымбаеву (глава президентской администрации. – Примеч. авт.). Когда с Садыром Жапаровым воевал – называли человеком Каптагаева. Когда стал поднимать вопрос по Омуркулову, затем – по Сарпашеву, начали приписывать к Бабанову. Теперь вот к Жээнбекову.

– А каковы ваши отношения с Равшаном Жээнбековым?

– Хорошие. Со всеми депутатами у меня прекрасные отношения. За исключением отдельных, одиозных личностей, с которыми у меня не то что плохие отношения – вообще отношений нет.

– Жээнбеков сам назвал вас в числе своих сторонников. На каком основании?

– Мне тоже это интересно. Наверное, на том основании, что я в целом сторонник демократических преобразований. Если кто-то поддерживает мои идеи, то это не означает, что я поддерживаю их направления политической деятельности.

– Жээнбеков предлагал вам поехать в США?

– Да, такое предложение от него поступало.

– Когда?

– Примерно месяц назад.

– Как  он  объяснял  цели  этой поездки?

– Говорил, что будет официальная встреча, организованная посольством США. По деталям поездки разговора не было. Потом стало известно, что эта встреча – неофициальная. И я отказался от поездки. Моя деятельность была, есть и будет официальной. О любом моём передвижении я стараюсь сообщать общественности. И стараюсь, чтобы любое моё действие было в рамках закона.

– Жээнбеков называл фамилии каких-то конкретных людей, с которыми предстоят встречи? Например, сенатора Маккейна?

– Нет, никаких фамилий он не называл. У нас был формальный разговор – просто приглашение. Это – нормальная практика в парламенте, когда тот или иной депутат договаривается о какой-то поездке – скажем, на какой-то круглый стол, конференцию. Он – руководитель группы, соответственно, он формирует команду.

– Вы говорите, что были шокированы, увидев свою фамилию среди этой публики…

– Да, удивило то, что меня включили в число оппозиционеров. Хочу сказать, что оппозиционер и оппозиционные взгляды – это не одно и то же. Я оппозиционен к коррупционерам. Для меня нет разницы, кто они и каких политических взглядов придерживаются.

– В таком случае как вы воспринимаете Равшана Жээнбекова в этом плане? Общеизвестно, какую роль Равшан Жээнбеков в акаевский период во главе Госкомимущества сыграл в приватизации, точнее – в прихватизации.

– Считаю, что если была коррупционная составляющая, то надо возбуждать уголовное дело и привлекать к ответственности. Если есть факты, доказательства – надо привлекать, независимо от политических взглядов. Главный вопрос в том, что мы не смогли поменять систему. Она как была, так и остаётся коррупционной. Уходят одни, приходят другие, а система остаётся.

Взять ту же милицию. Принцип её работы остаётся прежним – репрессивный. Бывает, что милиция, желая выслужиться перед властью, оказывает ей медвежью услугу. Скажем, ребята организуют безобидный флэшмоб, хотят подарить депутатам кизяки. Милиция их разгоняет, сажает в каталажку, отправляет в суд. Тем временем сторонники Келдибекова месяцами перекрывают дорогу на юге страны, наносят огромный ущерб экономике, а в отношении них – никаких действий. Разве это не двойные стандарты? Разве не от них исходит угроза безопасности?

И этот карательный механизм завтра может обернуться против любого. Кто завтра станет президентом?  А вдруг Келдибеков? А вдруг Бекназаров? Теоретически можно такое представить, у нас ведь в стране всё что угодно может произойти. И весь этот аппарат правоохранительных органов обрушится уже на тех, кто сейчас у власти…

– Акции протеста по любому поводу пытается сейчас организовать Равшан Жээнбеков. Как считаете – имеет ли он на это моральное право, учитывая его прошлое?

– Знаете, в первую очередь наши граждане сами должны определять – за кем идти, кого поддерживать и как распоряжаться своим правом высказывать мнение. Я вообще сторонник митингов, сторонник того, чтобы люди выражали своё отношение к происходящим процессам. И люди часто начинают выходить на митинги от безысходности. Этого можно было бы не допускать, если бы проблемы своевременно решались властью.

– Тот же Жээнбеков не скрывает, что хочет получить более реальную власть, чем сейчас. И что тогда будет с Кыргызстаном? Жээнбеков и его команда решат вопрос с тарифами, с коррупцией?

– Ну, это – философский вопрос…

– Ваш прогноз – какая весной будет обстановка в стране?

– Это, считаю, зависит прежде всего от власти. Себя я, кстати, отношу к власти в первую очередь. И разделяю ответственность. Вот, честно говоря, кто у нас в стране доволен тем, что подняли тарифы на электроэнергию? При этом коррупционных схем не сломали, они по-прежнему действуют. Министр энергетики – судимый человек. Причём, как ни странно, судимый по коррупционной статье. Мы, Жогорку Кенеш, узаконили то, что высшую политическую должность может занять судимый. Страшный прецедент…

– Одно дело – недовольство населения. Другое дело – опасения, что отдельные политики с участием внешних сил хотят погрузить Кыргызстан в пучину хаоса и гражданской войны. Разве не так?

– Опасения такие есть. И они были всегда – и в 2005-м, и в 2010 году. И в последующем такие опасения будут. Но всё зависит от того, насколько власть будет своевременно решать социально-экономические проблемы. Ведь сама власть даёт людям повод к возмущению. Нужно делать так, чтобы не было повода. В первую очередь ответственность лежит на власти. И только во вторую очередь – на людях, которые хотят воспользоваться проблемами в угоду своим корыстным интересам.

– И последний вопрос. Вы сказали, что все ваши передвижения, поездки – прозрачны. Это правда, что прошлой осенью вы за рубежом встречались с Данияром Усеновым?

– Я?! Честно говоря, я Данияра Усенова никогда даже вживую не видел. Видел только по телевизору.

– А вы прошлой осенью в какую страну ездили?

– В Малайзию – вместе с Равшаном Жээнбековым, Омурбеком Абдырахмановым, Дастаном Жумабековым, ещё кто-то ездил… Газеты тогда писали, что ездили мы якобы для того, чтобы встретиться с Келдибековым. Я сторонник свободы слова и философски отношусь к таким публикациям.

Вадим НОЧЁВКИН

Оставьте комментарий