Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Карающий меч на щит поменяли

19.12.2018
Просмотров: 3 165

О громких и тихих разоблачениях, об отечественных коррупционерах и иностранных шпионах рассказал в эксклюзивном интервью газете “Дело №…” председатель ГКНБ КР Идрис КАДЫРКУЛОВ.

20 декабря органы национальной безопасности республики отмечают своё 100-летие. Это нерядовое событие стало поводом для встречи полковника Кадыркулова с журналистом нашей газеты и его первого интервью за восемь месяцев пребывания на посту главы Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана.


– Идрис Анарбекович, для начала напомните читателям, что произошло в этот день 100 лет назад, что именно вы отмечаете 20 декабря?

– К концу 1918 года на территории современного Кыргызстана установилась советcкая власть. В октябре того же года было принято решение о создании специального подразделения, которое должно было защищать завоевания революции. И 20 декабря 1918 года была образована Пишпекская уездная следственная комиссия по борьбе с контрреволюцией, контрабандой и спекуляцией. Позже на эту комиссию возложили функции борьбы с басмачеством. Этот орган стал прародителем кыргызских спецслужб.

– То есть вы считаете себя преемниками советских чекистов? Далеко не везде в бывшем СССР наблюдается такая преемственность традиций.

– Мы считаем, что отмечать эту дату – справедливо и исторически оправданно. Это наша история. Её не вычеркнешь. За годы независимости Кыргызстана его органы безопасности прошли через многие преобразования и реорганизации. Менялись статус и название: комитет, министерство, служба и, наконец, Государственный комитет национальной безопасности. Но основные функции – разведка и контрразведка (в том числе военная) – остались почти неизменными. Те же, что и прежде, задачи, скажем, у подразделений правительственной связи, шифровальщиков. Что изменилось, так это новые задачи, которые поставило перед нами само время: борьба с международным терроризмом и религиозным экстремизмом, противодействие организованной преступности и наркобизнесу, борьба с масштабными экономическими преступлениями и коррупцией, защита конституционного строя.

– Но сегодня ГКНБ у всех на слуху, в основном в связи с громкими коррупционными разоблачениями. Получается, на СОТОМ году существования органов национальной безопасности коррупция стала главной угрозой безопасности страны?

– Это лишь надводная часть айсберга, которую видит общественность. Есть и подводная часть. Это вся та наша деятельность, которую я перечислил выше.

Хотя не могу не согласиться: на нашу антикоррупционную деятельность общество и президент сейчас возлагают большие надежды.

– Почему, на ваш взгляд, борьба с этим злом – коррупцией – в течение 27 лет независимости Кыргызстана так и не увенчалась успехом? Чего не хватало?

– Не буду оригинален, если скажу: для эффективного противодействия коррупции нужна прежде всего политическая воля. Главнокомандующий Вооружёнными силами – президент Кыргызстана – поставил перед нами чёткие задачи по искоренению коррупции. И не только карательными методами. Стоит задача устранить условия и причины образования коррупционных рисков. К примеру, цифровизация госорганов, о которой говорилось на последнем заседании Совета безопасности, тоже даст значительный толчок предупреждению коррупции. Чем прозрачнее будет деятельность госорганов – тем меньше условий для коррупционных проявлений.

– В обществе, однако, бытует и такое мнение: сегодняшняя борьба с коррупцией – это не что иное, как сведение политических счётов и передел собственности…

– Нужно, видимо, обладать очень большой фантазией, чтобы увидеть политическую подоплёку в наших мероприятиях, направленных на борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти. Ну какая может быть “политика”, скажем, в уголовном деле о недавней взятке заместителя министра транспорта и дорог?! Или в деле бывшего вице-премьера Зилалиева? Хочу напомнить, что вопрос коррупционных проявлений в тех или иных проектах (например, по модернизации Бишкекской ТЭЦ) ещё до возбуждения уголовных дел уже поднимало гражданское общество. Горожане хорошо помнят, как они мёрзли прошлой зимой, когда случилась авария на ТЭЦ.

– Сколько в уходящем году высокопоставленных чиновников привлечено к ответственности за коррупцию?

– Давайте подсчитаем. Всего за 10 месяцев 2018 года, по материалам Антикоррупционной службы ГКНБ, возбуждено 210 уголовных дел по должностным преступлениям. К уголовной ответственности привлечено 401 должностное лицо. По 29 уголовным делам, которые принято называть резонансными, проходят 68 фигурантов, среди которых – бывшие и действующие депутаты парламента и лица, занимавшие высшие государственные должности. Это бывшие премьер-министры С. Исаков и Ж. Сатыбалдиев, бывший первый вице-премьер А. Шадиев, экс-мэры Бишкека А. Ибраимов и К. Кулматов и многие другие.

Стоит вспомнить уголовные дела, возбуждённые по фактам коррупции, в отношении отдельных руководителей служб правоохранительных органов, прокуратуры и судебной системы. Среди них – начальник управления Генеральной прокуратуры, задержанный со взяткой в 200 тысяч долларов, начальник управления по расследованию особо важных дел МВД со взяткой в 5 тысяч долларов, теперь уже бывший судья одного из районов Бишкека, привлечённый к ответственности за злоупотребление служебным положением, которое привело к рейдерскому захвату имущества на десятки миллионов долларов.

– О последнем факте можете рассказать подробнее?

– Пока нет. Всему своё время, как говорится…

– Во сколько оценивается ущерб, нанесённый коррупционерами государству?

– В уходящем году в ходе доследственных проверок и расследования уголовных дел выявлен ущерб на сумму более 2 миллиардов 344 миллионов сомов.

– А удаётся ли этот ущерб возмещать?

– Удаётся. Уже возмещено 282 миллиона 745 тысяч сомов.

– Это реальные деньги?

– Да, реальные, “живые” деньги, поступившие на специальный депозитный счёт. Кроме того, наложен арест на имущество фигурантов коррупционных уголовных дел на сумму 3 миллиарда 240 миллионов 760 тысяч сомов. Судьбу этого имущества будет определять суд – в случае обвинительных приговоров оно будет конфисковано.

– Самое громкое разоблачение последних дней – привлечение к ответственности за незаконное обогащение бывшего высокопоставленного чиновника Зилалиева. Он стал первой ласточкой, но не станет ли последней?

– Скажу откровенно: о несметных богатствах Зилалиева давно уже ходили легенды. И в том, что сфера недропользования республики находится, мягко говоря, в проблемном состоянии, есть и его “заслуга”. Очаги напряжённости между разработчиками недр и местным населением, которые время от времени возникают в регионах, – это тоже, считаем, результат коррупционной деятельности в этой сфере. Последствия которой сейчас приходится расхлёбывать.

– То есть Зилалиев давно был на виду?

– Многое, скажу так, лежало на поверхности – не хватало политической воли с этими схемами разобраться. Сейчас мы вскрываем коррупционные схемы, которые работали годами. Выведение из бюджета денег под видом возмещения НДС – по этой схеме расследуется уже несколько уголовных дел. Коррупционные схемы – в системе регистрации транспортных средств и водительского состава, в системе госзакупок при дорожном строительстве.

– Так последуют ли за Зилалиевым другие “ласточки”? За незаконное обогащение можно привлечь многих чиновников. Интересуется ли ГКНБ их богатством?

– ГКНБ интересуется не столько богатством, сколько коррупционерами среди чиновников (смеётся). Надеюсь, что Зилалиев не станет последней ласточкой.

– Вы упомянули бывшего первого вице-премьера Аскарбека Шадиева. Каким образом ему удалось получить американскую визу и вылететь в США?

– Визу он получил заблаговременно. Так называемую мультивизу – то есть многократную. Возможно, Шадиев готовился серьёзно и заранее.

– Насколько известно, кто-то помог Шадиеву перед бегством продать и переписать на других людей его бизнес. Это так?

– Изложу факты. Согласно ныне действующему законодательству, уголовные дела по должностным преступлениям возбуждает Генеральная прокуратура, а в отношении депутатов парламента – лично генеральный прокурор.

ГКНБ передал в Генпрокуратуру материалы в отношении Шадиева для возбуждения уголовного дела 28 марта этого года. По неизвестным нам причинам генпрокурор Джолдубаева уголовное дело возбуждать не торопилась. И в период с 11 по 15 апреля Шадиев начал активно реализовывать своё имущество. ГКНБ же не мог наложить арест на это имущество без возбуждения уголовного дела.

Лишь новый генеральный прокурор вскоре после своего назначения возбудил уголовное дело – это произошло 28 апреля. А днём раньше Шадиев выехал на свою малую родину – в Лейлекский район Баткенской области, под предлогом участия в похоронах своего родственника. И в момент возбуждения уголовного дела его уже не было в Кыргызстане. Мы же без возбуждения уголовного дела не могли ограничивать передвижения Шадиева, обладавшего депутатским иммунитетом.

– А много ли имущества успел продать Шадиев?

– Почти всё. Но некоторые приобретатели его имущества уже признали, что эти сделки были фиктивными.

– Что теперь с этим имуществом будет?

– Его судьбу решит суд.

– Что ждёт Шадиева, если он вдруг вернётся на родину?

– Он будет отвечать по закону. Для начала его ждёт арест – суд дал санкцию на заключение под стражу объявленного в розыск Шадиева в случае его задержания.

– А что ждёт бывшего лидера партии “Республика – Ата-Журт” Омурбека Бабанова, если он пожелает вернуться?

– В первую очередь – допрос, очные ставки, прочие следственные действия. Имеется уголовное дело по факту возбуждения Бабановым национальной вражды в ходе прошлогодней избирательной кампании. Это дело не прекращено, бывший политик по нему проходит в качестве подозреваемого. Есть второе уголовное дело, возбуждённое по факту приготовления к насильственному захвату власти и массовым беспорядкам, оно было выделено из уголовного дела в отношении депутата Каната Исаева и других лиц. Это дело приостановлено, но тоже не прекращено. Бабанов тоже является его фигурантом.

– После недавнего интервью экс-президента Атамбаева, вдруг заявившего, что бабановские уголовные дела нужно закрыть, многие почему-то решили, что так и будет.

– Судьбу уголовных дел решают не экс-президенты, а следственные, надзорные и судебные органы, которые должны опираться на закон. Президент страны не случайно подчёркивает: перед законом должны быть равны все.

– В нашей газете “Дело №…” в течение последних месяцев выходила целая серия публикаций, раскрывающих неблаговидные тайны Министерства иностранных дел Кыргызстана. Обнародованная нами информация шокировала общественность. А ГКНБ она заинтересовала? Ведёте ли вы проверку деятельности внешнеполитического ведомства?

– Опубликованная вами информация, безусловно, без нашего внимания не осталась, ведь деятельность внешнеполитического ведомства с национальной безопасностью страны связана напрямую. По указанию главнокомандующего под патронажем Совета безопасности проверка была проведена. Многие факты, изложенные в публикациях газеты “Дело №…”, ПОДТВЕРДИЛИСЬ.

– Когда будут обнародованы её результаты?

– Материалы проверки переданы в Генеральную прокуратуру. Надзорный орган должен дать им правовую оценку. Подождём…

– А когда станут известны окончательные итоги расследования по скандальному “Белизгейту”?

– Расследования как такового нет, уголовное дело по материалам из Белиза не возбуждалось. Было служебное разбирательство. То, что больше всего интересовало депутатов парламента, не подтвердилось. О чём я уже сообщал парламенту. Не было никаких командировок наших сотрудников в Белиз. Не поступали и не регистрировались в ГКНБ и документы из Белиза. Но и снятие грифа секретности с материалов этого разбирательства весьма проблематично, поскольку они содержат закрытую информацию о формах и методах работы нашей спецслужбы.

– Так будет ли какая-то развязка у этой мутной истории?

– Не станем торопить события…

– Каким же образом у Атамбаева в бытность его президентом на самом деле оказались те белизские документы? Что скрывалось за кулисами того, что нам показало телевидение?

– Вопросов очень много… Помните, как Алмазбек Шаршенович, также будучи президентом, демонстративно передал перед телекамерами генеральному прокурору документы по своему имуществу? Так вот, те документы до сих пор нигде, включая администрацию президента, не обнаружены. По данному факту мы дадим официальный комментарий позже.

– Какая работа по очищению своих рядов ведётся внутри самого ГКНБ?

– Когда перед назначением меня на эту должность я проходил собеседование у главкома, первым его требованием было очищение рядов ГКНБ от коррумпированных сотрудников, жёсткое пресечение попыток чекистов вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов, предпринимателей. Работа по самоочищению ГКНБ велась, конечно, и до этого, но сейчас этот вопрос поставлен на особый контроль. В течение 2018 года по отрицательным мотивам уволены семь сотрудников ГКНБ. Один из них уволен совсем недавно – за то, что был задержан в нетрезвом состоянии за рулём автомобиля. Вернуться на службу в силовые структуры эти семеро уже не смогут.

– Насколько активно действуют в Кыргызстане иностранные разведки?

– Очень деликатная тема. Общественность, как я уже говорил, видит только “надводную” часть нашей работы, даже не догадываясь, какие баталии идут под “водой” – в том числе по линии контрразведки и разведки.

– Так баталии ведутся?

– Ведутся. Могу сказать, что в уходящем году ГКНБ пресёк разведывательную деятельность трёх иностранных граждан в ущерб национальной безопасности Кыргызской Республики. Один из них обладал дипломатической неприкосновенностью, он был объявлен персоной нон-грата. Всех троих выдворили из Кыргызстана.

– Почему их не привлекли к уголовной ответственности за шпионаж?

– Бывают случаи, когда мы не возбуждаем уголовное дело в государственных, подчёркиваю, интересах.

– А почему о таких разоблачениях вы не сообщаете общественности?

– Опять же – в интересах национальной безопасности. О каждом выявленном факте шпионажа докладывается главкому, который принимает решение. Главная наша задача – не совершить политической ошибки, которая впоследствии может повлиять на отношения с другими странами.

– Много ли шпионов разоблачили органы национальной безопасности Кыргызстана за период независимости страны?

– Со дня обретения суверенитета разоблачены некоторые сотрудники иностранных спецслужб и их агентура, работающие на территории республики под прикрытием различных международных и неправительственных организаций. К слову, на территории Кыргызстана осуществляют деятельность 24 дипломатических представительства иностранных государств и 28 международных организаций. Также разоблачены отдельные государственные служащие Кыргызстана, оказывающие содействие иностранным разведкам.

– А можете привести цифры и факты?

– Попробую. Органы контрразведки выявили и разоблачили 11 кадровых сотрудников иностранных спецслужб и более 20 агентов иностранных спецслужб из числа граждан Кыргызстана, которые были осуждены на различные сроки наказания. Кроме того, были объявлены персонами нон-грата 5 разведчиков, работавших в Кыргызстане под дипломатическим прикрытием в ущерб национальным интересам нашей страны.

В частности, в результате контрразведывательной операции “Шахматы” ГКНБ в 2011 году разоблачил группу кадровых сотрудников разведывательных органов иностранного государства, которые в течение двух лет проживали в Бишкеке под видом предпринимателей. Было возбуждено уголовное дело по статье УК “Шпионаж”, основного фигуранта осудили на 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Затем его обменяли на нашего гражданина, пребывавшего в заключении в той стране. А благодаря скрупулёзной работе наших органов разведки и контрразведки несколько граждан Кыргызстана были освобождены из мест заключения в иностранных государствах.

– Это были кыргызстанские разведчики? Их обменяли на разоблачённых шпионов?

– Не могу сказать. Эта информация может быть рассекречена только через 75 лет. Кстати, вызволение из плена и возвращение из Афганиcтана на родину гражданина Кыргызcтана – вертолётчика Конушбекова и оказание содействия в возвращении на родину его напарника – россиянина Петренко – это тоже результат работы наших разведчиков.

– Под “водой” происходят, оказывается, бурные события!

– Не зря есть такое понятие – “бойцы невидимого фронта”.

– Могут ли появиться новые громкие уголовные дела о шпионаже – наподобие дела Алтынбека Муралиева, бывшего главного международника аппарата правительства?

– Могут, пока существует разведустремления противника.

– Неужели посадка Муралиева чиновников не напугала?

– Муралиев был просто завербованным гражданином Кыргызстана, а нам приходится иметь дело и с профессионалами – кадровыми разведчиками. Но контрразведывательный режим у нас с каждым годом усиливается. В 2013 году по инициативе ГКНБ был вновь образован координационный совет по защите госсекретов. Работа ведётся, и с каждым годом, считаю, дисциплина в этом плане улучшается. Меньше становится беспорядочных контактов чиновников с иностранцами, бесконтрольной утечки информации.

Органы контрразведки проводят работу и по выявлению и пресечению каналов нелегальной миграции. По инициативе ГКНБ впервые в Кыргызстане внедрена Единая система учёта внешней миграции (ЕСУВМ). Это часть цифровизации госорганов, о которой я говорил. ЕСУВМ – это информационная система учёта и контроля въезда и выезда автомашин и людей через государственную границу Кыргызстана, выдачи виз и разрешений на осуществление трудовой деятельности в республике иностранным гражданам и их регистрации здесь. Система работает, уже есть ощутимые результаты. Благодаря анализу информации возбуждено несколько уголовных дел по фактам незаконного пересечения государственной границы и незаконной выдачи паспортов Кыргызстана.

Госкомитету национальной безопасности поручено внедрение ещё одной уникальной системы – API (информация о предварительном списке пассажиров). Она тоже будет направлена на предотвращение незаконной миграции, а также прибытия в Кыргызстан лиц, подозреваемых в тех или иных преступлениях. Работать, если объяснять просто, эта система будет так: самолёт, направляющийся в Кыргызстан, ещё только взлетел, а мы уже обладаем сведениями о пассажирах. И знаем, кого по прибытии следует проверять особо тщательно.

– Нельзя, как говорится, объять необъятное. И в одном интервью невозможно охватить все вопросы, касающиеся деятельности вашего ведомства. Напоследок неожиданный, может быть, вопрос. Недавно, как мы заметили, ГКНБ сменил свою эмблему: вместо традиционных щита и меча – семиконечная звезда. С чем это связано?

Новая эмблема ГКНБ КР.

– Дело в том, что эмблема и наше боевое знамя, которые мы традиционно использовали, даже не были утверждены нормативно-правовыми актами. Поэтому к 100-летию органов нацбезопасности республики мы решили разработать новую эмблему ГКНБ и утвердить её. Объявили конкурс, подключили историков, учёных геральдистов. В основе новой эмблемы – герб Кыргызской Республики. То, что вы назвали звездой, – это на самом деле спрятанная за гербом стилизованная кыргызская булава, вид сверху. И одновременно – традиционный круглый кыргызский щит, каким пользовались наши предки. Семь острых концов – семь областей Кыргызстана. Между ними – традиционный орнамент, обозначающий воина. От старой эмблемы осталась окаёмка василькового цвета – это цвет наших погон. Кто-то пустил слух, что на разработку эмблемы мы потратили чуть ли не 50 тысяч долларов (смеётся). На самом деле разработка нам обошлась в 10 тысяч сомов – такую премию получил один из наших офицеров, автор основной идеи эмблемы.

– А какова всё-таки идея этой эмблемы?

– Мы не карательный орган, поэтому с эмблемы исчез карающий меч. Мы никому не угрожаем, мы – щит, защищающий наше государство. Но если что – может появиться и грозная булава, – с многозначительной улыбкой заключает председатель ГКНБ Идрис Кадыркулов.

– Не хотите ещё что-нибудь добавить к сказанному?

– Пользуясь случаем, хочу горячо и сердечно поздравить ветеранов органов безопасности и весь личный состав ГКНБ Кыргызстана с юбилеем, пожелать всем крепкого здоровья, семейного благополучия и успехов в оперативной деятельности. А всем кыргызстанцам желаю мирного неба над головой. Ради чего мы и работаем.

1 комментариев

  1. Почему отмечалось 100 летие комитета, до этого всегда отсчет времени создания органов безопасности в Кыргызской Республике был 1924 год. Есть вымпела и ведомственные награды на эту тему.

Оставьте комментарий