Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Хозяйственный спор по рекламно-коммерческой фирме “Рубикон” практически завершён

20.05.2015
Просмотров: 7

20 мая судья Первомайского районного суда Бишкека Алмаз Калыбаев удовлетворил иск Александра Рябушкина и его супруги Галины Рябушкиной.

Суд постановил: взыскать с ответчиков Александра Кима и его супруги Анны Власенко 194 229 823 сома в пользу Александра Рябушкина и столько же в пользу Галины Рябушкиной. Суд также постановил взыскать с Кима и Власенко в доход государства госпошлину в размере 38 млн 845 тыс. 965 сомов.

Ответчики и часть коллектива газеты “Вечерний Бишкек” (только непонятно, причём здесь “Вечерний Бишкек”, когда речь идёт о рекламно-коммерческой фирме “Рубикон”?!), разумеется, не согласны с таким вердиктом, считая и это судебное решение, как и все предыдущие, впрочем, неправосудным, незаконным и т.д. и т.п..

Не будем приводить аргументы и контраргументы ответчиков – они вот уже на протяжении нескольких месяцев пространно печатаются на трёх-пяти газетных страницах чуть ли не в каждом номере “Вечернего Бишкека”. У Александра Рябушкина такой площадки нет, поэтому даём ему слово, публикуя его комментарий, данный АКИpress.

“Итоги сегодняшнего судебного процесса справедливы”, – считает соучредитель “Рубикона” А.Рябушкин.

Бишкек. (АКИpress). “Итоги сегодняшнего судебного процесса – справедливы”, – заявил соучредитель ОсОО “Рубикона” Александр Рябушкин, комментируя решение Первомайского райсуда о взыскании в его пользу 388 млн сомов.

Комментарий А.Рябушкина приводится без изменений:

“Ким и его юристы либо просто запутались в собственных интригах, либо некомпетентны и не отдают себе отчет в своих действиях и последствиях, к которым приводит подобное поведение. Делают вид, что им неизвестно о процессуальных сроках – истекает месяц как мой иск подан в суд.

Уже 2 раза проводилось судебное заседание. О всех нюансах моим оппонентам было доподлинно известно – они без устали публиковали их на газетных страницах, в том числе и о взыскиваемой сумме. А между тем, судья уходит в отпуск и просто обязан принять решение.

Могу предположить, что, почитав Гражданский кодекс и ощутив собственную несостоятельность, наши оппоненты решили, что образ угнетенных – лучшее, что они могут использовать в сложившейся ситуации. Это их выбор, но это не отменяет правила, что закон один для всех.

По поводу так называемых общественных слушаний:

Я даже не знаю, как начать комментировать это мероприятие, которое они гордо окрестили общественными слушаниями. Насколько происходящее может быть объективным, учитывая, что:

– меня не пригласили, как сторону;

– и, самое, главное, что у присутствующих комментаторов отсутствуют материалы дела (!) – документы, без которых любой уважающий себя правовед не рискнет не то, чтобы делать выводы, но даже и участвовать в подобном мероприятии.

Соответственно – то, что мы сегодня наблюдаем – не более чем очередные инсинуации Кима и его сторонников. В самое ближайшее время я намерен провести пресс-конференцию и пошагово, аргументировано осветить суть происходящего. Сейчас, пожалуй, изложу самую суть:

Раз уж Ким обращается к общественности, просто, по-человечески, для начала, внятно ответит, не юля, общественности – таким же рядовым гражданам как я на следующие вопросы:

– Почему он не обрадовался, что я, фактически, наконец, получил назад свою долю, которую у меня отобрали рейдеры Адиля и Максима? Почему он все эти годы препятствовал этому? Прошу ответить на вопрос без баек о баснословных суммах, которые я якобы получил в свое время. В суд он ни одного доказательства за год до сих пор не представил.

– Почему он не поставил меня в известность в 2005 году, когда тайком провел ангажированный судебный процесс, непонятно по какой причине состоявшийся в Октябрьском (!) районном суде, объявил Адиля рейдером и мою долю забрал себе?

– Почему он считает нормальным, что все эти годы забирал себе все доходы, которые полагались мне? Какой человек, которому надо кормить свою семью, может смириться с этим?

В основе любого закона, любой правовой нормы, в том числе, лежит обычная житейская мудрость. Право – это не набор бюрократических штампов. Статьи закона обусловлены, прежде всего, логикой жизни и объективной справедливостью.

Именно поэтому правда на моей стороне. И именно поэтому она восторжествовала. Именно вышеуказанные вопросы наконец исчерпывающе разъяснились в судебном порядке.

Всем известно, что в Первомайском районном суде самый сильный и компетентный состав. Это известно, в том числе и юристам Кима. Я рад, что мое дело рассматривалось именно там. Поскольку это обстоятельство исключает элемент некомпетентности. А обвинения в адрес правосудия со стороны моих оппонентов – не более чем проявление бессильной злобы.

Игнорируя элементарные правила поведения в судебной инстанции, Ким и Власенко всю свою “компетентность” изливают, почему-то, после процесса, на газетных страницах. При этом, по своему обыкновению, не представив ни одного доказательства в подтверждение обвинений всех и вся.

При таких обстоятельствах, считаю, что судьи, вынося решение в мою пользу, проявляют редкое мужество и компетентность, несмотря на веру Кима в собственное могущество.

По существу так называемой правовой коллизии: вырывая куски из контекста и используя тактику информационного давления, Ким смещает акценты. Разъясняю, для “особо одаренных” адвокатов этого человека. На самом деле все предельно просто:

– Я никогда до 2014 года не заявлял требований о признании своего статуса учредителя. Я это сделал после падения преступных режимов покровителей Кима, в 2014 году.

– До этого, по моему иску в Свердловский суд у меня было одно-единственное требование – признать недействительным договор купли-продажи. Так как он был заключен при обстоятельствах угрозы жизни моей и моей семьи.

– По результатам же рассмотрения моего дела в Первомайском суде в 2014 году суд пришел к заключению, что договор купли- продажи был не недействительным, а ничтожным – не соответствующим законодательству. При таких обстоятельствах факт его недействительности не нужно даже было доказывать в суде.

То есть предметом моих исковых требований в прежние годы был совершенно иной предмет иска. Профессионалы понимают суть и категоричность этого обстоятельства.

Таким образом, с 2000 года я как был, так и являюсь учредителем “Рубикона”. Со всеми вытекающим последствиями.

Всем желающим могу предоставить материалы всех моих дел для возможности лично убедиться во всем сказанном мною”.

Оставьте комментарий