Главное:

Кривое правосудие и его жертвы

03.10.2018
Просмотров: 1 215

“Так работает отечественная Фемида…”

“Как юрист и адвокат, могу согласиться с вашими доводами, что следствие проведено с нарушениями, отдельные следственно-оперативные мероприятия выполнены небрежно или не в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом. Суд должен был принять эти обстоятельства во внимание и устранить сомнения в ходе судебного разбирательства, а неустранимые сомнения должны толковаться в пользу привлекаемого к уголовной ответственности.

Однако этого не произошло. Так, к сожалению, работает отечественная Фемида.

За допущенные ошибки и в целом некачественно проведённое следствие должны нести ответственность и следователь, и его руководство. При этом надзор за следствием осуществлял прокурор, не прореагировавший должным образом на такие нарушения…”

Это заключение председателя экспертного совета Координационного совещания правоохранительных и иных государственных органов по противодействию коррупции К. Осмоналиева слегка приободрило Александра Михайловича Тимонова. Даже несмотря на приписку о том, что суть его жалобы и поcтавленные проблемы не относятся к компетенции экспертного совета… Не одному ему, стало быть, кажется, что его сын, уже восемь лет отбывающий наказание за убийство, скорее всего этого преступления не совершал.

Все эти восемь лет Тимонов-старший ведёт собственное расследование и пытается самостоятельно докопаться до истины. Выполняет, по сути, работу следователя… Только относится к ней не так, как расследовавшие в своё время это уголовное дело сотрудники Московского РОВД.

Восемь лет назад, в 2010 году, наша газета писала об убийстве в Московском районе некоего Рыспека Бабашалина. По подозрению в убийстве милиция вскоре задержала Александра Тимонова – младшего. Который, по версии следствия, решил таким образом поквитаться с Бабашалиным, изнасиловавшим подругу Тимонова Викторию.

Изнасилование якобы случилось давно. И вдруг Вика ни с того ни с сего о нём вспомнила и нечаянно проговорилась о произошедшем в разговоре с Тимоновым.

Ещё тогда нам, журналистам, показались странными и мотив преступления, и поведение Виктории, которая путалась в показаниях, то и дело меняя их на прямо противоположные. Учителя средней школы в селе Темен-Суу, где учились и Вика, и убитый Рыспек Бабашалин, тоже неподдельно удивлялись. Вике, вспоминают, Рыспек всегда нравился. Может, какие-то отношения у них и были, но в изнасилование никто из педагогов не верил.

Позднее Виктория письменно призналась, что оговорила Тимонова по указанию следователя. Подтверждает это и видеозапись воспроизведения обстановки и обстоятельств совершения преступления (так называемого следственного эксперимента). В какой-то момент следователь А. Аманова обращается к свидетельнице Виктории: “А вот здесь ты скажи…”

Что именно должна была сказать Вика, осталось за кадром. Но факт давления налицо.

В датах – тоже путаница. По версии следствия (отражённой и в судебном приговоре), смерть Р. Бабашалина наступила 5 октября 2010 года. А вот строки из объяснительной его жены: “5 октября с утра мы все находились дома и никуда не выходили, так как болел отец Рыспека. А 6 октября с утра убирали груши, на базар готовили. Собрав, загрузили в машину, и мы с Рыспеком и тестем поехали в Беловодское”.

То есть на следующий день после убийства убитый Бабашалин был жив и здоров?

Ещё интересный момент. Александра Тимонова приговорили к 18 годам тюрьмы за то, что якобы забил Бабашалина насмерть, проломив голову. А в заключении судебно-медицинской экспертизы чёрным по белому написано: “Кости свода черепа и лицевого скелета целы. Причина смерти не установлена”.

Орудия убийства нет. Более или менее правдоподобного мотива нет. Свидетельские показания разнятся до противоположности. Нет фактически ни одной “железобетонной” улики, изобличавшей бы Александра Тимонова. Даже если предположить, что убийца – действительно он (чего только в жизни не бывает!), это никем и ничем не доказано.

А он сидит.

И ещё один документ. “По результатам проверок установлено, что бывшие следователи Жаналиев М. и Байсабаев А. в феврале 2017 года, работая должностными лицами, явно выходя за пределы полномочий, существенно нарушили ваши права, внеся в официальные документы заведомо ложные сведения, искажающие действительность”. Подписано старшим помощником прокурора Сокулукского района А. Раимкуловым.

Вина бывших следователей в служебном подлоге установлена и доказана. Понесли они наказание? Нет. В возбуждении в отношении них уголовного дела отказано в связи с истечением срока давности.

А Тимонов сидит.

Уже Василий Безродний, причастность которого к жестокому убийству 20-летнего парня стопроцентно доказана, приговорённый к 23 годам лишения свободы, помилован и гуляет на свободе. Чем хуже Безроднего сокулукчанин Александр Тимонов? Почему правосудие у нас какое-то однобоко-избирательное?

Кто должен сидеть, тот не сидит. Сидят часто невиновные.

“И пишем, и ходим…”

Таких, как Тимонов-старший, восемь лет обивающий пороги различных инстанций в стремлении добиться пересмотра уголовного дела его сына, в Кыргызстане сегодня около двадцати. На самом деле тех, кто считает себя жестоко обманутым нашей следственно-судебной системой, во много раз больше. Просто большинство из них смирились со своей участью, сдались и тихонько сидят по домам, никому и ничему не веря.

А Тимонов и компания объединились. Нашли друг друга в социальных сетях. Обменялись своими бедами, адресами и телефонами. И решили действовать сообща.

Как именно действовать? Совместно проходить все круги ада. От районной прокуратуры до Генеральной. От районного суда до Верховного. От ГКНБ до президента.

Это, считают они, было бы лучшим выходом. Если бы их (не всех скопом, разумеется, а хотя бы пару наиболее активных и грамотных делегатов) принял президент Кыргызской Республики. Выслушал бы. Ознакомился бы с представленными ими документами. Поручил бы соответствующим органам досконально разобраться в ситуациях.

На президента у этих людей последняя надежда.

Ситуации-то ведь поистине парадоксальные. Кое-кому из них удаётся пробиться на приём, допустим, к прокурору. Тот внимательно слушает, изучает документы и уверенно заявляет: да, следствие проведено с грубейшими нарушениями; да, суды почему-то не приняли во внимание эти и те обстоятельства. Но ведь приговоры уже есть! Чего вы, дескать, теперь-то от прокуратуры хотите?

Глухая стена. Не пробиваемая никакими жалобами, никакими резонами и доводами.

Родькина

О зверском убийстве актрисы Оксаны Гоголь и о том, что убийцы по сей день не найдены, а тюремный срок за то, чего не совершал, отбывает полубомж Михаил Берчин, наша газета писала столько, что нет, пожалуй, нужды повторяться.

Одна из потерпевших по этому громкому уголовному делу, родная сестра Гоголь Анна Родькина, чувствует себя раздавленной, практически уничтоженной кыргызским “кривосудием”.

Покойная сестра не отомщена. Преступники не наказаны. Невиновный человек с клеймом убийцы вот-вот выйдет на свободу по амнистии.
Вещественные доказательства – украшения Оксаны Гоголь – в ходе следствия бесследно исчезли, и никто не собирается их возвращать.

Мать Оксаны и Анны умерла, так и не дождавшись справедливого решения по убийству одной из своих дочерей… А Анна Родькина вместе с товарищами по несчастью надеется на участие президента. Больше обращаться не к кому.

Джусупова

Эта немолодая женщина ездит в Бишкек из Токмака. Ездит тоже восемь лет. Добиться правды не может, натыкаясь всё на ту же глухую стену. Пора, наверное, успокоиться?

– Мои внуки в 2010 году учились на юристов, – объясняет бабушка своё долгое правдоискательство. – Когда всё это случилось, забрали документы. Не хотим, мол, никакого отношения иметь к нашей прогнившей насквозь правоохранительной системе. Разве не обидно?

В сентябре 2010 года братья Абыкеевы были избиты компанией малознакомых парней. Оба брата попали в больницу. По факту избиения милиция возбудила уголовное дело…

И очень скоро избитые Абыкеевы из потерпевших вдруг каким-то образом “переквалифицировались” в обвиняемых. Один из покалечивших их драчунов, некто Айбек Сыйнатов, тоже лёг в больницу с диагнозом “закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга”. И это сотрясение ему из хулиганских побуждений якобы причинили братья Абыкеевы.

Очень много сил, времени и нервов ушло у бабушки и внуков, чтобы доказать, что они никого не били. Что били, наоборот, их – вчетвером, безжалостно, не только кулаками, но и камнями…

А что “потерпевший” Сыйнатов? Служебное расследование компетентной медицинской комиссии пришло к выводу: никакого сотрясения мозга у Сыйнатова не было, в госпитализации он не нуждался. А в действиях выгораживавших его врачей усматриваются признаки подделки официальных документов, совершённой группой лиц по предварительному сговору, и заведомо ложного заключения специалиста.

Уголовное преступление, между прочим.

Четверо хулиганов, избивших братьев Абыкеевых (в числе четверых – и симулянт Сыйнатов), предстали перед судом. Получили разные сроки исправительной колонии и освобождены от наказания по амнистии.

Врачи же – заведующий отделением травматологии Токмакской территориальной больницы О. Лоджаров и рядовой доктор той же больницы А. Кенжебаев – отделались лёгким испугом. Районная прокуратура сочла, что в действиях завотделением состава преступления нет, а врач Кенжебаев хоть и виноват, должен быть освобождён от уголовной ответственности за истечением срока давности.

Не соглашаясь с прокурорским постановлением, бабушка покалеченных внуков Калбубу Джусупова обращается в Токмакский районный суд. Решение суда: жалобу удовлетворить. Признать незаконным постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Лоджарова Оли Дауровича и Кенжебаева Асана, материалы направить в прокуратуру Чуйской области.

Было это весной 2016 года. Решение Токмакского районного суда 11 июля 2016 года оставил в силе Чуйский областной суд.

Недобросовестные (а точнее – бессовестные) врачи должны быть привлечены к уголовной ответственности за фальсификацию диагноза и заведомо ложное заключение.

Уже два года как должны быть привлечены. А они как работали, так и работают. И в ус, как говорится, не дуют. Пока Калбубу Джусупова ходит по инстанциям и везде слышит один и тот же ответ: “Вы абсолютно правы. Это – беспредел. Так нельзя, с этим надо бороться”.

Сплошная демагогия вместо реальных действий.

В Генеральной прокуратуре все эти ходоки побывали. Ничего не добились.

Джафаров

Борис Джафаров восемь (прямо-таки магическая цифра!) лет пробивался на приём к генеральному прокурору. Пробился. Его выслушали. Помочь ничем не смогли – или не захотели.

Джафаров – один из примерно 30 состоятельных кыргызстанцев, пострадавших от мошенника Булата Манасбаева. Манасбаев ловко пополнил свой личный бюджет на два с лишним миллиона долларов. Обобрав, естественно, на эту же сумму доверчивых граждан.

Манасбаев с подельницей Зульфиёй Хамдамовой “помогали” клиентам избавиться от движимого и недвижимого имущества. Заключали с клиентами договоры на продажу дорогих домов, квартир и машин; уговаривали выписать на Манасбаева генеральную доверенность с правом неограниченного распоряжения чужим имуществом…

Деньги, вырученные от сделок, Манасбаев и Хамдамова нагло присваивали, оставляя клиентов с носом.

Хамдамову арестовали в 2008 году. Судил её Свердловский суд Бишкека по 11 эпизодам мошенничества. Грозил подсудимой серьёзный тюремный срок – 15 лет. Однако на судебные заседания подсудимая приходила уже из дома: меру пресечения ей почему-то изменили.
Сначала приходила, потом перестала приходить. А к концу процесса и вовсе исчезла. По сей день находится в розыске.

Манасбаева милиция задержала нехотя, только после многочисленных жалоб его “клиентов”, в июне 2011 года. Судьям почему-то “не понравилось” его психическое состояние (миллионер Манасбаев, защищаемый двумя адвокатами, усиленно “косил” под невменяемого и жаловался на нервозность, головные боли и подозрительный шум в ушах).

Подсудимого отправили в Чым-Коргон, в психиатрическую лечебницу. Откуда он в 2012 году благополучно сбежал, а где сейчас находится – никому не известно.

Мы неоднократно обращались в прокуратуру – районную, городскую, Генеральную, – писал президенту Алмазбеку Атамбаеву потерпевший Джафаров, лишившийся по милости Манасбаева единственного дома. – Отовсюду получали одинаковый ответ: дело находится в суде, Манасбаев объявлен в розыск. И всё. Хотя я указывал все фамилии, задействованные в мошеннической схеме, основания и доказательства для настоящего раскрытия этого дела. Но правоохранительные и надзорные органы по-прежнему игнорируют потерпевших. Мы считаем, что они не заинтересованы в наказании преступников”.

Президент в Кыргызстане сменился. К предыдущему потерпевшие от мошенника Манасбаева так и не попали. Теперь уповают на действующего главу государства.

Выше Верховного суда – только суд Божий. Но его ведь можно и не дождаться!

Чинцова

“12 августа 2015 года моего сына и его друзей задержали и обвинили в похищении человека, грабеже и вымогательстве, – пишет во всевозможные компетентные органы и инстанции бишкекчанка Мира Чинцова. – Следователь Свердловского РОВД И. Шамиев возбудил уголовное дело, как он сам признался в суде, “поверив на слово потерпевшему”.

Судебные разбирательства длились около трёх лет. Вместо установленных законом двух месяцев в суде первой инстанции уголовное дело рассматривалось два с половиной года.

Суды проигнорировали заявления подсудимых о вымогательстве взятки следователем за закрытие дела…

В отношении следователя Шамиева судья Р. Саткынбаев вынес частное определение за множество грубых нарушений норм УПК КР, допущенных при расследовании дела. На оперативном совещании СУ ГУВД Бишкека частное определение судьи было рассмотрено, и следователь Шамиев освобождён от занимаемой должности.

Прокуратура этот факт проигнорировала, никаких действий с её стороны не последовало. Наоборот, прокурорские работники всячески старались выгородить следователя, называя все его грубейшие нарушения “техническими ошибками”. А на все мои заявления и жалобы присылали отписки о якобы проведённых проверках. Писали, что все действия следователя якобы законны и обоснованны.

Якобы потерпевший Абдраимов давал и на следствии, и на судебных заседаниях крайне противоречивые показания. Судья Касымбеков эти противоречия объяснил “субъективным восприятием и свойствами памяти” потерпевшего.

Суд проигнорировал то вопиющее обстоятельство, что телефонный аппарат, якобы похищенный у потерпевшего, находился после “похищения”, согласно распечаткам соединений… у сотрудников милиции. Как это возможно?! Это ли не доказательство фальсификации всего уголовного дела?!

13 ноября прошлого года Свердловский районный суд Бишкека приговорил моего сына и двоих его друзей к 9 годам исправительной колонии усиленного режима.

Основываясь только на путаных, сбивчивых и противоречивых показаниях якобы потерпевшего. Не приняв во внимание показания девяти свидетелей, опровергающих россказни потерпевшего. Ни одного доказательства виновности в преступлении троих друзей ни следствием, ни судом добыто не было…”

Ольга НОВГОРОДЦЕВА
P. S. Продолжение – в следующем номере нашей газеты.

Оставьте комментарий