Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

Крушение на Энильчеке: кыргызская армия потеряла последний вертолёт?

15.08.2018
Просмотров: 23

Генеральный штаб оставляет без ответа этот и другие неудобные вопросы…

Со дня аварии вертолёта Сил воздушной обороны Кыргызстана прошло больше месяца. Ми-8МТВ потерпел крушение 9 июля на Южном Энильчеке – леднике на территории Иссык-Кульской области, неподалёку от стыка границ Кыргызстана, Казахстана и Китая. На борту воздушного судна под номером 103 находились 15 человек: пять членов экипажа и туристы – 4 гражданина Польши, 3 гражданина Японии, 2 гражданина Германии и 1 кыргызстанец переводчик. Пострадали шестеро – трое военнослужащих и трое иностранцев. К счастью, обошлось без жертв. Самые серьёзные травмы получили гражданка Польши и бортмеханик вертолёта. Оба были госпитализированы в тяжёлом состоянии и до сих пор проходят лечение в больницах.

Лишь спустя две недели после крушения Военная прокуратура Кыргызстана возбудила уголовное дело по трём статьям УК: “Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств”, “Злоупотребление должностным положением с причинением особо крупного ущерба” и “Нарушение правил полётов или подготовки к ним железнодорожного, воздушного или водного транспорта”. Почему надзорный орган отреагировал столь поздно – непонятно.

По сей день остаётся неясной и сама ситуация с этим крушением. Какую миссию выполнял в тот день военный вертолёт и что на его борту делали гражданские люди? При каких обстоятельствах произошла авария? Кто виноват в случившемся? И самое главное – осталась ли у Кыргызстана авиация, способная выполнять задачи в горах в случае боевой необходимости?

ГЕНШТАБ  НЕМНОГОСЛОВЕН

По информации Генерального штаба Вооружённых сил Кыргызстана, борт №103 направлялся на Южный Энильчек для участия в спасательной операции. Совершая посадку на импровизированную площадку на леднике, вертолёт завалился на левый бок из-за сильного ветра и разбился. Машина получила значительные повреждения и восстановлению не подлежит. Пострадавших с места происшествия эвакуировали при помощи авиации Казахстана.

Бортовые самописцы найдены и расшифрованы. О том, что они зафиксировали, я вам сказать не могу. Более подробно о причинах авиационного происшествия можно будет говорить лишь после окончания следствия, которое сегодня ведёт Военная прокуратура республики. Своё внутреннее расследование проводит и Генеральный штаб. На сегодняшний день в Кыргызстане также работают эксперты из России. Они были приглашены нами согласно достигнутым ранее двухсторонним договорённостям о взаимопомощи”, – сообщила нашей редакции начальник управления информационного обеспечения Генштаба Гулзат Джарашева.

Однако о том, кого именно должны были эвакуировать с ледника кыргызстанские лётчики и что на борту судна делали туристы, в военном ведомстве по сей день рассказывают крайне неохотно. И рекомендуют обратиться за точными ответами к… частной туристической фирме.

“Согласно постановлению правительства Кыргызстана от 31 декабря 2012 года, мы имеем право оказывать авиационную помощь частным лицам, если это не идёт в ущерб боевой готовности военной авиации и подготовке её личного состава. Через Министерство культуры к нам обратилась организация Ak-Sai Travel, которая попросила доставить в срочном порядке на площадку Южного Энильчека необходимые медикаменты и груз. Что на борту вертолёта делали туристы, я вам сказать не могу. Обратитесь в турфирму – они ответят”, – объяснила Гулзат Джарашева.

Без ответов военные оставили и другие вопросы – о стоимости услуг их авиаперелётов, о том, был ли застрахован вертолёт на случай аварии, о том, кто теперь будет восстанавливать потерянную боевую технику.

Тот самый борт №103 во время тренировочного полёта – фотоснимок сделан за десять дней до его падения.

А так этот же вертолёт выглядит сейчас. Похоже, что машина навсегда останется на Южном Энильчеке.

Место крушения вертолёта.

МОЛЧАТ  И  В  ТУРФИРМЕ

Ak-Sai Travel – одна из крупнейших туристических фирм Кыргызстана, предоставляющая, в числе прочего, своим клиентам услуги высокогорного туризма. На официальном сайте компании в прайсе указаны туры на несколько горных пиков. В перечне полного пакета услуг значится и доставка альпинистов вертолётом в базовые лагеря, с которых начинаются пешие восхождения на вершины. Гарантируют коммерсанты и проведение спасательных операций в случае ЧП.

Директор турфирмы Елена Калашникова (на фото слева) наотрез отказалась разговаривать с нами по поводу аварии воздушного судна, ограничившись лишь небольшим комментарием.

“Меня вызывали в Военную прокуратуру и настоятельно рекомендовали воздержаться от дальнейших разговоров с журналистами на тему происшествия. Я могу сказать лишь то, что мои туристы находились на борту вертолёта на законных условиях. Вы поймите меня правильно. Я сейчас в таком тяжёлом состоянии. У меня большое количество альпинистов в горах. Если с людьми сегодня там что-то случится, я даже эвакуировать их не смогу – не на чем”, – заключила Елена Калашникова.

Отметим, что в первые дни после аварии, когда за дело ещё не взялась Военная прокуратура, Елена Калашникова рассказывала СМИ о случившемся с большей охотой.

Так, по её словам, туристов экипаж вертолёта в тот день подобрал в урочище Чар-Кудук, где расположен базовый лагерь альпинистов. Забрасывать иностранцев на ледник никто не планировал. Цель вылета была иная – доставка медикаментов для пострадавших в горах. Кто эти пострадавшие, глава турфирмы в своих комментариях уточнять не стала. Альпинисты, по словам Калашниковой, хотели лишь сделать несколько фото на фоне ледника и, дождавшись разгрузки вертолёта, вернуться на нём в Чар-Кудук. Однако борт разбился ещё при посадке на леднике Южный Энильчек.

Рассказала Елена Калашникова и о сотрудничестве её фирмы с Генштабом.

“Один час полёта для туристов стоит две с половиной тысячи долларов США. В эту сумму, помимо самой услуги, входят авиакеросин, стоянка и доставка топлива. С Генеральным штабом мы заключили контракт ещё в 2000 году. Этот договор продлевается ежегодно. Оплата производится перечислением”, – сообщила глава турфирмы, не уточняя, о каких полётах идёт речь – спасательных или, так сказать, развлекательных?  

Ни сумму, отчисляемую государству за использование военной техники, ни размер страховки вертолёта на случай аварии, Калашникова в прессе не озвучила. Кто по контракту должен будет восстанавливать машину в случае её полной потери, тоже осталось загадкой.

Судя по расписанию, опубликованному на сайте турфирмы Ak-Sai Travel, авиацией та пользовалась постоянно.

АРМИЯ  ОСТАЛАСЬ  БЕЗ  ВЕРТОЛЁТОВ?

В Генеральном штабе Вооружённых сил КР категорически отказываются отвечать на этот неудобный вопрос, ссылаясь на секретность информации. Но, даже исходя из информации, находящейся в открытом доступе, можно сделать некоторые выводы.

В статье о Вооружённых силах Кыргызстана, опубликованной в “Википедии”, говорится, что на балансе Военно-воздушных сил республики в 2015 году числились 10 вертолётов: два Ми-8 и восемь Ми-24.

Более свежую информацию можно почерпнуть из онлайн-сервиса “Google Карты”. На спутниковом фотоснимке воинской части Сил воздушной обороны, расположенной вблизи Бишкека, видны уже шесть, а не десять боевых машин, внешне похожих на исправные. Ещё семь бортов частично разобраны и стоят вне вертолётной площадки. Фотография датирована 2017 годом.

О количестве военных вертолётов Кыргызстана с трибуны Жогорку Кенеша 14 июня этого года открыто высказался депутат Каныбек Иманалиев. Он сообщил, что из имеющихся сегодня у республики шести боевых машин  две находятся в нерабочем состоянии, ещё четыре – это военная помощь от России и США. И эти четыре вертолёта, полученные в подарок, правительство Кыргызстана пыталось сдать в аренду в Африку. Подробности той скандальной истории газета “Дело №…” рассказывала в публикации “Оружейные мутные тайны” за 27 июня этого года.

После разразившегося скандала правительство Кыргызстана поспешило уверить общественность: вертолёты территорию страны не покидали, контракты так и не были заключены. Однако достоверного подтверждения этой информации Генеральный штаб Вооружённых сил так и не представил.

И ещё одна информация для размышления: 3 июня этого года та самая Елена Калашникова тоже поднимала вопрос отсутствия в стране вертолётов. На пресс-конференции в Бишкеке она заявила, что впервые за 26 лет у республики не осталось воздушного транспорта для обеспечения безопасности туристов в горных районах. Единственный пригодный до недавнего времени вертолёт сломан – не работает двигатель.

По горным туристическим программам Кыргызстана предварительно заявлено более 5 тысяч человек из 18 стран. Ежегодно в летний сезон проходит 28-30 спасательных операций, и мы не можем их обеспечить из-за отсутствия вертолёта. В этом году полностью закрывается направление Хан-Тенгри, а это альпинисты, и их более тысячи человек”, – пожаловалась тогда журналистам Калашникова и выразила готовность за свой счёт взять в аренду у Казахстана необходимый для полётов вертолётный двигатель.  

Возможно, столь громкое заявление было всего лишь попыткой надавить на руководство Генштаба, ведь в итоге воздушное судно в пользование Калашниковой военные предоставили. Но как тогда объяснить тот факт, что экипаж и туристов, 9 июля пострадавших в результате аварии вертолёта на Южном Энильчеке, с места происшествия эвакуировал борт МВД Казахстана? Спасением ещё одной группы альпинистов, 30 июня попавшей под камнепад на другом леднике  – Скрябина, также занималась казахская авиация.

Выходит, разбившийся в горах Ми-8МТВ действительно мог оказаться последним вертолётом Сил воздушной обороны Кыргызстана – исправным и совершавшим полёты? В Генштабе в ответ на этот вопрос предпочитают отмалчиваться…

Юрий  КОПЫТИН

 

ЧТО  ПОТЕРЯЛ  КЫРГЫЗСТАН

Ми-8МТВ –  модификация советского  многоцелевого вертолёта Ми-8, разработанного ОКБ М.Л. Миля в начале 1960-х годов. В отличие от предшествующей версии, в вертолёте установлены более мощные двигатели, что позволило повысить его характеристики в условиях полётов в горной местности. Борт вмещает трёх членов лётного экипажа и 24 пассажира. С полными баками вертолёт способен пролететь без дозаправки 800 километров на максимальной высоте 6 тысяч метров над землёй, со скоростью до 250 км/ч. Таким образом, машина способна выполнять все возможные боевые задачи – от бомбардировки до высадки десанта и грузоперевозок. Модель запустили в серийное производство в Казани в 1988 году. Находится на вооружении многих армий мира.

ЭТА  АВАРИЯ  –  НЕ  ПЕРВАЯ

1995 год. Район ущелья Барскоон Иссык-Кульской области. Вертолёт, летевший на рудник “Кумтор”, столкнулся со склоном горы, разрушился и сгорел. Погибли три члена экипажа и 12 пассажиров.

1998 год. Окрестности города Каракола. Вертолёт Пограничной службы России потерпел крушение при облёте линий электропередачи. Погибли все, кто находился на борту: четыре члена экипажа и 16 работников ОАО “Востокэлектро”.

1999 год. Баткенский район Баткенской области. Вертолёт ВВС Кыргызстана опрокинулся набок при посадке. Никто из пассажиров серьёзно не пострадал.

2000 год. Ат-Башинский район Нарынской области. Вертолёт, прилетевший за охотниками, при взлёте задел хвостом скалу. Погибли три человека, в том числе депутат Жогорку Кенеша Эркинбек Матыев. Ещё четверо пассажиров получили травмы.

2004 год. Вновь Ат-Башинский район. Вертолёт, который должен был эвакуировать застрявших в горах охотников, поднялся в воздух, но по каким-то причинам рухнул вниз. Погибли два человека.

2005 год.  Лагерь “Южный Энильчек” Иссык-Кульской области. При эвакуации альпинистов вертолёт не смог набрать нужную высоту, упал и сгорел. Никто не пострадал.

2014 год.  Лагерь пика Хан-Тенгри. Очередной вертолёт потерпел крушение при эвакуации альпиниста. Никто не пострадал.

1 комментариев

  1. Насчёт вертолета. Точно такой же вертолет (модель) используется в передаче три пирожка в Киргизии. Как туристический.
    Под номером 100.
    Как так получается?

Оставьте комментарий