Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

Кто даёт менту наган, если опер – хулиган?

22.08.2018
Просмотров: 25

Не наган, конечно, а пистолет Макарова, но сути вопроса это не меняет.

В самом деле, как можно принимать на милицейскую службу, вручать оружие и давать доступ к секретной информации судимому за хулиганство человеку?

Обычно работники пресс-службы Верховного суда Кыргызской  Республики  такого  себе не позволяют. Если и выкладывают на сайт судебные приговоры и решения, то непременно закрывают имена и фамилии фигурантов. Остаются ничего не говорящие буковки: “А.С.”, “Б.У.”…

Хотя почему, собственно, если в отношении этих таинственных персонажей уже имеются вступившие в законную силу приговоры?

Страна должна знать своих героев… И антигероев тоже.

На сей раз “героя” страна узнала. На официальном сайте Верховного суда красуются обе его фамилии. И та, под которой он проходил по уголовному делу о групповом хулиганстве с поножовщиной. И та, под которой он сейчас служит в системе МВД.

Кроме определения судебной коллегии по уголовным делам Иссык-Кульского областного суда от 27 апреля 2018 года, размещённого на сайте, информации об этом деле – ноль.

14 июля 2005 года некто Улан Бейшекеев, как сказано в определении, приехал из Бишкека на Иссык-Куль навестить друга. Друзья посидели в кафе, отметили встречу алкоголем. Выходя из кафе, ввязались в драку и были побиты местными жителями.

Сбежав с “поля боя”, Бейшекеев подключил к разборкам ещё парочку приятелей. Разыскали они главного бейшекеевского обидчика, обозначенного, в отличие от него самого, в судебном документе инициалами Ш.Т. Ответно его избили, и Бейшекеев лично нанёс ему четыре ножевых ранения.

Серьёзно в том инциденте никто не пострадал. Однако было возбуждено и расследовано уголовное дело о хулиганстве. Потом состоялся и суд – иссык-кульский районный. 14 июля 2006 года в суде уголовное дело в отношении Улана Бейшекеева прекращено за примирением сторон.

Почему сейчас в Верховном суде вдруг вспомнили то уголовное дело 13-летней давности?

Потому что Улан Бейшекеев (теперь его фамилия – Кудайбергенов) служит в Управлении по борьбе с организованной преступностью и бандитизмом. Раньше, говорят, в Интерполе оперативником работал…

История с уголовным прошлым, сменой фамилии и получением неплохой должности до боли напоминает биографию ещё одного “интересного” человека. Директора одного из бишкекских центров семейной медицины (прежде работавшего советником министра здравоохранения) Тилека Жантайбекова.

Наша газета неоднократно писала о том, что Жантайбеков раньше носил фамилию Исаков и в бытность студентом Медицинской академии проходил одним из обвиняемых по уголовному делу о нескольких убийствах. Чудом выкрутился, избежал уголовной ответственности, сменил фамилию и превратился в весьма уважаемого чиновника.

Похожая ситуация, не так ли? Улан Бейшекеев (ныне Кудайбергенов) никого, к счастью, не убил…

Однако каким образом ему удалось пролезть в органы внутренних дел, где, как известно, кандидатов проверяют до седьмого колена? Проверяют в том числе и на наличие-отсутствие судимости.

Как  может  человек с судимостью служить в милиции и бороться с организованной преступностью и бандитизмом?!

Более того. Оказывается, на милицейскую службу Улан Кудайбергенов поступил, ещё будучи Бейшекеевым. Имея судебное решение о прекращении в отношении него уголовного дела по нереабилитирующим основаниям!

– До 2012 года в органах внутренних дел было положение о том, что если уголовное дело прекращается, то считается, что сотрудник не имеет судимости, – объясняют в пресс-службе МВД КР. – Поэтому его приняли на работу.

Это странное, откровенно говоря, положение действовало до 2012 года. Весьма странное! Сколько в нашей стране прекращается уголовных дел об изнасилованиях, например… Даже об убийствах, бывает, прекращаются, если стороны сумели договориться и помириться.

А ну как все эти отпущенные судами на свободу по нереабилитирующим основаниям граждане ринулись бы на работу в милицию?!

Вернёмся, однако, к Кудайбергенову-Бейшекееву. Тут вот ведь ещё какая странность обнаружилась. В конце 2017 года (почти через 12 лет после прекращения в отношении него уголовного дела!) успешный оперативник решил вдруг оспорить решение Иссык-Кульского районного суда.

И не просто оспорить, но доказать, что лично он, Улан Кудайбергенов, понятия не имел ни о возбуждённом против  него  уголовном  деле, ни о суде, ни о судебном определении. Ни у следователя, ни на суде, естественно, якобы ни разу не был. Стало быть, тот судебный процесс – сплошная фикция. Фальсификация.

Информацию обо всех этих следственно-судейских странностях приходится вытаскивать чуть ли не клещами из тех людей, кто так или иначе может пролить свет на решение 2006 года и последовавшие через 12 лет после этого события.

С чего бы благополучно служащему в органах внутренних   дел  Кудайбергенову  спустя  такой  срок  возвращаться к неприятному инциденту?

Оказывается, до поры до времени, пока его в 2017 году не прижала служба внутренних расследований  МВД КР, служил опер Кудайбергенов в счастливом неведении. Даже якобы не догадывался, что было когда-то следствие, был суд… В общем, якобы коллеги из СВР ему глаза открыли. Есть на тебя, дескать, вот такой компромат. Узнав, он якобы очень удивился и расстроился.

В пресс-службе МВД уверяют, что, устраиваясь на работу в милицию в 2010 году, Бейшекеев (тогда у него была такая фамилия) не скрывал факта, что в отношении него возбуждалось и расследовалось уголовное дело. То есть прекрасно был обо всём осведомлён… И он сам, и его товарищи по службе, и его начальство.

Кому верить?

Начал свою борьбу за отмену “сфальсифицированного” решения Иссык-Кульского райсуда Улан Кудайбергенов, говорят, с обращения к экспертам-почерковедам. Намеревался доказать для начала, что все его подписи на всех судебно-следственных документах якобы и не его вовсе. То есть он якобы в 2005-2006 годах ни в РОВД, ни в суде ни разу не появлялся, ни с какими документами не знакомился и ничего не подписывал.

А на скамье подсудимых якобы сидел его двойник.

Первая же почерковедческая экспертиза Кудайбергенова разочаровала. Эксперты единогласно объявили: “Подпись – ваша. Хоть и выполнена в несвойственной для вас манере: такое впечатление, что вы намеренно пытались ввести в заблуждение тех, кто когда-то будет анализировать ваш почерк”.

Вторая экспертиза, более высокого уровня, разочаровала Кудайбергенова ещё больше. “Представленные вами рукописные тексты, где буквы на первый взгляд совершенно не похожи между собой, написаны одним и тем же человеком. И этот человек – вы. Именно вы писали и подписывали и эту, и ту бумагу, заметая следы и сознательно изменяя почерк”.

Экспертные заключения Улан Кудайбергенов принимал с обречённой смиренностью. Не кидался в драку, отстаивая собственную правоту. Не изъявлял, насколько известно, желания наказать следователя и судью, изрядно подпортивших его милицейскую карьеру.

Для человека, пострадавшего от вопиющей несправедливости, тем более для сотрудника милиции, было бы естественно всеми способами бороться за восстановление своего доброго имени. Ничего “такого” Кудайбергенов, рассказывают наши источники, не делал и не предпринимал. Не ездил на Иссык-Куль, чтобы разыскать и посмотреть в “бессовестные” глаза подставивших его следователя и судьи. Не пытался пообщаться со своим давним противником – тем самым, с которым они нанесли друг другу летом 2005 года ножевые ранения…

Он просто ходил по экспертам-графологам.

И лишь третья группа экспертов дала заявителю слабую надежду на то, что не всё ещё потеряно. Заключение дали такое: “может быть”. То есть не исключено, что подпись на документах принадлежит Кудайбергенову-Бейшекееву, однако ничего утверждать не берёмся. Вполне возможно, что подпись всё-таки кто-то подделал.

С этим заключением и с призрачной надеждой на отмену постановления Иссык-Кульского районного суда Кудайбергенов  и  отправился  в  вышестоящие судебные инстанции. Дошёл до Верховного.

Проиграл.

В 2012 году положение о службе в органах внутренних дел Кыргызской Республики, согласно которому гражданин, чьё дело в суде прекращено, считался несудимым и годным к милицейской службе, силу утратило. По новому положению Улан Кудайбергенов считается судимым.

А  если  учитывать и его вовсе не кристальную “честность”… В общем, подождём, что теперь скажет его милицейское начальство. Имеет ли Улан Кудайбергенов-Бейшекеев по-прежнему право работать в органах правопорядка, и без того себя основательно запятнавших?

А между тем…

Чынгыз Кондубаев, виновник гибели в июньской аварии Missis World Сании Шакировой, как выясняется в ходе начавшегося на днях судебного процесса, тоже ранее привлекался к уголовной ответственности.

По той же самой статье Уголовного кодекса, что и Улан Кудайбергенов, – групповое хулиганство. Дело тоже было прекращено за примирением сторон.
И это тоже не помешало ему работать в милиции: Кондубаев служил в ГУГССО (службе охраны) по Октябрьскому району Бишкека.

Чудные всё-таки дела творятся в кыргызстанских органах внутренних дел!

Ольга  КАЛИНИНА

Оставьте комментарий