Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

КЫРГЫЗЫ В ТЮМЕНИ: выживи сам, “утопи” друга…

02.10.2014
Просмотров: 6

Подрались в Тюмени кыргызы с казахами. Общественный туалет не поделили. Сначала один на один отношения выясняли, потом решили идти стенка на стенку. Диаспора на диаспору.

– До нас слухи дошли, – рассказывает Музаффар, – что толпа народу в таком-то месте собирается. А где массовое побоище, там, сами знаете, недалеко и до убийства. Могут и покалечить друг друга. Давай я срочно связываться с руководством казахской диаспоры. Так, мол, и так, надо что-то делать, не можем мы допустить такого безобразия!

Приехали с казахским руководителем как раз вовремя. Наши центральноазиатские соотечественники ещё только “разминались”. Мы с казахским коллегой вперёд вышли: “Парни, что вы творите?! Вам без этого проблем мало?!”

В общем, серьёзных неприятностей удалось избежать. Но казахам проще, они более организованные и сплочённые. А с нашей кыргызской диаспорой просто беда. Не знаю, как в других российских городах и регионах, но в Тюмени положение аховое…

Музаффар Абдуллаев недавно сам вернулся из России. Несколько лет назад ехал туда, полный самых радужных надежд и планов. Его, футбольного судью международной категории, пригласили тамошние власти. Любимое дело, хорошая зарплата, возможность карьерного роста. Получи российское гражданство – и все пути для тебя открыты.

“Ничего себе! Это что же, нас будет гастарбайтер судить?!” – такую реплику как-то раз услышал он за своей спиной. Обидеться не успел: автора реплики одёрнули свои же тюменские спортсмены. Какой он, мол, тебе гастарбайтер? Человек грамотный, образованный, настоящий спец в арбитраже. Ты бы, дескать, радовался, что у нас в городе собственный судья такой категории появился!

Возвращался на родину Музаффар уже, однако, совсем не как победитель. Несмотря на очень тёплые отношения, сложившиеся с тюменской мэрией, несмотря на то, что успел обрасти в суровой Тюмени дружескими связями в самых разных сферах, – был в два счёта депортирован.

Регистрация по одному адресу, фактическое проживание – по другому. Это – нарушение из разряда мелких. За это наши сограждане в России платят штраф… А Музаффара депортировали.

– Но я не по этому поводу пришёл, – сразу поправляется Музаффар. – И российские власти, если честно, тут совершенно ни при чём. К ним ни у меня, ни у тех кыргызов, которые там остались, нет абсолютно никаких претензий.

 

Тюмень  для  кыргызстанцев  –  город  больших возможностей. 

Но  и  город  больших  проблем.

 

Тюмень – город футбольный

Тюмень и её окрестности расположены вдали от океанов и морей, на западной окраине азиатской части России. Климат здесь континентальный, он зависит от физических свойств воздушных масс Азиатского материка и атмосферных явлений, приходящих из Европы.

Тюмень не защищена горами ни с севера – от внезапного вторжения холодного арктического воздуха, ни с юга – от горячего дыхания сухих казахских степей и пустынь Средней Азии. С запада часто прорываются через невысокие Уральские горы тёплые, влажные ветры Атлантического океана. В итоге погода в Тюмени неустойчива в любой сезон года.

– А почему именно Тюмень? – интересуюсь у гостя нашей редакции. – Климат же “не наш”, а сибирский! Кыргызы – хоть и выходцы с Енисея, но всё же народ теплолюбивый и не привыкший к резким перепадам температуры. Когда в среднюю полосу России едут на заработки – это понять можно. Но в Тюмень…

– Да ничего удивительного, – отвечает Музаффар. – Город очень красивый, люди замечательные. Я бы, наверное, до конца жизни вместе с семьёй там остался, тем более что мне это и предлагали. Опять же – Тюмень активно строится. Кем работают кыргызы в России? В основном, как и другие гастарбайтеры, строителями. Так вот там в этом смысле без работы не засидишься. Нас, кыргызов, работодатели с удовольствием берут.

Отдельная тема – тюменский футбол. В 2012 году ему исполнилось 100 лет, и этот вид спорта для Тюмени – нечто вроде визитной карточки. В футбол, говорит Музаффар, здесь играют все, от мала до велика, от мэра до дворника. Футбол любят, футболистов уважают, и футболист футболиста всегда поймёт и поддержит в любой ситуации.

Лично ему, Музаффару, очень повезло в том, что он, во-первых, человек образованный. Непохожий на большинство кыргызов, приезжающих в Сибирь на заработки, едва владеющих примитивным русским языком и не имеющих представления о собственных правах и обязанностях. И вдвойне повезло ему в том, что работать стал футбольным арбитром. Это сдружило его с тюменским градоначальником, это же помогло найти общий язык с сотрудниками ФСБ…
Впрочем, обо всём по порядку.

Сколько всего граждан Кыргызстана в поисках лучшей доли мигрировало в Тюмень? Точной цифры никто не назовёт. Музаффар говорит – очень много. Только никто их не учитывает. Нет такого, чтобы приехал человек, пришёл куда следует: вот, мол, я, зовут меня так-то, фамилия такая-то, родом из такого-то кыргызского села, там остались жена и родители.

– Пресловутый “груз-200”, – вздыхает Музаффар, – иногда непонятно, как и куда отправлять. Ясно, что умерший – наш, кыргыз. Но документов нет и нет никаких сведений о его родственниках. И, кстати, далеко не всегда удаётся причину смерти установить. Это ведь никому не надо! Официально – шёл по улице, упал и умер. А мы-то, соотечественники, видим у него на теле ушибы и раны. Да и с чего бы вдруг ему, молодому, здоровому, упасть и умереть посреди улицы?!

Но доказать что-то практически невозможно. Кто в этом виноват? Тот, кто должен, именно должен, потому что на него возложены такие обязанности – посылать запросы, писать заявления, добиваться, искать… Для этого и создаются за рубежом кыргызские диаспоры и выбираются их руководители.
Ему, футбольному судье Музаффару Абдуллаеву, ещё раз подчёркивает он сам, очень повезло. Однажды перед матчем подошли к нему два молодых человека из ФСБ. Лица у обоих вытянутые, обескураженные:

– Ой, это вы? – и руки для пожатия протягивают. – Ну как вы? Может, помощь какая нужна? Не стесняйтесь. Обращайтесь, если что!

– Помогать не надо, – ответил Музаффар. – Главное – не мешайте.

Но об этом чуть позже.

 

В футбол здесь играют все. И мэр, и сотрудники ФСБ, и работник Миграционной службы…

Судья  Музаффар  Абдуллаев  –  во  втором  ряду  четвёртый  слева,  в  светлой  рубашке.

 

Раз диаспора, два диаспора…

– Когда в Тюмень приехал, – продолжает свой рассказ Музаффар, – меня сразу же познакомили с председателем кыргызской диаспоры. Но и сразу же предупредили: этот человек занимает свой пост чисто номинально. Толку от руководства нет. Помощи нет. Все кыргызские граждане, живущие в Тюменской области, живут сами по себе, у кого как получается, не рассчитывая ни на чью помощь и поддержку.

Проблемы постоянно возникают. У кого-то нет документов, у кого-то элементарно нет денег, чтоб в сотовом телефоне баланс пополнить. Кому-то нужна юридическая, кому-то – медицинская консультация. Решают все свои вопросы как придётся и как получится. Чаще всего не получается.

Работают наши граждане в основном на стройке или на базаре. По копейке деньги откладывают, во всём себе отказывают. У всех, как правило, в Кыргызстане семьи, все стараются деньги домой посылать.

– Вижу, – говорит Музаффар, – одна женщина плачет, другая плачет. С таким трудом, мол, скопила сколько-то тысяч – и раз! – срочно надо штраф заплатить. А за что штраф – и сама толком не пойму. Вроде бы ничего не нарушала.

Я немного во всём этом разбираюсь. Начинаю выяснять. А когда понял, что к чему, – не по-хорошему удивился. Система, оказывается, такая. Как только человек начинает чуть-чуть подниматься, как только у него появляются какие-то деньги, – его тут же сдают. Или в ФСБ на него жалобу пишут, или в Федеральную миграционную службу, а то и просто в ближайшее отделение полиции.

– Кто сдаёт, кто жалуется? – не понимаю.

– Наши же, кыргызы, и сдают! Придумывают какой-нибудь повод. Пишут заявление, которое компетентные органы, естественно, начинают проверять. Вызывают кыргызстанца для объяснений. И тут же на сцене появляется кто-нибудь из руководства диаспоры. Вроде как сочувствует “своему” человеку, обещает помочь и всё уладить. Не бесплатно. Обирают до последнего рубля.

Я сам однажды видел, как судили одного кыргыза. В убийстве его обвиняли. Что-то такое случилось в округе, а этого мужика свои же и сдали правоохранителям. Это, мол, стопроцентно он виноват. Хотя прекрасно понимали, что этот человек ни сном, ни духом. И россияне это понимали! И суд поэтому был очень странный: ни прокурора, ни адвоката. Я за этого человека очень переживал. Всё же земляк! Как же так, говорю, так ведь судить не положено, обеспечьте ему адвоката хотя бы!

Меня успокоили. Чего ты, мол, суетишься? Никто твоего земляка не посадит. Всё давно решено уже, он уже со всеми, с кем надо, рассчитался.
Наши, кыргызские парни в магазине носильщиками работают. Таскают туда-сюда чужие сумки, мешки и пакеты. Вдруг полиция набежала: у нас, дескать, сигнал, что вы тут пытались что-то украсть!

Как украсть, что украсть, у кого украсть? Разбираются, выясняют, информация не подтверждается… А откуда она вообще взялась, эта информация? Оказывается, вовремя с руководством диаспоры выручкой не поделились. Свои, кыргызы, и “слили” в полицию такую информацию.

Приезжал как-то в Тюмень кыргызский консул. Наши гастарбайтеры много чего ждали от этого визита. Все хотели к нему на приём попасть, у всех вопросы накопились, жалобы… И опять “начальники” под это дело деньги со всех собрали. Консул приехал и уехал, никто из простых людей с ним не увиделся.

– Это смелое заявление, – останавливаю Музаффара. – Сказать можно всё, что угодно. И что свои своих обирают, и что подставляют, и что эфэсбэшникам сдают. А доказательства есть у вас?

– Да мне самому это всё открытым текстом было озвучено, когда собрался свою диаспору организовывать. Всё равно, мол, работать ты не будешь, потому что мы тебе этого не позволим.

Что не позволят – я не поверил сначала. Ну что мои же соотечественники могут со мной сделать, как на меня надавить? А свою диаспору мне люди предложили организовать. После того как я добровольно, на общественных началах, взялся помочь кое-кому из них. Молодая женщина, например, из Кыргызстана в Тюмень к двоюродной сестре приехала. Приехала беременная, а с мужем уже к тому моменту рассталась.

Ребёнок родился с патологией. В России его лечить – надо иметь или российское гражданство, или большие деньги. Ни того, ни другого у этой молодой мамы нет. Пришлось по своим каналам связываться с Бишкеком, договариваться с врачами, искать ей деньги на билет…

Всё, представьте, получилось. А меня люди стали просить, чтобы я на себя руководство кыргызской диаспорой принял. Ну и что, мол, что одна диаспора уже существует, и никто мне по своей воле власть не отдаст. Можно ведь и своё объединение организовать.

Я согласился. Работа постоянная и неплохо оплачиваемая у меня есть, времени свободного при этом много. Есть кое-какие знания и кое-какие связи. Почему бы согражданам не помочь? Проконсультировался везде, документы необходимые для регистрации общества подготовил, отправил в Минюст. Жду ответа. Вместо ответа вызывают меня в ФСБ.

Беседую я там с двумя сотрудниками. Молодые ребята. И по всему видно, что не по своей воле они меня сюда пригласили. Им мне и предъявить-то нечего. И ещё вижу, что очень они удивились, что я, кыргыз, прекрасно говорю по-русски и разбираюсь в российских законах.

Говорят мне: ты, мол, мы слышали, собираешься свою диаспору регистрировать? Подумай хорошенько, оно тебе надо? Не делай глупостей.

– А почему нельзя? – спрашиваю. – Где это написано? Дайте мне почитать такой закон. Если найдёте – я сейчас же молча уйду и ничего регистрировать не буду.

Несколько раз так со мной беседовали. Назвали меня “государственным авторитетом”. Есть, мол, авторитеты криминальные, а я с криминалом не связан, но веду себя слишком независимо, и народ меня поддерживает.

Я в свою очередь пытаюсь до них достучаться: вы же, говорю, молодые, вам о службе надо думать, о карьере. Предлагаю: дайте мне открыть своё объединение, не вставляйте палки в колёса. Вот заработает диаспора – тогда следите, чтобы мы ничего не нарушили. Я же, объясняю, никому ничего плохого не хочу и никому ничем не угрожаю. Я же, наоборот, хочу, чтобы и у вас, и у нас как можно меньше проблем было. Хочу потихоньку подготовить своих, кыргызских, врачей, юристов, переводчиков. Хочу картотеку тюменских кыргызов создать, чтобы мы каждого могли в случае чего быстро найти и чтобы знали, чем каждый живёт и дышит…

Отстали от меня эфэсбэшники только после того, как я пообещал пожаловаться Путину. А когда на футбольном матче меня в судейской форме увидели – руки у них задрожали. Извините, мол, мы же не знали, чем вам помочь?

 

Мать приехала в Тюмень к двоюродной сестре, родила больного ребёнка.

Ни денег, ни документов… И что делать?

Из-за  этого  малыша,  говорит  Музаффар,
он  и  пожертвовал  своей  карьерой  и  благополучной жизнью  в  России.


Российскими  властями Музаффар  доволен. Претензии  у  него  –  
к своим братьям кыргызам.

 

“на выход с вещами”

– Когда ко мне придрались из-за несоответствия регистрации и реального места проживания, – рассказывает Музаффар, – я особо и не переживал. Была, конечно, мысль напрямую обратиться к моим тюменским друзьям. Мэр города, например, – заядлый футболист и очень хорошо ко мне относится. Потом подумал: а пускай! Пусть все здешние кыргызы видят, что даже меня, известного в городе человека, за небольшое нарушение оштрафовали. Им это будет уроком.

Мог ли я представить, что штрафовать меня никто и не собирается! Мне приготовили гораздо более суровое наказание.

Пока вопрос мой решался и пока я не беспокоился и не переживал, – начальники первой кыргызской диаспоры уже всё знали и заранее ко всему подготовились. Даже вещички мне собрали на первое время, пока я буду в приёмнике-распределителе депортации дожидаться. Когда мне от имени руководства диаспоры узелок с носками-трусами передали – для меня всё окончательно прояснилось. С ветряными мельницами сражаться бесполезно.

Обычно какой у простого кыргызстанца, попавшего в затруднительное положение (или, наоборот, слегка приподнявшегося в материальном плане), разговор с начальниками? Плати деньги, иначе будешь иметь дело с ФМС или ФСБ. А на меня нашли другие рычаги воздействия.

Оказалась в Тюмени в безвыходной ситуации ещё одна кыргызская семья. Опять молодая женщина-кыргызстанка с маленьким ребёнком. Имеющая, правда, мужа-гражданина России. А больше – ничего. Ни денег, ни документов, ни прописки. И ребёнок тоже больной родился.

Я все инстанции обегал, все пороги обил. И со своими кыргызскими “оппонентами” на эту тему разговаривал. Жалко, мол, надо бы помочь. И с документами, и с деньгами, и с лекарствами.

Без проблем, – ответили мне. Но при одном условии: ты уезжаешь и больше сюда не возвращаешься.

Ну а потом, как я уже сказал, – приёмник-распределитель. Мне посчастливилось недолго там находиться. День-два, соблюдены все формальности, готовы все бумаги – и я уже вылетаю на родину, в Кыргызстан. А есть люди, которые живут в приёмнике-распределителе месяцами! И женщины, и маленькие дети, о которых некому побеспокоиться, некому за них побегать, чтобы хотя бы ускорить их отправку в Бишкек…

Лично у него, у Музаффара Абдуллаева, впечатление от тюменской жизни двоякое. С одной стороны – красивый развивающийся город с огромными возможностями. Душевные, доброжелательные люди, толковая администрация. С другой – сплошные мелкие и крупные неприятности, которые друг другу создают сами же братья кыргызы. Вставляя друг другу палки в колёса, мешая спокойно работать и зарабатывать и моментально топя того, кто хоть чуть-чуть успешнее.

Где выход? Выход, наверное, есть. Если бы МИД Кыргызстана обратил реальное внимание на жизнь и выживание заграничных кыргызстанцев… Если бы консул бывал в таких крупных российских городах не наездами и не по полчаса…

– Сейчас в Таможенный союз вступим, – резонно замечает Музаффар, – в Россию такой поток мигрантов хлынет! Здесь-то, на родине, на жизнь не заработаешь. И что с нами со всеми там будет, если друг друга безжалостно “кидаем” и подставляем, если, вместо того чтобы объединиться, сами с собой боремся?!

Ольга КАЛИНИНА
Фото предоставлены
М. Абдуллаевым с разрешения людей, которые на них изображены.

 

Оставьте комментарий