Главное:
Марки к юбилею Айтматова (Декабрь 11, 2018 10:49 дп)
Ёлочка, гори! (Декабрь 10, 2018 1:55 пп)
Валя – чемпионка UFС! (Декабрь 10, 2018 10:35 дп)
Арестован Дуйшенбек Зилалиев (Декабрь 9, 2018 1:51 пп)
Как отдохнуть в выходные (Декабрь 7, 2018 1:36 пп)
Президенты договорились (Декабрь 7, 2018 12:10 пп)
Замминистра пойман со взяткой (Декабрь 6, 2018 1:23 пп)
У «Манаса» новый председатель (Декабрь 5, 2018 5:53 пп)

Кыргызы, вам не надоело?

20.09.2012
Просмотров: 5

Бузить, митинговать, кричать “Кетсин!”

Темпераментный кыргызский народ с приходом осени вновь продемонстрировал всему миру, что покой нам только снится… Камни в посольство Беларуси, срыв аукциона в прямом эфире центрального республиканского телеканала, ну и митинг сторонников “Ата-Журта” в день избрания нового правительства. Такое впечатление, что некоторые  только и ждали спада жары, чтобы выйти на столичные улицы и начать бузить.

Почему весна и осень у кыргызстанцев прочно стали ассоциироваться с митингами и пикетами?

Являются ли митинговщина и “кетсинизм” нашими национальными чертами или это деятельность деструктивных сил?

К чему приведут бесконечные митинги и буза в Кыргызстане?

Ну и как реагировать на все эти эмоциональные всплески кыргызов представителям других этносов?

На эти давно назревшие и очень больные вопросы ищем ответы вместе с историками, политологами и аналитиками.

Кыргызы – бузотёры?

 

Историк Тынчтыкбек Чоротегин убеждён, что не следует использовать слово “буза” против митингующего народа. Нельзя, по его мнению, также приписывать склонность к митингам к национальным чертам какого-то народа. Многие нации и в Европе, и на Западе прошли через этот этап. К примеру, в Великобритании, когда экономика получила высокие темпы развития, Гайд-парк стал по сути бутафорией, некой театральной площадкой. Но и там, на родине демократии, тоже бывают мощные демонстрации, организованные левыми силами.

“Вспомните, как пару лет назад в Лондоне тысячи людей действовали неадекватно, громили “Макдоналдсы”, дорогие магазины и прочие символы капитализма. Когда такие вещи происходят в менее развитых странах, журналисты говорят, что это из-за варварства и низкого уровня самосознания нации. Но во всех странах и у всех народов есть такие слои населения, которые используют не только правовые механизмы. Что касается кыргызов, я, как и большинство соотечественников, против того, чтобы Беларусь давала политическое убежище убийцам. Но это не значит, что я, как и большинство кыргызов, буду закидывать камнями белорусское посольство”.

Эльмира Ногойбаева, аналитик, также разрушает версию о кыргызах как нации бузотёров. “Мы слишком себе льстим, когда считаем, что это наша эксклюзивная черта кыргызов  – драки в парламенте, бузотёрство и прочее. Бушующие гормоны, борьба за власть, мужские поединки и тщеславие  характерны, если верить Дарвину, для любой природы человека. Особенно там, где их больше 10, и это место выполняет представительскую функцию как, например, парламент. Подобные инциденты в гораздо более массовых масштабах в последние годы мы могли видеть в Индии, Южной Корее, Японии, из соседей по Союзу – в Грузии и Украине. Гораздо хуже, когда в парламенте – тишь да гладь, как на съездах компартии СССР. И это не из прошлой политической истории, наглядный пример – наши соседи. Разумеется, там, где сильнее нормативный регулятор – закон, там меньше подобной казуистики, но и самые передовые страны в своей истории имели не менее зрелищные и кровожадные баталии”.

Болезнь роста…

Все наши собеседники уверены, что митинговщина – это временное явление.

“Это болезнь роста общества, когда мы учимся жить в либеральных условиях, учимся использовать такие методы, как митинги и пикеты, – уверен историк Чоротегин. – С другой стороны, и политические силы норовят использовать представителей маргинальных групп в своих целях. Этого не избежать. Мы должны постепенно дискутировать, обсуждать природу этих акций. Но, критикуя негативные стороны, не должны отвергать сам метод – выражение своего мнения через демократические митинги. У меня двоякое отношение к митингам. С одной стороны, когда надо было противостоять авторитарным режимам, нужно было, чтобы народ показал свою силу через такие мощные акции! Без митингов даже невозможно представить все наши достижения. С другой стороны, начали проводить и антимитинги. Разрабатывались механизмы использования некоторых групп, даже бомжей, в своих целях. Сейчас у нас сформировался особый термин ОБОН (отряд баб особого назначения). Этакие профессиональные митингующие, которые могут сегодня выступить за одного политика, а завтра уже против него. Из-за того что используются такие платные силы, в обществе и сложилось негативное отношение к разного рода митингам, к тем группам, которые могут быть проплаченными и выступать, например, против тендерных аукционов или с такими хулиганскими выходками, как закидывание камнями посольства. Но главное сегодня уже это то, что большинство нашего общества понимает: нельзя идти по насильственному пути, нельзя допускать мародёрство. И это осознание пришло после ряда трагических событий”.

Политолог Сариев подчёркивает, что на нынешнем этапе митинги и пикеты – это нормальный процесс вызревания гражданского общества. “Это и очередной шаг обретения политической культуры для нашей элиты.  Камни в белорусское посольство, конечно, были срежиссированы определёнными политическими силами в своих целях… Как и срыв аукциона по месторождениям. За всем этим стоит борьба политических элит за лакомые куски, за ресурсы. Эти политические силы используют молодёжные движения втёмную, предоставляя им искажённую информацию, например, о том же аукционе. А молодёжь у нас прямолинейная, искренняя и… безбашенная. Вот и выливается это в такие акции”, – продолжает Сариев.

В Кыргызстане, по мнению политолога, политическая борьба прагматична, она не несёт какого-то морального оттенка. Хотя большая политика должна нести моральный контекст. У нас пока это в стадии развития. И наши политические силы, политэлита действуют на уровне природных инстинктов, борьбы за ресурс. Политэлита ещё не сформировалась, у неё нет механизмов, инструментов цивилизованной борьбы. И здесь политолог предлагает обратить внимание на баталии, происходящие в парламенте за последний год: большинство дискуссий нелицеприятных всё-таки происходит уже не на улице, а в стенах парламента. И даже недавний митинг против Коркмазова, который мог быть раздут внешними игроками как проект межнациональной розни или  проект регионального разделения, быстро купировался и свернулся. Это говорит о том, что наши политики тоже эволюционируют. То есть в данном случае лидеры “Ата-Журта” уже прекрасно понимают, что они могут стать заложниками чужих проектов, игр и устремлений. Налицо, по мнению политолога М.Сариева, рост политического самосознания кыргызской элиты. “Взять того же Ташиева. Пару лет назад он выбрасывал откровенно шовинистические лозунги, а сегодня для него большое оскорбление, когда его обвиняют в национализме. То есть происходит эволюция политиков, и это нельзя отрицать. Некоторое время назад, когда политики не понимали, что ситуацией постоянно пользуются и криминал, и внешние игроки, они безответственно размахивали саблей, не задумываясь о последствиях. Сейчас же у них уже появилась рефлексия”.

Эльмира Ногойбаева в свою очередь считает, что преобладание во власти мужчин также играет немаловажную роль в том, что разные политические силы время от времени демонстрируют друг другу свою силу и количество сторонников. “С одной стороны, это вопрос роста политической культуры, с другой – количества гормонов на один парламент. В нашем парламенте больше, как и в самом обществе, преобладает мачизм, игра мускулами, то есть критерий силы, нежели критерий интеллекта. В общем, всё по Дарвину, единственное, что успокаивает и вселяет надежду на перспективу, эволюционность его теории”, – говорит Эльмира Ногойбаева.

Митинги – как выпуск пара…
По мнению экспертов, в митингах больше положительных моментов, нежели отрицательных.
“Мы очень сильно отличаемся от авторитарных режимов, которые нас окружают. Да, пока у них видимая стабильность и законность, но им всё равно предстоит этот путь пройти, – уверен политолог Сариев. – Я опасаюсь за Узбекистан после Каримова, за Казахстан после Назарбаева, за Таджикистан, когда уйдёт Рахмон. Там нет генезиса политической борьбы, нет этого процесса, в результате которого вызревает политэлита, там всё законсервировалось. И это всё когда-нибудь взорвётся как пороховая бочка. А то, что у нас происходит, это броуновское движение, которое даёт ростки устойчивой конфигурации власти, создание сдержек и противовесов, с учётом региональных, родоплеменных и прочих корпоративных интересов”.
Политолог даже высказал уверенность, что придёт время, когда кыргызы перестанут решать все политические вопросы такими эмоциональными всплесками и митингами. “Я очень внимательно отслеживаю реакцию простого народа на все политические события. Могу отметить, что у нас население становится политически подкованным. У нас каждый второй сельчанин политолог, который поразительно чётко улавливает тенденции с точки зрения житейской, народной мудрости. И они часто через СМИ дают довольно толковые рекомендации власти. У нас появилась связь снизу вверх, а не только сверху вниз”.
Историк Чоротегин считает, что те политические силы, которые пришли к власти на волне митингов и уже начали демократические реформы, должны осознавать, что ни в коем случае нельзя прежними методами закрывать рот нынешней оппозиции. “Власть должна научиться терпеть. Путь запрета демонстраций и митингов в Кыргызстане – это тупиковый путь. А то, что активизируются проплаченные митинги, то со временем они сами собой обесценятся. Даже Гайд-парк со временем в какой-то степени обесценился. Люди уже выходят на более широкое пространство, через Интернет и социальные сети. Через гласность и прозрачную политику власть также может обесценивать деструктивные действия некоторых оппозиционных кругов и ОБОНовцев”.
Что делать другим, пока кыргызы митингуют?

Откровенно говоря, в Кыргызстане в основном митингуют кыргызы. Представители других этносов очень боятся в это время выходить на улицы, потому что кыргызский темперамент непредсказуем, и вроде бы мирный пикет может обернуться агрессивной выходкой типа забрасывания камнями… Что посоветуют эксперты представителям других этносов, как реагировать на такой всплеск политических эмоций?

“Не только представителям других национальностей, но и большинству кыргызов неудобно и неприятно смотреть на такие акции, когда во время мирного аукциона врываются в зал, кричат и останавливают прямой эфир,- признаётся историк Чоротегин.- Я бы сказал, что это временные обстоятельства. Мы с этими явлениями никакими запретами бороться не сможем, так строится гражданское общество. Но я бы призвал к терпимости… И началу активных обсуждений, чтобы любая часть нашего общества поняла позитив и негатив этих явлений. Позитив в том, что самые успешные правительства могут потерять реальность и заблуждаться, что всё они делают правильно. А митинги способны отрезвлять. Поэтому, если наши митингующие будут действовать в рамках закона, то ничего страшного в митингах нет. Главное, чтобы СМИ объективно оценивали, не навешивали ярлыки и не нагнетали обстановку. Когда через это сито политической борьбы мы пройдём, лет через пять вырастет новое поколение, которое будет эти процессы понимать и шире, и глубже”.

Политолог Сариев так объясняет, почему политическую активность проявляют в первую очередь кыргызы в Кыргызстане: “Это связано с тем, что наша политическая элита рекрутирует и мобилизует в ряды своих сторонников по признаку землячества и регионализма. И эта сетевая, родоплеменная культура кыргызов позволяет быстро организовать соплеменников и земляков на любые политакции. Но я думаю, что по мере роста политической культуры это будет сходить на нет…”

“Представителям других этносов я бы объяснил, что это болезнь роста, становление кыргызской нации, и кыргызы, чтобы состояться, обязательно должны переболеть национализмом. Хотим мы того или нет… И желательно, чтобы представители других этносов, кыргызстанцы, помогли пройти кыргызам через этот национализм, чтобы он не вылился ни в какие крайности”.

“И хотя на политическом поле доминируют кыргызы, амбициозным гражданам других национальностей, проживающим в Кыргызстане, я бы порекомендовал обратить внимание на такие политические партии, как “Замандаш”, СДПК, “Ак-Шумкар”, “Ата-Мекен”, и другие, где очень много русскоязычных членов, которые вносят мощный интеллектуальный вклад. К примеру, Ольга Лаврова стала министром финансов. Всем кыргызстанцам, вне зависимости от национальности, надо более активно занимать политическую позицию. Им надо самим приходить в партии, и, я уверен, их не будут отталкивать. Главное, самим не занимать пассивную позицию”,- заключает политолог.

Лейла САРАЛАЕВА

   

Оставьте комментарий