Главное:
Марки к юбилею Айтматова (Декабрь 11, 2018 10:49 дп)
Ёлочка, гори! (Декабрь 10, 2018 1:55 пп)
Валя – чемпионка UFС! (Декабрь 10, 2018 10:35 дп)
Арестован Дуйшенбек Зилалиев (Декабрь 9, 2018 1:51 пп)
Как отдохнуть в выходные (Декабрь 7, 2018 1:36 пп)
Президенты договорились (Декабрь 7, 2018 12:10 пп)
Замминистра пойман со взяткой (Декабрь 6, 2018 1:23 пп)
У «Манаса» новый председатель (Декабрь 5, 2018 5:53 пп)

Менты довели до психушки

28.11.2018
Просмотров: 460

У бишкекчанки с милиционерами особые счёты. Они не только затянули следствие по пустяшному делу о хулиганстве, но и довели пенсионерку до нервного срыва…

Случаев, когда на действия сотрудников милиции жалуются подозреваемые и обвиняемые, – великое множество. Жалуются они обычно на пытки, на выбивание признательных показаний, на грубое обращение и противозаконное задержание.

В каждом из таких случаев – разбираться и разбираться. Иногда преступники лукавят, пытаясь уйти от уголовной ответственности. Но бывает, что жалобы подозреваемых вполне обоснованны.

Жалуются на милицию и потерпевшие. Которым, в общем-то, и так досталось… Они, как правило, недовольны затягиванием расследования и тем, что милиционеры, как им кажется, покрывают преступников.


Надежда Ивановна поссорилась с соседкой. То есть не совсем с соседкой и не совсем поссорилась… Пожалуй, лучше рассказать с самого начала.

Держит Надежда Ивановна собак. Щенков-подростков. К её дому кто-то подкинул совсем ещё маленьких собачьих детёнышей, она их выходила, вырастила и пока не определилась с пристройством.

Щенков очень полюбила окрестная ребятня. Бегали мальчишки с собачками наперегонки по улице, играли всю весну, до самого 10 мая 2018 года.

10 мая дети и собаки так же весело носились по двору, пока один из щенков не подбежал к соседскому мальчику, не принимавшему участия в играх. Мальчик испугался. Закричал. “Не бойся, не бойся, это наши собачки!” – успокаивали его товарищи.

Но на крик сына во двор уже выбежала соседка – назовём её Айнурой. И, не особо разбираясь, что именно здесь произошло и кто обидел её ребёнка (но поняв, однако, что всё как-то связано с собакой Надежды Ивановны), накинулась на неё. Повалила на землю, таскала за волосы, била кулаками и пинала ногами. Пенсионерке даже показалось, что разъярённая соседка прыгала по её рёбрам…

Кто-то оттащил Айнуру, и Надежда Ивановна скрылась в своей квартире. Едва успела перевести дух, как услышала треск выламываемой двери: Айнура пришла не одна, а с родственниками мужского пола, вооружёнными камнями.

Дверь выбили. В собак кидали камни. Те, поджав хвосты, спрятались где-то в комнатах. А Надежду Ивановну снова схватили за грудки, снова били, угрожали самыми страшными карами и осыпали самыми жуткими проклятиями.

Кто-то из соседей, видимо, позвонил в милицию, потому что удерживаемая чьими-то сильными руками Надежда Ивановна увидела спешащего к ней на подмогу участкового.

Участковый дерущихся разнял. Выслушал свидетелей. Конфликтующие стороны позвал в ГОМ, до которого Надежда Ивановна доковыляла с невероятным трудом. Болело всё тело… И это не считая оскорблений и невероятного унижения.

Надежда Ивановна – человек отходчивый. Она бы даже на возбуждении уголовного дела не настаивала, если бы с ней попытались поговорить по-человечески. Если бы “оппоненты” перед ней извинились, помогли добраться до поликлиники, заплатили за рентген, томографию и лекарства. Отремонтировали бы выбитую дверь или поставили новую…

Вот, пожалуй, и всё. Больше ей ничего от буйных соседей не надо.

Участковый своё дело сделал. Собрал объяснительные, оформил протокол. Передал материалы дела следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела о хулиганстве и порче чужого имущества. Надежда Ивановна прошла судебно-медицинскую экспертизу (заключение, сказали медики, ей на руки не выдадут, отправят его следователю). И начала лечить последствия побоев.

– Только накануне, 9 мая, я пешком прошла через весь город! – сбивчиво, то и дело срываясь на слёзы, рассказывает Надежда Ивановна. – Ничего у меня не болело, чувствовала себя отлично. А на следующий день превратилась в развалину.

Насколько серьёзны физические травмы этой женщины – решать врачам. Но то, что творится с её нервно-психическим состоянием, определяется даже на глаз далёкого от медицины человека. Надежда Ивановна в глубоком стрессе. Трясутся руки, вздрагивают плечи, подпрыгивают уголки губ. Всё время, пока мы с ней разговариваем, она тщетно пытается взять себя в руки и хоть чуть-чуть успокоиться.

Последствия избиения? Отчасти да. Но главную моральную травму Надежде Ивановне причинили в Первомайском РУВД Бишкека.

Сначала потеряли заключение судмедэкспертизы. Как потеряли, при каких обстоятельствах? Неизвестно. В бюро экспертиз Надежде Ивановне отвечали, что отправили документ следователю Жылдыз Урматовой ещё неделю назад. Следователь отмахивалась: ничего, мол, не приходило.

– Что же мне теперь делать? – спрашивала следователя Надежда Ивановна.

Раз спросила, два спросила. А на третий раз нарвалась на непонятную агрессию. Следователь вдруг выкрикнула:

– Ничего у вас нет! Всё у вас в порядке!

И многозначительно покрутила пальцем у виска.

Как это нет, когда Надежде Ивановне пришлось долго лечиться (она продолжает обследоваться и принимать лекарства до сих пор, полгода спустя)?! Тогда, в конце весны и начале лета, врачи ещё не говорили ей о необходимости пройти психологическую реабилитацию. Старались, насколько возможно, восстановить её физическое здоровье (и оно пока полностью не восстановлено, да и вряд ли восстановится, учитывая немолодой возраст женщины).

Ещё одна неприятная неожиданность: соседка Айнура со всем своим семейством срочно куда-то уехала. Надежда Ивановна про себя укоряла следователя: надо было принять какие-то меры, чтобы хулиганы не сбежали! Укоряла про себя, но вслух ничего не говорила, чтобы не нарваться опять на следовательский гнев.

Напрасно переживала: Айнура через некоторое время вернулась – как только следователь, не дожидаясь результатов экспертизы, вынесла постановление об отказе в возбуждении в отношении неё уголовного дела.

Потом Надежде Ивановне пришлось проходить повторную судмедэкспертизу – к неудовольствию медиков и открытому их недоумению. Врачи всё никак не могли понять, почему результатами экспертизы абсолютно не интересуется направивший потерпевшую на экспертизу следователь и на каком вообще основании гоняет немолодую и нездоровую женщину к экспертам и обратно.

Каждое появление Надежды Ивановны в ГОМе сопровождалось скандалом. На неё кричали. Её выгоняли из кабинета. Её упрекали в том, что “оговаривает” хороших людей, которые на самом деле её не били и ничего ей не ломали. Уже и экспертиза не помогала. В её суть не вникали ни следователь, ни следовательское начальство. Надежду Ивановну выставляли симулянткой и больной на голову кляузницей.

– Почему вы надо мной издеваетесь? – хватаясь за сердце, Надежда Ивановна взывала к совести следователя. – Я же к вам отношусь с уважением, я же вам доверяю…

– Плевать я хотела на ваше уважение! – отвечала следователь Урматова. – Идите отсюда, не учите меня работать.

Ещё круче с потерпевшей обошёлся начальник 5-го ГОМа Жээнбаев. Кричал на неё так, как будто это она, Надежда Ивановна, перед кем-то сильно провинилась. Так ругался, что она чувствовала себя нашкодившей девчонкой-школьницей. За что? За то, что зашла узнать, как продвигается следствие по её уголовному делу…

А следствие между тем никак не продвигалось. Следователя Урматову сменил следователь Максат Турк уулу. Который тоже, долго не разбираясь, вынес отказ в возбуждении уголовного дела. С очень интересной формулировкой. В постановлении следователь отмечает, что на теле Надежды Ивановны были зафиксированы такие-то повреждения, что дверь её квартиры действительно была выломана…

И на основании этого какими-то неведомыми путями приходит к выводу о “преждевременном возбуждении уголовного дела”.

– Принесите официальный документ, сколько стоит ваша выбитая дверь, – смилостивились наконец над ней в 5-м ГОМе Первомайского РУВД.

Надежда Ивановна задумалась. Такая дверь, какая была у неё, в разных учреждениях стоит от 150 до 1000 долларов. Причём официальную бумагу никто не выдаёт. Изготовители дверей работают по патенту.

Ну, на нет и суда нет, решили в милиции. Тем более что уголовное дело о хулиганстве, проникновении в жилище и порче имущества и так уже окончательно закрыли.

“Вам нужно пройти комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, – советовали Надежде Ивановне врачи, прекрасно видя её состояние. – Желательна экспертиза психолого-психиатрическая. Главные травмы у вас не на теле, а в душе”.

“Кто же даст мне направление на такую экспертизу? – плакала Надежда Ивановна. – В милиции со мной вообще разговаривать не хотят. Орут, оскорбляют. Того и глади за шиворот вышвырнут на улицу”.

ГУВД Бишкека и прокуратура раз за разом отменяли постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В ГОМ-5 приезжала даже комиссия по этике из МВД. Пожурила следователя Урматову… Начальник ГОМа в момент приезда комиссии на рабочем месте отсутствовал.

Сейчас, после того как Надежда Ивановна побывала на приёме у начальника ГУВД Бишкека Сталбека Рахманова, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в очередной раз отменено. Следователя Жылдыз Урматову начальник столичного ГУВД посоветовал разжаловать в участковые. Устроил, по словам первомайского следователя Максата Турк уулу, “та-а-акой кипиш”…

Что теперь будет с Надеждой Ивановной и её обидчиками? Хочется надеяться, что расследование уголовного дела закончится тем, чем и должно было закончиться ещё полгода назад.

Теперь, правда, выяснилось, что папка с “материалами” уголовного дела о хулиганстве со взломом состоит всего из нескольких бумажек. Постановление о возбуждении уголовного дела – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Ещё одно постановление о возбуждении – и ещё один отказ. Где результаты экспертиз? Где объяснительные свидетелей? Где фотографии выбитой двери?

Ничего нет. Куда делось? Было ли вообще?

“Тайна следствия”…

Надежда Ивановна держится из последних сил. Ей надо дождаться, пока Айнуру с родственниками как-то накажут. Пока кто-то заплатит ей за повреждённую дверь. Пока перед ней хотя бы извинятся. Ждёт, чтобы после окончания всего этого кошмара лечь наконец на обследование и лечение в отделение неврозов.

Неужели нельзя было по-другому?! Начальник ГУВД Бишкека Рахманов обвинил “первомайцев” в правовой безграмотности и нежелании исполнять свои прямые обязанности. Пообещал лично проконтролировать их дальнейшую работу по заявлению Надежды Ивановны.

А если бы на месте Надежды Ивановны оказалась мать кого-нибудь из этих ленивых, безалаберных и крикливых ментов? Если бы на мать, скажем, следователя Жылдыз Урматовой, ставшей жертвой хулиганства, такая же девушка в погонах кричала, называя сумасшедшей?..

Ольга КАЛИНИНА

Оставьте комментарий