Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Мифы и правда о советских военнопленных

19.12.2018
Просмотров: 1 055

Правда ли, что всех наших пленных из фашистских лагерей отправляли в лагеря советские? Почему Сталин назвал военнопленных предателями Родины? Сколько вообще попало в плен советских солдат?

Наши недавние публикации о немецких и японских военнопленных, которых содержали на территории Киргизской ССР, равнодушных не оставили. Читатели благодарят за то, что узнали много нового об отечественной истории. И просят рассказать, как во вражеском плену в годы Великой Отечественной войны содержались советские солдаты.

Вопросы на эту тему читатели задают разные. Сегодня мы попытаемся ответить на них – расскажем о советских военнопленных, а также о фальшивках, связанных с этими вопросами.


Арифметика неволи

Начнём с третьего вопроса. Советские, а позже российские историки, работавшие с немецкими архивными документами, приводили сумасшедшие цифры: в фашистском плену находилось от 5 миллионов 200 тысяч до 5 миллионов 750 тысяч человек. Отмечалось, что основная их масса попала в плен в первый период войны.

Другие исследователи, комментируя эти цифры, писали:

“Вероятно, авторы используют сведения о захваченных фашистами пленных, полученные от штабов групп армий, действовавших на советско-германском фронте в 1941 году. Так, в сводках германского верховного командования сообщалось, что в котлах под Белостоком, Гродно и Минском было взято в плен 300 тысяч человек, под Уманью – 103 тысячи, под Витебском, Оршей, Могилёвом, Гомелем – 450 тысяч, под Смоленском – 180 тысяч, в районе Киева – 665 тысяч, под Черниговом – 100 тысяч, в районе Мариуполя – 100 тысяч, под Брянском и Вязьмой – 663 тысячи человек. Итого в 1941 году в плен, согласно этим данным, попало 2 миллиона 561 тысяча человек”.

Когда же за эти цифры взялись основательно, на поверхность вышли весьма любопытные факты. Итак, согласно гитлеровским сводкам, под Киевом взяли в плен 665 тысяч человек. Однако весь личный состав Юго-Западного фронта составлял… 627 тысяч человек. И 150 тысяч из них в окружение вообще не попали, а ещё десятки тысяч сумели из окружения выйти. Откуда же взялись 665 тысяч?

А белорусское направление? По состоянию на 22 июня 1941 года в состав Западного особого военного округа (перед самой войной в него включили и Смоленскую область) входили 54 дивизии разных родов войск. Численность одной дивизии Западного особого военного округа составляла 9 тысяч 300 человек при штатной численности 14 тысяч 483 человека. Кроме того, пишут историки, на территории Белоруссии располагались ещё девять дивизий 21-й армии. Всего 63 дивизии. Умножаем 9 тысяч 300 человек на 63 дивизии и получаем 585 тысяч 900 человек.

А теперь берём немецкие данные о советских пленных, взятых на белорусском направлении: 300 тысяч пленённых под Белостоком, Гродно и Минском, 450 тысяч – из-под Витебска, Орши и Могилёва, а также 180 тысяч – из-под Смоленска. Получается 930 тысяч пленных. Откуда же они взялись?! При том что были ещё убитые и вышедшие из окружения – как в случае с Юго-Западным фронтом.

Ответ – в приказе командования 2-й немецкой танковой армии от 11 мая 1943 года:

“При занятии отдельных населённых пунктов нужно немедленно и внезапно захватывать имеющихся мужчин в возрасте от 15 до 65 лет, если они могут быть причислены к способным носить оружие, под охраной отправлять их по железной дороге в пересыльный лагерь в Брянске. Захваченным, способным носить оружие, объявить, что они впредь будут считаться военнопленными и что при малейшей попытке к бегству будут расстреливаться”.

Судя по всему, захват гражданского населения под видом военнопленных фашисты практиковали и до этого приказа. Чем ещё объяснить такой разнобой в цифрах?

Не какой-нибудь советский пропагандист, а один из восторженных поклонников Гитлера – британский историк Джон Фуллер (член Британского союза фашистов и подпольной “Нордической лиги”) – писал уже после войны: “Верить немецким коммюнике о победах нельзя, ибо в них зачастую приводились астрономические цифры”.

В апреле 1945 года контрразведка СМЕРШ арестовала генерал-лейтенанта Курта фон Остеррайха – бывшего начальника отдела по делам военнопленных Данцигского военного округа. На допросе он сообщил, что в подчинённых ему лагерях на Украине одновременно с военнопленными содержалось до 20 тысяч советских граждан, взятых в качестве заложников из ряда районов Украины, охваченных партизанским движением.

Перевозка советских военнопленных немцами, 1941 год. Фото из Федерального архива Германии. До концлагерей из этих людей доберутся не все – многие погибнут от голода и болезней.

Военнопленные на отдыхе. Обратим внимание на человека на переднем плане. Одежда гражданская – явно заложник из мирного населения, захваченный фашистами.

Пленные красноармейцы в фашистском лагере, август 1942 года. Украинский историк Григорий Голыш подсчитал, что только на территории оккупированной фашистами Украинской ССР погибло около 1,8 миллиона советских военнопленных – примерно 45 процентов от общего числа всех жертв среди военнопленных СССР.

Разная мораль

На Нюрнбергском процессе были представлены немецкие архивные документы. Согласно им, за первые полгода войны в немецкий плен попало от 3 миллионов 350 тысяч до 3 миллионов 800 тысяч советских военнопленных. Первая цифра – это скорректированные данные верховного командования вермахта о численности пленных, попавших в лагеря к декабрю 1941 года. Вторая цифра – это численность взятых в плен из донесений штабов.

Это расхождение, полагают историки, связано с тем, что часть пленных была расстреляна сразу при взятии в плен или по прибытии в лагеря. Другая часть пленных умерла от ран или была добита конвоем по дороге в лагеря в первые же дни плена.

Известно также, что к весне 1942 года в немецких лагерях оставался 1 миллион 100 тысяч пленных. Таким образом, большая часть советских военнопленных попала в плен в первые полгода войны и была убита тогда же. Всего до конца войны погибло 3 миллиона 300 тысяч пленных из 5 миллионов 700 тысяч, взятых в плен.

То есть до сих пор не названо точное количество оказавшихся в плену солдат и офицеров Красной армии. Как видим, у гитлеровцев в категорию “военнопленный” попадало и мирное население, и даже штатские работники партийных и советских органов. Цифры называются разные, но не все архивы ещё открыты, немецкие прежде всего. Сложности в подсчётах ещё и от того, что до 1943 года советские военнопленные не получали регистрационных номеров.

Электронный ресурс “Энциклопедия Холокоста” сообщает:

“По данным на январь 1945 года, германские военачальники сообщали, что в заключении осталось только около 930 тысяч советских пленных. Германские власти освободили около одного миллиона советских военнопленных, согласившихся сотрудничать с вермахтом и СС. Около полумиллиона советских солдат сбежали из немецкого плена или были освобождены советской армией во время её продвижения на запад, в Германию. Остальные 3,3 миллиона, то есть около 57 процентов попавших в плен, к концу войны были уничтожены. Советские заключённые стали второй по величине группой жертв нацистского расизма, уступая только евреям”.

С чем связано бесчеловечное обращение фашистов с советскими военнопленными – солдатами или гражданскими? Кто должен нести ответственность за содержание пленных? Это чётко прописано в Женевской конвенции о военнопленных 1929 года: тот, кто взял их в плен. Как мы уже писали в предыдущих публикациях на эту тему, даже если СССР не подписал эту конвенцию, фашистская Германия обязана была её соблюдать.

Но в немецком распоряжении об обращении с советскими военнопленными от 8 сентября 1941 года говорилось:

“Большевизм является смертельным врагом национал-социалистической Германии. Впервые перед германским солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма. Борьба с национал-социализмом у него в крови. Он ведёт её всеми имеющимися в его распоряжении средствами: диверсиями, разлагающей пропагандой, поджогами, убийствами. Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение как с честным солдатом в соответствии с Женевскими соглашениями”.

Как обращались с немецкими пленными в СССР, мы рассказывали в предыдущей публикации. Есть смысл сравнить это с тем, как относились немцы к советским военнопленным.

26 ноября 1941 года советские газеты опубликовали ноту наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова всем послам и посланникам стран, с которыми СССР имел дипломатические отношения. Даже сегодня, чтобы это прочитать, нужны крепкие нервы. Однако для чистоты понимания, кого же победили наши деды и прадеды, знать это необходимо.

Молотов писал:

“При взятии нашими частями деревни Холмы (Северо-Западный фронт) были обнаружены изуродованные трупы красноармейцев, причём один из них был сожжён на костре. Это был красноармеец Осипов Андрей из Казахской ССР. На станции Грейгово (Украинская ССР) немецкие части захватили в плен небольшую группу красноармейцев и несколько дней не давали им никакой пищи и воды. Нескольким пленным отрезали уши, выкололи глаза, отрубили руки, а затем закололи их штыком. В июле с. г. у железнодорожной станции Шумилино немецкие части захватили в плен группу тяжело раненных красноармейцев и тут же их добили. В том же месяце в районе города Борисова Белорусской ССР, захватив в плен 70 тяжело раненных красноармейцев, гитлеровцы всех их отравили мышьяком”.

Можно было бы счесть слова Молотова элементом пропаганды и ложью. Но всё “портят” свидетельства самих фашистов. В дневнике немецкого ефрейтора Гельмута Глунка, убитого в 1942 году под Сталинградом, наши солдаты нашли запись:

“Трое пленных. Они забиты до смерти. Нельзя думать, что это жестоко. Таков приказ командования. Мы выполняем его не без удовольствия”.

Обычный рацион питания советских военнопленных можно увидеть на примере лагеря в Хаммерштайне. В день каждый заключённый получал по 200 граммов хлеба, эрзац-кофе и овощной суп. Питательность рациона не превышала тысячи калорий. В зоне группы армий “Центр” дневная норма хлеба для военнопленных была и того меньше – 100 граммов. Ну а чтобы поддерживать работоспособность военнопленных, немцам приходилось начислять добавочную норму продовольствия. На неделю она выглядела так: 50 граммов трески, 100 граммов искусственного мёда и до 3,5 килограмма картофеля. Впрочем, добавочное питание можно было получать только в течение шести недель.

Потому и была высокой смертность от голода. Украинский историк Григорий Голыш подсчитал, что только на территории оккупированной фашистами Украинской ССР погибло около 1,8 миллиона советских военнопленных – примерно 45 процентов от общего числа жертв среди военнопленных СССР. Ну а о том, как обращались с советскими пленными непосредственно в концлагерях, существует масса свидетельств, которых пока ещё никто не опроверг.

Уже упоминавшаяся “Энциклопедия холокоста” пишет:

“Казни не проводились в лагерях для военнопленных или поблизости от них. Вместо этого узников переводили в закрытые зоны и там расстреливали. Концентрационные лагеря оказались идеальным местом для проведения казней. Например, в концлагере Гросс-Розен эсэсовцы убили более 65 тысяч советских военнопленных, в течение шести месяцев не давая им ничего, кроме похлёбки из травы, воды и соли. Во Флоссенбюрге советских пленных сжигали заживо. В Майданеке – расстреливали во рвах. В австрийском Маутхаузене было расстреляно столько военнопленных, что местное население жаловалось на загрязнение всех окрестных источников воды. Реки и ручьи возле лагеря стали красными от крови. По разным оценкам, в результате этой акции погибло от 140 тысяч до 500 тысяч человек”.

Всего же в немецком плену погибли 57 процентов попавших туда советских граждан. По данным немецких историков, вплоть до февраля 1942 года в лагерях для военнопленных нацисты уничтожали ежедневно до 6 тысяч советских солдат и офицеров. Зачастую это делалось с помощью удушения газом целых бараков. Только на территории Польши, по данным местных властей, захоронены 883 тысячи 485 советских военнопленных.

Советские военнопленные, обречённые на смерть, роют себе могилу. 11 ноября 1941 года.

Нота наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова послам и посланникам стран, с которыми СССР имел дипломатические отношения. Даже сегодня прочитать это может только человек с крепкими нервами.

Как Сталина путают  с Власовым

Виновником такого обращения с советскими военнопленными иные историки так называемого либерального толка называют… сам Советский Союз. И дело даже не в том, что Москва не подписала Женевскую конвенцию. Много лет считалось, будто Иосиф Сталин сказал однажды:

“В Красной армии нет военнопленных, есть только изменники и предатели Родины”.

Эти слова цитируют по-разному. Вот только никто из историков-либералов не приводит источник, откуда эта цитата взята. Между тем первоисточник известен: газета “Заря” так называемой Русской освободительной армии генерала-предателя Андрея Власова от 20 декабря 1944 года. Поэтому веры такому “источнику” нет и не может быть по определению.

Тот самый номер газеты “Заря” так называемой Русской освободительной армии генерала-предателя Андрея Власова от 20 декабря 1944 года, где утверждалось, будто бы Сталин заявил, что в Красной армии нет военнопленных, а есть предатели Родины. Власовская ложь живуча до сих пор – публицисты и историки цитируют её сплошь и рядом.

Из этой же серии – миф о том, будто бы всех, кого освободили из немецкого плена, отправили потом в ГУЛАГ. Как всегда в таких случаях и бывает, мифотворцев подвела подлинная статистика.

Ещё в декабре 1941 года Наркомат обороны (а вовсе не НКВД) издал приказ № 0521 о создании так называемых сборно-пересыльных пунктов (СПП) для проверок военнослужащих, побывавших в плену или вышедших из окружения. Вместе с ними проверкам подлежали ещё и рядовые полицаи, деревенские старосты и другие гражданские лица, подозреваемые в изменнической деятельности. Была ещё одна категория, которую нужно было проверять, – гражданские лица призывного возраста, проживавшие на территории, занятой противником.

У НКВД была своя система – так называемые проверочно-фильтрационные лагеря (ПФЛ). Проверка бежавших из плена или вышедших из окружения солдат – обязанность любой уважающей себя контрразведки.

Начальник политической разведки Третьего рейха Вальтер Шелленберг писал:

“В лагерях для военнопленных отбирались тысячи русских, которых после обучения забрасывали на парашютах вглубь русской территории. Их основной задачей наряду с передачей текущей информации было политическое разложение населения и диверсии. Другие группы предназначались для борьбы с партизанами, для чего их забрасывали в качестве наших агентов к русским партизанам. Чтобы поскорее добиться успеха, мы начали набирать добровольцев из числа русских военнопленных прямо в прифронтовой полосе”.

Так есть ли в действиях чекистов хотя бы толика неправильного, учитывая обстановку того времени?

Итак, по состоянию на октябрь 1944 года через эти фильтрационные лагеря прошли 354 тысячи 592 советских военнослужащих, включая 50 тысяч 441 офицера.

Какова их дальнейшая судьба? После проверки в действующую армию отправили 249 тысяч 416 человек. На работу в промышленность направили 30 тысяч 749 человек. Ещё 5 тысяч 924 человека направили в ГУЛАГ, но не сидеть, а служить – в конвойных войсках и охране спецлагерей. После проверки СМЕРШ арестовал 11 тысяч 556 человек, из которых 2 тысячи 83 человека – как вражеских шпионов. Отправлены в госпитали, лазареты или умерли 5 тысяч 347 человек. Остальные военнослужащие на тот момент, когда эта статистика составлялась, ещё проходили проверку.

Историк Игорь Пыхалов констатирует:

“Таким образом, среди рядового и сержантского состава благополучно проходило проверку свыше 95 процентов (или 19 из каждых 20) бывших военнопленных. Несколько иначе обстояло дело с побывавшими в плену офицерами. Арестовывалось из них меньше 3 процентов, но зато с лета 1943 до осени 1944 года значительная доля направлялась в качестве рядовых и сержантов в штурмовые батальоны. И это вполне понятно и оправданно – с офицера спрос больше, чем с рядового. Кроме того, надо учесть, что офицеры, попавшие в штрафбаты и искупившие свою вину, восстанавливались в звании. Например, 1-й и 2-й штурмовые батальоны, сформированные к 25 августа 1943 года, в течение двух месяцев боёв показали себя с отличной стороны и приказом НКВД были расформированы. Бойцов этих подразделений восстановили в правах, в том числе и офицеров, и затем отправили воевать далее в составе Красной армии”.

Внимательный читатель наверняка спросит: почему данные только до октября 1944 года? Дело в том, что в ноябре 1944-го Государственный комитет обороны СССР принял постановление, согласно которому освобождённые военнопленные и советские граждане призывного возраста вплоть до конца войны направлялись непосредственно в запасные воинские части, минуя спецлагеря.

Известно множество историй, опровергающих утверждение иных историков и публицистов, будто всех, кто был в плену, поголовно репрессировали. К примеру, в фашистском концлагере в своё время сидели знаменитые лётчики Михаил Девятаев и Владимир Лавриненков, моряк-подводник Сергей Лисин и писатель Степан Злобин. Последнему пребывание в фашистском плену не помешало в 1952 году получить за роман-эпопею “Степан Разин” Сталинскую премию I степени. Лавриненков и Лисин благополучно прошли все проверки, были восстановлены в званиях, и никто их в сталинские лагеря не отправлял.

Что касается Девятаева – самого известного офицера, попавшего в плен, то он через много лет после войны говорил, что проверки в отношении него были жестокими и унизительными. Пусть так, но надо знать, откуда Девятаев и его товарищи угнали немецкий бомбардировщик “Хейнкель” – с острова Узедом на Балтике. Именно там находился ракетный центр Пенемюнде, где фашисты разрабатывали ракеты “Фау-1” и “Фау-2”. Тут уж сама ситуация велела чекистам проверять Девятаева долго и вдумчиво. Зато потом сведения, полученные от Девятаева, спасли тысячи жизней и приблизили СССР ещё на один-два шага к созданию собственного ракетного оружия. Свою Золотую Звезду Героя Девятаев получил в 1957 году. И в советских лагерях он не сидел, что бы там про него ни писали в перестройку.

Немецкий документ – персональная карточка советского военнопленного. Пометки на русском языке сделаны уже при работе с архивом.

Время собирать камни

Сколько воинов-кыргызстанцев попало в немецкий плен? Поиском ответа на этот вопрос в Кыргызстане занимаются уже далеко не первый год. Парламент республики сотрудничает с российским информационно-аналитическим центром “Помним всех поимённо”, который занимается поисками всех погибших или пропавших без вести советских граждан.

В 2015 году этот центр передал депутату парламента Эристине Кочкаровой личные карточки 27 военнопленных кыргызстанцев, которые содержались в концлагере Берген-Бельзен, что в сегодняшней Нижней Саксонии. Этот лагерь освободили англо-канадские войска 15 апреля 1945 года. В Берген-Бельзене погибли 70 тысяч узников, из которых больше половины были женщины. После освобождения этого лагеря канадцы и англичане составили подробный фотоотчёт, смотреть который могут только люди с очень крепкими нервами.

Работа по поиску продолжается, как и сотрудничество властей Кыргызстана с российскими поисковиками. Однако найти информацию об узнике концлагеря – дело не такое уж простое. Опрошенные нами исследователи объясняют все сложности несколькими причинами. К примеру, фамилии и имена пленных писари немецких штабов или концлагерей записывали на слух. Кто-то из пленных и вовсе мог назваться вымышленным именем. И даже если в карточках есть фотографии узников, то они сделаны, как правило, сразу после пленения, а после месяцев концлагеря попробуй опознать их – истощённых от бескормицы.

Однако искать всех погибших от рук гитлеровцев надо. И обязательно сообщать о результатах поисков всему миру. Потому что в самой Германии уже стали забывать, сколько советских людей уничтожили фашисты. Сейчас больше всего в мире обсуждается холокост – истребление нацистами евреев.

Российский публицист Георгий Зотов пишет по этому поводу:

“Моё мнение: холокост ни в коем случае нельзя забывать. Это безумное уничтожение целого народа, от младенцев до стариков. Другое дело – получается, что покаяние за зверства немецкой армии весьма избирательно. Одному факту посвящены фильмы, ток-шоу и телепередачи, другие факты обходят молчанием. Даже в Австрии, в городе рядом с бывшим концлагерем СС Маутхаузен, я спрашивал прохожих, кого именно убивали в бараках. Мнения разделились. “Кажется, евреев”, – сказал один человек. “Коммунистов”, – вспомнил второй. Русских не назвал никто, а ведь 39 процентов узников Маутхаузена составляли советские военнопленные. Образ Восточного фронта в мыслях современных немцев – снега, ужасы штурма горящего Берлина и потерявшие человеческий облик солдаты в Сталинграде. Отмечая 9 Мая как день разгрома Третьего рейха, Германия всё ещё не осознала масштаба жертв среди населения СССР. Нет, не нужно, чтобы перед нами бесконечно извинялись. Хорошо было бы просто помнить”.

А вот с памятью о жертвах среди народов СССР на Западе сейчас как раз очень плохо. И это, к сожалению, может привести однажды к повторению войны. Но в гораздо более страшных масштабах, чем человечество может себе представить.

Дмитрий ОРЛОВ


ЭТО НАДО  ЖИВЫМ…

Список военнопленных кыргызстанцев, погибших в годы Великой Отечественной войны в фашистском концлагере Берген-Бельзен в Нижней Саксонии (Германия).

  1. Абдуладянул Камилжан Абдулажанович (1921-1942), рядовой, уроженец Ошской области Киргизской ССР.
  2. Абдулдаев Асан Абдулданович (1920-1941), рядовой, Киргизская ССР, Тянь-Шаньская (ныне Нарынская) область, Кочкорский район.
  3. Абхадров Ирмамед Джангалович (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область.
  4. Абшалиев Абел (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, Тянь-Шаньская область, Кочкорский район.
  5. Авлаев Исаак (1919-1942), рядовой, Киргизская ССР, Фрунзенская (ныне Чуйская) область.
  6. Ардеев Есенгул (1915-1942), рядовой, Киргизская ССР, Джалал-Абадская область, Ала-Букинский район.
  7. Аскаров Ян Аскарович (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область, село Араван.
  8. Ахмедов Хамид (1919-1942), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область, город Ош.
  9. Барбаев Умурзак (1921-1942), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область.
  10. Ваказов Хашим Вакасович (1917-1942), рядовой, Киргизская ССР, город Джалал-Абад.
  11. Джалбунов Темирбек Джалбунович (1920-1943), рядовой, Киргизская ССР, Тянь-Шаньская область, Кочкорский район.
  12. Джумабаев Кедерма Джумабаевич (1920-1943), рядовой, Киргизская ССР, Тянь-Шаньская область, Ак-Талинский район.
  13. Затылканов Исенанри (1899-1943), рядовой, Киргизская ССР, город Фрунзе.
  14. Исмаилов Абдишапар (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, Тянь-Шаньская область, Ат-Башинский район.
  15. Иманалиев Джуматдин Иманалиевич (1921-1943), рядовой, Киргизская ССР, Тянь-Шаньская область, Кочкорский район.
  16. Каланов Сульфу (1919-1942), рядовой, Киргизская ССР, Джалал-Абадская область, Сузакский район.
  17. Коджобеков Джумамбек Сакобович (1920-1943), рядовой, Киргизская ССР, Джалал-Абадская область.
  18. Кочашов Сали (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, Тянь-Шаньская область, Ак-Талинский район.
  19. Курманалиев Авдекер (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, Иссык-Кульская область.
  20. Маметов Тативай Маметович (1920-1941), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область, Советский (ныне Кара-Кульджинский) район.
  21. Маткаликов Кадиш Мухамедович (1915-1942), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область, Узгенский район.
  22. Раманхулов Султан Раманхулович (1916-1942), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область, село Хашаул.
  23. Сологаев Мурзатай (1910-1942), рядовой, Киргизская ССР, Таласский район.
  24. Сулейман Мойдун (1914-1942), рядовой, Киргизская ССР, Ошская область.
  25. Султанов Аваз (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, Узгенский район.
  26. Туванаев Майдын Туванаевич (1920-1943), рядовой, Киргизская ССР, Алайский район, село Согонди.
  27. Хайкетдиев Алюмче (1920-1942), рядовой, Киргизская ССР, город Ош.

Список в 2015 году передал властям Кыргызстана российский информационно-аналитический центр “Помним всех поимённо”. Написание фамилий, имён и отчеств сохранено.

Ров с телами узников концлагеря Берген-Бельзен. Апрель 1945 года. В 2015 году стали известны имена 27 кыргызстанцев, погибших в этом лагере. А кто знает, сколько выходцев из Советской Киргизии погибло в других фашистских концлагерях?

Оставьте комментарий