Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

МИЛИЦИИ НАДОЕЛО ХОРОНИТЬ СВОИХ ПАРНЕЙ

27.11.2014
Просмотров: 10

последняя капля терпения
 

После убийства оперативника Бишкекского ГУВД милиция с вооружёнными преступниками церемониться не будет.

Это убийство всколыхнуло общество. 14 ноября почти средь бела дня во дворе одного из домов на бишкекской улице Шорина некто Александр Саяпин, сбежавший из колонии-поселения, застрелил оперативника Бакая Сыдыгалиева. Сделав из пистолета с глушителем ещё и контрольный выстрел в голову.

Уже ползут слухи, что убийца – чуть ли не залётный киллер, работающий на какую-то ОПГ и случайно застигнутый милицией… На самом деле всё гораздо проще. И в то же время страшнее.

Перед вами – подробности ЧП, а главное – его предыстория.

КРУГОВОРОТ СТВОЛОВ В ПРИРОДЕ…
 

За 7 месяцев до убийства.

В апреле 2014 года в уголовный розыск Первомайского УВД Бишкека поступила оперативная информация о торговле боевым оружием. Точнее – о том, что некий молодой человек по имени Сергей продаёт какой-то ствол. Оперативники провернули комбинацию, именуемую “контрольной закупкой” – вступили с продавцом в контакт, представившись покупателями, договорились о встрече. Сергей принёс пистолет Макарова – без патронов, но боевой. Отдав ему деньги (Сергей просил за ствол 36 тысяч сомов, сторговались на 30 тысячах), сотрудники угрозыска торговца оружием повязали.

Это было только начало…

На следствии задержанный – 24-летний Сергей Шушарин – признался, что у него есть ещё один ствол, и сказал, где он хранится. Сыщики поехали, заглянули в арычную трубу возле дома Шушарина – и с удивлением извлекли оттуда настоящий музейный экспонат – револьвер с семью патронами, 1941 года выпуска, но как новенький, в рабочем состоянии.

Был у Шушарина, как выяснилось, ещё один пистолет Макарова. Но он его до этого сдал в милицию. Попросил родственника, тот отнёс ствол в Сокулукский РОВД, где оформили добровольную выдачу оружия. Шушарин, по его показаниям, рассчитывал за всё имевшееся у него оружие получить от милиции денежное вознаграждение. Первый эксперимент оказался  неудачным – ничего он не получил. Тогда Шушарин и решил пустить остальные стволы на продажу.

Главный вопрос, возникающий у правоохранительных органов в таких случаях: “Откуда оружие?”. Шушарин признался, что все три ствола взял у соседа. Тем соседом был будущий убийца милиционера – 42-летний Александр Саяпин.

– Когда мы приехали к нему домой на обыск, Саяпин был пьян, – вспоминают сотрудники Первомайского УВД столицы. – Вместе с супругой он занимался разведением собак, кого только в их доме не было – от такс до азиатских овчарок. Хотя – какие там супруги? Саяпин жил постоянно в России, сюда приезжал на 3-4 месяца. С женой они к тому времени развелись. Жена нам даже благодарна была, что Саяпина забираем – он всё время где-то шлялся, жаловалась она, вёл разгульный образ жизни, пил. У них трое детей, но, как говорила жена, она не хочет, чтобы Саяпин участвовал в их воспитании.

Обыск оказался результативным – в летнем туалете сыщики нашли ПСМ (малогабаритный пистолет, используемый в СНГ оперработниками правоохранительных органов и спецслужб, а также – в качестве оружия самозащиты – армейским генералитетом и руководителями силовых структур). Позже арестованный Саяпин добровольно выдал ещё и винчестер – спрятанный так надёжно, что милиция его не смогла найти.

Самое удивительное началось, когда изъятые стволы стали “пробивать” по милицейской базе данных.

ПСМ, найдённый в туалете у Саяпина, был, как выяснилось, утерян в Кыргызстане в 2009 году – неким сотрудником МВД.

А вот у пистолета Макарова, “купленного” сыщиками у Шушарина, история оказалась более драматичной. Этот ствол уже 10 лет числился утраченным на территории Российской Федерации.

В ночь с 21 на 22 июня 2004 года на город Назрань (Ингушетия) внезапно напал отряд из примерно 200 боевиков во главе с известным чеченским террористом Шамилем Басаевым. Боевики атаковали около полутора десятков правительственных зданий. Представителей силовых структур расстреливали на месте. Всего в ходе “ингушского рейда” было убито 98 человек и 104 ранено – в основном сотрудники МВД и ФСБ. Рейд  длился пять часов, террористы отступили, понеся незначительные потери, с двумя грузовиками захваченного оружия. А захватили они 1177 единиц огнестрельного оружия и свыше 70000 единиц боеприпасов – в основном на складе МВД Ингушетии. В том числе и пистолет, всплывший 10 лет спустя в Бишкеке.

Было над чем задуматься! В руки какого-то заурядного пьяницы Александра Саяпина каким-то невероятным образом попал целый арсенал стволов… Револьвер времён Великой Отечественной войны, пистолет кыргызского милиционера, пистолет ингушского МВД, захваченный боевиками Басаева… Как они вообще могли в одном месте оказаться?

Как ни “кололи” тогда Саяпина первомайские сыщики, но смогли вытрясти из него одну лишь версию происхождения оружия. Все эти стволы, утверждал Саяпин, ему ещё лет семь назад привёз из России “на временное хранение” его сводный брат – Алексей Курмаев. Живёт он вроде бы в городе Липецке. И сейчас вроде бы мотает срок за разбой.

Этого самого Алексея Курмаева, 1982 года рождения, кыргызская милиция объявила в розыск. И отправила российским коллегам запрос. Проживает ли в России в самом деле такой гражданин? Действительно ли он осуждён? На какой срок, по какой статье, в какой колонии сидит? Ответа нет до сих пор.
Как нет стопроцентно убедительного ответа и на вопрос – как всё-таки это оружие попало к пьянице Саяпину?

И  кто ещё мог за ним стоять?

 

Оружие,  изъятое  у  А. Саяпина и  его  подельника  С. Шушарина в  апреле  этого  года.

 

А  это  –  ещё  один  пистолет и  глушитель  к  нему,  из  которого был  убит  капитан  милиции Б.  Сыдыгалиев.

22 июня 2004 года, ингушский город Назрань, захваченный чеченскими боевиками. На этом кадре видеозаписи – Шамиль Басаев на складе МВД Ингушетии. Там террористы захватили огромное количество оружия. В том числе и пистолет, каким-то образом оказавшийся у Саяпина.

 

А ОН ДОЛЖЕН БЫЛ СИДЕТЬ

За 4,5 месяца до убийства.

30 июня этого года Первомайский районный суд Бишкека вынес приговор А. Саяпину и С. Шушарину. Часть первая статьи 241 Уголовного кодекса, которая инкриминировалась им обоим (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств), предусматривает максимальное наказание в виде 5 лет заключения. Судья Абдуразак Боромбаев отмерил каждому по 4 года лишения свободы. С содержанием в КОЛОНИИ-ПОСЕЛЕНИИ.

“Почему?! – негодует сегодня общественность, до которой доходят новые подробности трагедии. – Почему – колония-поселение?!”.

Изумляется  не  только общественность.

“Мне это кажется странным, – сказал журналистам даже председатель Государственной службы исполнения наказаний КР Советбек Арбаев. – Саяпин совершил преступление, очень опасное для общества. Такого преступника не надо было определять в колонию-поселение, он должен был находиться в закрытом учреждении под строгим надзором”.

С судьёй Боромбаевым, выносившим приговор, теперь наверняка будут тоже разбираться. Согласно Уголовному кодексу КР, в колониях-поселениях должны содержаться осуждённые за преступления, “совершённые по неосторожности”. Хорошенькая “неосторожность” – хранение и сбыт оружия! Но есть в УК ещё один пункт – впервые осуждённые к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой тяжести, а также менее тяжких преступлений содержатся в исправительных колониях общего режима. Которых в Кыргызстане нет! Почему и отправляют таких преступников в колонии-поселения.

Ну а что такое кыргызстанские колонии-поселения – общеизвестно. Это – общежития, в которых можно и не сидеть. Достаточно найти работу, заключить с колонией договор, выплачивать ей 20 процентов от зарплаты и раз в неделю – по субботам – приходить на проверку. По сути, колонии-поселения нужны лишь ГСИНу – как источник пополнения бюджета. Да и то – источник жиденький…

С незапамятных времён каждый год кто-нибудь в Кыргызстане поднимает вопрос о том, что колонии-поселения надо ликвидировать, но они по-прежнему существуют.

Всего колоний-поселений в Кыргызстане – 14, они разбросаны по всей стране. По последним данным, в бегах находятся 1 тысяча 100 осуждённых – больше половины поселенцев.

Не стал исключением и Александр Саяпин. Свой срок он начал отбывать в колонии-поселении №32, расположенной в черте Бишкека –  в районе Кызыл-Аскера. До дома – рукой подать. В очередную субботу – 18 октября – Саяпин не явился на проверку. Был объявлен в розыск. В тот день, кстати, на проверку не пришли четверо осуждённых. Явление обычное.

Необычной стала развязка поиска одного из этих поселенцев – Александра Саяпина.

Незадолго до трагедии в ГУВД Бишкека пришла из ГСИН ориентировка на беглеца А. Саяпина с просьбой “принять меры к установлению и задержанию”. В таких случаях милиционеры-розыскники начинают с того, что “поднимают” старые связи  разыскиваемого, идут, что называется, по адресам – беглец ведь не может раствориться в воздухе, он должен искать где-то приют. Наведались оперативники, разумеется, и к бывшей жене Саяпина. Та подтвердила: Александр изредка появляется. Пообещала: “Как придёт, позвоню, надоел он мне”.

И 14 ноября, в день трагедии, позвонила: “Пришёл”. Два опера из отдела розыска сразу прыгнули в машину. Одним из них был 28-летний капитан милиции Бакай Сыдыгалиев. До его гибели оставались даже не часы – минуты.

“ЖАЛЬ, ЧТО УБИЙЦА НЕ ОКАЗАЛ СОПРОТИВЛЕНИЯ. ОЧЕНЬ ЖАЛЬ…”
 

За 10 лет до трагедии.

В 2001 году в городе Токмаке двое оперов угрозыска ловили подозреваемого в изнасиловании, устроив засаду возле его дома. Подошла толпа местных маргиналов и, вычислив, что эти двое – милиционеры, стала оперов избивать. Просто за то, что “менты”. Оперативники потом долго лежали в больнице. А могли и умереть – толпа забила бы их насмерть, если бы один из оперов не достал табельное оружие и не застрелил, защищаясь, одного из нападавших.
Этих двух оперов потом судили целых четыре года. Наконец реабилитировали. Один из них уволился из милиции. Другой остался работать. Но, получив хороший урок, стал просто патологически бояться брать в руки табельное оружие.

Он был напарником Бакая Сыдыгалиева. И на задержание беглеца Саяпина отправился, как обычно, безоружным. И это тоже, возможно, сыграло свою роль в гибели молодого опера, отца троих детей.

14 ноября, день трагедии.

При появлении оперативников Александр Саяпин выскочил из дома и перелез через забор на соседний участок. Бакай Сыдыгалиев полез за ним. Его напарник разговаривал с женой Саяпина, когда за забором прогремели выстрелы.

Через несколько мгновений Саяпин появился на заборе, перевалился, плюхнулся на землю всем телом, поднялся и захромал навстречу сыдыгалиевскому напарнику. Он был ранен в ногу. А в руке держал… пистолет с глушителем.

– Где он его взял? – терзаются сегодня сотрудники Первомайского УВД. – Мы же тогда, в апреле, два обыска у него провели, всё перерыли!

– Где мой пацан, что с ним? – спросил оперативник, не сводя глаз с направленного на него ствола.

– Уходи, там твой пацан, всё нормально, – проговорил Саяпин, не опуская пистолета. Он выгнал оперативника на улицу, закрыл за ним калитку. Тот первым делом побежал к соседнему участку, заглянул через забор, увидел неподвижно лежавшего Бакая и стал звонить коллегам. Через несколько минут весь район был оцеплен милицией – приехали мобильные группы, спецназ.

Что произошло на соседском дворе, знает только Саяпин. Видимо, выстрелили они с Бакаем Сыдыгалиевым одновременно. Милиционер, увидев оружие в руках Саяпина, стрелял ему в ногу. А тот – на поражение. Одна пуля, пробив Сыдыгалиеву руку, попала ему в грудь. Другую пулю Саяпин послал ему в голову.

Капитан милиции Сыдыгалиев  так  и  лежал, сжимая в  руках  свой табельный Макаров…

Саяпина искали по следам крови, капающей из его раны. Следы привели к соседнему дому, где жила 64-летняя пенсионерка Наталья Ивановна Мезинова. Та подтвердила милиционерам: заскочил во двор какой-то мужик, вон туда побежал. Ещё три часа оперативники вместе со спецназовцами “кошмарили” соседей. В квадрате улиц Исанова, Шорина, Токолока Молдо и переулка Долонского проверили каждый дом. Обшарили каждый чердак, каждый закуток. И, не обнаружив Саяпина, решили на всякий случай вернуться к “тёте Наташе” – было понятно, что далеко раненый Саяпин не мог уйти.

На сей раз у пенсионерки Мезиновой обнаружили замаскированный подвал. А в нём – Саяпина.

– Очень сожалею, – говорит заместитель начальника по оперативной работе ГУВД Бишкека Александр Белунскас, – что он не оказал нам сопротивления. Или хотя бы не был вооружён. Что у нас не появилось законных оснований применить оружие…

Пистолет с глушителем обнаружился в сарае в куче хлама. Его спрятала всё та же “тётя Наташа”.

– Спрятала, чтобы он (Саяпин) не натворил дел. Мало ли – может, заряжен, – так задержанная пенсионерка Мезинова объясняла свой поступок милиции. – Не хотела я его пускать, сам навязался. Он раненый пришёл, весь в крови, говорит: “С женой поссорились, спаси меня, от жены спрячь, милиция пришла”. Я знаю – они всё время скандалили. Нет, говорю, мне эти проблемы не нужны. Но так получилось – он прошёл, залез в погреб…

– А когда милиция пришла, почему не сказали, что он там находится?  – спрашивают пенсионерку сотрудники ГУВД, ведущие оперативную видеосъёмку.

– Ну, так получилось. Если бы знала, господи…

– Сожалеете?

– Очень  сожалею,  раскаиваюсь…

Из-за таких “доброхотов”, очень потом раскаивающихся, тоже гибнут люди.

Н. И. Мезиновой предъявлено обвинение в укрывательстве преступника. Суд дал санкцию на её содержание под стражей. По большому счёту – ради безопасности самой же пенсионерки.

Отчего же так яростно сопротивлялся Александр Саяпин? Объяснение есть, причём самое примитивное. Он был пьян – почти до невменяемости. Протрезвев, первое, что сказал: “Что я, дурак, натворил?”.

 

Убийца Саяпин.

 

При первом опросе под видеозапись Саяпин, правда, попытался даже как-то оправдаться.

– За что задержан?

– Говорят, за убийство, – отвечает Саяпин.

– Убийство совершил?

– Ну там не понятно, что было… То ли самооборона, то ли…  Сейчас-то я в курсе – это была милиция. А в тот момент вообще ничего не понял – кто там с пистолетом… Может, бандиты… Получилось так, что мы оба стояли с пистолетами… В общем, он выстрелил в меня. Пуля сюда зашла. Я – бам! – автоматически стрельнул, – спокойно повествует Саяпин, словно рассказывает про охотничьи приключения.

Похоже, свою линию защиты он уже определил.

 

УНИКАЛЬНЫЕ КАДРЫ С ВИДЕОКАМЕРЫ НАБЛЮДЕНИЯ ВО ДВОРЕ ДОМА,
ГДЕ ЖИЛ САЯПИН.


Застрелив  на  соседнем  участке  милиционера,  Саяпин, перевалившись  через  забор,  возвращается.



И  целится  из  пистолета  с  глушителем  в  напарника  убитого.

 

Убийца,  прятавшийся  в  погребе  у  соседки,  схвачен.

 

Александр  Саяпин  в  ИВС.  Убийство,  совершённое  им, преподносит  чуть  ли  не  как  “необходимую  оборону”.

А  это  –  соседка  Н.  И.  Мезинова,  арестованная
за  укрывательство.

 

МИЛИЦИЯ БУДЕТ СТРЕЛЯТЬ

Выпускника Академии МВД Бакая Сыдыгалиева судьба могла и раньше свести с его будущим убийцей Александром Саяпиным – прежде он работал в Первомайском УВД Бишкека. Занимался тем же – поиском объявленных в розыск преступников-беглецов. Но к тому времени, когда его коллеги-первомайцы взяли в первый раз Саяпина, Сыдыгалиев уже перевёлся в столичное ГУВД.

– Один из наших лучших оперов был, – с горечью вспоминает начальник отдела уголовного розыска Первомайского УВД Нурмат Давлетов. – Аккуратный, ровный… И ни одного замечания, ни одного “левого” движения. Только успехи и поощрения.

– Погибает в первую очередь тот, кто работает от души, бездельник под пулю не попадёт, – говорит замначальника ГУВД Александр Белунскас. – Гибнут лучшие ребята. Вы себе представить не можете, как тяжело смотреть в глаза родителям каждого погибшего сотрудника. А его убийца – жив… Знаете, если даже рассуждать практично, то сколько денег тратит государство, чтобы вырастить, воспитать хорошего милиционера! И всё это перечёркивается одним выстрелом. Потом государству приходится тратить деньги на выплату компенсации семье погибшего. И ещё больше тратить на содержание в тюрьме этих… тварей. Государство, чтобы не бросать деньги на ветер, должно сотрудников правоохранительных органов защищать.

– Пусть меня, как хотят, поливают энпэошники, но я считаю: наказания нужно ужесточать, – продолжает полковник Белунскас. – Вплоть до возращения смертной казни. Есть определённая категория лиц, которые не должны не то что по улицам ходить – даже по зоне. Эти лица должны выбраковываться, – жёстко заключает бывалый оперативник Белунскас.

Приказ, который после гибели капитана Сыдыгалиева отдал министр внутренних дел Мелис Турганбаев – против вооружённых преступников применять оружие на поражение – по сути, повторяет то, что и так разрешает закон о милиции. И, думается, уже в самое ближайшее время милиция этим своим правом начнёт пользоваться.

 

Опер Бакай Сыдыгалиев.

 

Похороны  капитана  Бакая  Сыдыгалиева,  отца  троих  детей. 

Офицер  посмертно представлен  к  медали  “Эрдик”  (“За  мужество  и  отвагу”).

 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
 

За два дня до убийства.

Утром 12 ноября в бишкекском микрорайоне “Восток-5” вспыхнула перестрелка. Двое оперативников угрозыска ГУВД Бишкека сидели в засаде возле дома, где, как предполагалось, находится член ОПГ Азамат Рысалиев, подозреваемый в мошенничестве.

Предположения оказались верными – Рысалиев вышел из подъезда. “Стоять, милиция!” – приказали ему оперативники. Одного из них опэгэшник прекрасно знал – они из одного села. Но тем не менее выхватил пистолет и открыл в сторону земляка огонь. Затем бросился убегать через дворы.

На часах было 9 часов 30 минут утра. Микрорайон кишел людьми. Что не мешало Рысалиеву отстреливаться на бегу. А вот оперативникам это мешало. В итоге им пришлось прекратить преследование – чтобы, применяя оружие, не подстрелить кого-либо из мирных граждан. И чтобы не провоцировать на это бандита. Уже потом один из оперов обнаружил, что у него пробита шальной пулей куртка. Этот день для него мог стать последним…

 

Азамат Рысалиев, член ОПГ, объявленный в розыск за покушение
на убийство сотрудников милиции. Угрозыск просто мечтает с ним встретиться вновь…

Возбуждено уголовное дело по статье УК “Покушение на убийство”. Азамат Рысалиев объявлен в розыск. Сотрудники угрозыска ГУВД Бишкека попросили нас передать на страницах газеты ему “большой привет”.

– Мы желаем, искренне желаем Рысалиеву, чтобы он явился к нам сам. В противном случае пусть не обижается. Хотя ему самому обижаться уже не придётся. Обижаться будут его родственники, которым придётся его хоронить. Чтобы этого не случилось, обращаемся и к ним: убедите Азамата Рысалиева сдаться добровольно, – призывают оперативники угрозыска.

Послание, что и говорить, жёсткое. Но оперов можно понять. И поддержать.

Вадим НОЧЁВКИН

 

Оставьте комментарий