Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

Насильник дочери своей никак не отправится в тюрьму и находится под защитой…

30.05.2014
Просмотров: 8

Не только адвоката, но и многочисленных родственников, в том числе и жены – матери покалеченной им маленькой девочки.

30-летнего бишкекчанина Усена Сакатаева должны были осудить по меньшей мере год назад. Назначить ему самое суровое наказание. Потому что нет и не может быть ничего страшнее, чем жестокое избиение и изнасилование отцом родной 3-летней дочки.

А до приговора между тем ещё очень далеко. Суд идёт ни шатко ни валко, с бесконечным переносом и откладыванием заседаний…

– Я знаю, о чём сейчас думают люди, – возмущается пресс-секретарь Верховного суда Кыргызстана Айнура Токошева. – Думают, что судья, наверное, взял большие деньги, чтобы заволокитить это дело и подвести обвиняемого к оправданию. Что наши судьи – самые продажные в мире, что для них нет ничего святого, что они готовы отпустить из-под стражи даже таких нелюдей, как этот Сакатаев. Но это не так! Дело, поверьте, сейчас не в судьях.

Приехал, выпил…

В ночь с 25 на 26 апреля прошлого года в 3-ю детскую больницу Бишкека доставили 3-летнюю девочку в крайне тяжёлом состоянии. Множественные ножевые ранения лица и шеи, переломы руки и рёбер, ушиб головного мозга, множественные гематомы… Экспертиза показала, что, помимо всего прочего, ребёнок был изнасилован.

Врачи детской больницы, разумеется, тут же вызвали милицию. По факту возбудили уголовное дело…

Привезли девочку из столичной новостройки, где она жила с родителями, у которых, кроме неё, ещё двое детей. Отец, Усен Сакатаев, как выяснилось, накануне вернулся из Казахстана, куда ездил на заработки.

Отметил возвращение, выпил. Поругался с женой и выгнал её на улицу. Что было дальше, по его словам, – не помнит. Очнувшись, с соседской помощью обнаружил дочку в таком вот ужасающем состоянии. А что с ней произошло и кто виновен в том, что случилось, – внятно объяснить не мог. Был, дескать, сильно пьян.

“Скорую помощь” вызвали соседи, услышавшие душераздирающий детский плач и увидевшие в доме окровавленную девочку. Дома она была с отцом – и только с ним. Больше рядом никого не было.

Мать малышки написала заявление. Её супруг пил с друзьями допоздна, потом избил её, и ей пришлось с младшими детьми уйти из дома. А за время её отсутствия произошло самое страшное.

Первомайская милиция арестовала Сакатаева по подозрению в издевательствах над собственным маленьким ребёнком. А позже следователь предъявил ему обвинение в самом, пожалуй, страшном преступлении – в изнасиловании малолетней дочери.

11 июня 2013 года материалы уголовного дела забрала в своё производство Первомайская районная прокуратура. Почему? “На то были основания”, – уклончиво ответили в Генеральной прокуратуре.

А в управлении социального развития Первомайского района Бишкека тем временем искали девочку, досрочно и преждевременно, по настоянию матери, выписанную из больницы и пропавшую вместе с матерью же: та, забрав малышку, перестала отвечать на телефонные звонки.

Мать ни в чём не виновата?

Да, формально её никто ни в чём не обвинил. Несмотря на то, что оставила маленького ребёнка наедине с пьяным озверевшим отцом. Это, как минимум, оставление заведомо беспомощной в опасности, и это должно наказываться.

В ГУВД Бишкека тогда объяснили, что вопрос об уголовной ответственности матери изувеченной девочки даже не рассматривается. Она ведь, дескать, оставила её и ушла не по доброй воле. Ей, дескать, самой пришлось до утра с двумя другими малышами скитаться по соседям. Что, кстати, как выяснилось, неоднократно бывало и раньше: ссоры и скандалы в этой семье (в том числе и с рукоприкладством) – не редкость.

“Сейчас мы рассматриваем лишь ответственность отца, совершившего жестокое преступление”, – комментировал события пресс-секретарь Бишкекского ГУВД Бакыт Сеитов.

Только по 104-й статье Уголовного кодекса (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) Сакатаеву грозило до 10 лет лишения свободы. И это не считая предполагаемого изнасилования (результаты экспертизы на тот момент ещё не были готовы).

Состояние девочки оставалось тяжёлым, и прогнозы врачей не утешали и не обнадёживали. А её мать, не дожидаясь, пока дочка более-менее уверенно пойдёт на поправку, в ультимативной форме потребовала от врачей её немедленной выписки. Доктора вынуждены были подчиниться.

В чём дело? А дело, во-первых, было в том, что в больнице побывали журналисты. О диком происшествии сообщили в газетах и показали сюжет по телевидению. Мать девочки возмутило, что их семью “опозорили на всю страну”. Отчасти по этой причине она якобы и пошла на столь опрометчивый шаг: забрала ребёнка и скрылась, отказавшись контактировать и с врачами, и с милицией, и с органами опеки.

Вот так, и не иначе: виноваты во всём, оказывается, журналисты! Это они, по мнению женщины, опозорили и ославили её и её детей – а не её урод супруг, покалечивший физически и морально родную дочку!

“Администрация больницы допустила корреспондентов газеты, – сетовала Н.Эшенкулова, начальник управления социального развития Первомайского района. – Мать в агрессивной форме потребовала выписки ребёнка. Медперсонал, выписав, не поставил нас в известность. Комиссия по делам детей ходатайствует, чтобы прокуратура дала оценку действиям медперсонала, и совместно с сотрудниками милиции теперь занимается поисками женщины и ребёнка”.

“А на каком основании? – недоумевала начальница управления соцразвития, отвечая на вопрос о возможном лишении матери родительских прав. – Её можно считать такой же жертвой, у неё и так стрессовая ситуация. Кроме того, никто не убедит меня, что какой-нибудь посторонний человек заменит трёхлетнему ребёнку родную мать. В настоящее время создали такую ситуацию, что ей практически нужно бежать из страны. Нужно соблюдать такт и этику, давайте подумаем об этой семье”.

Опять, получается, во всём журналисты виноваты! Разве они, корреспонденты, а не Сакатаев, разрушили семью?! Разве из-за них малышка оказалась в таком жутком положении?! Разве журналисты, если на то пошло, заставляли мать девочки жить с человеком (если его можно так назвать), регулярно её избивавшим и выгонявшим из дома? И не только жить, но и рожать от него детей…

Вторая причина не совсем адекватного поведения матери – желание во что бы то ни стало, любой ценой, любыми способами и методами выгородить мужа и увести его от уголовной ответственности.

“Мы неоднократно обращались в отдел поддержки семьи и детей с просьбой временно изъять пострадавшую девочку из семьи, поскольку есть опасность оказания на неё психологического давления, – рассказывала директор Центра помощи детям, пострадавшим от насилия и жестокого обращения, Д.Давлетбаева. – Но к нашему мнению не прислушались”.

А родственники арестованного Сакатаева – и не только родня с его стороны, но и жена, мать изувеченного им ребёнка, бегали по инстанциям, хлопотали насчёт адвоката и раздавали  интервью  о его невиновности.

Усен Сакатаев свою вину не признаёт и не раскаивается.

“всегда был уравновешенным”

“В тот день мой муж вернулся из Казахстана, – в корне изменила свои первоначальные показания мать малышки. – Там у него была постоянная работа. Мы с ним вместе пошли в магазин и купили коньяк для того, чтобы отметить его приезд. Позже у нас была ссора на почве бытовых проблем. Мой муж перевернул стол, на котором стоял термос. Он упал на пол и разбился. Я взяла младшую дочь и вышла буквально на 15 минут. Побоев с его стороны не было.

Позже соседи сообщили, что со старшей 3-летней дочерью что-то случилось во время моего отсутствия. Когда я пришла домой, увидела дочь с ранениями на лице.

По словам мужа, он хотел перенести ребёнка в другое место, так как дочка засыпала. В состоянии алкогольного опьянения вместе с дочерью он упал на то место, где были осколки от разбитого термоса. Тогда он испугался и попросил соседей вызвать “скорую помощь”.

Позже, когда приехали сотрудники милиции, я в состоянии шока подписала заявление, в котором указывалось, что муж избил меня и нашу дочь”.
Что же касается изнасилования (экспертиза подтвердила, что оно всё-таки было), то женщина, по её словам, даже и предположить не может, кто бы это мог сотворить.

“Мой сын всегда был уравновешенным человеком, – рассказывала мать Сакатаева. – И работал он в Казахстане для того, чтобы обеспечить свою семью. В тот день, когда это произошло, мне позвонила моя дочь и сообщила о том, что Усена арестовали. И когда сказали, почему его задержали, я была шокирована”.

Мать арестованного утверждает, что никогда прежде её сын никого не бил. Не бил и жену и, само собой разумеется, детей. А уж о том, чтобы изнасиловать родного маленького ребёнка, по мнению матери, и речи быть не может!

Адвокат Сакатаева Жаныбек Султанмуратов тоже настаивал на том, что все обвинения в адрес его подзащитного надуманные и ложные.

“Только суд может вынести решение, доказать, виновен человек или нет. Я не оправдываю моего подзащитного. Но он дал показания о том, что в алкогольном опьянении хотел перенести спящую дочь и вместе с ней упал на осколки от термоса. И по вещдокам видно, что на осколках были следы крови. Хотя ранее распространился слух о том, что Усен  нанёс своей дочери ножевые ранения. Опять же в вещдоках нож не был обнаружен”, – говорил адвокат.

Ж.Султанмуратов объяснял также, что жена подсудимого не писала заявления с обвинениями в адрес мужа и что данное заявление было заполнено следователем. По его словам, супругу заставили подписать документ, воспользовавшись её шоковым состоянием. И пообещал, что будет “бороться за правосудие”.

Вот ведь как интересно получается: упала девочка на осколки разбитого термоса… Предположим, в результате этого и получила резаные раны шеи и лица. Но это падение не объясняет многочисленных гематом и переломов. И уж тем более – изнасилования!

Жена У.Сакатаева обратилась в прокуратуру с встречным заявлением. О том, что её супруг ни в чём не виноват, претензий она к нему не имеет и убедительно просит его отпустить и не наказывать.

Прокуратура это заявление проигнорировала, справедливо отметив, что не тот, дескать, случай. Речь идёт об особо тяжком уголовном преступлении. И мнение родственников – как подследственного, так и потерпевшей – никакого значения не имеет.

Дело ушло в Первомайский районный суд для рассмотрения по существу.

Первомайский районный суд Бишкека рассматривает это уголовное дело с июля прошлого года.

Июль – май… И конца не видно.

Судебный процесс над уроженцем Иссык-Кульской области Усеном Сакатаевым начался в июле прошлого года. К сентябрю ожидался приговор – по всей вероятности, обвинительный, поскольку все доказательства вины подсудимого налицо.

Когда процесс близился к завершению, Сакатаев неожиданно поменял адвоката. Вместо Жаныбека Султанмуратова его стал защищать Азамат Булатов. Избравший весьма действенную в наших судах тактику – затягивание и откладывание.

За время процесса адвокат заявлял отвод судье; ходатайствовал о необходимости проведения комплексной судебно-медицинской экспертизы. Ни для того, ни для другого не было ни причин, ни оснований.

Первомайский районный суд отводы и ходатайства отклонил. Адвокат обжаловал решения в вышестоящих инстанциях – Бишкекском городском и Верховном суде. Там все заявления тоже оставили без удовлетворения, сославшись, как и следовало ожидать, на их беспочвенность.

На вновь назначенное судебное разбирательство 4 апреля 2014 года адвокат Булатов не явился, оставив очередное заявление: присутствовать, дескать, не может, потому что  находится в командировке в Ошской области. Командировочного удостоверения, однако, суду не представил. Так что насколько уважительна причина его отсутствия – большой вопрос.

Представителем органа опеки Первомайского района столицы в тот же день, 4 апреля, в суд подано заявление о принятии мер в отношении адвоката Булатова за срыв судебного заседания.

А Сакатаев между тем – в СИЗО. Где год идёт за два и где условия отсидки гораздо лучше, чем там, куда ему давно следовало бы отправиться. Сколько лет с адвокатской подачи будет тянуться этот судебный процесс – не знает никто. И никто не знает, чем он закончится. Адвокату всё равно, что моральный урод, которого он так ревностно защищает и старается уберечь от тюрьмы, может, в очередной раз напившись, надругаться теперь над младшей своей дочерью. Или над соседской девочкой… Или над ребёнком любого из нас…

Адвокат, впрочем, адвокат и  есть. С ним всё понятно. Он  всего  лишь  отрабатывает гонорар – как умеет, так и отрабатывает.  Труднее в этой ситуации понять других людей.

странные женщины

Когда раскрывается и расследуется очередное дело о внутрисемейной педофилии, милиционеры признаются: “Хорошо, что мать ребёнка не стала покрывать своего сожителя. Потому что часто женщины, как ни дико, встают на сторону насильника. То ли ради собственного спокойствия, то ли опасаясь потерять “хоть такого” мужика и остаться одной с детьми на руках, то ли ещё по какой-то причине”.

Если жертвой отца-насильника становится девочка-подросток, некоторые матери ей же ещё и пеняют: сама, дескать, виновата, одеваешься вызывающе, задом перед мужиками крутишь! А если речь о совсем крошечном ребёнке, так она, мать, бывает, вообще делает вид, что ничего страшного не происходит.
Несколько лет назад был в Чуйской области совсем уж невероятный случай. Чтобы скрыть улики и спасти от тюрьмы своего мужа-педофила, женщина сожгла в печке всю одежду изнасилованной им дочери и под корень выстригла ребёнку все ногти… И это – мать?!

Материнский инстинкт, как известно, в природе – один из самых сильных. Самка любого животного, не жалея собственной жизни, до последнего будет защищать потомство от кого и чего бы то ни было. И уж точно никогда, ни при каких условиях, ни в каких обстоятельствах она не предпочтёт детёнышу самца.

А с миром людей творится что-то невообразимое. Возможно ли, чтобы женщина, мать, грудью кидалась на защиту существа, надругавшегося над её ребёнком?! Оказывается, возможно. И пример этому – случай с Сакатаевым. Вместо того чтобы, забрав детей, бежать от него без оглядки, спасаясь и спасая детские жизни и здоровье, его жена обивает пороги всевозможных инстанций, прося не судить его и отпустить.

И не действуют на неё заключения экспертиз и прочие доказательства…

Как себя сейчас чувствует девочка – узнать непросто. Процесс по понятным причинам закрытый, и информация о членах этой странной семьи особо не разглашается. Известно лишь, что ребёнок, которому недавно исполнилось четыре годика, по-прежнему находится у родственников. Защищающих и оправдывающих насильника!

Чем и когда закончится суд, напомним, никто не знает. Отцу-насильнику место за решёткой – в этом сомнений нет. А как быть с девочкой? “Посторонний человек не заменит ребёнку его родную мать”, – говорили в управлении соцразвития Первомайского района. С этим не поспоришь. Но как ребёнок будет жить с матерью, не только не сумевшей его защитить, но и предавшей его ради обезумевшего от водки мужика?

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий