Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

“Небесный” взвод и “хвосты” прокурорские

13.05.2015
Просмотров: 10

Эту скандальную, но тихо спущенную на тормозах историю заставили вспомнить две новости…

Новость первая. Не так давно в Генеральной прокуратуре Кыргызстана заполнили ещё одну вакантную  должность, освободившуюся после смены руководства в надзорном органе. Речь идёт об одном из самых “крутых” подразделений Генпрокуратуры – управлении по надзору за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность и следствие. Это – так называемое восьмое управление среди силовиков называют “всесильным монстром”. Во власти “восьмёрки” – дать ход или сломать практически любое уголовное дело, которое расследует любой правоохранительный орган.

На место бывшего начальника этого управления Малика Бектурганова (тихо ушедшего после того, как в Генпрокуратуре началась кадровая чистка) назначен Нуркамал Набиев – бывший заместитель военного прокурора республики.

Новость вторая. В Кыргызстане намерены упразднить все военные кафедры в вузах. Об этом недавно объявило Министерство обороны КР. Поддержавший это намерение глава парламентского комитета по обороне и безопасности Алмазбек Баатырбеков журналистам заявил: “Военная подготовка в высших учебных заведениях оставляет желать лучшего. Тем более это – одна из самых коррумпированных сфер”.

Какая, казалось бы, может быть связь между этими двумя событиями? Но связь, если покопаться, самая прямая.


Когда-то военные кафедры были практически в каждом вузе Кыргызстана. Сегодня офицеров готовят лишь в трёх учебных заведениях. Региональные межвузовские военные факультеты есть на севере и юге республики – при Кыргызском государственном университете строительства, транспорта и архитектуры (КГУСТА) и при Ошском технологическом университете. Кроме того, военная кафедра есть при Кыргызской государственной медицинской академии.

Попасть на военный факультет – предел мечтаний любого студента мужского пола. Обучение на нём, во-первых, даёт возможность не проходить срочную военную службу в армии. Во-вторых, выпускники вузов, получившие офицерские погоны, получают право работать в правоохранительных органах – независимо от того, какое образование они получили.

Конкурс поэтому на военные факультеты огромный. И не только официальный, но и, так сказать, неофициальный. Об “аукционах”, которые проводятся для студентов (где в качестве “лотов” выставляются учебные места), да и вообще о коррупции на военных факультетах давно уже ходят легенды. И вдруг они стали получать подтверждение. В поле зрения правоохранительных органов попал военный факультет КГУСТА – самый крупный в Кыргызстане.

“Небесный взвод” – так весьма остроумно прозвали учебный взвод №220 военного факультета КГУСТА. Почему “небесный”? Потому, что есть подозрение – в природе его не существовало, хотя, судя по бумагам, в этом взводе якобы прошли военное обучение 22 студента. Они якобы благополучно сдавали экзамены, выезжали на военные сборы… Но их на военном факультете даже не видели.

Об этом рассказывала аналитическая записка, поступившая в прошлом году в экспертный совет по противодействию коррупции при Генеральной прокуратуре Кыргызстана. Имя её автора в совете не раскрывают, но человек он, как видно, осведомлённый. Записка демонстрировала коррупционные схемы, существующие на межвузовском военном факультете КГУСТА.

Занятия на межвузовском военном факультете при КГУСТА. Тем временем другие студенты, тоже якобы сдавая экзамены и получая оценки, на самом деле прохлаждаются даже за пределами Кыргызстана.

Одна из схем – фиктивное обучение в том самом взводе №220. Взвод этот, судя по всему, собрали из блатных ребят, зачисленных за мзду или по знакомству – под №3, например, в нём числился сын преподавателя военного факультета, особо приближённого к факультетскому начальству.

Сколько студентов должно учиться на военных кафедрах, решает Минобороны КР, которое составляет квоты, исходя из реальных потребностей страны в офицерах запаса. Но на военных факультетах, утверждалось в записке, эти квоты начинают искусственно увеличивать – количество студентов в каждом взводе не должно превышать 20 человек, фактически же в начале учебного года в некоторых взводах оказывается более 35 студентов.

С какой целью военные факультеты брались готовить офицеров в таком количестве, какое военному ведомству страны даже не было нужно? Объяснение напрашивается лишь одно – чтобы больше получить мзды…

Ещё одна схема – фиктивные отчисления и зачисления студентов. Как утверждалось в записке, “в процессе обучения начальник военного факультета даёт подчинённым задание подготовить на отчисление определённое количество студентов. Отчисление оформляют приказом этого же начальника военного факультета, далее определённое количество студентов зачисляется обратно опять же приказом начальника военного факультета. Зачисление проводится за определённую мзду”.

Приёмная комиссия военного факультета КГУСТА, сообщалось в записке, назначалась из числа офицеров только одной кафедры, особо приближённых к начальнику факультета, а также к одной весьма предприимчивой даме в скромном звании сержанта, которая, как утверждал исследователь коррупционных схем, является непосредственным исполнителем фиктивных документов – в том числе финансовых.

Автор записки подсказывал, как собрать доказательства коррупционных схем, в том числе по “небесному взводу”: “Поднять учебные журналы, опросить преподавателей (один из них уже давал показания для АКС ГКНБ о том, что студенты не обучались и такой взвод не числился), проверить наличие ведомостей выдачи боеприпасов на сборах этим студентам, их подписи, сверить подписи студентов в ведомостях по принятию военной присяги. Опросить этих студентов: кто у них был куратор, какие предметы изучали, в какой аудитории обучались, расписание занятий и т.д.”.

“Проверка по данным фактам проводилась АКС ГКНБ и военной прокуратурой. Результаты неизвестны, есть версия, что дело “прикрыли”, – сообщал автор записки. – Учитывая данный факт, возможно, стоит проверить существование данной коррупционной схемы за последние несколько лет”. И рекомендовал: “В целях предотвращения утечки информации и объективной проверки по данным фактам целесообразно не привлекать к ней сотрудников АКС и военной прокуратуры”.

Учтя эту рекомендацию, экспертный совет по противодействию коррупции передал информацию для проверки в нейтральную силовую структуру – в Государственную службу по борьбе с экономическими преступлениями (финансовая полиция). Оперативники ГСБЭП для начала отправили запрос начальнику межвузовского военного факультета при КГУСТА полковнику Жамалидину Абдуллаеву, попросив списки студентов, зачисленных на факультет в 2012-2013 годах. Тот ответил, что информация эта – секретная. И предложил получить разрешение для ознакомления с ней в Минобороны и контрразведке ГКНБ.

Так ничего и не добившись, оперативники ГСБЭП своими силами раскопали один прелюбопытнейший факт. Осенью 2013 года на военный факультет при КГУСТА был зачислен некто Чынгыз Чоробеков, 1993 года рождения. Между тем до этого – 27 июня 2013 года – он выехал за границу. Конкретно в США, в город Чикаго. И, согласно ответу из Государственной пограничной службы КР от 6 мая 2014 года, в Кыргызстан до этой даты не возвращался. При этом, согласно документам, он якобы благополучно учился на военном факультете, получал оценки, ему ставились плюсы в графе посещений занятий.

По оперативной информации ГСБЭП, фактически жили за рубежом и некоторые другие студенты из того самого “небесного взвода”. Но доказать это можно было лишь в ходе следствия, возбудив уголовное дело. “Об этом мы попросили Генеральную прокуратуру, направив ей весь собранный нами материал, – вспоминает знакомый нашим читателям подполковник финполиции Русланбек Умаров, занимавший тогда должность начальника отдела по борьбе с коррупционными преступлениями ГСБЭП. – Генпрокуратуру мы просили  провести собственную проверку, не подключая военную прокуратуру, явно заинтересованную. И – ни ответа, ни привета…”.

Как позже выяснилось, Генпрокуратура этот материал всё-таки отфутболила в Военную прокуратуру Кыргызстана. И в конце августа 2014 появился по-своему потрясающий документ – “представление об устранении нарушений закона и привлечении виновных лиц к ответственности”, адресованное министру обороны КР генерал-майору А. Кудайбердиеву. Подписал сей документ якобы заместитель генерального прокурора КР, он же военный прокурор республики Марат Эшперов (почему “якобы” – об этом ниже).

Что же было потрясающего в этом представлении? А то, что в нём чёрным по белому констатировалось: “На военном факультете сложилась устойчивая коррупционная схема, позволяющая определённым должностным лицам в своих интересах и интересах других лиц манипулировать процессами зачисления, обучения и в конечном итоге присвоения звания офицеров запаса”.

Военная прокуратура, например, обнаружила, что в вопросе – является ли военная подготовка студентов платной или же бесплатной – “руководство военного факультета незаконно применяет двойные стандарты”. Что отдельных студентов факультетское начальство принуждает оплачивать контракты в сумме от 7 до 8 тысяч сомов ежегодно, а других – почему-то нет. Что общая сумма неоплаченного контракта со стороны вторых составила уже 257 тысяч 500 сомов, но эти студенты почему-то не были отчислены с факультета и благополучно закончили учёбу.

И что “ни с одним из студентов, обучающихся на данный момент на военном факультете, договоры об оказании платной образовательной услуги не заключались”.

Упомянула военная прокуратура и “небесный” взвод. Положено, что перед началом учебных военных сборов все студенты военного факультета в обязательном порядке должны проходить военно-врачебную комиссию. Но некоторые студенты 220-го взвода заключения ВВК получали уже после сборов. А у некоторых они вовсе отсутствовали. Любознательный проверяющий наверняка заинтересовался бы причиной того, почему начальник военного факультета издаёт приказы о допуске к военным сборам студентов то ли годных к военной службе, то ли нет. И проверил бы версию: а не связано ли это с тем, что студенты эти просто физически не могли ВВК пройти, поскольку (якобы проходя военные сборы) на самом деле находились далеко от Кыргызстана – где-нибудь в Чикаго или в прочих забугорных городах и весях?

Для тех, кто пожелал бы разгадать все загадки военного факультета КГУСТА – поле непаханое! Но военная прокуратура так глубоко копать не стала.

Самой же потрясающей была резолютивная часть этого представления. Признав существование на военном факультете КГУСТА “устойчивой коррупционной схемы“, военная прокуратура предложила министру обороны “рассмотреть вопрос о строгой ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ответственности должностных лиц, виновных в допущении отмеченных в представлении нарушений законности”.

– Прочитав это представление, я, честно говоря, был в шоке, – говорит человек, который в своё время и инициировал проверку информации о коррупционных схемах на военном факультете – председатель экспертного совета при Генпрокуратуре, член рабочей группы по противодействию коррупции при Совете обороны КР, доктор юридических наук, профессор Кайрат Осмоналиев. – Военная прокуратура, сказав “а”, должна была сказать и “б”. Коррупционные проявления, которые она описала, пахли тюрьмой. Прокуратура же вывод сделала странный: “Нехорошо, ребята, так делать”. И посоветовала виновных… просто пожурить! Но никого, насколько знаю, даже не пожурили. Начальник военной кафедры Абдуллаев (который, судя даже по этому представлению, стоял во главе всей коррупционной схемы) после этого даже умудрился бесплатно получить ключи от квартиры в доме, который китайцы построили для Министерства обороны! Потом его отправили на повышение в Ош.

(Примечание автора: получив от Минобороны жильё, полковник Ж. Абдуллаев, как удалось выяснить редакции, на самом деле тихо ушёл на пенсию. А в Ош – руководить тамошним региональным военным факультетом – отправили его бывшего заместителя Максата Эшназарова).  

Вот подпись якобы военного прокурора М. Эшперова под скандальным документом, возмутившим и оперов, и экспертов.

 

А вот подпись Н. Набиева – уже в качестве начальника 8-го управления Генпрокуратуры.

 

– Осенью прошлого года, – продолжает профессор Осмоналиев, – я направил копию этого представления вместе со своим письмом  генпрокурору Аиде Саляновой. Обращал её внимание на то, что военная прокуратура явно прикрывает должностных лиц военного факультета. Ведь срок давности по этим фактам ещё не прошёл. Ещё и сейчас не поздно поднять похороненный военной прокуратурой материал и провести по нему расследование – но только под патронажем Генпрокуратуры. Но к тому времени между нашим экспертным советом и руководством Генпрокуратуры уже встала какая-то стена. Нас отфутболивали, на наши обращения адекватных ответов не давали. Мы решили показать, где кроются коррупционные риски, подготовили целую таблицу конкретных примеров и тоже направили её Аиде Женишбековне. Результат – тот же. Никого из указанных должностных лиц даже не пожурили, все остались работать на своих местах, – удручённо заключает эксперт Осмоналиев.

После назначения генеральным прокурором Индиры Джолдубаевой некоторые из этих “лиц” Генпрокуратуру покинули. В частности, три заместителя генерального прокурора, снятые со своих постов президентом Атамбаевым, в том числе и военный прокурор республики Марат Эшперов.

Что примечательно, в то время, как президент Атамбаев в своём европейском турне убеждал европейских политиков и бизнесменов, что в Кыргызстане полным ходом идёт борьба с коррупцией и чистка силовых структур, сама генпрокурор Джолдубаева факт этой чистки… отрицала. Выступая в те же дни в парламенте, она заявила депутатам, что смена её заместителей – это всего лишь “одноразовая замена”. “С новым руководящим составом мы в Генпрокуратуре достигнем ещё больших результатов. У меня никаких претензий к бывшему руководству нет”, – сказала Джолдубаева, удивив своей осторожностью (если не сказать – боязливостью).

А в истории с военным факультетом всплыл ещё один любопытный факт. Выяснилось, что скандальное представление подписал не военный прокурор республики М. Эшперов (чья фамилия стояла под ним). А в его отсутствие – его заместитель Нуркамал Набиев.

Нуркамал Набиев, бывший заместитель военного прокурора Кыргызстана, а ныне – начальник одного из самых “крутых” управлений Генпрокуратуры.

Он, однако, остался в тени. И уже новым генпрокурором Индирой Джолдубаевой был назначен начальником упомянутого выше восьмого управления Генпрокуратуры. Где, кстати, работал и раньше – ещё в бакиевские времена.

– Если подпись ставил действительно Набиев, то его, считаю, из прокуратуры надо гнать, – говорит профессор Кайрат Осмоналиев. – Как он мог расписаться за заместителя генерального прокурора, даже не поставив галочки, как это принято? Может, хотел подставить своего шефа? Или решал какие-то дела за его спиной? Не знаю… Но генпрокурору Джолдубаевой, считаю, необходимо этот факт проверить – и принять управленческое решение. Я в начале апреля с ней встречался, два часа мы обсуждали работу нашего совета. У неё есть большое желание что-то изменить в лучшую сторону. Но что скрывать – ей дают работников, за которыми тянется шлейф… странностей.

– Что значит – дают?! Разве не Индира Джолдубаева, как руководитель, отвечает за кадры, которые назначает?

 – Госпожа Джолдубаева – не из этой среды. Она неплохо разбирается в судебной системе. А в прокурорской системе она новичок. И этим, возможно, пользуются.

– Кто?

– Есть там такое махровое лобби прокурорское (не хочу произносить слово “мафия”). Сама Джолдубаева мне сказала, что поменяла часть сотрудников в центральном аппарате Генпрокуратуры уровня начальников отделов – молодых ребят туда поставила. Но это – всего лишь винтики системы. А вот реально важными делами, как я понимаю, крутит та самая корпоративная группка, то самое лобби. И пока его не разгонят, думаю, серьёзных подвижек не будет. Это лобби будет фактически принимать решения как минимум первые полгода, пользуясь тем, что Джолдубаева может не знать всех тонкостей. Я с ней разговаривал – она старается быть справедливой: “Мало ли что про кого говорят”. Согласен. Но одно дело – ОБС. А если окажется, что, скажем, тот же Набиев стоял за тем возмутительным представлением? О чём тогда ещё думать?! Если он такой трюкач, то надо от него очиститься, пока это лобби Джолдубаеву не подставило, – заключает эксперт Осмоналиев.

Кстати, по словам Кайрата Осмоналиева, в ближайшее время он намерен снять с себя полномочия председателя экспертного совета по противодействию коррупции при Генпрокуратуре. Поскольку убедился в бессмысленности работы общественного органа, к которому всё равно никто не прислушивается, и сейчас называет эту работу “самодеятельностью”. Это – тема отдельная. Но такие настроения в экспертной среде – ещё один тревожный сигнал: широко разрекламированная борьба с коррупцией в Кыргызстане заходит в тупик.

Артур ИСАЕВ

 

Оставьте комментарий