Главное:
Марки к юбилею Айтматова (Декабрь 11, 2018 10:49 дп)
Ёлочка, гори! (Декабрь 10, 2018 1:55 пп)
Валя – чемпионка UFС! (Декабрь 10, 2018 10:35 дп)
Арестован Дуйшенбек Зилалиев (Декабрь 9, 2018 1:51 пп)
Как отдохнуть в выходные (Декабрь 7, 2018 1:36 пп)
Президенты договорились (Декабрь 7, 2018 12:10 пп)
Замминистра пойман со взяткой (Декабрь 6, 2018 1:23 пп)
У «Манаса» новый председатель (Декабрь 5, 2018 5:53 пп)

О школьных поборах замолвите слово

28.11.2018
Просмотров: 715

Кто, как и на что собирает с родителей школьников деньги? Куда эти деньги уходят и в чьих карманах оседают?

– А вы можете прийти к нам в школу и посмотреть, что у нас творится?

С такими вопросами-просьбами читатели к нам, журналистам, обращаются ежедневно. “Прийти и посмотреть” просят родители учеников. Просят учителя. Просят иногда даже ученики старших классов.

– А почему вы ничего не пишете о школьных поборах? – об этом нас тоже каждый день спрашивают. – Приходите, посмотрите, поговорите с родительским комитетом, с педагогами – вам всё расскажут и покажут!

Увы, чтобы открыто поговорить с журналистом о том, что и так для всех очевидно, и учителям, и родителям требуется гражданское мужество. У каждого родителя в голове прочно сидит: “А вдруг администрация школы меня “вычислит” и все мои разговоры отразятся на моём ребёнке?”

Учителя тоже боятся. Особенно в свете активно внедряемых Министерством образования школьных “реформ” с сокращением количества педагогов. В два счёта вылетишь с работы – и куда потом?!

Да и журналисту попасть в школу, чтобы посмотреть и послушать, тоже не так-то просто. Руководство любой школы (по крайней мере бишкекской) ссылается на какой-то закон, какой-то приказ, по которому представителей средств массовой информации якобы пускать не велено. И разговаривать с ними якобы строжайше запрещено. Под угрозой выговора – а то и увольнения.

Кем не велено? Что за приказ? Этого никто из директоров и завучей (по крайней мере тех, с кем довелось иметь дело) почему-то не знает. Но все знают, что НЕЛЬЗЯ.


Странный этот приказ удалось раздобыть. Он, оказывается, действительно существует. Издан он Управлением образования мэрии Бишкека и называется “Об охране жизни и здоровья учащихся, профилактике правонарушений среди учащихся общеобразовательных организаций г. Бишкек”.

Как, интересно, связаны жизнь и здоровье школьников с тем, что в школу придёт журналист и побеседует с её обитателями о школьных проблемах? Как визит журналиста может помешать профилактике правонарушений среди учащихся?

А между тем есть в приказе такой пункт: “запретить доступ посторонних лиц в школу, в том числе СМИ”.

Смешно? Пожалуй. Как смешна вообще любая попытка кыргызских чиновников от образования в любом неприятном вопросе найти крайнего. Виноваты все кругом, только не руководство Министерства или Управления образования.

И до журналистов добрались. То мы были “виноваты” лишь в том, что “очерняем” доблестное Министерство образования и своими “вымыслами” и “инсинуациями” мешаем ему работать.

А теперь, получается, на журналистах лежит и ответственность за санитарно-эпидемиологическую ситуацию в бишкекских школах? “Вторжение” журналистов, получается, приводит ещё и к росту ученических правонарушений?!

Вот он, тот самый маразм. Который крепчает.

А им всё можно?

Открыт беспрепятственный доступ в любую школу только многочисленным проверяющим.

Которые проверяют, кстати, не совсем то, что надо. И не совсем так, как положено.

– Вы думаете, я в свой карман все эти деньги собираю?! – учительница одной государственной бишкекской школы – допустим, Эльвира Мааткеримовна – возмущена до глубины души. Сначала вроде бы с готовностью согласилась пообщаться с журналистом вне стен школы (чтобы всё было согласно приказу). Но в ходе разговора всё больше распалялась и под конец чуть не расплакалась.

Разговор по просьбе родителей школьников зашёл у нас на такую тему: сколько можно обирать учеников, ежемесячно опустошая родительские кошельки?

Нет, с музеями, театрами и прочими цирками всё более-менее ясно. Этим ещё советские школы славились. Сверху спускали энное количество билетов и обязывали классных руководителей распространять среди своих подопечных. Учителей в советское время что только не обязывали делать! И на избирательных участках дежурить, и агитацией за очередного кандидата в депутаты заниматься, и подворно обходить пришкольные микроучастки, выявляя детей из неблагополучных семей… И всё это на общественных началах, совершенно бесплатно!

Сейчас школьное образование в суверенном Кыргызстане вроде бы основательно реформируется. Вроде бы (по крайней мере на словах) учителя избавляются от всех этих излишеств…

– Неправда! – почти кричит Эльвира Мааткеримовна. – Ничего для учителей в этом смысле не изменилось. Как занимались посторонними делами, иногда в ущерб основной педагогической деятельности, так и занимаемся. И деньги как собирали, так и собираем. Только теперь их собирать вроде бы нельзя, поэтому на нас чаще жалуются. А что я могу поделать?!

Собираются в школах деньги не только на билеты в цирк. Но и на покупку того-сего, пятого-двадцатого. На ремонт. На то или иное оборудование. На не существующие в природе учебники.

– Мне ведь сверху указывают, сколько и на что надо собрать, – оправдывается учительница. – По своей воле я ни сома с учеников не брала бы.

– А кто указывает?

– Завуч.

– А завучу, надо полагать, – директор?

– Наверное. Про верхушку этой “пирамиды” я не знаю. Не интересовалась.

– Над директором, наверное, районный отдел образования стоит, – продолжаю высказывать предположения относительно того, в чей карман в итоге утекают ученические-родительские деньги.

– Не знаю! – Эльвира Мааткеримовна даже лицо руками закрывает. Так страус, говорят, чувствуя приближение опасности, прячет голову в песок.

– А из отдела образования…

Предполагать можно до бесконечности. Учитель в самом деле мелкая сошка. От которого в школе ровным счётом ничего не зависит. Несмотря на уверения министра образования, что именно учитель в современной школе – самое главное звено…

– Слышали, что происходит в Чуйском районе? – спрашиваю бишкекскую учительницу.

– Что-то, по-моему, где-то читала. Вы уголовное дело имеете в виду? О сборе денег учителями?

Не совсем так. В июне 2018 года Чуйская облпрокуратура рассмотрела заявление директоров школ Чуйского района (всего этих школ 28). И возбудила уголовное дело по статьям 304-1 (“Проведение незаконных проверок должностным лицом государственного контролирующего органа”) и 313 (“Вымогательство взятки”). УК КР. Ведутся следственные мероприятия.
Кто же кого и зачем проверял и кто у кого вымогал взятку?

Директора упомянутых школ рассказали об этом “Азаттыку”.

“Нам сказали, что в Чуй-Токмакский отдел образования с проверкой пришла Счётная палата, – рассказывает директор школы имени Рысменди уулу Акмата Чинара Маанаева. – Поэтому, сказали, со всех 28 школ района надо собрать деньги – по 10 тысяч сомов с каждой.

Мне сказали: соберите деньги с директоров школ в районе и принесите, но я позвонила этим директорам и сказала, что, если хотят, пусть дают деньги, только пусть отнесут их сами, а лично я никаких денег давать не буду.

Каким-то образом эта информация дошла до ГКНБ. Каким – непонятно. Никто из директоров, насколько мне известно, туда не обращался. Сотрудники ГКНБ стали проверять школы, и к нам приходили. Я рассказала всё как есть…”

“В моей школе работают 12 преподавателей, – вторит Ч. Маанаевой директор сельской средней школы Тамара Садыгалиева. – Каждый из них сдал по 500 сомов. В школах, где учителей побольше, они сдавали по 200-300 сомов. А 17 апреля, когда пришли проверять трудовые книжки, эти 10 тысяч сомов глава профсоюза забирал сам. Есть и свидетели, которые это видели. Но дело это теперь затянули.

Мы обратились в ГКНБ, написали заявление. С тех пор в Чуй-Токмакском отделе образования нас гоняют как хотят. Зовут якобы поговорить, разговор начинают намёками, а заканчивается всё тем, что нам открыто говорят: “Пишите заявление по собственному желанию”. Запугивают всех – вплоть до наших детей. Портят отношения между учителями и директорами, в общем, отвлекают нас от учебного процесса вот этим всем”.

По словам директора, под предлогом “для Счётной палаты” или “аудита” в последние восемь лет постоянно идёт такой сбор денег с районных школ:

“Мы ведь постоянно вместе работаем с этими людьми. Я 28 лет работаю в школе. Из них восемь лет – директором. И всё это время, по два раза в год, мы собираем деньги. В этом году по 10 тысяч сомов, в том году было по 8 тысяч сомов, а в позапрошлом – 5 тысяч сомов. До этого было четыре… С четырёх тысяч сумма выросла больше чем в два раза. Но 10 тысяч сомов – это ведь большие деньги!”

О том же самом говорит и директор средней школы Кошой Айнура Турдубаева, по словам которой с учителей пришлось собирать по 400 сомов, а с технических работников – по 150.

Из-за того, что директор всё рассказала чекистам и работникам прокуратуры, теперь в школу постоянно направляют комиссии, а родственников заявителей дёргают по каждому пустяку.

Руководство Чуйского районного отдела образования, как и следовало ожидать, все эти обвинения отвергает и все эти рассказы опровергает. Высказывает подозрения, что директора школ деньги регулярно со своих подчинённых собирают – но якобы исключительно по собственной инициативе. Сами, дескать, прикрываются какими-то проверками, Счётной палатой – а на деле отправляют денежки в свой карман.

Пока не закончено следствие, конкретные выводы делать трудно. По 10 тысяч сомов с 28 школ – получается 280 тысяч сомов. Это, говорят, раз в год. А если дважды – 560 тысяч.

И это только в одном Чуйском районе.

И это без всяких более-менее “правдоподобных” объяснений. Не на учебники, не на новые шторы, не на билеты в цирк. А просто так: сказали сдать – значит, сдавайте. Приказы начальства не обсуждаются.

Чинара Маанаева.

Тамара Садыгалиева.

Айнура Турдубаева.

Картина вырисовывается весьма неприглядная. Кого-то проверяет Счётная палата… Этот “кто-то” бежит проверять школы… Директор трясёт завучей, завучи – учителей. Ну а учителям, выходит, ничего не остаётся, как только трясти родительские кошельки.

– Мы постоянно звоним по телефонам, которые Министерство образования весной представляло в качестве телефонов доверия, – жалуются родители школьников. – Хотим рассказать о том, как повсеместно нарушаются приказы министра. Министр говорит – никаких поборов! Но деньги собирают бесконечно. Звоним – а никто не отвечает…

Мы тоже попробовали позвонить по телефону доверия Министерства образования и науки Кыргызской Республики – 62-05-19.

Нам тоже никто не ответил. Закралась крамольная мысль: в Минобразе прекрасно знают о ситуации со школьными поборами. И сказать гражданам им по этому поводу нечего.

“Есть ещё одна проблема – родительские взносы в школах, – обращаются к министру образования журналисты на всех пресс-конференциях. – Контролирует ли министерство деньги, поступающие в родительский фонд? Насколько законны эти фонды?”

“У нас есть закон о некоммерческих организациях, – неизменно отвечает министр Гульмира Кудайбердиева. – На его основе разрешено создавать родительские фонды, но только с согласия родителей. К ним не должны быть причастны администрации школ и учителя. Куда уходят средства из этих фондов, министерство контролировать не может”.

Зачем нам министерство, которое ничего не может контролировать и ничего не решает?!

Издатели тоже плачут

– Вторая четверть идёт вовсю. Где обещанные учебники? – об этом нас, журналистов, тоже регулярно спрашивают читатели. – Министр образования клялась ведь, что к ноябрю все школы учебниками обеспечит!

Что вам на это ответить, уважаемые читатели? Похоже, что, собственно, обеспечение школ необходимыми (и грамотными!) учебными пособиями вообще не входит в круг интересов Министерства образования.

Минобраз нынче больше занимается предпринимательством, проще говоря – сбором денег, чем своими прямыми и непосредственными обязанностями. Само пишет учебники, само их рекомендует и само продаёт.

“До 2016 года в вопросе авторского права на учебники в Кыргызстане действовала практика, обычная для большинства стран, – писали ещё в 2016 году в Жогорку Кенеш из Ассоциации издателей и книгораспространителей. В которой уверены: проблемы в области издания учебников искусственно созданы Минобразом. – В соответствии с ней подготовкой учебников занимались издательства (чаще всего специализированные, опытные, проверенные), они готовили авторов, находили их, обучали, работали с ними – порой годами, участвовали в тендерах, представляли свои варианты учебников, осуществляли предиздательскую подготовку, тиражировали, отвечали за весь процесс издания. Если МОиН принимало учебник, то ставило гриф: “Рекомендовано Министерством образования и науки КР”.

Что теперь? В 2016-2017 годах государством был изменён порядок подготовки и издания школьных учебников: в соответствии с новыми правилами авторское право (копирайт) на все создаваемые учебные материалы отныне в принудительном порядке переходит от его создателей к Министерству образования и науки.

Это, уверен исполнительный директор Ассоциации издателей Олег Бондаренко, во-первых, лишило стимула авторов учебников и профессиональных издателей и, таким образом, создало предпосылки для ухудшения содержания книг; во-вторых, наводнило рынок учебников беспрецедентным количеством контрафакта, который сегодня выпускается бесконтрольно, без соблюдения элементарных санитарно-гигиенических норм; в-третьих, за контрафактную книжную продукцию не уплачиваются налоги, средства не поступают в бюджет…

После того как перестало существовать издательство “Мектеп”, которое в советское время выпускало учебники, из-за нехватки специалистов их стали создавать люди, работающие в Кыргызской академии образования. Сами писали, сами проводили экспертизу и сами же рекомендовали к изданию. Получается, по авторитетному и справедливому мнению директора издательского дома “Кутаалам” Бегаим Джапаровой, конфликт интересов.

“Других же авторов, не сотрудников КАО, – говорит Б. Джапарова, не имеющая отношения к ошибкам в учебниках, но имеющая свой трезвый взгляд на проблему, – Минобразования изводило так, что те сами отказывались делать учебники. На моей памяти был случай, когда комиссия КАО разбирала наш букварь и задавала наиглупейшие вопросы типа “Почему учебник начинается с буквы “А”?”

Учебники печатаются хаотично издательствами-однодневками, которые просто не способны в полной мере нести ответственность за то, что они творят. Но на которые, как ни парадоксально, министр образования Гульмира Кудайбердиева с лёгкостью сваливает собственную вину.

“В школе вместо учебников по русскому языку заставили купить брошюру Национального центра тестирования. Тесты для 5-11-х классов по русскому языку. На первой же странице ошибки. Дети сами нашли” – таких комментариев в Интернете столько, что в глазах рябит. Прямо как от грамматических ошибок в новых “министерских” учебниках и брошюрах Центра тестирования.

“Не хотели покупать, – пишут родители школьников. – За такую ерунду ещё и деньги платить? Мало того что чуть ли не каждый день непонятно на какие нужды деньги сдаём… Не хотели, но учителя пугают: ОРТ, мол, не сдадите”.

“За ошибки в учебниках отвечают печатавшие их типографии, – чётко, как гвозди забивает, рапортует министр образования. – Они должны были нанять редакторов, корректоров, то есть специалистов, проверяющих тексты. В министерстве такой штат не предусмотрен. Я не могу с карандашом проверять каждый учебник”.

“Нанять редакторов, корректоров”… Не слишком ли много требований к только вчера созданным издательским компаниям без опыта работы и с весьма поверхностными представлениями об издательском деле? Серьёзные, солидные издательства с Минобразом сотрудничать отказываются по вполне понятным причинам.

Так что придётся, видно, Гульмире Каримовне всё-таки вооружиться карандашом и покорпеть над вновь издаваемыми школьными учебниками. И раздавать их ученикам безвозмездно, то есть даром. Потому что деньги должны взиматься за качественный продукт или качественно оказанную услугу.

А за развал вверенной вам системы рано или поздно всё равно будете отвечать.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

P. S. Что касается возбуждённого прокуратурой уголовного дела о поборах и взятках – мы будем следить за его расследованием. И об итогах расследования обязательно сообщим нашим читателям. Всё-таки интересно, кто и за что в Чуйском районе ежегодно получал в среднем по полмиллиона сомов?


обещанного три четверти ждут

Поставка новых учебников для 5-6-х классов в школы Кыргызстана задерживается.

Об этом 26 ноября редакции “Билим АКИpress” сообщил специалист по разработке учебников и учебных пособий проекта Всемирного банка Ильяс Сарыбаев.

Разработка и издание учебников, напомним, осуществляются за счёт средств Всемирного банка. Ильяс Сарыбаев ранее сообщал, что учебники будут поставлены в ноябре 2018 года. Министерство образования и науки также сообщало, что учебники для 5-6-х классов – все полностью – будут доставлены в страну в ноябре 2018 года.

До конца ноября осталось два дня, но, как оказалось, очередная партия учебников из Вьетнама и Италии пока находится на кыргызстанской таможне.

“Часть учебников доставлена, но находится на таможне ввиду прохождения таможенных процедур, – поспешил оправдаться Ильяс Сарыбаев. – Задерживается растаможивание. Стоял вопрос частичного освобождения от НДС. Сейчас ведётся переписка между Министерством экономики КР и Гостаможенной службой КР. Ожидаем, что на этой неделе некоторые учебники уже будут доставлены в районы. Это “Русский язык”, “Литература”, “ИЗО”, “Музыка”.

Я думаю, если сегодня решат вопрос с таможней, учебники начнут вывозить”.

На таможне в данный момент лежат 504 тысячи 230 экземпляров учебников из Вьетнама и 343 тысячи 300 – из Италии. В школы Кыргызстана они поступят до 10-15 декабря, снова обещает Ильяс Сарыбаев.

Ещё одной причиной задержки, по словам специалиста, стали ошибки в учебниках. “Пришлось пройтись по ошибкам и пересмотреть часть учебников. Учебники из Вьетнама и Италии шли уже отпечатанные. Мы немножко попридержали учебники, которые печатались в Индии. Там были стилистические ошибки, где-то, возможно, и грамматические, но мы произвели вычитку. Учебники готовило кыргызстанское издательство “Билим компьютерс”, а в Индии они печатались в типографии”.

Когда в Кыргызстан привезут учебники, которые печатались в Индии, точно ещё неизвестно. Как сообщили редакции “Билим АКИpress” в проекте, это будет примерно в декабре-январе.

Они бы ещё на Марсе учебники заказали!

Оставьте комментарий