Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

ОБЕЗЬЯНЫ С ТЕЛЕФОНАМИ

23.10.2014
Просмотров: 2

Долой эволюцию?

 

 

       Этот “диагноз”, поставленный профессором японского исследовательского института приматов Нобуо Масатакой современной молодёжи (главным образом японской), можно смело ставить и немалому количеству кыргызстанцев. Причём не только молодых.

 

Бишкек сходит с ума…

Жуткий видеоролик последние дни весьма популярен в Интернете. Появился он в соцсетях 13 октября и уже набрал около 15 тысяч “лайков”.

“Лайк” в Интернете значит “нравится”. Мало кому ТАКОЕ может понравиться, но по-другому (вот парадокс!) своё отношение к происходящему не выразить. “Лайк” в этом случае значит “возмущён, потрясён до глубины души”. Около четырёх тысяч откликов и комментариев, смысл которых сводится к короткому слову “кошмар”. Или, как предпочитает выражаться молодёжь, – “жесть”.

О чём видео? О “беспредельной драке девушек”, как озаглавил его сам автор, выложивший “шедевр” в Интернет. Дерутся две девушки-азиатки. В Бишкеке (есть на видео некоторые реалии, по которым наш город ни с каким другим не спутаешь). Дерутся средь бела дня – жестоко, как умеют биться только до предела озлобленные друг на друга женщины.

Женскими драками давно уже по всему миру никого не удивишь. Чем же так всколыхнуло народ именно это видео?

В пылу драки на одной из девиц задирается юбка. И вот её, практически в одном исподнем, валяют в пыли, таскают волоком с места на место, не переставая дубасить. В конце концов появляется милиция, “даму” в исподнем за волосы грубо заталкивают в машину и увозят – видимо, в отделение.
Всё это происходит под весёлый смех мужчин – молодых и не очень. Толпа мужиков от начала до конца наблюдает безобразную сцену, боясь пропустить что-нибудь особенно пикантное. Хихикает, отпускает сальные шуточки, подбадривает дерущихся одобрительными возгласами.

И, естественно, снимает “кино” на сотовые телефоны. Чтобы потом разместить скандальный “короткометражный фильм” на просторах Интернета и почувствовать себя героем дня.

Какой позор! – пишут многочисленные комментаторы. – Дерутся две козы, а мужики – бараны! Мужчины в Кыргызстане выродились! Вместо того чтобы разнять, растащить в разные стороны девчонок, прикрыть чем-нибудь ту, которая осталась в нижнем белье, в одних трусах, почти голой, – они смеются и снимают! Ужас!”.

Но это, оказывается, ещё не весь ужас. “Самый ужасный ужас” творится в эти дни в Интернете. Потому что, начав с обсуждения и осуждения девичьего мордобоя, зрители скоро скатились в пучину взаимных оскорблений с матерщиной и  непременным в таких случаях “возбуждением” национального вопроса. Пошли взаимные угрозы на русском, кыргызском и турецком языках и чуть ли, говоря языком бандитским, не забивание стрелок. Мол, давай встретимся в “реале”, я с тобой сделаю то же самое, что сделали с этой полуголой девахой.

“Если бы мы так активно и горячо обсуждали экономические и политические проблемы Кыргызстана, – справедливо замечает один из участников обсуждения, – наша страна давно бы уже, наверное, процветала”.

Ан нет. Животрепещущие вопросы, которые волнуют молодых кыргызстанцев (по крайней мере несколько тысяч из них), судя по этому видео, не касаются ни экономики, ни политики.

Вопросы эти таковы:

Из-за  чего дерутся девчонки? Парня, наверное, не поделили?

Пьяные они или не пьяные? Если пьяные, то насколько сильно? А если не пьяные, то, возможно, чего-то накурились или нанюхались? Интересно, чего? Вот в России говорят про спайс – может, уже и к нам его завезли?

Кто эти девицы по национальности? Если кыргызки – то откуда родом? Южные или северные? Городские или сельские?

Люди, да какая вам разница?! Нормальная, естественная реакция у любого мыслящего и чувствующего человека на такие “шоу” – стыд. Стыд за окончательно потерявших не только женский, но и человеческий облик представительниц слабого пола. За эту улюлюкающую толпу называющих себя мужчинами. За того, кто выложил ЭТО в Интернет, в очередной раз опозорив Кыргызстан на весь мир.

А вы сидите у компьютерного монитора и продолжаете деградировать: “Я кыргыз, ты дунганин”… “Девки молодцы! Шалавы клиента не поделили!”. “У хохлушек научились, ха-ха!”.

И лишь изредка попадаются весьма конструктивные комментарии: “Может, пора задуматься, пора остановиться? Может, не туда выруливаем последнее время? Может, пора обернуться и понять, что потеряли мы гораздо больше, чем приобрели?”.

 

Две  девушки  затеяли  драку  в  Бишкеке  средь  бела  дня.
 

Поглазеть  на  это  отвратительное  зрелище  тут  же собралась  толпа  зевак.  В  основном  –  мужчины.

В  ходе  драки  одна  из  соперниц  оказалась  в  нижнем белье  –  к  всеобщему  восторгу  наблюдателей.

Приехавшие  милиционеры  скрутили  почти  обнажённую драчунью  и  запихнули  в  машину.

Сколько  радости!  “Девки  дерутся!”…  Не  стыдно?

эра маньячного сознания

Так называет наше время психолог Анастасия Малькова.

– Если говорить с точки зрения чисто психиатрической, то классика подобного способа жизни – снять на видео свои собственные садистские геройства, чтобы потом прокручивать плёнку и снова и снова видеть мучения жертвы, – присуща маньякам. Для их извращённой психики художественные фильмы ужасов с морем крови – всё равно что безалкогольное пиво для наркомана. Потому что там – актёры, там кровь не настоящая.

Место маньяков в начале перестройки заняли армейские “деды” – они привозили снятые на видеокамеры пытки новобранцев, но в то время это по-настоящему шокировало публику, и такие кадры могли пользоваться успехом только в специфических кругах. Потом начался какой-то просто обвальный процесс крушения человеческих ценностей.

Техника физического насилия предложена многовариантно – её сколько угодно и в телевизоре, и в Интернете… Это больше никого не шокирует. И сегодня, обратите внимание, не постановочные, а именно реальные ролики насилия пользуются в Интернете особенным спросом. Пусть в них всё не так ужасно, как в фильмах постановочных, пусть некачественная съёмка, но это конкретные люди страдают, настоящие… Не краска льётся, а настоящая кровь, и именно это востребовано.

И сделать с этими “операторами” никто ничего не может.

Снять чьё-то избиение на “сотку” и выставить видео на всеобщее обозрение, чтобы посмотреть, сколько оно наберёт “лайков”, – с некоторых пор излюбленное развлечение детей и подростков. Этот “перекос” потом, во взрослом возрасте, как правило, проходит. Но, как видим, не у всех.

В этом конкретном случае скандальное видео снимали взрослые мужчины. Зачем? В отличие от школьников, взрослые люди (если говорить, конечно, о психически полноценных людях) никогда не занимались таким “операторством” исключительно ради развлечения. Они могли преследовать какие-то вполне практические цели: шантаж, например, или запугивание.

То, что взрослые дядьки, причём отнюдь не только молодёжь, но и представители старшего поколения, получают удовольствие от созерцания безобразной женской драки, от того, что, увидев такую сцену, хватаются прежде всего за сотовые телефоны с встроенными в них видеокамерами… От того, что распространяют эти ролики по всему свету…

Это, по мнению психолога, серьёзный показатель: общество больно – до такой степени и в такой запущенной форме, что вылечить его будет уже крайне сложно.

испытано на себе

– Однажды я пыталась покончить жизнь самоубийством, – рассказывает у меня в редакционном кабинете девушка. Коллега. Журналистка. Очень молодая, а потому искренне верящая в возможность спасти и изменить мир и старающаяся примерить на себя всё, что ей кажется непонятным, неправильным и диким.

– Пошла в аптеку, купила несколько пачек димедрола. Вот представьте: захожу я, заплаканная, по всему видно, что в угнетённом состоянии. Прошу снотворное в большом количестве. Думаете, женщину за прилавком это насторожило? Думаете, она стала выяснять, зачем мне столько, отказалась продавать?

Ничего подобного. Продала и ни слова не сказала. Очнулась я в реанимации…

Этот случай так, к слову вспомнила. Он к моему рассказу непосредственного отношения не имеет. Хотя – всё-таки имеет. Как бы обратиться к аптекарям, чтобы не продавали что попало кому попало? В основном – чтобы не продавали по нескольку упаковок сильнодействующих лекарств девушкам лет восемнадцати.

Спайса (наркотика, от которого стонет сейчас вся Россия) в Кыргызстане вроде бы пока ещё никто не пробовал. Таковы, по крайней мере, официальные данные. У нас молодёжь подсаживается на другое.

“Я хотела обратиться к вам с просьбой написать статью на тему того, что происходит с молодёжью. Это, на мой взгляд, очень больной вопрос. Сегодня проходила мимо театра оперы и балета и увидела двух девушек, которым не более 15 лет, лежат на газоне и целуются. А несколько дней назад познакомилась с парнями нетрадиционной ориентации, которым по 18 лет.

Чем занимаются сотрудники правоохранительных органов, когда на улицу Московскую ночью выходят совсем юные девушки лёгкого поведения с “мамашками” и отдаются за 2500 сомов в час?!

И ещё одна проблема. В аптеках продаются без рецепта врача такие препараты, которые вызывают галлюцинации. Принимать их сейчас стало очень модно среди подростков и молодых людей.

Я хочу с этим бороться, но один в поле не воин”.

С этого письма и начался наш разговор с молодой коллегой. Почему сама не пишет? Не тот формат, не та степень готовности и не та степень отстранённости. Пока с “этим” она пытается бороться путём уговоров и увещеваний. Речь ведь идёт о близких ей людях.

– Одна моя хорошая знакомая, ей 19 лет, стала зависима от таблеток и “травки”. Ни родители, ни друзья не могут с этим справиться. А я, увидев её окружение, была, мягко говоря,  испугана.

Эта девушка – из очень приличной, обеспеченной семьи. У неё есть ещё младший братишка, совсем маленький. Ему она как-то подмешивала в еду снотворное, чтобы не поднимал шум, когда она соберётся сбежать на улицу. И ему, и родителям… Но родителей мне почему-то не так жалко.

Сбегала она из-под “домашнего ареста”. Отец, узнав, что она подсела на психотропные препараты, запер её дома. Она ухитрилась вылезти в окно, спуститься со второго этажа. Я так понимаю, если у человека наркотическая зависимость, его никто и ничто не остановит.

Что она принимает? Я могу назвать эти лекарства, но боюсь, что некоторые молодые люди (а особенно подростки) воспримут это как рекламу и тоже захотят попробовать. Скажу так: это – известные болеутоляющие таблетки и капли от насморка. Эти таблетки, принимаемые в больших количествах, и капли, которые не в нос закапывают, а пьют, – вызывают галлюцинации. И жизнь, по словам моей знакомой и её подруг, становится яркой и сочной. Такой яркой, что ни на какую “блёклость” они потом уже не соглашаются.

Все эти девушки, повторю, – очень благополучные. У всех хорошие семьи. Вы спрашиваете – куда родители смотрят? Они смотрят. Они видят. И стараются как-то с пристрастием своих дочерей бороться. Только ничего не получается. Их запирают дома – они находят способ вырваться и убежать. У них отбирают деньги – они начинают воровать или торговать своим телом. Дёшево продаются. Всего-то за несколько упаковок лекарства, без которого они уже не могут обойтись.

Эту свою знакомую я спрашивала неоднократно: “Зачем тебе всё это? Неужели нечем больше заняться? Ты же гробишь сама себя!”. Просила её остановиться. А она отвечает, что я ничего не понимаю. И что ей нравится разговаривать с кикиморой.

Да-да, именно с кикиморой она в таком состоянии общается. Кикимора приходит к ней домой, ходит рядом с ней по улице… А ещё – вокруг какие-то бабочки экзотические летают, какие-то невиданные птицы. И всё это, по её словам, ей очень нравится, и отказываться от этого она не хочет.

Чтобы лучше её понять, я сама как-то раз приняла большую дозу этих обезболивающих таблеток. Смотрю на себя в зеркало – а у меня за спиной какая-то женщина стоит, хотя точно знаю, что дома, кроме меня, никого нет. И много чего ещё привиделось…

Но у меня видения были скорее пугающие. И с кикиморами я дружить не собираюсь, и с ума сходить совсем не хочется. И здоровье своё жалко. Но для них, этих внешне благополучных девчонок, это не аргумент!

Хожу по нашим бишкекским улицам – и очень много встречаю парней и девушек с такими же стеклянными глазами. Этот взгляд мне очень хорошо знаком! Они и не пьяные, но и не трезвые. И никогда не знаешь, что им покажется и привидится в следующую минуту. Вам не страшно? Лично мне страшно, и даже очень.

В центре города, прямо напротив одного “крутого” отеля, на газоне лежат две девочки. Совсем юные, явно несовершеннолетние. Обнимаются, целуются взасос. Присмотришься – и у них тот же стеклянный взгляд. Скорее всего, тоже находятся под действием какого-то “лекарственного” препарата.

Недавно попросила друга, чтоб он проехал со мной на машине по ночному Бишкеку. Приехали на всем известный “Моссовет”. И больше мне уже никуда ехать не захотелось. Насмотрелась там на этих малолетних проституток… И жалко, и противно, и страшно. А сделать ничего нельзя.

Одна девушка лет восемнадцати – из окружения той моей таблеткозависимой знакомой – показывает фотографию мужчины, который её снял на несколько дней за три тысячи долларов. Фото, говорю, спрячь и больше никому не показывай. На нём – один очень известный в Бишкеке общественный деятель. Которому эта девушка, между прочим, по возрасту во внучки годится.

А она (кстати, тоже дочь очень порядочных и небедных родителей) так увлечённо рассказывает, как весело провела с ним время! И не видит в том, что было, ничего плохого. Жива, здорова, при деньгах, при своих любимых таблетках – чего, мол, ещё для счастья надо?

“телефонные” люди

Книгу “Обезьяна с мобильным телефоном” профессор Масатака написал, обратив внимание на то, что молодые люди в последнее время стали вести себя по-другому. Нет, конечно, молодёжь во все времена была не совсем понятна людям старшего поколения. Но всё же она, молодёжь, не деградировала столь резко и стремительно.

Озадаченный этим профессор решил: единственный способ понять причины неожиданного изменения в поведении молодых состоит в том, чтобы применить его навыки в исследовании обезьян к сегодняшней молодёжи.

Молодёжь, к примеру, утратила способность различать своё и чужое, общественное и частное пространство. “Мобильные” юноши и девушки сформировали особый социальный срез, который Масатака называет не иначе как племена.

“Они не едят дома вместе с семьёй. И вы можете увидеть собственными глазами значительное увеличение количества молодых людей, которые целыми днями слоняются по улицам вместе со своими друзьями, – рассказывает профессор. – Они объявляют некоторые районы своей территорией, которую покидают с большой неохотой. Путешествие к новым местам или встреча с новыми людьми утомляют и напрягают их. Если они во время своих бессмысленных прогулок проголодались, то заходят в первый попавшийся магазин, что-то покупают и тут же, буквально на крыльце садятся и едят. Как вариант они бродят вокруг точек фаст-фуда, чего-то жуют, в общем – пасутся”.

Специалист по приматам объясняет, что шимпанзе делают практически то же самое: подолгу слоняются группами, не направляясь ни в какое определённое место, едят где попало и в том же самом месте справляют естественные надобности, заваливаются спать там, где их настигнет сон, и так далее.

Если человеческий, не обезьяний ребёнок не приходит домой, родители теперь не беспокоятся, так как полагают, что мобильный телефон обеспечивает им неразрывную связь с детьми. Сотовые телефоны позволили людям соединяться друг с другом 24 часа в сутки, что решительно изменило природу человеческих отношений, которую человечество выработало в результате эволюции.

Агрессия среди молодёжи – дикие неспровоцированные нападения – также, по мнению профессора, демонстрирует инстинкты примата, вытянутые на поверхность злоупотреблением сотовыми телефонами, которые заменяют нормальный человеческий разговор обменом текстовыми сообщениями.
Мы всё чаще наблюдаем людей, неспособных выразить свои мысли и чувства словами. Мобильники лишают человечество интеллектуальной элиты, потому что, скажем, функции памяти теперь не востребованы: не нужно запоминать телефонные номера, а благодаря GPS устраняется потребность человека в знаниях об окружающем мире.

Единственное, чего пока не делают обезьяны, – не снимают скандальные сцены на мобильные телефоны и не вывешивают эти видеоролики в социальных сетях. Возможно, это потому, что у них нет пока собственных мобильных телефонов?!

Ольга НОВГОРОДЦЕВА
 

Оставьте комментарий