Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

ОСТАНОВИТЬ СУДЕБНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ

23.10.2014
Просмотров: 3

      Так обозначил смысл стартовавшей судебной реформы президент Алмазбек Атамбаев.

       17 октября в государственной резиденции “Ала-Арча” прошло завершающее заседание Совета по судебной реформе во главе с его председателем – президентом Алмазбеком Атамбаевым. Этот совет глава государства создал своим указом два года назад.
       Если говорить откровенно, то вряд ли тогда, осенью 2012 года, нашлось много кыргызстанцев, которые восприняли эту затею всерьёз. Господи, сколько за 23 года независимости Кыргызстана мы уже навидались так называемых “реформ”?! В том числе и судебных…

Но вот совет предъявил окончательные результаты своей работы. Оказалось, за два года труд проделан без преувеличения титанический. Совет по судебной реформе, куда вошли чиновники аппарата президента, руководители Верховного суда, Генпрокуратуры, Минюста, депутаты парламента, руководители юридических вузов, разработал совместно с экспертами, адвокатами, судьями, правозащитниками, учёными проекты пяти кодексов и двух законов.

– Менталитет нашего народа таков, что он готов вынести любые тяготы, но не потерпит несправедливости, – так объяснил смысл судебной реформы в своём выступлении президент Атамбаев. – В последнее время много раздаётся критики в адрес судебных органов. Часто вопросы возникают именно из-за несовершенства, а подчас коррупционности процессуальных норм. Что позволяет недобросовестным судьям творить беспредел. Эти законопроекты направлены именно на то, чтобы оградить людей от судебного произвола. Предлагаемые изменения должны поставить судей в жёсткие рамки, не дать им возможность произвольно толковать законы. Новые законопроекты, конечно, не нравятся и некоторым нашим работникам правоохранительных органов. Потому что им придётся работать более тщательно. И привыкать к тому, что государство во главу угла будет ставить приоритет защиты прав и интересов гражданина, общества и государства. Если мы с вами остановим беспредел, у нас будет другая страна, – оптимистично заключил глава государства.
Что же это за новые законопроекты, которые должны изменить Кыргызстан?

ЧТО  ПРЕДЛАГАЮТ  РЕФОРМАТОРЫ

Рассказать даже в общих чертах обо всех грандиозных изменениях в законодательстве, которые планируется принять до 2017 года, в одной газетной публикации невозможно. Остановимся на самых, на наш взгляд, интересных.

Новый проект Уголовного кодекса Кыргызстана с ныне действующим УК имеет мало общего. Множество статей из него убрали – теперь они уголовными преступлениями уже не считаются. А считаются ПРОСТУПКАМИ – для них разработали проект Кодекса о проступках, какого ещё никогда не видывал Кыргызстан.

В новом УК мы уже не увидим привычных сроков наказания в каждой из статей. Вместо этого читаем нечто совершенно экзотичное для нашей республики – например: “наказывается штрафом  VI категории или лишением свободы II категории”.

На категории разбиты большинство видов наказания. Есть, скажем, 8 категорий денежных штрафов для взрослых и 5 категорий для несовершеннолетних. А вот сроки лишения свободы  разбиты на шесть категорий. Например, лишение свободы первой категории – до 2,5 лет. А лишение свободы последней шестой категории – от 12,5 до 15 лет.

Как считают разработчики проекта нового УК, введение этих категорий позволит выбить почву из-под судейской коррупции. В некоторых статьях сегодняшнего Уголовного кодекса разброс между минимальным и максимальным наказаниями достигает 8 лет. И судья по своему усмотрению может назначить хоть минимум (за взятку), хоть максимум (если взятку не получит). В новом же проекте кодекса люфт между нижним и верхним пределами в каждой категории – не более 2,5 лет.

В рамках гуманизации в проекте нового УК снижены максимальные сроки наказания. Если не считать пожизненного лишения свободы (рамки применения которого, кстати, сужены), максимальный срок наказания теперь составляет 15 лет, а по совокупности нескольких преступлений может быть назначено максимум  20 лет.

В проекте нового Уголовного кодекса мы находим совсем новые виды преступлений. Например, вовлечение заведомо несовершеннолетнего в порнобизнес, принудительное использование труда (рабский труд), нарушение равноправия человека, рейдерство, компьютерный саботаж, незаконное обогащение (эта статья относится к чиновникам, чьи расходы не соответствуют их официальным доходам), незаконная выдача паспорта, насильственное исчезновение. Последнее означает “арест, задержание или похищение людей государством или политической организацией”, если те отказываются сообщить о местонахождении этих людей с целью лишить их защиты со стороны закона. Весьма актуально – в свете методов, которые нередко применяют кыргызские правоохранительные органы.

Разработчики нового УК предлагают отказаться от института судимости как отягчающего обстоятельства при определении наказания. Вместе с ним исчезает такое понятие как рецидивист. Авторы этого новшества исходят из того, что “любое лицо должно отвечать лишь за содеянное, а не за то, что он плохой человек”. Так что же, человек может совершать преступления, получать судимости и на его судьбу это никак не повлияет? Реформаторы считают, что судимость следует учитывать при назначении гражданина на определённые должности. Для этого планируется разработать законопроект “О реестре судимости”. Речь идёт о создании банка данных всех осуждённых в Кыргызстане.

Гуманизация гуманизацией, а как же права потерпевших? Реформаторы уверяют, что про них тоже не забыли. Они предлагают исключить из Уголовного кодекса применение амнистии. Поскольку она нередко освобождает не только от наказания, но и от уголовного преследования. О какой же справедливости и неотвратимости наказания тогда может идти речь?

Ни для кого не секрет, что в Кыргызстане амнистия – это способ время от времени расчищать тюрьмы и колонии от накопившихся в них зэков. Вместо этого реформаторы предлагают другой путь – декриминализация некоторых преступлений, причинивших небольшой вред (теперь они будут считаться проступками) и введение института пробации – вида условного осуждения или условно-досрочного освобождения. Служба пробации, которую планируется создать, призвана реально исправлять оступившегося гражданина, вернуть его в общество.

Так что же собой представляют проступки, для которых придуман новый кодекс (сокращённо он будет называться КоП)? Это, как обозначают реформаторы, деяния, степень опасности которых ниже, чем у преступлений, но которые при этом могут граничить с преступлениями. Открываем проект Кодекса о проступках и находим там такие, например, деяния: причинение лёгкого вреда здоровью, заражение венерической болезнью, насилие  в семье, увольнение беременной женщины, голосование избирателя за другое лицо, кража в незначительном размере, заведомо ложная реклама, незаконное изготовление контрафактной продукции, мелкое хулиганство, организация незаконной миграции, жестокое обращение с животными, потрава посевов, недоброкачественное строительство.

За проступки предусмотрены такие наказания, как общественные работы, ограничение свободы, лишение права занимать  определённые должности или заниматься определённой деятельностью, исправительные работы, штраф. С лишением свободы связан лишь один вид наказания – арест на гауптвахте для военнослужащих.

Изменения в Уголовно-процессуальном кодексе, которые предлагается ввести в рамках судебной реформы, связаны, прежде всего, с уравниванием прав обвинения и защиты. Появляется, например, новая процессуальная фигура – следственный судья. Это – арбитр между двумя сторонами, задача которого – санкционировать и контролировать законность досудебных следственных действий, особенно связанных с ограничением прав граждан – задержания, ареста, обыска, прослушивания телефонов и т.д. Через следственного судью адвокат сможет легализовать добытые им доказательства в пользу подзащитного, от которых теперь не смогут отмахнуться следователь и прокурор.

Проект новой редакции УПК предусматривает также заключение процессуального соглашения между обвиняемым и следствием. За реальную помощь следствию обвиняемый может получить значительное сокращение наказания или даже полное освобождение от него.

В новой редакции Уголовно-исполнительного кодекса реформаторы отказываются от усиленного режима в колониях и вводят новую градацию  исправительных учреждений – общего режима (для осуждённых, впервые приговорённых к лишению свободы), строгого режима (для лиц, ранее отбывавших наказание в местах заключения), особого режима (для пожизненников) и, наконец, тюрьмы (для мужчин, осуждённых за террористическую деятельность, совершение преступлений в составе ОПГ либо экстремистских организаций, а также для злостных нарушителей режима в исправительных колониях).

Колонии-поселения одни реформаторы предлагают оставить (для осуждённых, переведённых из исправительных колоний в порядке смягчения наказания), другие – ликвидировать. Противники колоний-поселений напоминают, что содержание в них – не лишение свободы, а фикция. И что потерпевшие по уголовным делам о ДТП, унёсшим человеческие жизни, высказывают большое недовольство тем, что виновники автокатастроф (а они могут отбывать наказание только лишь в колониях-поселениях независимо от того, какой срок получают), по сути, остаются безнаказанными.

Что любопытно, режим исправительного учреждения, где должен содержаться осуждённый к лишению свободы, согласно новому законодательству, будет решать не судья, вынесший приговор (его дело – лишь определить срок), а специальная комиссия центрального органа уголовно-исполнительной системы.

И О ЧЁМ СПОРЯТ

Споры шли все два года, пока разрабатывались эти законопроекты. И продолжаются сейчас. И будут, без сомнения, продолжаться, когда проекты кодексов и законов поступят уже в парламент.

Спорят о многом. Не всем реформаторам, например, нравится идея отказаться от стадии возбуждения уголовного дела. Её авторы предлагают – дабы правоохранительные органы не игнорировали заявления граждан (чтобы не портить статистику раскрываемости), – обязать их начинать следственные действия по ЛЮБОМУ заявлению. А уж потом, если факты не подтвердятся,  уголовное дело можно прекратить. А если такие заявления пишут психически больные в периоды обострений? А если  клеветники, желающие свести личные счёты? А если заявителей провоцируют оперативники – просто чтобы кого-нибудь покошмарить и “подоить”?

Больше всего споров, пожалуй, идёт вокруг роли Верховного суда как гаранта справедливости судебных решений. Его называют “всадником без головы”. В рядах реформаторов зреет мнение, что пора восстановить Президиум Верховного суда. Этот орган был ликвидирован в конце 90-х годов Конституционным судом КР, в результате чего граждане республики лишились ещё одной, высшей судебной инстанции, где можно было исправить судебные ошибки.

Реформаторы поминают КС недобрым словом, говоря, что он  “безжалостно, по-садистски уродовал судебную систему”. Высшей инстанцией сейчас является судебная коллегия ВС. Десять разных составов коллегий (по трое судей) порой выносят совершенно разные решения по сходным ситуациям.

– Конституционный суд разрушил вертикальность судебной системы, – обратил внимание на эту анархию и президент Алмазбек Атамбаев, – видимо, за это его экс-председатель (Чолпон Баекова, – Примеч. авт.) получает теперь пенсию “за особые заслуги”. И у нас получается 10 “верховных судов”  – 10 троек. Некоторые их решения по экономическим вопросам у меня вызывают большие сомнения – судьи явно получили огромные деньги. Я не смогу этого доказать, но мне как бывшему бизнесмену, как сегодняшнему президенту это видно. Это положение нетерпимо.

По мнению главы государства, чтобы восстановить судебную вертикаль, если необходимо, то надо пойти и на изменение Конституции КР. Только в отношении судов, не трогая полномочий президента, – “чтобы не говорили, что Атамбаев становится авторитарным”.

Одну из идей некоторых реформаторов – разрешить Верховному суду проверять лишь процессуальную законность решений нижестоящих судов, не касаясь сути дела, – президент Атамбаев считает вредной. Поскольку, по его словам, люди ждут от ВС не только формальной законности, но и справедливости. “Иначе от здания Верховного суда пепелище останется”, – предостерёг Атамбаев. Не советует он спешить и с уменьшением максимальных сроков наказания.

“Не забывайте менталитет наших людей и ситуацию в стране. Вот в Норвегии один преступник (известный террорист Брейвик. – Примеч. авт.) убил более 70 человек, – привёл пример президент. –  Получил всего лишь 21 год тюрьмы. Выйдет на свободу ещё не старым человеком, при этом получит за счёт государства высшее образование, станет юристом… Если и мы будем давать такие сроки, народ снесёт  власть. Образец демократии для многих НПО – США. Так в этой стране опасным преступникам дают по 300 лет тюрьмы, чтобы и после смерти кости там лежали. Нельзя всё брать и переносить механически. Наша задача – сохранить государство, сохранить наши ценности. А не защищать какие-то западные ценности. Придёт время – они сами придут. Сейчас главное – справедливость”.

Алмазбек Атамбаев не скрывает, что до конца своего президентского срока хотел бы оставить хороший след (кроме энергетической независимости Кыргызстана) ещё и в виде судебной реформы. “Если бы удалось её принять, тогда и ваш парламент остался бы легендарным, – обратился он к депутатам. – У вас ещё море времени”.

Кстати, депутаты, входящие в состав Совета по судебной реформе, согласились выступить инициаторами вышеупомянутых законопроектов и провести их через парламент. Ожидается, что новые кодексы будут приняты уже в 2015 году.

Артур ИСАЕВ

 

 

1 комментариев

  1. Нужно, чтобы как можно больше дачников узнали об уголовном деле и о том, сколько их денег ушло налево, говорят представители инициативной группы дачников. Нужно прийти на собрание и остановить этот беспредел с нашими деньгами.

Оставьте комментарий