Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

От сопок Маньчжурии – к горам Тянь-Шаня

17.10.2018
Просмотров: 967

Судьба японских военнопленных  в Кыргызстане.

В 1948 году началась репатриация на родину японских военнопленных, которых привезли в Киргизскую ССР двумя годами раньше – после разгрома Квантунской армии в Маньчжурии и капитуляции Японии.

За эти два года наиболее известными проектами с участием японских военнопленных считаются строительство железнодорожной ветки Быстровка – Рыбачье (ныне Кемин – Балыкчи) и возведение лечебного корпуса санатория Министерства обороны КР “Тамга”, что на Иссык-Куле.

Ходят слухи, что японские военнопленные строили в Киргизской ССР ещё 12 объектов, но документальных фактов об этом нет. По прошествии 70 лет все обстоятельства пребывания здесь пленных японцев изучены мало. Сегодняшняя публикация – попытка прорваться сквозь слухи и домыслы.


Такие разные судьбы

Впервые советский и японский солдаты сошлись в боях друг против друга 29 июля 1938 года – на высотах Безымянная и Заозёрная, что у озера Хасан на Дальнем Востоке. В тех самых боях, к слову, Красная армия едва не проиграла из-за предельно странного поведения командующего войсками маршала Василия Блюхера. Стоит упомянуть хотя бы тот факт, что когда в мае 1938 года, в преддверии возможного конфликта с японцами, нарком обороны СССР Климент Ворошилов категорически потребовал из Москвы у Блюхера вернуть к 1 июля всех откомандированных бойцов в свои части, то этого сделано не было.

Ещё в 1937 году советский разведчик Рихард Зорге сообщал из Японии:

Ведутся, например, серьёзные разговоры о том, что есть основания рассчитывать на сепаратистские настроения маршала Блюхера, а потому в результате первого решительного удара можно будет достигнуть с ним мира на благоприятных для Японии условиях”.

О том, что вокруг Блюхера группируются заговорщики, сообщал японцам на допросах и сбежавший к ним бывший начальник Дальневосточного управления НКВД Генрих Люшков (о нём мы рассказывали в недавней публикации о выселении корейцев с Дальнего Востока).

Итог конфликта у озера Хасан известен – победа Рабоче-крестьянской Красной армии. Но какой ценой? Советская сторона потеряла убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести 960 человек, а ранеными и заболевшими – 3279 человек. Японские потери – 650 человек убитыми и около 2500 ранеными. Если учесть, что у советских войск были танки и авиация, а у японцев их не было, соотношение потерь должно было быть совсем другим. Блюхера сняли с должности, арестовали, а потом то ли расстреляли, то ли он умер в тюрьме – точных данных нет. В 1956 году Никита Хрущёв реабилитировал Блюхера. То есть признал, что его деяния на Хасане не были преступными.

Ну а что из столкновений на Хасане поняли для себя японцы? То, что Красная армия воюет по-прежнему плохо, даже в условиях численного и технического превосходства. Потому они и решили закрепить успех через год – у реки Халхин-Гол. На сей раз потери были иными. В статистическом сборнике “Россия и СССР в войнах XX века” сказано:

“Безвозвратные потери советских войск составили 9703 человека (в том числе 6472 погибших, 1152 умерших от ран в госпиталях, 8 умерших от болезней, 2028 пропавших без вести, 43 погибших от несчастных случаев). Санитарные потери составили 15 952 человека (в том числе 15 251 раненый, контуженный и обожжённый, 701 заболевший)”.

Потери Квантунской армии были куда больше – до 25 тысяч убитыми и до 27 тысяч ранеными.

Когда же после Халхин-Гола Квантунская армия и РККА провели обмен пленными, советские бойцы, вернувшиеся от японцев, в своих объяснительных Особому отделу НКВД написали, каково им было в плену. Дадим лишь некоторые выдержки – с сохранением стилистики авторов. Эти и другие объяснительные приведены в книге исследователя Юрия Свойского “Военнопленные Халхин-Гола. История бойцов и командиров РККА, прошедших через японский плен”.

Красноармеец Фёдор Гриненко:

“Меня ранило, я упал, и меня накрыли японцы, скрутили руки назад и потащили волоком за верёвку. ДорОгой я зацепился головой за куст, они дёргали верёвкой, точно бревно тащили. Притащили к машине, привязали к ней и стали издеваться. Избили до потери сознания. Потом подвели ко мне раненого японца, а он вырезал мне на левой ладони знак. Просил у них пить, а они бросали в лицо песок. В тылу допрашивали, но я ничего не сказал, тогда они схватили меня и бросили в прогоревший костёр, меня очень жгло, но они ещё накрыли каким-то тяжёлым брезентом, я задыхался и не думал остаться живым. На допросах били так, что искры сыпались из глаз”.

Красноармеец Павел Рогожников:

“1939 года 12 июля ночью набежал на самураев, они меня расстреливали, но им не удалось, я убежал и попал 13 июля в плен. Связывали руки и ноги, таскали по пескам, бросали в ямы, пинали, топтали, били прикладами, по-всякому издевались, обрывали пуговицы от гимнастёрки, звезду у пилотки, смеялись, поили из консервных банок с грязью, водили, как собаку, на поводке на допросы, не спускали с поводка, очень резало руки, они смеялись и сильнее рвали руки… Когда мы сидели в тюрьме, тоже били, если не поклонишься ихнему офицеру, а офицер пройдёт 10 или 15 раз в день, то каждый раз ему кланяешься”.

Старшина Хаим Дроб:

“Меня посадили в жандармерию, где пытают всех преступников, а также коммунистов, которых привозят из Китая. Надели на руки кандалы и посадили в клетку, представляющую собой загрязнённый ящик, предыдущие здесь оправлялись, и вообще для собак лучше убежище бывает. Здесь они хотели окончательно покончить со мной. Чтобы создать страх, на моих глазах пытали тех, которые сидели рядом со мной в других комнатах и ящиках. Что они делали с этими людьми? Ложили на скамью и привязывали, на голову лили горячую воду, садили их в разные станки, где применяли другие зверские методы. Но, как позже выяснилось, был издан приказ о том, чтобы пленных не убивать, и поэтому я здесь испытывал сухие методы пыток”.

По отношению к захваченным в плен китайцам раньше и к американцам – позже японцы вели себя точно так же. Впрочем, пленных советских солдат японцы, если верить доступным документам, не ели. А вот американцев с англичанами – случалось: свидетельства каннибализма имеются. Прибавим к японским зверствам в отношении советских пленных зверства немецкие и напомним, что Япония и Германия в своё время подписали Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными. Да, Япония её не ратифицировала, а СССР вообще не подписал, но напомним: положения этой конвенции обязательны к исполнению даже в том случае, если какое-либо государство её не подписало.

Как завершали Вторую мировую

Несмотря на то что 13 апреля 1941 года СССР и Япония договорились о нейтралитете, Токио продолжил увеличивать свои войска на всех границах с СССР. Ту же самую Квантунскую армию увеличили на 300 тысяч человек.

Сейчас принято утверждать, будто Япония вовсе не собиралась нападать на СССР, а пакт о нейтралитете был для Токио оборонительным. Но так ли это на самом деле? Из рассекреченных документов известно, что 26 марта 1941 года японский министр иностранных дел Ёсукэ Мацуока провёл беседу с германским коллегой Иоахимом фон Риббентропом и послом Германии в СССР графом Вернером фон дер Шуленбургом. Мацуока в ходе беседы заявил, что если между Германией и СССР возникнет конфликт, то никакой японский премьер-министр не сможет заставить Японию сохранить нейтралитет.

Япония в этом случае, безусловно, начнёт военные действия против СССР – даже несмотря на пакт. Более того – 2 июля 1941 года японское правительство приняло решение о подготовке к вторжению на территорию СССР.

Историки сообщают:

За 1941 год через советскую границу было переправлено большое количество японских шпионов, диверсантов и контрреволюционной литературы. Только пограничными войсками было задержано при переходе границы 302 японских шпиона. Японская разведка перебросила через границу Советского Союза две вооружённые банды для проведения диверсионно-террористической деятельности на нашем Дальнем Востоке. Советскими органами было установлено 150 случаев переброски через границу СССР контрреволюционной литературы. В 1941-м японские войска 136 раз нарушали советскую госграницу подразделениями и в одиночку и 24 раза обстреливали советскую территорию, пограничников и морские суда. Кроме того, японская авиация 61 раз нарушила нашу границу, а японский флот 19 раз заходил в советские территориальные воды”.

Такой вот пакт о нейтралитете. И западные, и российские (советские и современные) историки признают, что планы японцев Красная армия разрушила три раза – под Москвой, Сталинградом и Курском: поражения немцев в этих битвах охладили пыл японских милитаристов. А если бы СССР в августе 1945 года не объявил войну Японии, воевать бы союзникам с японцами пришлось ещё год или два.

Министр иностранных дел Японии Ёсукэ Мацуока подписывает пакт о нейтралитете между Японией и СССР. Москва, 1941 год. До этого Мацуока обещал гитлеровским дипломатам, что если между Германией и СССР возникнет конфликт, то Япония, безусловно, начнёт военные действия против СССР – даже несмотря на пакт.

Факты очень сильно бьют по утверждениям всяких пропагандистов о том, будто бы СССР был агрессором по отношению к Японии. Да-да, есть и такие утверждения! Один кыргызстанский сайт так и пишет:

“Несмотря на девятую статью Потсдамской декларации, предписывавшую возвращение солдат на родину по окончании боевых действий, Сталин приказал отправить более миллиона японцев на различные работы на территории СССР, в том числе и в Кыргызстан. По советским оценкам, в принудительных работах участвовало чуть более 640 тысяч человек, из которых не менее 62 тысяч умерли в плену”.

Так сколько же было военнопленных? “Чуть более 640 тысяч” или “более миллиона”?

Разберёмся. Действительно, упомянутая статья в Потсдамской декларации, подписанной в июле 1945 года, была. Под ней стоят подписи только двоих из “Большой тройки” – премьер-министра Уинстона Черчилля и президента США Гарри Трумэна. Подписи Сталина там не было (СССР присоединился к декларации позже – в августе 1945 года). Третьим подписантом Потсдамской декларации (по телеграфу) был президент Китая. Тогда им официально считался Чан Кайши. Сам же документ назывался так:

“Декларация глав правительств Соединённых Штатов, Соединённого Королевства и Китая о Японии”. Последний, тринадцатый пункт этой декларации гласил: “Мы призываем правительство Японии провозгласить безоговорочную капитуляцию всех японских вооружённых сил и дать надлежащие и достаточные заверения в своих добрых намерениях в этом деле. Иначе Японию ждёт быстрый и полный разгром”.

Так вот, это требование, как и декларацию в целом, Япония ОТКЛОНИЛА через два дня. А значит, статья девятая о возвращении солдат на родину потеряла свою силу вместе с остальными.

Теперь про объявление Советским Союзом войны Японии. В заявлении СССР по этому поводу было сказано:

“Учитывая отказ Японии капитулировать, союзники обратились к советскому правительству с предложением включиться в войну против японской агрессии и тем самым сократить сроки окончания войны, сократить количество жертв и содействовать скорейшему восстановлению всеобщего мира. Верное своему союзническому долгу, советское правительство приняло предложение союзников и присоединилось к заявлению союзных держав от 26 июля сего года”.

И в чём же нынешние антисоветские пропагандисты обвиняют СССР? Верно – в том, что он исполнял свой союзнический долг!

Остальное известно куда лучше: разгром Квантунской армии Красной армией, победы союзников на Тихом океане и венец всему – капитуляция Японии. К слову, император Хирохито уже 14 августа 1945 года понял, что его страна проиграет. И высказал готовность капитулировать. Но уже ночью с 14 на 15 августа его едва не свергли свои же, радикалы из правительства. Путч провалился, а его участники сделали харакири – вспороли себе животы. Капитулировали японцы 2 сентября 1945 года, а когда через восемь дней Красная армия подавила последние очаги сопротивления, выяснилось, что в советский плен угодили… И вот здесь возникает вопрос: а сколько именно японских солдат и офицеров попало в плен? По одним данным, их было 639 тысяч 635 человек. Другие данные говорят о 700 тысячах. Третьи – о 575 тысячах. По данным НКВД, всего на территорию СССР были вывезены 546 тысяч 86 японских военнопленных.

Президент российской Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев писал:

Почему такой разнобой в цифрах? Дело в том, что официально войскам было дано указание в плен брать только японских военнослужащих. Но в ходе боевых действий при занятии населённых пунктов было трудно, а иногда практически невозможно отличить полицейских и чиновников от военнослужащих. К тому же некоторые из них переодевались в гражданскую одежду, а порою вообще предпочитали сдаться в плен советским войскам, чем остаться среди китайцев”.

В октябре 1945 года Сталин приказал освободить из лагерей и распустить по домам бывших солдат и офицеров армии марионеточного прояпонского государства Маньчжоу-Го – китайцев, корейцев, маньчжуров, монголов и представителей других национальностей, за исключением японцев и русских белоэмигрантов. Поэтому самая верная цифра, скорее всего, и есть те самые 546 тысяч 86 человек.

Заявление советского правительства от 8 августа 1945 года: “Учитывая отказ Японии капитулировать, союзники обратились к советскому правительству с предложением включиться в войну против японской агрессии и тем самым сократить сроки окончания войны, сократить количество жертв и содействовать скорейшему восстановлению всеобщего мира”.

Солдаты Квантунской армии сдают оружие, 1945 год.

Представитель Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе Верховного командующего союзными войсками на Тихом океане генерала Дугласа Макартура генерал-лейтенант Кузьма Деревянко подписывает от имени СССР Акт о капитуляции Японии.

Советские и американские моряки празднуют капитуляцию Японии (Аляска, США), 1945 год.

Но что делать с таким огромным количеством пленных? Вернуть в Японию? Но кому? Старой власти там УЖЕ не было, а новой – ЕЩЁ не было. Передать американской администрации? Но так передавать военнопленных вообще-то не положено. К тому же переправлять военнопленных в Японию можно было только морем, а столько пассажирских судов у СССР на Тихом океане тогда не было. По воздуху тоже нереально.

Современный советский военно-транспортный самолёт Ил-76 способен перевезти 145 (в двухпалубном варианте – 225) человек. Для перевозки японцев на родину потребовалось бы 3766 однопалубных или 2427 двухпалубных “Илов”. И это – в 2018 году. А в 1945-м? В разорённой войной стране?!

Оставить военнопленных в Китае? Вот что писал по этому поводу упомянутый генерал Махмут Гареев:

“При рассмотрении технической стороны этого вопроса (в отрыве от военно-политических аспектов) делались предположения о возможности оставления военнопленных в Маньчжурии и передачи их китайской стороне. Но в то время власть на местах в Китае часто менялась и надёжной китайской администрации для контроля за лагерями военнопленных не было. К тому же, едва прошли слухи о возможной их передаче китайской стороне, японцы, особенно генералы и старшие офицеры, взмолились перед представителями нашего командования, попросив ни в коем случае не делать этого. Они прямо заявили, что сдаваться китайцам они не будут. Когда в районе Дуньхуа один из лагерей (при выводе части наших войск) был временно передан гоминдановским (китайским) войскам, они разогнали военнопленных, часть убили и отобрали оставленные нашими войсками запасы продовольствия”.

И в самом деле: китайцы тогда припомнили бы японцам всё. Странно было бы после Нанкинской резни (когда в городе Нанкине японцы вырезали около полумиллиона китайцев, включая гражданское население) ожидать от китайцев чего-то иного.

Поэтому советское правительство и отправило японских военнопленных в Сибирь и Среднюю Азию. Впрочем, есть ещё один любопытный факт, который озвучила ведущий научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН Елена Катасонова:

“…в одном из российских архивов был обнаружен очень важный исторический документ. Он свидетельствует о том, что японское руководство в августе 1945 года предложило главнокомандующему советскими войсками на Дальнем Востоке маршалу Александру Василевскому использовать взятых в плен военнослужащих Квантунской армии как бесплатную рабочую силу и даже, в случае необходимости, лишить их японского гражданства. Пожертвовать военнослужащими тогда решили, чтобы спасти императора Хирохито от скамьи подсудимых на Токийском процессе”.

То есть тогдашняя японская верхушка сдала своих солдат ещё до капитуляции. Правда, сами японцы военнопленными себя не считали – только интернированными (сосланными).

Сакура на кыргызской земле

В 1946 году в Киргизскую ССР привезли первых пленных японцев, по некоторым данным, – около 3 тысяч человек. Здесь их активно использовали в промышленности и капитальном строительстве. “Положение о трудовом использовании военнопленных” устанавливало продолжительность рабочего дня в восемь часов при не менее четырёх выходных в месяц. Однако некоторые учёные пишут, что следовали этому документу не все. Дескать, иногда японцев заставляли работать и по 10-12 часов.

Что здесь построили японцы? Более-менее достоверно известно лишь про лечебный корпус санатория Минобороны Кыргызстана “Тамга” в одноимённом селе на Иссык-Куле. Построили японцы и лестницу от него к озеру – из 125 ступеней (по количеству пленных, занятых в строительстве санатория). Этих пленных привезли из Ташкента во Фрунзе в мае 1946 года.

Что же известно недостоверно? Что будто бы японские пленные добывали уголь в Каджи-Сае, Таш-Кумыре, Кызыл-Кие и Кок-Жангаке и работали на лесопильном заводе в селе Чон-Джаргылчак Джеты-Огузского района Иссык-Кульской области. Говорят, что японцы работали на полях колхоза Даркан (Джеты-Огузский район) и возле Чолпон-Аты, а также в лесоводстве иссык-кульского села Орукту.

Японские солдаты в советском плену, 1945 год. По одним данным, японских военнопленных было 639 тысяч 635 человек. Другие данные говорят о 700 тысячах. Третьи – о 575 тысячах. По данным НКВД, всего на территорию СССР были вывезены 546 тысяч 86 человек.

Дорожка из 125 ступеней, построенная пленными японцами, – от санатория “Тамга” к побережью Иссык-Куля. Сохранилась до сих пор. Количество ступеней равно числу японских военнопленных, задействованных в строительстве.

Посадка “Сада сакуры” в пансионате “Тамга”. Май 2017 года.

Нет достоверных сведений и о том, каково им жилось в плену. Иные исследователи пишут, что питание пленных и жилищные условия были крайне плохими. Это объяснимо: на такое количество пленных японцев в СССР явно не рассчитывали, поэтому не успели им подготовить жильё и питание. Однако другие историки пишут, что такое положение дел было только до осени 1946 года. А после того как в СССР отменили продуктовые карточки, положение с питанием пленных намного улучшилось. Каждый военнопленный в лагере ежедневно получал от 400 до 600 граммов хлеба и другие продукты, перечисление которых заняло бы много газетной площади. Для сравнения: до того как отменили карточки на продукты, в СССР рабочие получали 500 граммов хлеба, а те, кто находился у них на иждивении – дети и пожилые люди, получали от 200 до 400 граммов хлеба в день. Чуть ли не меньше пленных!

Подробности того, как жилось пленным в Киргизской ССР, восстановить сегодня трудно. Но в соседнем Таджикистане, где тоже были японские пленные, кое-какие свидетельства сохранились.

Вот что в 2009 году рассказывал журналистам таджикистанец Александр Зубов:

“Из Японии специально привозили свежую рыбу, ежедневно давали им по 600 граммов хлеба, им было положено по два килограмма крупы и по килограмму масла в неделю. А свежие фрукты и овощи поставлялись из ближайших колхозов и совхозов. У японцев было достаточно денег, и они могли покупать всё, что пожелают. Японцы обменивали хлеб, крупу и масло на молоко, кефир, лепёшки и другие продукты. Каждое утро местные женщины у стен плотины оставляли свой товар, а взамен брали деньги, которые японцы оставляли под пустыми бутылками. Но несмотря на такое доброжелательное отношение местного населения и в общем неплохие условия, некоторые японцы не могли вынести плена и кончали жизнь самоубийством: бросались вниз с плотины или делали себе харакири”.

Харакири – это не фигура речи. Известно несколько случаев в Казахстане, когда японские пленные совершали ритуальные самоубийства с помощью остро наточенных столовых ложек.

В 2008 году в Кыргызстан приезжал 84-летний бывший военнопленный Ясуси Мияно – один из строителей “Тамги”. Журналистам он рассказывал:

“Мы выполняли различные работы: таскали камни, готовили известь. Первые несколько месяцев были очень голодными. Работать лопатами и носилками для нас было очень тяжело и непривычно, но мы научились. За то, что мы плохо работали, командир советской армии Твердохлебов каждый день ругал нас. Сначала питание было не очень хорошим, но постепенно начали кормить лучше. Осенью 1947 года здание, которое мы строили, было завершено и мы из палаток перебрались туда. Весной 1948 года начали общаться с местными жителями. Иногда мы учили их японским танцам, а они нас – своим. Жители села Тамга, местные кыргызы, были очень доброжелательны к нам. Удивляло, что к нам они относились хорошо, а к немцам плохо. Помню, как некоторые жители тайком от советских войск приносили нам хлеб, если было лето – то яблоки, абрикосы. Даже когда нас обратно отправляли на пароходе (это было в 1948 году), на пристань пришли сотни людей провожать нас, все они были жителями села Тамга. Было очень трогательно”.

Рассказал Мияно также историю о военнопленном, который сбежал из лагеря якобы из-за любви к местной девушке. Его потом поймали на базаре.

Японские военнопленные – работники котельной санатория “Тамга”, 1948 год.

Тогда же перед журналистами выступал и старожил Тамги Владимир Парфёнов. Он рассказывал о японцах:

“Язык у них чудной, но мы и без слов друг друга понимали. Помню, им всегда мыло выдавали, а вот с продуктами был полный, как говорится, швах, но это понятно – после войны голод и всё такое. Нам на селе с питанием попроще было. Так вот, японцы часто меняли куски мыла на яйца, горбушку хлеба или плошку крупы. Так и жили”.

И подобных свидетельств нормального человеческого отношения советских людей к японским военнопленным предостаточно. Оно не идёт ни в какое сравнение с теми ужасами, которые испытывали советские, американские и британские солдаты в японском плену.

В 1948 году японских военнопленных начали репатриировать из Киргизской ССР на родину. По всему же СССР репатриация продолжалась до 1956 года. В Союзе остались только военные преступники – отбывать наказание за содеянное. В их числе – офицерский и “научный” персонал японских отрядов 731, 100 и 516, проводивших бесчеловечные опыты над людьми на предмет воздействия на них биологического и химического оружия.

В 2010 году в санатории “Тамга” открыли комнату-мемориал Мира. Уже известный нам Мияно приезжал на её открытие. После церемонии он сказал:

“Я, как один из участников того военного периода, хочу, чтобы вы помнили о тех событиях. Надеюсь, этот мемориал послужит мощным толчком для построения мира”.

В мае прошлого года на территории санатория посадили символический “Сад сакуры”. Со 2 по 8 сентября этого года в Токио прошёл фестиваль кыргызского кино, где продюсер Арстанбек Саргалдаев показал фильм “600 дней веры”, в основе которого – реальная история двух японцев, побывавших в плену в Советской Киргизии.

Бывший японский военнопленный Ясуси Мияно в Бишкеке, 2010 год.

Комната-мемориал Мира, посвящённая японским военнопленным, строившим санаторий. Открыта в 2010 году.

Посадка “Сада сакуры” в пансионате “Тамга”. Май 2017 года.

Бывшие пленные вернулись из СССР домой.

В общем, память о японских военнопленных в современном Кыргызстане хранят. История показала, что необходимы взаимное примирение и сотрудничество. Потому что другого пути у человечества просто нет. Но для того чтобы примирение и сотрудничество состоялись, нужно дать объективную и спокойную оценку прошлому, а не обвинять во всех бедах человечества только Советский Союз. Всё же прав упомянутый здесь Махмут Гареев:

“Можно время от времени перетряхивать исторические ковры, но необязательно всю пыль трясти только на наши головы”.

Дмитрий ОРЛОВ

Оставьте комментарий