Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Отраву везут по пяти направлениям

24.12.2014
Просмотров: 3

Попытка кыргызских наркокурьеров использовать территорию Китая закончилась для них пожизненным тюремным сроком.

Об основных маршрутах наркотрафика через Кыргызстан недавно в парламенте рассказал председатель Госслужбы по контролю наркотиков КР Алымбай Султанов.

Первое направление, по его словам, берёт начало на территории Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана и ведёт в Алайский район Ошской области – преимущественно по автотрассе Хорог-Ош, а также по прилегающим к ней конно-пешим тропам или в обход перевала Кызыл-Арт по территории Китая.

Второе направление ведёт в Чон-Алайский район Ошской области – как с территории ГБАО, так и с территории Гармской группы районов Таджикистана. Наркотики по этому направлению везут как по автомобильным трассам в направлении чон-алайского райцентра Дароот-Коргона, так и  конно-пешими тропами.

Третье направление проходит через Баткенскую область Кыргызстана. Оно берёт начало в Худжанде – административном центре Согдийской области Таджикистана, проходит по автотрассе через приграничный таджикский город Исфару, ведёт в Баткен, затем – в город  Кызыл-Кию, а оттуда уходит в город Ош или Узбекистан. Обходной путь – через перевалы Тильбе, Каракушкана, Яшил-кол, местности Шудман-Коргон, Зардалы, Ормузан, Дубмон и Роуд Баткенского района.

Четвёртое направление ведёт из Ляйлякского района Баткенской области. По автотрассе Худжант-Исфана оно затем проходит по таджикской территории, оттуда выходит в кыргызский Баткен, далее уходит в Узбекистан или Ош. Обходной путь через перевалы Яхрут, Янги-Сабах, Перияз, а также через местности Кок-Таш, Андарак, Исфана, Озгоруш-катран Исфана. На этих маршрутах наркодельцы также активно используют объездную дорогу Баткен-Кадамджай.

Пятое направление – из Кадамджайского района Баткенской области – проходит по конно-пешим тропам через горные массивы в местностях Кожо-Ашкан, Туз-Бель, Сай, Сырт, Айдаркен, через перевал ледника Абрамова, перевалы в местностях Кара-Казык, Кара-Шоро, Шахимардан, а также через перевалы Тенгизбай в местностях Лянгар, Майдан, Уч-Коргон, Кызыл-Кия.

Карта основных направлений переброски наркотиков через Кыргызстан.

Перевал Кызыл-Арт на таджикско-кыргызской границе. Его кыргызские контрабандисты Стамов и Калчабаев пытались обойти через Китай – и остались там пожизненно.

– Направлений пять, но каждое из них ещё состоит из многочисленных маршрутов и каналов поставки наркотиков, – говорит полковник Тимур Исаков, начальник отдела ГСКН, эксперт Международного комитета по контролю над наркотиками, которого мы попросили прокомментировать эту схему.

– Какими  способами  перебрасывают  по  ним наркотики?

– Самыми разными способами – и автомобильным транспортом, и конным, и пешими путями. Были даже совсем экзотические версии… Однажды в приграничной зоне на юге Кыргызстана потерпел аварию и сгорел самолёт АН-2 (“кукурузник”) без опознавательных знаков. Людей или их останков среди обломков не обнаружили. Государственную принадлежность самолёта так и не определили. Предполагали, что его использовали контрабандисты наркотиков, но это так и осталось версией.

– Почему контрабандисты используют именно эти маршруты, а не какие-то другие?

– Здесь всё имеет значение… И особенности ландшафта. И то, что на этих участках граница не охраняется или охраняется слабо – большинство маршрутов наркодельцы облюбовали ещё в те времена, когда там не было пограничников. И то, что именно на этих маршрутах у наркодельцов могут быть “свои люди” – то есть коррумпированные сотрудники правоохранительных органов.

– Каким образом один из маршрутов пролёг по территории Китая – там ведь с наркобизнесом борются жёстко?

– Совершенно верно. И с этим связана интересная история. Двое граждан Кыргызстана – некие Стамов и Калчабаев, жители Ошской области, приобрели на территории ГБАО около 5 килограммов опия. И чтобы не рисковать – не идти через пост на перевале Кызыл-Арт на кыргызско-таджикской границе по трассе Хорог-Ош, – решили пойти в обход, по китайской территории. Хотя высота там 5 тысяч метров над уровнем моря, Стамова и Калчабаева поймали китайские пограничники. Так эти два кыргызстанца и остались в КНР навсегда, получив пожизненное заключение за контрабанду наркотиков. Насколько знаю, до сих пор в тюрьме сидят. Тем не менее, их путь был нанесён на карту как один из маршрутов наркотрафика – никто не может поручиться, что этим направлением не попытаются воспользоваться и другие наркодельцы.

– Откуда силовикам известно о существовании всех этих маршрутов?

– Это – плод многолетней работы правоохранительных органов. О маршрутах, как правило, становится известно, когда правоохранительные органы в ходе своей оперативно-розыскной деятельности ловят на них наркодельцов. А также – аналитическим путём, когда вычисляются маршруты, которые могут использовать наркодельцы.

– Сам собой напрашивается вопрос: если силовики про эти маршруты знают, почему их не перекроют?

– Ситуацию поймут те, кому приходилось, скажем, поливать огород. Вспомните – закроешь воду, чтобы она не лилась на грядочку, а она просачивается совсем с другой стороны. Наркобизнес как вода – всегда найдёт себе дырочку, слабое место в плотине.

Другая причина. Есть два способа действия – реактивный и проактивный. Первый – это когда реагируют уже на что-то свершившееся. Именно так, к сожалению, действуем мы – пытаемся ставить плотины там, где “вода” уже нашла себе дорогу. В мире действуют проактивно – заранее ищут слабину, предугадывают, где может просочиться “вода”, и принимают меры.

– Скажите, сколько наркотиков проходит по этим маршрутам через территорию Кыргызстана?

– Это – вопрос вопросов! Все те гигантские цифры, которые вам приходилось видеть прежде, мы получали из ежегодных докладов Управления по наркотикам и преступности (УНП) ООН. Лет двадцать мы из уважения помалкивали. А потом стали спрашивать: “А откуда у вас эти данные? Как вы эти цифры получили?”. В ответ – глухое молчание. Дошло до дипломатических демаршей, и не только у нас – Узбекистан однажды жёстко отреагировал на один из таких докладов. После чего такие оценки стали из ооновских докладов исчезать.

Мы относились к ооновским экспертам как к каким-то инопланетянам, которые знают про нас всё. Оказалось – это обычные люди. И то, что они публикуют – это всего лишь так называемые “экспертные оценки” без глубокой аналитики. К ним стоит относиться с долей уважения, но и с большой долей скепсиса.

– То есть размеры наркотрафика через Кыргызстан не знает никто?

– Получается так… Я, скажем, до сих пор не увидел методики, по которой можно точно определить этот размер, хотя уже 40 лет на службе, – заключает полковник Тимур Исаков.

Олег ЖУК

Оставьте комментарий